Расширенный поиск
9 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Акъыл бла адеб эгизледиле.
  • Мал ёлсе, сюек къалыр, адам ёлсе, иши къалыр.
  • Джауумдан сора, кюн кюйдюрюр, ётюрюкден сора, айыб кюйдюрюр.
  • Ётюрюкню башын керти кесер.
  • Ачны эсинде – аш.
  • Тойгъандан сора, ашны сёкме.
  • Чомартха Тейри да борчлуду.
  • Рысхы – насыбха къор.
  • Сёз садакъдан кючлюдю.
  • Тамбла алтындан бюгюн багъыр ашхы.
  • Элге къуллукъ этмеген, элге ие болмаз.
  • Ариу сёзде ауруу джокъ.
  • Ата джурт – алтын бешик.
  • Къумурсхала джыйылсала, пилни да джыгъадыла.
  • Кёзден кетген, кёлден да кетеди.
  • Уллу къазанда бишген эт, чий къалмаз.
  • Тай асырагъан, атха минер.
  • Зар адамны насыбы болмаз.
  • Тойгъа барсанг, тоюб бар, эски тонунгу къоюб бар.
  • Сёлеш деб шай берген, тохта деб, сом берген.
  • Рысхы – сют юсюнде кёмюк кибикди.
  • Юй ишлеген балта эшикде къалыр.
  • Урунуу – насыбны анасы.
  • Сютню башын джалагъан къутулур, тюбюн ичген тутулур.
  • Экиндини кеч къылсанг, чабыб джетер ашхам.
  • Къонагъы джокъну – шоху джокъ.
  • Кёбге таш атма.
  • Ишлемеген – тишлемез.
  • Нарт сёз – тилни бети.
  • Иши джокъну, сыйы джокъ.
  • Сакъ юйюне сау барыр.
  • Ашына кёре табагъы, балына кёре къалагъы.
  • Урама да – ёледи, сатама да – келеди.
  • Аз сёлешген, къайгъысыз турур.
  • Джашны джигитлиги сорулур, къызны джигерлиги сорулур.
  • Джаралыны джастыгъында сау ёлюр.
  • Кёлсюзден сёзсюз тууар.
  • Тёгюлген тюгел джыйылмайды.
  • Кёл ашады да, кеси ашады.
  • Тил джюрекге джол ишлейди.
  • Таукел адам тау тешер.
  • Аманнга игилик этсенг, юйюнге сау бармазса.
  • Ётюрюк хапар аякъ тюбю бла джюрюйдю.
  • Сагъыш – къартлыкъгъа сюйюмчю.
  • Чабакъгъа акъыл, табагъа тюшсе келеди.
  • Юйюнг бла джау болгъандан эсе, элинг бла джау бол.
  • Хар сёзню орну барды.
  • Айтхан – тынч, этген – къыйын.
  • Джюз элде джюз ёгюзюм болгъандан эсе, джюз джууугъум болсун.
  • Джетген къыз джерли эшекни танымаз.

Бурочное производство в традиционной культуре карачаевцев и балкарцев

10.08.2016 0 344  Текеева З.
Формирование и развитие различных отраслей домашнего производства зависит от того, какой хозяйственно-культурный тип складывается у народа. У карачаевцев и балкарцев сформировавшийся хозяйственно-культурный тип скотоводов способствовал развитию тех промыслов, которые были связаны с обработкой именно скотоводческого сырья.

В данной статье мы рассмотрим бурочное производство, которое связано с основным занятием карачаевцев и балкарцев — скотоводством и является одним из древних занятий местного населения.

Овцеводство — наиболее распространенная отрасль скотоводства — давало богатое сырье для производства изделий из шерсти. Карачаевские овцы были «особой породы, шерсть необыкновенно длинная, тонкая и мягкая, как кашемир» [11, с. 51].

«Войлочное производство, — писал А. С. Пиралов, — как простейшее из шерстеобрабатывающих несомненно зародилось в эпоху глубокой древности, когда номадное… овцеводство было единственной формой сельскохозяйственной деятельности аборигенов Кавказа» [7, с. 47].

В прежние времена без бурки не обходился ни один горец, укрываясь ею от холода, ветра, от дождя и зноя, без нее ни один горец не отправлялся в дальний путь. Для горцев бурка являлась одним из атрибутов, подчеркивающих мужество и достоинство его хозяина. С бурками связано множество легенд и преданий. И еще больше обычных житейских историй. Как без бурки похитить невесту, защититься от колющего удара кинжала или рубящего замаха сабли? На бурке, как на щите, выносили павшего или раненого с поля боя. Широким «подолом» укрывали и себя, и лошадь от знойного горного солнца и промозглого дождя в длительных походах. Укутавшись буркой и надвинув на голову лохматую овечью папаху, можно спать прямо под дождем на склоне горы или в открытом поле: внутрь вода не попадет. В годы Гражданской войны казаки и красноармейцы «лечились буркой»: накрывали себя и лошадь теплой «шубой», а то и двумя, и пускали боевого друга в галоп. Через несколько километров такой скачки всадник пропаривался, как в бане. И вождь народов товарищ Сталин, с подозрением относившийся к лекарствам и не доверявший врачам, не раз хвастался перед товарищами изобретенным им «кавказским» методом изгонять простуду: «Выпиваешь несколько чашек горячего чая, одеваешься потеплее, укрываешься буркой и папахой и ложишься спать. Утром как стеклышко» [3]. В подтверждение этого можно привести слова следующих авторов. В первой половине XIX в. Н. Данилевский отмечал, что «горцы накидывают на себя бурку, т.е. войлочную епанчу» [2, c. 178]. «Бурка была идеальной одеждой для всадника, — отмечает Е. Н. Студенецкая, — защищая его и лошадь от дождя, снега, ветра и жары. При ночлеге в поле бурка служила также подстилкой и одеялом» [9, с. 153]. Из сказанного следует, что производство бурок являлось одним из необходимых для всех горцев, в том числе карачаевцев и балкарцев, и широко распространенных видов домашних промыслов.

Основными производителями войлочных изделий были женщины. Характеризуя женский труд, большой знаток ремесленного производства карачаево-балкарского народа О.В. Маргграф писал: «Женщины, бесспорно, главные деятельницы местного кустарно-промышленного дела: на них лежит наибольшая и самая тяжелая часть труда… Не отрываясь от своих земледельческих и домашних работ, она производством войлочных изделий занимается на досуге: осенью, зимой и ранней весной, притом у себя дома» [5, с. 17]. В этом производстве существовал своеобразный институт ученичества. Женщины с малых лет учились мастерству по изготовлению бурок. Они часто участвовали во взаимопомощи, которую устраивали для производства бурок, и с годами постепенно перенимали опыт и навык прославленных мастериц. И в основе такого ремесла лежала семейная кооперация с периодическим использованием наемного труда и работы как на заказ, так и на местный рынок [4, с. 148].

Бурочное производство наиболее трудоемкое, сложное и продолжительное из всех войлочных производств. Оно состоит из 12 процессов, каждый из которых имеет самостоятельное значение.

Мастерица, собираясь изготовить бурку, заранее готовила все необходимое для этого процесса: шерсть, циновку (чий), котел для воды (къазан), веник (сибиртки), половник (чолпу), плетень (четен), щетку для начесывания ворса (джамчы таракъ). Процесс изготовления войлока был очень трудоемким делом, как мы уже говорили, требовавшим труда нескольких женщин одновременно, чаще всего пяти или шести, поэтому мастерица приглашала на помощь соседок или родственниц. Работали чаще всего во дворе летом, выбрав для этого теплый солнечный день.

Процесс изготовления начинается с предварительной обработки шерсти, которая проводилась непосредственно вслед за стрижкой овец и включала в себя несколько процессов: сортировку, мойку, разрыхление, взбивание лучком, расчесывание. Шерсть на бурку брали обязательно осенней стрижки, желательно даже было брать шерсть с первого настрига молодняка. Она была длиннее, мягче и легче, более чистой, шелковистой. Эти качества были очень существенными для изготовления бурки.

Затем приступали к самой сложной и ответственной работе в бурочном производстве – к укладке. Она требовала большого искусства и навыка, и не всякая женщина могла ее выполнить. Обычно на взаимопомощь приглашалась опытная мастерица по укладке шерсти, которая и руководила всей работой по изготовлению бурки. Очищенную и взбитую шерсть (тыбыл) ровным слоем настилали на циновку и обрызгивали кипятком, поливая постоянно деревянной черпалкой. Позднее для этой цели начали применять веник (сибиртки).

К решению этой задачи у народов Северного Кавказа подходят и по-другому, например у абазин. В отличие от карачаевок, абазинки обрызгивали разложенную на циновке шерсть теплой водой [1, c. 73]. Горячая вода ускоряла процесс уваливания шерсти, и войлок получался более плотным и любой толщины. Холодная вода не может взять толстый слой шерсти, поэтому приходится работать с более тонкими слоями. Чем холоднее вода, тем тоньше и небольшой плотности получался войлок.

Затем шерсть закручивали вместе с циновкой в рулон и катали руками до тех пор, пока шерсть не сваляется (тыбыл басыў). Шерсть раскладывали на циновке в несколько слоев и поэтапно уваливали каждый слой. Последний слой состоял из шерсти, которая по длине должна была быть длиннее той, что в предыдущих слоях (сюзюк). Для этого отбирали шерсть баранов (къочхар джюн), так как она была длинноостистой. Это способствовало тому, что бурка получалась ворсистой.

Хорошо свалявшаяся шерсть легко отставала от циновки. После этого приготовленный таким образом сырец (джамчылыкъ) мыли, сушили и катали на плетне для выравнивания образовавшихся неровностей поверхности. При уваливании слой шерсти «садился» и к концу работы достигал 1/5-1/4 от первоначальной толщины [8].

Ворс поднимали при помощи особой щетки (джамчы таракъ). Этим создавался начес, благодаря которому дождь стекал с бурки и она не промокала. После образования начеса (къыллагъан) материал опускали в горячую воду и вновь катали, по четыре человека с двух сторон. Эта процедура повторялась несколько раз. Ворс снова поднимали щеткой, затем смачивали мылом и били палками (сипи таякъла). Этот процесс называли джамчы къатдыргъан, по-русски – последняя стадия уплотнения основы бурочного материала. Для определения прочности материала на него с размаху выливали несколько ведер воды. Если вода стекала с него полностью, а не просачивалась, материал для бурки считался готовым. Бурку мыли и, чтобы ворс был кудрявым, закручивали вокруг жерди и крепко связывали веревками. Готовый материал кроили, придавая ему нужную форму. По форме бурка имела прямые плечи, несколько расширяясь книзу. Края бурки обшивались кожаной тесьмой. Воротник бурки имел кожаные завязки (сахтиян баў), которые продевались в кожаные кольца (джамчы тёгерек). У представителей высшего сословия вместо кожаных завязок к бурке пришивали серебряные с чернью или позолотой застежки.

Бурку делали по росту владельца, длина ее должна была доходить до щиколоток. Бурка имела подкладку, доходившую до ее середины и изготовленную из ткани в тон бурке.

Бурки чаще изготовляли из черной шерсти, но валяли иногда и белые, хотя они изготовлялись по особому заказу для представителей высших слоев населения, в качестве подарка особо уважаемым людям, прибывшим в селение как гости. «Для изготовления бурок, – писал А. С. Пиралов по этому поводу, – предпочитается черная шерсть особой горской карачаевской породы овец… которая имеет оттенок вороньего крыла и не линяет» [7].

Карачаевские и балкарские бурки чаще всего производились некрашеные, в отличие от кабардинских, которые преимущественно были крашеные. Если и производились, то в ничтожно малом количестве и преимущественно для продажи, хотя и стоили они гораздо дешевле и делались только жителями селений Нового Карачая.

Объяснением того, что карачаевские и балкарские бурки были некрашеные, служит то, что сырье для производства бурок было богатейшим и очень качественным, о чем мы уже говорили. Кроме того, крашеные бурки быстро изнашивались и выгорали на солнце, так как краска действовала на фактуру шерсти, делая ее недоброкачественной.

«На весь Кавказ славились знаменитые андийские бурки с особо длинным ворсом. Карачаевцы и балкарцы быстро освоили технологию производства андийских бурок и стали делать их у себя. Сами же в отличие от многих народов такими бурками не пользовались» [10, с. 363], больше ценили бурки собственного изготовления. По технологии изготовления андийские бурки, называемые «Буртина», были высококачественными изделиями с длинным ворсом и тонкой основой, изготовленные из шерсти андийской породы овец. Они были колоколовидной формы, с покатыми плечами. Мастерицы ручной вышивки красочно обшивали у такой одежды вырез горловины и борта до пояса черным шнуром или сафьяном, иногда и золотым позументом. Эти бурки предназначались для всадников и доступны были только богатым слоям общества.

В отличие от андийских, карачаево-балкарские бурки различались по плотности и толщине, смотря для какого сезона они предназначались – для осени или зимы. Карачаево-балкарские бурки соответствовали всем параметрам, приводимым А.С. Пираловым: «…чтобы она имела равномерную плотность, была без просветов, хорошо увалена и легковесна» [7, с. 28].

Таков общий производственный процесс изготовления бурок у карачаевцев и балкарцев. Он схож у народов Северного Кавказа, хотя есть отличия в деталях. В среднем на изготовление одной бурки, начиная с предварительной обработки шерсти и заканчивая краской и шитьем, уходило 11 дней, при условии, что в процессе изготовления участвовало не менее пяти женщин. Изготовление бурок требовало коллективного труда, одна мастерица, какой бы искусной она ни была, не в состоянии была изготовить войлок.

Следует также отметить, что выработка материалов и изделий из шерсти повсеместно производилась традиционными приемами, на базе унаследованной от предыдущих поколений технологии, при помощи простейших, но апробированных веками оборудования и инструментов. Тем не менее накопленный опыт, трудолюбие женщин-горянок, чей труд в названном производстве превалировал, высокий профессионализм в совокупности позволяли мастерицам производить продукцию, широко известную далеко за пределами Карачая и Балкарии своими утилитарными и декоративно-эстетическими качествами.

Кроме бурки, карачаевцы и балкарцы изготовляли войлочные накидки для пастухов – гебенек. Гебенек является очень своеобразной и оригинальной – по определению многих кавказоведов – одеждой. О существовании гебенека у кипчакских племен, описывая их военный поход, Рашид-ад-Дин говорит: «Все войско надело валеные из войлока капенеки» [6, с. 63]. Гебенек под названием «кибенек» известен казахам, киргизам как плащ-накидка. По своей форме гебенек напоминал бурку, но был намного короче, имел рукава, капюшон и застегивался на пуговицы. Это была рабочая одежда, предназначенная специально для хозяйственных нужд.

В заключение опишем изготовление циновок, без которых невозможно было производство любого войлочного изделия. В более ранний период карачаевцы и балкарцы циновки изготовляли сами. Делали их из травы наподобие камыша, но более тонкого. Траву карачаевцы и балкарцы называли чийили чёб баши, и циновку называли по имени этой травы – чий. Трава росла в заболоченных местах в основном в местности Индыш. Заготавливали ее осенью, когда вся трава отмирала, а эта оставалась стоять.

Техника изготовления была простой. Вначале вымачивали траву, чтобы при плетении она не ломалась. На дворе вбивали два бревна высотой около 1 м. На них клали перекладину, через перекладину перекидывали в 3-7 местах шерстяную пряжу (в зависимости от нужного размера циновки), на концы которой наматывали грузики. Для плетения циновок брали камышину, клали на перекладину, а концы висящей пряжи перекидывали через перекладину на правую и левую сторону. Затем брали другую камышину, как и первую, клали на перекладину и концы пряжи перебрасывали в противоположные стороны и так далее.

По мере готовности циновки сплетенная часть опускалась в одну сторону, а с другой ее уравновешивали тяжестью. После того, как циновка достигала нужной длины, концы пряжи туго завязывались узлами, а края травы обрезали.

Со второй половины XIX в. карачаевцы все чаще покупали готовые циновки у черкесов. Даже название циновки изменилось: их стали называть черкес чий или джиген от черкесского названия циновки «арджен».

В конце XIX – начале XX в. бурочное производство приходит в упадок, так как местные ремесленные изделия стали вытесняться привозными из России фабричными товарами.

К середине ХХ века войлочные изделия достойно отслужили свой век, и редкие мастерицы возвращались к нему разве что из дани уважения к памяти изжившего себя промысла. В настоящее время о бурочном производстве чаще вспоминают, когда речь идет о какой-нибудь подарочной бурке, так как до сих пор в Карачае и Балкарии сохранился древний обычай дарить бурку как памятный подарок самым дорогим гостям столицы и республики.

Земира Текеева,
к.и.н, КЧГУ, г. Карачаевск


Список литературы:

1. Абазины: историко-этнографический очерк. Черкесск, 1978. С. 328.
2. Данилевский Н. Кавказ и его горские жители в нынешнем их положении. М., 1884. С. 186.
3. Древний промысел – изготовление кавказских бурок [Электронный ресурс]. URL: http://pohodd.ru/article_info.php ?articles_id=148 (дата обращения: 09.09.2013).
4. Ледров С.М. Кожевенно-меховое ремесло в городах нижегородского края в XVII веке // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2012. № 12 (26). Ч. 1. С. 144-149.
5. Маргграф О.В. Очерк кустарных промыслов Северного Кавказа с описанием техники производства. М., 1882.
6. Мизиев И.М. Очерки истории и культуры Балкарии и Карачая XIII—XVIII вв. Нальчик: Нарт, 1991. С. 191.
7. Пиралов А. С. Краткий очерк кустарных промыслов Кавказа // Кавказский календарь на 1901 г. Тифлис, 1900. С. 43-73.
8. Полевой материал автора. Эсеккуева Гапалау, возраст около 100 лет. Записано в ст. Красногорской в мае 1994 г.
9. Студенецкая Е. Н. Одежда // Культура и быт народов Северного Кавказа / под ред. В. К. Гарданова. М.: Наука, 1968. С. 151-184.
10. Текеев К. М. Карачаевцы и балкарцы. М.: Наука, 1989. С. 448.
11. Швецов В. Очерк о кавказских горских племенах с их обрядами и обычаями в гражданском, воинском и домашнем духе // Москвитянин. 1855. Кн. 1, 2. № 23-24. С. 68.
(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет