Расширенный поиск
24 Мая  2018 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Эски джаугъа ышанма.
  • Мал кёб болса, джууукъ кёб болур.
  • Тюкюрюк баш джармаз, налат кёз чыгъармаз!
  • Алгъанда – джууукъ, бергенде – джау.
  • Керти сёзге тёре джокъ.
  • Къралынгы – душмандан, башынгы от бла суудан сакъла.
  • Аманнга игилик этсенг, юйюнге сау бармазса.
  • Ишни аллы бла къууанма да, арты бла къууан.
  • Къыз тиширыу кеси юйюнде да къонакъды.
  • Сакъ юйюне сау барыр.
  • Джюрекге ариу – кёзге да ариу.
  • Къонакъ болсанг, ийнакъ бол.
  • Мухарны эси – ашарыкъда.
  • Джырчы джырчыгъа – къарнаш.
  • Аууздан келген, къолдан келсе, ким да патчах болур эди.
  • Ишни ахырын ойламай, аллын башлама.
  • Бастасын ашагъан, хантусун да ичер.
  • Иги – алгъыш этер, аман – къаргъыш этер.
  • Ойнай билмеген, оюн бузар.
  • Аш берме да, къаш бер.
  • Илму – джашауну джолу.
  • Экеу тутушса, биреу джыгъылыр.
  • Сибиртки да сыйлы болду, кюрек да кюнлю болду.
  • Кёбден умут этиб, аздан къуру къалма.
  • Соргъан айыб тюлдю, билмеген айыбды.
  • Башланнган иш битер, къымылдагъан тиш тюшер.
  • Джумушакъ терекни къурт ашар.
  • Хар сёзню орну барды.
  • Чомарт къолда мал къалмаз.
  • Сабийликде юретмесенг, уллу болса – тюзелмез.
  • Намыс сатылыб алынмайды.
  • Атынг аманнга чыкъгъандан эсе, джанынг тамагъынгдан чыкъсын.
  • Аманны эки битли тону болур, бирин сеннге кийдирир, бирин кеси киер.
  • Орундукъ тюбюнде атылсам да, орта джиликме, де да айлан.
  • Кесинге джетмегенни, кёб сёлешме.
  • Шайтан алдады, тюзлюк къаргъады.
  • Аман адам этегингден тутса, кес да къач.
  • Бал ашаргъа сюе эсенг, чибин ургъаннга тёз.
  • Эртде тургъан джылкъычыны эркек аты тай табар.
  • Къуллукъчума, деб махтанма, къуллукъ – хаух джамчыды!
  • Бозаны арты дауур болур.
  • Телиге от эт десенг, юйюнге от салыр.
  • Тюзню ётмеги тюзде къалса да, тас болмаз.
  • Окъугъан – асыу, окъумагъан – джарсыу.
  • Эл элде бирер малынг болгъандан эсе, бирер тенгинг болсун.
  • Этек чакъмакълары баш джаргъан, сёлешген сёзлери таш джаргъан.
  • «Ма», - дегенни билмесенг, «бер», - дегенни билмезсе.
  • Къарны аманнга къазан такъдырма, къолу аманнга от джакъдырма.
  • Джукъу тёшек сайламайды.
  • Сабий болмагъан джерде, мёлек болмаз.

Цвет нации

13.06.2007 0 842

 

Марк Шагал сказал: есть цвета, которые принадлежат определенным странам и людям. Американские нейропсихологи доказали справедливость изречения художника в той части, которая касается его любимых синего и голубого. В результате первого в своем роде эксперимента они установили, что сознание людей, родным языком которых является русский, воспринимает эти цвета иначе, нежели носителей английского.

Еще в 30-е годы прошлого века американцы Эдуард Сепир и Бенджамин Ли Уорф выдвинули гипотезу лингвистической относительности, согласно которой структура языка определяет мышление и способ познания реальности, в том числе и интерпретацию цвета. Две недели назад исследователи из Массачусетского технологического института доказали, что языковые особенности действительно влияют на то, как воспринимают мир говорящие на нем люди. А разница восприятия может быть весьма большой. В тропиках до сих пор обитают народы, которые обходятся одним-единственным противопоставлением "светлый-темный".

Нейропсихологи отобрали для участия в эксперименте 50 человек. Родным языком одной половины был русский, другой - английский, в котором, как и в большинстве мировых языков, нет различия "синий-голубой". Оба эти цвета именуются одним словом blue . Производные типа sky blue (небесно-голубой) или navy blue (темно-синий) экспериментаторы в расчет не брали. На мониторе добровольцам показывали три квадрата, произвольно закрашенные компьютером в разные оттенки синего и голубого цветов, и просили определить, какая из двух фигур снизу больше всего похожа на верхнюю. Русскоговорящие намного быстрее справлялись с заданием, когда требовалось отличить синий от голубого, а не разбираться с оттенками того или другого цвета. Англоязычные же испытуемые показали одинаковую скорость при сопоставлении любых оттенков их родного blue.

"Впервые удалось получить доказательство того, что языковые различия влияют и на восприятие цвета при выполнении целевых задач", - комментирует результаты своего эксперимента руководитель научной группы Джонатан Уайнэйвер. По его словам, люди, родным языком которых является английский, тоже могут отличить синий от голубого. Но им это не нужно. Для русскоязычных же делать такое различие обязательно. "Это исследование важно как подтверждение того, что в каждом языке помимо универсалий существуют и национально-культурные особенности",- поясняет кандидат филологических наук Александр Василевич из Института языкознания РАН.

Теорию универсалий почти 40 лет назад предложили два исследователя из Университета Калифорнии, антрополог Брент Берлин и лингвист Пол Кей, проанализировавшие названия цветов в десятках разных языков. Они считали, что на самом раннем этапе развития языки включали всего два слова, отражающие все многообразие цвета: одним словом обозначались все темные цвета, другим - светлые. Очевидно, это связано с различием между временем, когда человек видит (день), и временем, когда он не видит (ночь).

На второй стадии развития языка к двум понятиям присоединялось еще одно - "красный". Первые же два термина закреплялись за понятиями "черный" и "белый". На третьей стадии язык обретает слово, которое означает одновременно "синий" и "зеленый", и лишь со временем за ним закрепляется одно из этих двух значений, а для второго находится новое слово. Всего таких стадий семь. На последней появляются слова для обозначения розового, оранжевого, фиолетового и серого цветов. "Некоторые исследователи считают, что ребенок, который учится называть и различать цвета, проходит те же семь этапов развития систем цветообозначения",- добавляет Александр Василевич.

Справедливость гипотезы Берлина и Кея подтверждена наличием языков, которые так и остались на первой стадии. Самым странным из примерно 6000 существующих исследователи называют язык племени пираха в Бразилии. Две сотни человек, живущих в Амазонии, обходятся всего восемью согласными звуками и тремя гласными. Умудряются говорить без числительных. У них нет придаточных предложений, прошедшего и будущего времени и, следовательно, памяти о прошлом. Почти год американский лингвист Дэн Эверетт, который жил среди индейцев, пытался научить их счету, но безуспешно. "У нас по-другому устроена голова", - успокаивал вождь племени отчаявшегося ученого. Просто в языке пираха нет слов, обозначающих понятие множества. Кроме того, индейцы из всего многообразия цветов обозначают словами лишь противопоставление "темный-светлый".

Основы цветового восприятия одинаковы для всех народов, поскольку они базируются на общей физиологии человеческого мозга. Другое дело - сами имена цветов. Здесь говорить об универсальности невозможно, уверяет доктор филологических наук Олег Корнилов, который изучает зависимость национальных картин мира от среды обитания носителей разных языков. Английское blue охватывает гораздо больший спектр цвета, чем русский "синий". При этом англичане не испытывают никаких неудобств, используя для уточнения составные обозначения, вроде тех же sky blue или navy blue.

Языковое сознание японцев объединяет в одном слове aoi весь спектр синего и множество оттенков зеленого плюс признак бледности и тусклости. Одновременно для наименования только зеленого цвета используется другое слово - midori. Получается, что один и тот же оттенок зеленого можно назвать aoi и midori. Парадокс объясняется особенностями японского национального мировосприятия. Для японцев важен признак "постоянство-недолговечность": чем короче жизнь цветка, тем острее воспринимается его красота. За aoi закреплен элемент кратковременности зеленого цвета (зеленый сигнал светофора, трава после дождя, море при определенном освещении), за словом midori-постоянное качество зеленого цвета, поясняет Корнилов.

Не меньше занимает лингвистов и нейрофизиологов русский язык. "Различие синий-голубой есть лишь в каждом 20-м языке на планете. Люди, которые говорят на них, живут в основном в Северном полушарии",- отмечает американский исследователь Энжела Браун из Университета Огайо. Причины пока непонятны. Ученые предполагают, что жители северных широт лучше различают разные оттенки синего в силу физиологических особенностей зрения. Косвенное подтверждение этой гипотезы - отсутствие различия между синим и зеленым цветами в языке многих народов, живущих в Южном полушарии. Комбинированный цвет, который доступен их восприятию, исследователи назвали grue - это сочетание английских слов green и blue. Очевидно яркий солнечный свет повреждает роговицу или хрусталик глаза, в результате жители тропиков перестают различать синий и зеленый, считает Браун.

Но российские исследователи полагают, что дело не только в физиологии. Все дело в особой, мистической, языковой карте мира у носителей русского языка, в результате которой у нас появились слова для обозначения синего и голубого цветов, говорит Александр Васильевич из Института языкознания РАН. "У нас синий цвет наделяется магическими свойствами, он был связан с водой, которая считалась в древности местом, где таятся злые, враждебные человеку силы. Это стихия, связанная со смертью и загробным миром",- рассказывает Васильевич. С этим цветом связано множество суеверий. Иван Грозный панически боялся людей с синими глазами, считая, что такой человек обладает большой магической силой. А вот ассоциации с голубым, цветом неба, могут быть только положительными. Соответственно позитивную окраску имели и слова обозначающие голубой оттенок. И с этой точки зрения удивительно, что мужчин с нетрадиционной сексуальной ориентации пренебрежительно называют "голубыми". Версий происхождения этого наименования гомосексуалистов множество, но в любом случае слово "синий" в этом контексте было бы уместнее, считает Василевич.

Еще один наглядный пример русской национальной особенности мистического отношения к цвету связан с пурпуром. Изначально он считался цветом правителей и церковных иерархов. Сейчас в большинстве языков, но не в русском, это возвышенное значение слова пропало. Английское purple стало вполне обыденным и вошло в группу основных наименований цвета. "Возможно это связано с традиционным отношением к личности, когда разрыв между королями и подданными никогда не был большим. Если для русского человека власть царя означает слепое преклонение, то в Европе монарх - скорее объект почитания и любви",- говорит Васильевич. Поэтому у нас "величественный статус слова "пурпурный" сохранился. Язык упорно не допускает его низвержения до уровня обыкновенного цветонаименования. Отсюда - явление, на которое лингвисты обратили внимание в начале 90-х. Пиджаки новых русских пурпурного цвета именовали малиновыми, хотя они, конечно, пурпурные. Но такого слова носители пиджаков явно не заслужили.

("Русский Newsweek", май 2007 №21)

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет