Расширенный поиск
11 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Джиби бир къат джетмей эди да, эки къат тарта эди.
  • Насыб бютеу халкъны юлюшюдю.
  • Джарлы эскисин джамаса, къууаныр.
  • Илму – джашауну джолу.
  • Аман къатын алгъан, арыр, иги къатын алгъан джарыр.
  • Борчунг бар эсе, хурджунунга ойлаб узал.
  • Олтуруб кёрюнмей эди да, ёрге туруб кёрюне эди.
  • Тешигини къатында, чычхан да батыр болур.
  • Ишлегенден, къарагъан уста.
  • Уллу атлама – абынырса, уллу къабма – къарылырса.
  • Къошда джокъгъа – юлюш джокъ.
  • Бёрю да ач къалмасын, эчки да ашалмасын.
  • Ач къарным, тынч къулагъым.
  • Суу да къайтады чыкъгъан джерине.
  • Адеб базарда сатылмаз.
  • Тойгъан джерге джети къайт.
  • Къызбайны юйюне дери сюрсенг, батыр болур.
  • Аш берме да, къаш бер.
  • Чакъырылмагъан къонакъ – орунсуз.
  • Ана къойну – балагъа джандет.
  • Алим болгъандан эсе, адам болгъан къыйынды.
  • Тулпарлыкъ, билекден тюл – джюрекден.
  • Аджал соруб келмез, келсе, къайтыб кетмез.
  • Кёз – сюйген джерде, къол – ауругъан джерде.
  • Айтылгъан буйрукъ, сёгюлмез
  • Тешик этген тынчды, аны джамагъан къыйынды.
  • Къыйынлы джети элни къайгъысын этер.
  • Ёнгкюч къууана барыр, джылай келир.
  • Джюрекден джюрекге джол барды.
  • Эри аманны, къатыны – аман.
  • Телиге от эт десенг, юйюнге от салыр.
  • Къаллай салам берсенг, аллай джууаб алырса.
  • Джангыз терек къынгыр ёсер.
  • Тамбла алтындан бюгюн багъыр ашхы.
  • Кесине оноу эте билмеген, халкъына да эте билмез.
  • Баланы адам этген анады.
  • Атлыны ашхысы, ат тизгининден билинир
  • Огъурлуну сёзю – суу, огъурсузну сёзю – уу.
  • Тёзгеннге, джабылгъан эшик ачылыр.
  • Итли къонакъ джарашмаз.
  • Хаухну атма, ёнгкючню сатма.
  • Ётюрюкчюню шагъаты – къатында.
  • Орну джокъну – сыйы джокъ.
  • Сормай – алма, чакъырылмай – барма.
  • От кюйдюрген, сау болса да, тот кюйдюрген, сау болмаз.
  • Халкъны юйю – туугъан джери.
  • Ауурну тюбю бла, дженгилни башы бла джюрюген.
  • Биреу ашаб къутулур, биреу джалаб тутулур.
  • Иги бла джюрюсенг, джетерсе муратынга, аман бла джюрюсенг, къалырса уятха.
  • Уллу сёлешме да, уллу къаб.

Народные промыслы и ремесла

31.07.2016 0 540  Шаманов И.
В продолжение многих веков рукоделие и ремесленное производство развивались в Карачае, полностью обеспечивало внутренний спрос на средства жизнеобеспечения (жилище, орудия труда, одежда и т.п.). Их продукция, имея, прежде всего, хозяйственно-потребительское значение, в то же время выполняла и культурно-бытовые функции. Здесь доминировали ремесла, связанные с животноводством (выделка шерсти и кожи).

Женская часть населения была занята в основном обработкой шерсти, выделкой сукон, производством шерстяных изделий. Их номенклатура включала войлоки (кийиз), бурки (джамчы), ноговицы (ышым), шляпы (кийиз бёрк), пряжи и сукна. Сырье для них обеспечивалось за счет стрижки шерсти карачаевских овец, которая производилась два раза в год – весной и осенью. Шерсть весенней стрижки, как более грубая, уваливающаяся, шла на изготовление войлоков и бурок, а осенняя – на сукно.

Войлочное производство. Традиции производства войлока уходило корнями в древнетюркскую среду. С древнейших времен войлоками устилали полы и кровати, покрывали стены, укрывали арбы; их включали в приданое, демонстрируя благосостояние семьи и трудолюбие ее женщин.

Войлочные изделия горских женщин различались по технике производства и по назначению.

1-й тип: войлок с вкатанным узором (ала кийиз, къолан кийиз «рябой, пёстрый войлок»), который находил широкое применение в повседневном быту дома и на кошах. Для изготовления этого типа войлока мастерицы брали расчесанную и взбитую шерсть натуральных цветов и выкладывали из нее на циновке желаемые узоры. Затем приступали к валянию. Готовый войлок получался двусторонним, имел одинаковый рисунок с обеих сторон. По краям основного узора шла кайма, состоящая из композиции пересеченных квадратов, треугольников, ромбов, иногда зигзагов (къыйыкъ зебле). Кстати, аналогичный орнамент часто встречался в изделиях кобанского и аланского периодов.

2-й тип: войлок с аппликацией, т.е. нашитыми узорами (тикген ала кийиз, «шитый пестрый войлок»). По заключению Е.Н. Студенецкой, такой тип войлока – это особая и яркая страница в народном искусстве карачаевцев и балкарцев, неизвестная другим соседним народам. Узоры в таких войлоках вырезались по трафаретам, восходящим к архаике. По функциям такие войлоки именуют: джыйгъыч кийиз (войлок для полки с сундуками и постелями»), къурукъ кийиз (войлок для перекладины, где вывешивали праздничную одежду).

3-й тип: выкроенный (бичген кийиз), или орнаментированный (оюўлу кийиз «узорный»). Изготовлялся из двух однотонных войлоков контрастных цветов; был скроен из вырезанных по одному и тому же узорному трафарету одинаковых кусков.

4-й тип: однотонный войлок (туурлукъ кийиз), наиболее употребительный. Использовался в основном в пастушеском быту. Для изготовления последнего, как правило, использовалась шерсть худшего качества (джабагъы джюн).

Важной продукцией войлочного производства выступала бурка. «Бурки, - пишет в начале XX веке В. Сысоев, – выделываются женщинами в каждой семье, если есть шерсть. Весной и осенью каждая женщина на бурках может заработать по 20-30 рублей» (в ту пору это составляло немалую сумму).

Процесс производства здесь также проходил ряд последовательных процессов. На первой стадии:

1) подбиралась шерсть (7-9 кг), которая вымачивалась проточной водой, а затем промывалась в горячей воде с мылом;

2) подготовленная шерсть тщательно подбиралась и сортировалась: отдельно выбирали косицу (сюзюк) и подшерсток (мамукъ)

3) шерсть расчесывали и разрыхляли (чагъыў) с помощью лучка (джая) и двух деревянных палочек (сипи);

4) производилась кладка шерсти на циновку (чий): слои подшерстка покрывали слоем косицы;

5) поливали горячей мыльной водой, сворачивали массу вместе с циновкой в рулон;

6) ритмичными движениями локтей вперед и назад (билеклеў) проводили процедуру валяния.

После первого уваливания, снимали бурочник от циновки и приступали к второй стадии уваливания на поверхности плетенки (джамчы четен). С помощью бурочной щетки (джамчы таракъ) время от времени поднимали ворс (къыллау). Для лучшего поднятия ворса бурочник укладывали ворсом вниз (хыртлау), переворачивали, наносили золу и при помощи палок (джамчы къылыч) взбивали ворс. Затем бурку промывали в проточной воде и хлестали по водной поверхности. В последующем:

- бурочник складывали вдвое и скручивали в рулон, перевязав веревкой бурку, подвешивали для «подсушивания»;

- после этого проводили процедуру окрашивания (бояўлаў); необходимую краску вываривали из коры деревьев (дуба, бука, ольхи, березы), добавляли в нее медный купорос (кёрдеўюк) и, иногда, щелочь (силти); в раствор погружали бурочник;

- окрашенный бурочник высушивали, а затем промывали в проточной воде;

- на ворсовую поверхность наносили щелочную массу или мыльную пену и начесывали для поднятия ворса (тюгюн къобарыу).

Процедура повторялась несколько раз, сочетаясь с уваливанием.

После просушки готовый бурочник подвергали кройке и шитью (окъа къыстырыў). Края бурки до пояса отделывали сафьяном и галунами, а ниже пояса – тесьмой (шайтан чалыў).

В зависимости от заказа или спроса подбирался цвет: белый, черный, коричневый. Обыкновенная бурка имела несколько разновидностей – анди джамчы (андийская), тешелеген анди джамчы (раскладная андийская), суўурулгъан анди джамчы (андийская с пришитым ворсом).

Кроме того, для пастухов и чабанов изготовляли специальную бурку гебенек – одежду из бурочника с рукавами и пришитым капюшоном.





Сама технология изготовления бурок варьировалась: в зависимости от того, производились ли они на продажу (сатыу джамчы) или же для обеспечения бытовых нужд (киер джамчы). Бурки, идущие на продажу, были более легкими и худшего качества, они изготавливались из шерсти весенней стрижки. Бурки на заказ были более высшего качества и на их изготовление расходовалось больше шерсти.



Процесс по изготовлению кошмовальных изделий, за исключением небольших изделий (молитвенных ковриков и войлочных головных уборов) носил коллективный характер. Здесь большую роль играла кооперация труда – маммат – родственников и соседей. В XX в. кошмоваляние и изготовление традиционных изделий продолжало сохраняться вплоть до 1980-х годов.

Ткачество. В прядильном деле мастерицы использовали как шерсть, так и волокна конопли (кендир), доставляемые из Закавказья, а также шелковые нити (чилле, дарий) восточного происхождения. Из шелковой нити ткали престижные материи (мырсапай, шамеледин, джарымпай, канзир, къутуне), идущие на изготовление нарядных платков и платьев.

Техника подготовки рунной шерсти для нитей была аналогичной, которая применялась при бурочном и бурочно-кошваляльном производстве. Предварительно отсортированную и очищенную шерсть промывали, перебирали на отдельные клочки (устукку), расчесывали на гребне-чесалке (джюн таракъ), сбивали и пушили, как было описано выше. В зависимости от качества шерсти выделялось нескольких сортов. Для изготовления нитей для тонкого сукна (белья, платков) предпочитали шерсть, снятую с годичной овцы. При выделке сукна высокого качества использовали нити из шерсти осенней стрижки.

Для прядения шерсть вытягивали в ровницы (билезик) и сворачивали в клубки (билезик къыбба).

Пряли на ручном веретене (урчук) с пряслицей (урчукъ баш), которое было неотъемлемой принадлежностью горянки. Она носила с собой веретено даже в дорогу, чтобы не терять времени даром; пряла стоя, сидя и даже на ходу.

Из качественной шерсти получали черный, серый, белый и коричневатый материал. Окрашивание пряжи (а иногда и готового сукна) производилось натуральными растительными красителями, которые получали из марены (къызыл от), древесной коры, кореньев кустарников. К краске добавляли квасцы. Умелые мастерицы при помощи сочетания красящих компонентов получали различные цветовые оттенки.

Весенняя шерсть шла на основную нить (бой халы), а осенняя, как более короткая и мягкая – на поперечную нить уток (аркъаў).

Готовую пряжу с веретена переводили в клубки, а оттуда перематывали в параллельные нити, которые вновь скручивали. Затем нити перематывали с помощью станка с вертикально вбитыми колышками или на локтевом охвате, завязывали в звенья (халы билезик). В таком виде пряжа устанавливалась на станок.

Ткацкий горизонтальный станок (чепкен агъач или таўат) в Карачае, будучи однотипным с другими кавказскими образцами, имел некоторые особенности – в числе ремизов, ширине стана, или основы (чебген айры).

В переднюю часть основы были вделаны две стойки для вращения вала (къоюн агъач) с навитым готовым сукном.

Параллельность ниток основы удерживалась между пластинками деревянного гребня (чепкен таракъ). Гребень-бердо служил для прибивания утка. Далее нитки пряжи продевались параллельными рядами через два ряда нитченки (кисиўле) с таким расчетом, чтобы получилось два слоя: сверху четные, снизу – нечетные. В процессе ткания одна нитченка (ремиз) двигает одну половину ниток основы, а другой ремиз - другую половину основы.

Челнок (чоллакъ чюйке) ходил поперек между ремизами с пряжей утка. Проводя через челнок и нитченки (ремиз), нитки привязывали к колу (арт казыкъ). К концам верхних палочек ремиз привязываются веревочки (шинтагы) и подвешиваются к потолку комнаты или навеса. К нижним палочкам нитченок прикреплялась войлочная петля (кисиў баў), в которую продевала мастерица ноги для переменного поднимания и опускания нитченок, которая находилась внизу, поднималась к верху, а верхняя - отпускалась вниз.

Такая технология изготовления ткани требовала от мастерицы большого внимания и опыта. Помощница мастерицы время от времени переносила узлы (чыкла) на станок и следила за процессом ткания.

Сотканная ткань промывалась в теплой воде, а затем уваливалась на плетне (четен), разглаживалась на плоских камнях (чепкен тюйюў).

Сукно, как и войлочно-бурочные, изготовлялись двух типов. Для нужд собственного потребления (киер) оно было более качественным; а для продажи (сатыў) сукно было соткано из нитей, изготовленных из шерсти весенней стрижки, отличающейся своей грубостью (сюзюк джюн). Естественными цветами были черный, серый и коричневато-бежевый.

На изготовление одного чепкена уходило сукно в 25-28 локтей – около 12 метров. Такого размера сукно получалось из 9-10 рун шерсти. При этом ширина сукна не превышала 30-35 см.

Некоторые мастерицы изготовляли, так называемый «букле чепкен» или «бухар чепкен». Из такого сукна, напоминающего каракуль (бухар), кроили плед, шили платья пожилым женщинам.

Помимо горизонтального станка, в некоторых семьях был и вертикальный станок (кергич), на котором ткали ковры и ковровые полотна, из которых популярными были ковры с фактурой гобеленного типа (къаты кюйюз), молитвенные коврики (намазлыкъ), переметные сумы (артмакъ).

Изготовление ворсовых ковров (къатапа кюйюз) было уделом немногих мастериц из состоятельных семей (Е.Н. Студенецкая в 1930-е годы застала в Хурзуке семью Дудовых, где женщины ткали многоцветные намазлыки в мечеть).

Мерой измерения сукна служил локоть (билек къары), а при шитье прибегали еще к более мелким измерениям - «къарыш» (ладонь), «эли» (толщина пальца).

С помощью особого прибора – инструмента «чалыў къанга» изготовляли галуны (окъа), плели тесьму (тартма). Распространенная у многих народов мира, эта техника считается древнейшим способом изготовления тканых вещей. Для шитья золотом и серебром пользовались четырехугольной рамой «окъа» (ийне кириш кергич). Высокого уровня достигли горянки и в вышивании золотой и серебряной канителью. Мастерицы владели различными способами шитья: гладью (чий тигиш), атласной гладью (сюзме сокъгъан), вприкреп (къаты тигиш) и др.

Было популярно плетение всевозможных изделий: шнурков, тесьмы, галунов, которые входили в обязательные атрибуты берне и костюмов. Девичьим рукоделием считалось изготовление путем плетения пуговиц (тюйме тюйген), изготовление тесьмы (тартма сокъган, чалыў тюйген). Так называемое «чертовское плетение» (шайтан чалыў) производилось без использования каких-либо инструментов. В зависимости от рисунков шнурки различались по виду: «химич чалгъан», «джалгъан чалгъан», «тёгерек чалгъан», «шайтан чалыў», «чёблеў чалыў», «джассы чалгъан».

С детства горянок приучали и вязанию, которое производилось посредством спицы (чындай ийне) и крючка (ырчыкъ ийне). Карачаевки изготовляли такие вязаные изделия как разннобразные виды платков (джаўлукъ), носки и чулки (чындайла), рукавицы и варежки (къолкъабла), шарфы (боюнлукъ), вязаные рубахи, свитера.

Кузнечество. Кузнечное дело, пожалуй, наиболее ранняя отрасль металлообработки у горцев, обособившаяся в самостоятельное ремесло. Развитию этого ремесла у карачаево-балкарцев способствовала рудоносность мест их проживания, о чем и топонимика: Медная Балка (Багъыр Къулакъ), Свинцовая балка (Къоргъашын Къулакъ), Железистая Скала (Темирли Къая) и т.д. Во многих местах прослеживается развитие горнорудного дела и в эпоху средневековья: в Хасауте, Худесе, Дууте, Учкулане, Карт-Джурте, Теберде, Архызе.

Изделия местных кузнецов являются частыми археологическими находками в местах древних поселений и могильниках. Согласно заключению специалистов, в основе кузнечной технологии Карачая в позднем средневековье лежит холодная ковка металла методом сыродувья, доводки его до мягкого состояния с последующей тепловой обработкой готовых изделий.

Мастера кузнечного дела работали как в одиночку, так и с помощником, которого именовали как токъмакъчы (молотобоец) или кёрюкчю (управляющий мехами).

Как правило, место расположения кузни на селе служило главной завалинкой (ныгъыш) для мужчин.

Труд кузнеца был всегда востребован в обществе, где большое бытовое значение придавалось металлической, в основном медной посуде. Котлы ценились очень дорого; они входили в обязательную часть приданого, брачного выкупа (калыма), ими же уплачивали штрафы, виру. Большие котлы, используемые для варки мяса жертвенных животных, вмещали целые туши бычков или нескольких туш овец, находились во владении целой фамилии и хранились в доме старшего рода (напр., Деккушевых). Таковым, например, был медный кованый казан рода Шамановых, в который вмещалось одновременно туша быка и овцы. Такие котлы изготовлялись из отдельных кусков, склепанных между собой медными заклепками. При разделе большой семьи медный котел подвергался дележу путем разрезания на отдельные куски. Например, из казана рода Шамановых было изготовлено 6-7 маленьких казанчиков.

Кузнецы были одними из почетных людей в обществе, их имена увековечивали в преданиях. Так, например Барак Богатырев (с. Учкулан) выплавлял железо и медь из руды, был мастером оружейником, мастерил кованые казаны, но завистливые недруги отравили мастера (пер. треть ХIХ в.). В обыденной жизни потомков кузнечного ремесла называют не по фамилиям или патронимиям, а по ремеслу.

Известная специализация кузнечного ремесла, где выделялись мастера по железу (темирчи), по меди (багъырчы), по серебру, т.е. ювелиры (кюмюшчю). В конце XIX в Карачае было 25 общественных кузниц и 15 ювелиров.

Кузнецы были двоякого рода: общественные (эл темирчи) и частные (энчи уста). Общественному кузнецу отводились специальные мастерские (гюрбеджи); за ним для обслуживания прикреплялось определенное число дворов, для которых он изготовлял разнообразные предметы хозяйственного и домашнего быта (треножники, утюги, щипцы для угля, ножницы для стрижки овец, скребки для чистки котлов, крючки, подсвечники, путы и стремянки, подковы, подставки для выпечки хлеба, лопаточки, ножи, топоры, очажные цепи, косы, инструменты для работы по дереву и кожи и т.д.).

С XVIII в. наблюдается появление в Карачае и соседних регионах мастеров из развитых ремесленных центров Дагестана, выходцы из которых становились ведущими ювелирами. Они при изготовлении своих изделий использовали технику чеканки, художественного литья, ковки, чернения, зерни, скани и др.

Если заработок кузнеца в конце XIX в. составлял 120-150 рублей в год, то его в 5-6 раз превышал (по расчетам Б.Е. Хижнякова) заработок мастера-ювелира. Это обуславливалось тем, что ни одна горская семья не обходилась без ювелирных изделий, в т.ч. таких как серебряные женские нагрудники (кёкюрек тюйме), кольца (джюзюк), серьги (сыргъала), навершия газырей (хазырла башы), застежки (чыкъырт тюйме), пояса с серебряными украшениями – как женские (кямар), так и мужские (кюмюш белибаў) и др.









Уголь для кузнечной работы использовался древесный и каменный. Древесный уголь (агъач кемюр) изготовлялся кустарями деревообделочного промысла. Промышленная добыча каменного угля (таш кёмюр) осуществлялась во многих месторождениях. Свою продукцию специализированные угольщики вывозили на базар и ярмарки.

С вхождением в рыночную сферу капиталистической эпохи и ввозом промышленных изделий значение кузнечного дела постепенно приходит в упадок. Тем не менее, для удовлетворения своих нужд в хозяйстве целиком, за счет покупной фабрично-заводской продукции горское крестьянство долгое время не располагало достаточными средствами, поэтому кустарные промыслы сохранились вплоть до Второй мировой войны. В ряде случаев замечалась тенденция роста некоторых кустарных изделий. Некоторые изделия кустарного производства исчезли в последней четверти XIX в., другие же лишь к 1940-м годам. Например, производство и употребление кос, а производство серпов усовершенствовалось с появлением заводских кос. Кузнецы к привозным косам приделывали кольца и шейки коромысла. Когда коса отслуживала свой век, из нее местные кузнецы делали лезвия для серпов и ножей. Параллельно сосуществовали длинолезвийные ножницы кустарей и фабричные, утюги автономного нагрева и утюги, разогревавшиеся на печных углях.

Древесное дело. В хозяйственной жизни важнейшее место занимала обработка дерева, имевшая древнюю основу и традиции. В первую очередь оно было связано с тем, что в верховьях Кубани именно дерево выступало основным строительным материалом (при возведении как жилых, так и хозяйственных построек). Не только мастера по дереву (агъач устала), но и почти каждый хозяин коша или дома имел представление о свойствах различных видов дерева, времени заготовки их для хозяйственных нужд.

В производстве выделялось дерево строевое и поделочное. К первой категории в Карачае относились преимущественно хвойные породы – сосна (нарат), ель (нызы), пихта (наз), отчасти лиственные: дуб (эмен), клен (юрге), ясень (кюрюч), бук (чынар).

В конце XIX в. данное ремесло в Карачае, получило заметное развитие. Ремесленники сами производили заготовку материала и работали на заказ; в ту пору в одном Большом Карачае, например, было 150 плотников, которые занимались также и столярной работой. Возросло строительство домов европейского типа, появились столяры, изготовлявшие точеные предметы. Этому во многом, способствовало открытие при горских училищах Карачая ремесленного отделения, где обучались столярному и токарному делу.

Древесный материал служил основой изготовления таких средств передвижения как колесная повозка (арба), сани (чана), а также ярма (боюнсхала), колес (чарх). Ступицу колеса (кёпчек) делали из березы, спицы (кегейле) – из дуба, а обод (тохун) – из чинара, лучше груши. Отметим, что изначально колеса на арбах имели вид сплошного чурбана (тенгерге чарх) и без ободьев.

Добавим, что распространение арб на колесном ходу было связано со строительством дорог в 1860-1870 гг. (до этого в горах Карачая отсутствовали удобные для повозок дорожные коммуникации, связующие их с внешним миром). С этого времени потребности населения в телегах, дугах, колесах с железными втулками и ободьями обеспечивалось из административных и экономических центров округов и отделов.

Однако применение привозных повозок в горах было ограничено, т.к., с одной стороны, они обходились дорого, а с другой – простое устройство горских арб делало «починку легкой везде, где есть лес». По словам Б. Хижнякова, горские арбы, запряженные в паре волов, были легко проходимы на крутых подъемах и поворотах. По данным на начало XX в. в Карачае арбяным промыслом было занято 440 человек.

В условиях горной жизнедеятельности повсеместно бытовали сани, используемые во все времена года. Летние сани (ишкил) представляли собой плоскодонное плетеное корыто (тип носилки), вставленное на рогатину или полозья, часто не обшитое железом. Общеупотребительными были зимние сани (чана), также без железной обшивки полозьев.

Без дерева немыслимы были и предметы домашнего обихода: кровати (орундукъ), столики (тепси), посуда (аякъ, кьашыкъ), утварь (агъач керек). Деревянная посуда и утварь всецело отвечали характеру скотоводческого хозяйства, она не билась и была удобной в горных кочевых условиях. Основная часть их изготовлялась пастухами и чабанами в период их пребывания на кошах.

Из дерева мастерили люльки (бешик), делали гребенки (таракъ), цедилки (гадура), сита (элек), ящики для хранения зерна и муки (гюрбе), сундуков (кюбюр) и сундучков (кюбюрчек).

Для изготовления мелких домашних и кошевых вещей (къош керек) и кухонной посуды исходным материалом служила древесина березы (къайын), груши (кертме), липы (джохар). Лучшая посуда изготовлялась из древесных наплывов (агъач гуммос), она служили десятилетиями. Во избежание появления трещин на посуде, ее варили в воде с золой, а затем пропитывали жиром. Изделия, изготовленные из липы и груши, оказывались лучшими для содержания в них жидкостей (кислого молока, кефира, воды, особенно компотов), на вкусовые качества которых материал сосуда не влиял. Полки с рогатинами, как правило, делали из кизилового дерева (чум), фундука-орешника (чёртлёўюк), боярышника (джабышмакъ). Из дерева лиственных пород и сосны изготовляли низкие трехногие столики для приема пищи (тепси), корыта (тегене), подносы (ашлау, сахан), ведра (челек).

Из дерева изготовлялась широкая номенклатура орудий труда – основа ткацкого станка, водяных мельниц и ручных крупорушек, соха (къаладжюк), борона (сибиртки), грабли (басха), двурогие вилы (айры сенек) и др.; а также топорище (балта саб), черенок косы (чалкъы саб), лопаты (кюрек саб) и т.д. Для легкого пахотного орудия лучшим деревом (древесиной) считались клен и береза. Из разных пород дерева изготовлялись и различные части седла.

Основной техникой при изготовлении объемной посуды было выдалбливание (кертиў). Таким образом из цельного обрубка дерева делали большие кадки для хранения айрана (айран джыккыр), сливок (сютбашы джыккыр), сыра (бышлакъ джыккыр), для сбивания масла (джаў ургъан джыккыр). Дно делалось вставное, а наружная часть стенок скреплялась деревянными обручами.

Из несколько меньших древесных заготовок изготовлялись ведра (челек), ступы (кели). Корыта (тегене) выдалбливались из половинок разрезанных вдоль стволов дерева.

Таким же способом изготовлялись чаши и ковши ёмкостей больших (агъач чара) и малых (гоппан, чёмюч, гопий).

Мастера использовали технику резьбы по дереву. Большие обрядовые чаши, которые служили заздравными сосудами во время семейных торжеств, украшались изящным резным орнаментом, ручками в виде вырезанных же бараньих голов с завитыми рогами. Большим разнообразием отличалась мебель, украшенная резьбой: кровати с тремя высокими стенками, детские люльки (бешик), столики-подносы. Наиболее распространенным орнаментом при резьбе был геометрический орнамент, частым стилевым изображением были бараньи рога. Ручки ложек украшали изображением рыбьего хвоста или головы, а иногда и деревянной цепочкой.

Резная кровать, сундуки и шкатулки, выполненные мастерами, входили в обязательный состав приданного горской девушки.

Распространенной была и техника плетения из прутьев (фундука, вербы, березы), которым занимались мужчины. Так изготовлялись высокие корзины для хранения кукурузы в початках (гён), корзины для угля (кёмюр четен), пчелиные сапетки (бал четен) и др. Изготовлялись плетеные загоны для скота (чалман), в т.ч. и изгороди стойбищ мелкого скота (гёзенек, юзгере). Известны плетеные коши (чалман кош) и навесы (чалман джатма). Плетенки использовались в процессе валяния войлока (хырта уруў) /см. выше/. Женщины изготовляли плетеные циновки.

Применялась и техника выжигания.

Инструментами обработки дерева служили топор (балта), пила (мычхы), сверла (буруў), рубанок (сюрме); для выдалбливания – топорик с поперечным лезвием (керки, аталгъы), стамеска (ютюргю), фигурный нож, шабер (юнгюч). Со второй половины XIX в вошли в обиход фуганок, заимствованный у русских.

Деревообработка, древесное ремесло у горцев Карачая сохранялись длительное время, вплоть до конца ХХ столетия, когда было вытеснено промышленным производством не только мебели, но и утвари, орудий труда, стройматериалов.

Кожевенное дело. К числу древнейших ремесел относится выделка шкур и кожи, не потерявшая своего значения до последнего времени и не претерпевшие в техническом отношении особых изменений.

Мужчины были заняты обработкой сыромятной кожи и скорняжным делом, изготовлением конского снаряжения, горской кожаной обуви (чабырла) и др. В качестве мастеров-сапожников часто работали дагестанцы, изготовлением сафьяна (сахтиян) занимались и горские евреи, хотя его выделывали почти каждая горская семья.

Все работы по выделке шкур, овчин, шедших на одежду и кожаные мешки, и мелкие сосуды выполнялись руками женщин. Летняя обувь (гён чарыкъла) – тапочки, сапожки (чурукъла), ичики изготовлялись женщинами. Исследователь Карачая В.С. Ваганов в свое время отмечал: «Женщины – необыкновенно трудолюбивы, они несут на себе решительно всю работу: забота о прокормлении, обшивание всех членов семьи, изготовлении сбруи, седел и даже сапог для мужчин, работа в поле - все это лежит на изнуренных женщинах».

Шкуры овец, коз, крупного рогатого скота, диких животных обрабатывались однотипным способом.

1) Химическая обработка (эрик ичириў) шкур для снятия жира и шерсти, смягчения кожи предполагала производилась специальной закваской (балата), сделанной из отрубей, солода, кислого молока, иногда сыворотки (нередко использовали и крупномолотый ячмень).

2) Механическая обработка по очищению шкуры производилась посредством специальных инструментов, в числе которых были скребок для снятия мездры (ири агъач), стоячая кожемялка, очищающая мездру (ёре талкъы), лежачая кожемялка, которой мяли кожу (тюз, или джатхан талкъы).

3) В дубление кожи использовали раствор из коры дуба или ольхи.

4) Отбеливание кожи производилось известью (тытыр) и сухими отрубями (къышхыр).

5) Окрашивали обработанной кожу (овчин) в черный, бежевый, желтый и палевый цвета.

Сафьян изготовляли из шкур коз (джохар сахтиян), овец (шевро).

Особой обработке и окраске, используя листья облепихи (сары чыгъанакъ), подвергали кожаные мешки (къабчык, тулукъ), кожаные емкости для жидкостей – бурдюки (гыбыт).

Из выделанной шкуры серны или косули с помощью станочка (сыбабха) готовили тонкие ремешки (тиккич), из сухожилия крупного рогатого скота вытягивали нити (чачакъ халы).

В зависимости от возраста ягнят, овец и коз, с которых снималась шкура и выделывались изделия, шили головные уборы, имевшие соответствующие наименования («элтир», «тёбеде ойнар», «кёрпе», «чырпа» и т.д.).

Овчины из шкур молодых овец нашли большое применение при изготовлении головных уборов, обуви, одеял и для шуб, отделанных сукном, кожаных чулков – ичиков (месси). Крупные овчины использовали на шубы для стариков (аба тон).

Из кожи изготовлялись ремни различного хозяйственного назначения (джиб, чынды, манс, джантау), основа кавказских поясов и др.

Из сафьяна с инкрустацией шились ичики, седельные подушки. Шевро шло на бытовые мешочки, фартуки и нарукавники для стригалей и жнецов.

Для нанесения аппликации и орнамента «гебха» употреблялся станочек шталек (гебха саўут).

Было широко развито седельное производство, в работе которого принимали участие как мужчины (поделка деревянных и железных частей седла), так и женщины – в изготовлении подседельника-чепрака (джаўурлукъ), седельной подушки (атджер джастыкъ), в обработке ремней.

Камнерезное дело в системе прикладных народных искусств занимало почетное место, в особенности – в эпоху проникновения в горный край культурного влияния мусульманского Востока. Речь, прежде всего, идет об изготовлении надмогильных каменных стел (сынташла). Пространство таких плит, вытесанных из местных пород камня, покрывалось вязью арабографичных письмен, резным растительным и геометрическим декором (зачастую довольно плотным). Использовались не только трафареты, привнесенные с Востока (как правило, через Дагестан), но и авторские задумки мастеров резьбы по камню, воплощавшие замысел техникой контурной и рельефной резьбы. В таком же стиле нередко оформлялись и семейные каменные коновязи (ат илкичле), на которых были высечены фамильные тамги, иногда – даже родословия.

Собственно камень использовался в строительном деле – при возведении сторожевых башен (къала), усыпальниц (кешене), фундаментов домов (юйню тамалы) и др. Мастера-камнетесы изготовляли жернова для многочисленных водяных мельниц, жернова для размалывания смеси при изготовлении пороха, ручные мельницы, разнообразные ступы.

Вспомогательное значение имело косторезное ремесло, обработка рога. Археологические находки костяных предметов (пряслиц, гребней, ножей для шлифовки изделий, иголок, охотничьего инвентаря и др.) свидетельствуют о развитости этого дела. На обработку шли кости и рога диких и домашних животных. Из них вырезались ложки, наборы для поясов, газыри для черкесок, пороховницы (от орун). Рог и кость находили применение в седельном производстве; костяными ручками снабжались ножи. Известны и костяные наконечники стрел. Козьи рога использовались для изготовления наконечников деревянных вил, а также вешалок. Из берцовой кости (ашыкъ илик) делали мочеводные трубки (сыппа) для люлек грудных детей. Овечьи бабки использовались для игры в альчики (ашыкъ оюн). Из кости изготовляли игральный волчок (хойнух). Отметим, что изделия из рога и кости в торговлю не поступали, но сырье (особенно рога) охотно реализовывалось торговцам из Южного Кавказа.

В жизнеобеспечении карачаевцев охотничий промысел занимал особое место. Археологические находки костей промысловых животных свидетельствуют, что объектом охоты древних были горные козлы, олени, косули, кабаны, медведи, лисы, зайцы, волки, куницы. Охотились горцы и на зубров, которые в изобилии водились в верховьях Кубани. Ярким подтверждением охотничьего образа жизни населения на протяжении веков служит топонимика: Аюлю Къол («Медвежья Балка»), Борсукълу («Барсучье /место/»), Доммай («Зубр»), Джугъутурлу Чат («Турья Лощина»), Покун Сырт («Плато /диких/ баранов»), Мамучар Сырты («Плато Волкодава»), Тонгуз Къулакъ («Свиная Балка») и др. До распространения огнестрельного оружия охотились при помощи лука (джая) и стрел (садакъ). В фольклоре упоминается специальная охотничья обувь с шипами (тагъай). В охотничье практике издревле бытовали ловушки (къабхан) и западни (тузакъ).

Ибрагим Шаманов,
"Карачай с древнейших времен до 1917 года". 
Историко-этнографические очерки (Глава третья. Хозяйство и материальная культура)
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет