Расширенный поиск
8 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Къоркъакъны кёзю экили кёрюр.
  • Эр сокъур болсун, къатын тилсиз болсун.
  • Джуртун къоругъан озар.
  • Джюрек кёзден алгъа кёрюр.
  • Ёзденликни кёбю ётюрюк.
  • Къайгъыны сюйген, къайгъы табар.
  • Ашын ашагъанынгы, башын да сыйла.
  • Чыкълы кюнде чыкъмагъан, чыкъса къуру кирмеген.
  • Къазанда болса, чолпугъа чыгъар.
  • Онгсузну – джакъла, тенгликни – сакъла.
  • Эм уллу байлыкъ – джан саулукъ.
  • Борчунг бар эсе, хурджунунга ойлаб узал.
  • Чакъырылмагъан къонакъ – орунсуз.
  • Байлыкъ келсе, акъыл кетер.
  • Таш бла ургъанны, аш бла ур.
  • Адеб этмеген, адеб кёрмез.
  • Адамны адамлыгъы къыйынлыкъда айгъакъланады.
  • Къызгъанчдан ычхыныр, мухардан ычхынмаз.
  • Арба аугъандан сора, джол кёргюзтюучю кёб болур.
  • Ата – баланы уясы.
  • Олтуруб кёрюнмей эди да, ёрге туруб кёрюне эди.
  • Алма терегинден кери кетмез.
  • Тойгъан джерге джети къайт.
  • Ач къарным, тынч къулагъым.
  • Къууут – джелге, берне – бошха.
  • Рысхы – сют юсюнде кёмюк кибикди.
  • Джаш къарыу бла кючлю, къарт акъыл бла кючлю.
  • Окъуусуз билим – джокъ, билимсиз кюнюнг – джокъ.
  • Нарт сёз – тилни бети.
  • Айранын берсенг, челегин да къызгъанма.
  • Айтхан – тынч, этген – къыйын.
  • Башынга джетмегенни сорма.
  • Сангырау къулакъ эл бузар.
  • Эки ойлашыб, бир сёлешген.
  • Ачылгъан эт джабылыр, кёрген кёз унутмаз.
  • Къонакъ кёб келюучю юйню, къазаны отдан тюшмез.
  • Тик ёргени, тик энгишгеси да болады.
  • Зарда марда джокъ.
  • Билимсиз иш бармаз.
  • Тёгюлген тюгел джыйылмайды.
  • Айранны сюйген, ийнек тутар.
  • Окъуу – билимни ачхычы, окъуу – дунияны бачхычы.
  • Кюн – узун, ёмюр – къысха.
  • Гыдай эчки суугъа къараб, мюйюзле кёрмесе, джашма алкъын, дегенди.
  • Аманнга игилик этсенг, юйюнге сау бармазса.
  • Иги сеники эсе да, сюйген кесимикин этеме.
  • Нафысынгы айтханын этме, намысынгы айтханын эт.
  • Атынг аманнга чыкъгъандан эсе, джанынг тамагъынгдан чыкъсын.
  • Келлик заман – къартлыкъ келтирир, кетген заман – джашлыкъ ёлтюрюр.
  • Элге къуллукъ этмеген, элге ие болмаз.

Карачаевцы на военной службе России в XIX – начале XX вв.

02.10.2016 0 607  Брацун Е.В.

В статье приведены архивные материалы, раскрывающие новые сведения о службе представителей карачаевского народа в Российской Императорской армии в XIX – начале XX вв. Данные документы хранятся в Государственном архиве Краснодарского края в г. Краснодаре и впервые вводятся в научный оборот. 

Государственный архив Краснодарского края один из самых документально богатых архивов на Юге России по истории народов Северо-Западного Кавказа. Среди прочих немалый пласт документов ГАКК посвящён истории карачаевцев. 

На наш взгляд, немаловажный аспект истории карачаевского народа – это военная служба представителей Карачая в Российской Императорской армии в XIX – начале XX вв. И хотя по данной теме написано немало солидных трудов, остаётся множество не введённых в научный оборот документов. 

Ниже мы публикуем ряд таких документов, которые актуальны в русле изучения темы воинской службы карачаевцев и сохранения памяти о славных сынах Карачая, отличившихся при защите Российского Отечества. 

После окончания в 1864 г. Кавказской войны очаги сопротивления России вспыхивали на Северо-Западном Кавказе вплоть до 1869 г. Одним из таких эпизодов было восстание абхазов в 1866 г. С этой целью формировалась горская милиция из «добровольцев горского населения». Ниже мы приводим переписку по данному эпизоду помощника начальника по управлению горцами и начальника Эльбрусского. 

Дело о формировании милиции из добровольцев горского населения под начальством полковника Абдрахаманова для усмирения восставших абхазов: 

«Начальнику Сухумского отдела. Помощник начальника Кубанской обл. по управлению горцами отд.1-е. 2-октября, 1866 года. № 4321, Екатеринодар.

При сем препроваждается копия с рапорта исправляющего должность Начальника Эльбрусского округа за № 1210 для сведения. 

Копия с рапорта исправляющего должность Начальника Эльбрусского округа, от 13 сентября сего года, № 1210 – исправляющему должность помощника начальника Кубанской области.

По собранным мною сведениям в перестрелках, на верховьях р. Теберды, участвовало Цебельдинцев 8 и 9 августа, не менее 15-ти человек и 15 августа, не менее 25-ти человек, из них известны имена только четырех, именно: Заурбек Кадза, Ахмат Аха Кадза, сын Сиамона Габлиа и Биорока Хакуна.

Подлинный подписал: исправляющий должность Начальника округа, артиллерии штабс-капитан Петрусевич.

№ 3681/1368 № 5081 
16 ноября, 1866 г. 
Отделение 1. 
№ 104/866 
Официальное письмо.

«Исправляющему должность Начальника Эльбрусского округа Его Вб.дию Н.Г. Петрусевичу.

Милостивый Государь Николай Григорьевич!

При рапорте Вашем за № 1202 в числе прочих свидетельств о потерях, понесенных воинскими командами при поисках Ваших по верховьям р. Теберды, было прислано свидетельство за № 1100 без означения числа лошадей и людей, бывших в строю во время перестрелки, почему документ этот и был возвращен к нам при предписании моем за 4293 для дополнения необходимыми сведениями. В ответе на это при рапорте № 1431, Вы представили сказанное выше свидетельство уже исправленное. Из документа этого видно, что в нем показывается убитого одна штаб-офицерская лошадь, между тем с исчислением количества лошадей и людей, находившихся в строю во время перестрелки, ни штаб-офицера, ни лошадей не показано вовсе. 

Вследствие этого я нахожу невозможным представить свидетельство № 1100 на утверждение начальника области, а потому возвращая к Вам означенную выше бумагу, для тщательного в чем следует исправления прошу представить мне в таком виде, чтобы не могло встретиться дальнейших недоразумений». 

Кавказский военный округ. Окружной штаб. Отд. 1. Стол 2-й. 

17 ноября 1866 года. № 3031 в г. Тифлисе. 

«Помощнику Начальника Кубанской области по управлению горцами.

Рапортом от 13 октября, № 4536, Ваше Высокоблагородие ходатайствуете об удовлетворении довольствием определённым для временных милиций, показанных в приложенных к рапорту двух списках, милиционеров Зеленчукского и Эльбрусского округов, которые были собраны, по случаю беспорядков, бывших в Абхазии, для поисков в верховьях р.р. Зеленчука, Кафара, Маруха и других. 

По рассмотрению означенных списков оказалось, что в числе милиционеров показаны всадники и один переводчик.

Имея в виду, что довольствие, определённое для временных милиций во время сбора их, получают только те, которые не состоят на службе в постоянных милициях и не пользуются никаким штатным содержанием, и предполагая, что лица, показанные в списках под названием всадников, состоят на службе в постоянной милиции Кубанской области, а, следовательно, не имеют права на получение другого содержания, кроме определённого для этой милиции по поручению Начальника Окружного Штаба, прошу Ваше Высокоблагородие представить в Окружной Штаб списки только тем офицерам и милиционерам, которые были собраны временно, т.е. не состоят на службе в постоянной милиции Кубанской области и не получают содержания определённого штатами.

СПРАВКА. Временные милиции, собираемые на Северном Кавказе, получают следующие довольствие: Старшины по 20 коп., простые милиционеры по 15 коп. серебра в день, а офицеры рационы по чинам. 

Приложения, списки милиционерам Зеленчукского и Эльбрусского округов.

Помощник Начальника штаба генерал-майор (подпись) 

За начальника отделения, капитан (подпись)».

Списки (вопросы напротив имён и фамилий говорят о нечитабельности строк из архивного дела и предположительное прочитание нами): 

«С 6 по 19 августа 

  1. Штаб-ротмистр Хаджи Мурза Крым-Шамхалов
  2. Прапорщик Адамий Карабашев
  3. Юнкер Джембулат Байрамуков
  4. Саребий Дудов


Всадники:

  1. Ожай Байчоров
  2. Ачахмат Дудов
  3. Ислам Мударов
  4. Махай Байрамуков
  5. Салим Гирей Узденов
  6. Канамат Дудов
  7. Али Мурза Дудов
  8. Нагай Карабашев
  9. Матай Хубиев
  10. Умар Хубиев
  11. Салим Гирей Гулаев
  12. Кудай Алчеков
  13. Таулу Аджиев
  14. Паша Крым-Шамхалов
  15. Нану Крым-Шамхалов
  16. Бийаслан Крым-Шамхалов
  17. Кала Гирей Крым-Шамхалов
  18. Кучук Кожаков
  19. Хаджи Бекир Хубиев
  20. Шаухал Узденов
  21. Яхья Шаулухулу Хубиев
  22. Шеремет Чотчаев
  23. Идрис Чепеллюев
  24. Исхак Дажанттутаев
  25. Уразали Капушев
  26. Шантук Семенов 
  27. Кара Магулаев
  28. Башчи Шидаков
  29. Умар Шидаков
  30. Канали Кочкаров
  31. Аслан Кипкеев

С 13 по 19 августа всадники

  1. Мурзакул Дудов
  2. Хоча Салпагаров
  3. Магомет Акбашев
  4. Ораз Биджиев
  5. Домбай Батчаев
  6. Тау-Султан Кочкаров
  7. Умар Узденов
  8. Ибрай Гочияев
  9. Тутар Кипкеев
  10. Батал Хасанов 
  11. Джаширбек Байрамкулов
  12. Исмаил Кочкаров
  13. Бакрай [?] Ортенов
  14. Чаппо [?] Дудов
  15. Мисост Карабашев
  16. Дунакай Кипкеев
  17. Мамай Хубиев
  18. Озар Хубиев
  19. Сосран Хубиев
  20. Мат-Гирей Магомедов 
  21. Доват Кипкеев
  22. Джанкиши [?] Батчаев
  23. Осман Батчаев
  24. Каншао [?] Батчаев
  25. Бассият Гозба
  26. Гелин Яч [?] 
  27. Алибий Магометов 
  28. Муса Хасанов 
  29. Токмак Созаруков
  30. Биногер Дженальдиев
  31. Тохтар Бостанов
  32. Магомед Кипкеев
  33. Ахмат Боташев
  34. Хамза Белимготов
  35. Асланцук [?] Бостанов
  36. Науруз Семенов 
  37. Тембот Хубиев
  38. Келемет Салпагаров
  39. Муртаз Баттыев
  40. Мачук Чочханов
  41. Теку Кипкеев
  42. Кульчора Ботханов
  43. Тауали Бостанов
  44. Намлай [?] Бостанов
  45. Хасан Бостанов
  46. Сулейман Кипкеев
  47. Сослан-Бий Джаттоев

Исправляющий должность помощника начальника Эльбрусского округа Петрусевич» [1].

Карачаевцы, служба в Российской Императорской армии
Карачаевцы, служба в Российской Императорской армии

Карачаевцы, служба в Российской Императорской армии

 

Следующий эпизод – это обширный материал из Кубанской газеты «Кубанские областные ведомости» за 1878 г. о патриотизме, проявленном кавказцами: адыгами, карачаевцами и абазинами Кубанской области – в годы Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Это статья кубанского казачьего офицера и историка Е.Д. Фелицина, непосредственно принимавшего участие в описанных им событиях. Первая часть статьи рассказывает о формировании и о некоторых обстоятельствах службы Кубанско-Горского конно-иррегулярного полка, формированного из кавказцев-добровольцев для участия в войне с Османской империей. Вторая часть статьи рассказывает о помощи горцев Баталпашинского уезда Кубанской области (нынешняя территория Карачаево-Черкесской Республики), и прежде всего карачаевцев, в формировании и снабжении транспортом из горных лошадей Марухского отряда генерал-лейтенанта П.Д. Бабича с целью освобождения Абхазии от высадившегося там турецкого десанта. 

Фактически данная статья – это отповедь некоторым центральным органам печати Российской империи, стремившихся тогда представить весь Кавказ как «враждебную» России силу во время борьбы с Турцией из-за восстания в Дагестане и Терской области в 1877 г. Е.Д. Фелицин справедливо развенчивает клеветнические наветы на горцев Кубанской области, и прежде всего на карачаевцев, не только не примкнувших к восстанию, но и оказавших России неоценимую помощь:

«В передовой статье, помещённой в № 360 «С.-Петербургских ведомостей», по поводу последнего восстания горских племён на Кавказе утверждается, что восстание распространилось с запада на восток, от Чёрного моря до Каспийского, что в нём принимали участие все горские племена, изъявившие желание после окончательного покорения Кавказа в 1864 г. принять русскую гражданственность. Так как публицист названной газеты не обозначил при этом тех местностей, в которых вспыхнуло восстание, и не назвал племён, выказавших свои изменнические наклонности, то в число таких местностей читатели, незнакомые с положением вещей на Кавказе, могли включить и Кубанскую область, в пределах которой находится около 100 тысяч душ горцев (черкесов). В «Тифлисском вестнике» (№ 30) и «Русском мире» (№ 52) появилась уже статья Е.Д. Фелицина, фактически разъясняющая, что кубанские горцы не только не имели ничего общего с восставшими племенами, но и, кроме того, проявили полную готовность служить интересам русского правительства и принесли значительную долю пользы Марухскому отряду при движении его к Сухуму в июле и августе месяцах прошлого года (1877 г.). Приведём и на страницах нашего органа, для восстановления истины, ту часть статьи Е.Д. Фелицина, которая непосредственно касается этого предмета. 

"Волнения, обнаружившиеся среди горского населения Кавказа, начались сперва в Терской области и затем перешли в Дагестанскую. В Абхазии оно вызвано было десантом турецких войск в Сухуме в мае месяце, следовательно, несколько ранее, чем внутри края. Вот к каким местностям только и могут быть отнесены приведённые мною в начале этой заметки, заключительные слова передовой статьи. Но определяя границы восстания горских племён с запада Чёрным морем, а с востока – Каспийским, публицист почему-то забыл упомянуть, что на этом обширном пространстве находится ещё Кубанская область, занимающая более трети всей площади Северного Кавказа, где с самого объявления войны и до настоящей минуты господствовало небывалое спокойствие и не обнаруживалось ни малейших признаков волнения в середе 93.000 магометанского населения. Факт этот тем более важен и не должен бы остаться не отмеченным, что Кубанская область в данном случае составляет весьма заметное и ярко выделяющееся исключение. Тогда как в смежных с Кубанской областью Сухумском отделе и Терской области вспыхнувшее и быстро разгоравшееся восстание потребовало довольно значительных вооружённых сил для восстановления спокойствия и порядка, – в Кубанской области горское население, благодаря разумным, заблаговременным предпринятым мерам местной администрации, оставаясь безучастным в этом общем движении магометан Кавказа, проявило, напротив, самым наглядным образом полную преданность русскому правительству и бескорыстную готовность служить интересам его. 

Лучше всего поясню это фактами, совершившимися у нас на глазах и легко доступными проверке каждого. При сформировании, в мае месяце, из кубанских горцев шестисотенного конно-иррегулярного полка, все лучшие силы этого народа по первому призыву и без всякого с чьей-либо стороны побуждения покинули свои семьи, оставили дома, хозяйство и поспешили стать в ряды этого полка, предназначавшегося к отправлению в действующий корпус на Кавказско-Турецкую границу. Охотников оказалось несравненно более, чем требовалось; многим было отказано за избытком контингента желающих. Все зачисляющиеся в полк на собственные свои средства богато были снаряжены для строевой конной службы и олицетворяли собою лихую кавалерию, которой можно было бы щегольнуть в любой европейской армии. На артельное сотенное хозяйство аульные общества не скупились давать весьма крупные куши денег. Зеленчукская, например, сотня на первых же порах имела у себя 11.000 рублей артельной суммы. Во всём ясно сказывалось, что кубанские горцы искренно стремились выразить свою преданность, чем могли и как умели (хотя и был случай побега из полка, расположенного временно в станице Усть-Лабинской, кажется 30 человек всадников; но это произошло от причин, не имеющих ничего общего с фанатическим движением магометан Кавказа). Вновь сформированный полк под командою подполковника А.Г. Пентюхова вскоре потом выступил с Кавказа в действующий корпус, где заявил себя с весьма хорошей стороны. Кубанские горцы, в продолжении нескольких месяцев сряду, по отзывам очевидцев, безукоризненным образом отправляли трудную кордонную службу и бдительно охраняли Тифлисскую губернию (Грузию. - Прим. Е.В.) от нападений хищнических партий курдов и башибузуков, до сих пор наводнявших пограничные села всевозможными ужасами грабежа и разбоя.

Молоканские сёла, находившиеся под защитою Горско-Кубанского конно-иррегулярного полка, расположенного там на квартирах, по заявлению самих молокан, никогда не пользовались таким спокойствием и безопасностью, как при них. Были, конечно, единичные случаи подобных явлений (счётом 4-ре), но они настолько ничтожны, что о них нельзя даже и упоминать, говоря о такой массе людей, как полк. Молокане искренне полюбили наших горцев и устроили полку чрезвычайно дружеские проводы, сожалея о выступлении его. В делах с турками, как заверяли меня лица, пользующиеся общим уважением и доверием, горцы дрались едва ли не лучше остальной нашей кавалерии и показали себя – молодцами. Что касается остального горского населения Кубанской области, то оно с первой минуты объявления войны и во все фазы развития волнений в соседних местностях держало себя безупречно тихо, не обнаруживая ни малейшей склонности последовать общему фанатическому движению мусульман. В это благоприятное для восстания время они, напротив, как-то притихли, стали скромнее и в высшей степени сдержанными. С объявлением войны и до настоящей минуты в Кубанской области царит необыкновенная тишина; даже преступлений в среде горского населения сравнительно с предшествовавшими годами стало гораздо меньше. Стремившиеся проникнуть к ним пропагандисты не могли осуществить своих намерений, да и почва для восстания была совершенно неподготовленной. 

Фезли-Паша, высадившийся с турецкими войсками в Сухуме, делал попытки взволновать наших горцев, отправляя к ним эмиссаров, с прокламациями воспалительного свойства, но всё это не встретило у нас ни малейшего себе сочувствия и оставалось без всякого влияния на мусульман. Когда же из пределов Кубанской области предпринята была экспедиция в Абхазию, через главный хребет Кавказских гор, горцы проявили свою преданность настолько обязательно, что всякое недоверие к ним должно бы исчезнуть в самых заклятых врагах этого народа. Марухский отряд, под командою генерал-лейтенанта Бабича, следовавший в Абхазию по невообразимо трудной для движения и почти непроходимой горной местности, успешным выполнением возложенной на него задачи весьма много обязан горцам, которые в этом предприятии оказали нам неоценимые услуги. Без их содействия, по мнению большинства участвовавших, экспедиция эта вряд ли могла бы достигнуть благоприятных результатов. 

При формировании отряда для перевозки запасов провианта и других тяжестей, находившихся при войсках, потребовалось до 1000 вьючных лошадей, способных вынести труднейший в истории современной войны поход через едва доступные горы, лежащие в области вечных снегов, по страшно пересечённой местности главного хребта Кавказских гор, на протяжении более 150 вёрст; подобным условиям могли удовлетворять лошади исключительно только карачаевской породы (Карачаевское племя горцев живёт у подножия Эльбруса) и принадлежащие зеленчукским горцам (Зеленчук, горная река, приток Кубани с левой стороны. По Зеленчуку населены горские аулы Баталпашинского уезда). 

Узнавши о сборе отряда, карачаевцы и зеленчукские горцы (вероятно, адыги и абазины. – Прим. Е.В.) сами тот час же предложили своих лошадей с надлежащим числом вожаков без всякого за это вознаграждения. Благодаря такому горячему содействию с их стороны, вьючный транспорт собран был в две недели. Надобно иметь в виду, что формирование Марухского отряда совершилось чрезвычайно быстро, никаких предварительных подготовлений к этому не делалось, ибо никто не мог предугадать заранее о наступательном движении в Абхазии из Кубанской области. Случилось это в самую горячую пору, в средних числах июля, когда каждая рабочая сила получает самую высокую ценность и весьма важное значение в хозяйстве земледельческого класса. Как ни малы посевы горцев, однако время жатвы и для них всё-таки вопрос первостепенной важности; рабочих рук в семье горца, как известно, очень не много: следовательно, всякое отвлечение сил на сторону неминуемо должно было весьма чувствительно отозваться в их домашнем быту. 

Но, невзирая ни на что и, очевидно, жертвуя личными своими выгодами, горцы наши с полною охотою, вне всякого давления со стороны местных властей, отдали в безвозмездное пользование отряда до 4000 тысяч лошадей с необходимым числом вожаков. Беспримерные трудности похода, совершённого Марухским отрядом в Сухуми, всею своею тяжестью обрушились на вьючный транспорт. Трудно описать тяжёлые испытания, перенесённые в эту экспедицию несчастными лошадьми и их безропотными и до невероятия выносливыми вожаками; одни лишь очевидцы могут по достоинству оценить эту важную услугу горцев, принесённую интересам нашего отечества. Большая часть лошадей отрядного транспорта вследствие постоянных и в высшей степени утомительных передвижений по горам, высотою более 1100 футов над уровнем Чёрного мора, пришла в полную негодность, и таких, вероятно, наберется, по меньшей мере, до 500 голов; последние, разумеется, навсегда должны быть исключены из инвентаря скромного хозяйства горского населения. Приняв в соображение заработную плату, выданную горцам за вьючных лошадей с проводниками, находившимися при отряде, и оценив по действительной стоимости затраченный ими труд, время и убытки, каждый увидит, что крошечное население горцев Баталпашинского уезда (нынешняя территория КЧР, откуда предпринято было наступление в Сухуми. – Прим. Е.В.), численностью не более 23.000 мужского пола, пожертвовало на надобности войны более 100.000 руб. Где же в недрах России и какие уезды оказали правительству в период текущей войны с Турцией подобную помощь?!.."

Передаваемые мною факты в вопросе восстания горцев на Кавказе имеют настолько серьёзное значение, что я бы просил редакции других газет перепечатать у себя скромное заявление моё в защиту этого не всегда справедливо и при том поголовно порицаемого народа» [2].

В дополнение приводится выдержка из статьи кубанского историка и краеведа В.П. Бардадыма «Кавказская Шипка». В статье В.П. Бардадым подробно рассказывает о воинской службе Марухского отряда под командованием генерал-лейтенанта П.Д. Бабича, созданного с целью освобождения Абхазии от высадившегося там турецкого корпуса. Конкретный отрывок посвящён той важной роли, что сыграли представители кавказских народов Кубанской области, и прежде всего карачаевцы, адыги и абазины в воинском функционировании Марухского отряда. Материалы, представленные им, взяты также в ГАКК:

«Справедливо говорил кубанский историк и о том, что успеху дела во многом способствовали горцы Баталпашинского уезда, которые, по первому призыву, охотно выразили готовность сражаться плечом к плечу с казаками в рядах наших частей, чтобы помочь русским войскам побыстрее пресечь турецкую агрессию. Буквально в считанные сроки были сформированы две сотни – одна из жителей карачаевского племени, другая – из горцев, обитавших по реке Зеленчук. Короче, весь цвет горской молодежи стремился попасть в ряды формируемых сотен и многие из желающих, за недостатком вакансий, с большим сожалением вынуждены были остаться дома, не осуществив своих надежд. "Нужно было видеть, – добавляет историк, – когда сотни собрались на смотр! Щегольски одетые, украшенные богатым оружием, на прекрасных карачаевских и кабардинских скакунах, они олицетворяли собою образцовую и лихую кавалерию, не оставлявшую желать ничего лучшего". 

Характерно, что горцы не скупились жертвовать деньги на экипировку своих посланцев. Отзывчивость их еще более сказалась, когда необходимо было срочно, в две недели, сформировать вьючный транспорт, потребовавший до одной тысячи лошадей с седлами и с надлежащим числом провожатых. А в это время наступила горячая страдная пора: хлеба созрели и ожидали жатвы, ведь собранный небольшой урожай – это основное питание всей горской семьи в течение целого года. Несмотря на это обстоятельство, каждая семья отпустила в поход своего хозяина-пахаря, отпустила без ропота, без неудовольствия. Горцы предложили своих лошадей, не требуя никакой платы. "А вожаки? – вопрошает Е.Д. Фелицин. – Одетые в плохонькие дырявые черкески, в легких чувяках на босую ногу, они вытерпели не менее своих лошадей. Я видел, например, подобную картину, – рассказывает историк, – по узенькой тропинке, пробитой в снегу, взбирается на перевал партия вьюков. Мешки с сухарями покрыты брезентами и рогожами. Идет сильный дождь при холодном ветре; вожаки, боясь подмочить сухари и не доверяя прочности брезентов, снимают с своих плеч единственные бурки и башлыки и покрывают ими вьюки, а сами остаются в одних черкесках, ежась от холода, обдаваемые дождем и пронзительным суровым ветром... Нужно ли прибавлять к этому что-либо? Если перевести на деньги все то, что предоставили они в распоряжение правительства, и вычесть из этого выданную им заработную плату, то окажется, – заключает историк, – что пожертвования крошечного населения горцев Баталпашинского уезда, не превышающего 23 тысяч душ мужского пола, выразится солидною цифрою в 100 тысяч рублей серебром. Какой же из наших уездов в самом сердце России пожертвовал на военные надобности такую сумму?.." 

Безусловно, помощь горского населения в те трудные дни была велика. И нашим историкам об этом забывать не стоит...»[3].

В продолжение темы Русско-турецкой войны 1877–1878 гг.

Из приказов по Кубанскому казачьему войску за 1877 г. 

Всадники карачаевцы, воевавшие в годы Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. в составе 6-й сотни Кубанско-Горского конно-иррегулярного полка из аулов Карт-Юртовского и Учкуланского. Фамилии приводим в том варианте, как они печатались в 1877 г. В списке могут быть и не карачаевцы, но большинство фамилий всё же карачаевские: 

«Аула Карт-Юртовского:

  • Урядник Абдул-Кемир Баташев

Всадники:

  • Мусабий Крымшамхалов
  • Аслонбек Крымшамхалов
  • Азамат-Гирей Крымшамхалов
  • Солтан Хубиев
  • Смоил Узденов
  • Тахчук Хубиев
  • Исхак Гаджаев
  • Абдурахман Салпагоров
  • Осман Алиев
  • Али Годыев
  • Асман-Кир Лапшоков
  • Махо Ортабаев
  • Мыртаз Хубиев
  • Салат-Гирей Хубиев
  • Али Хубиев
  • Хасанбий Гочияев
  • Шамаил Шаманов
  • Махомуд Охтаев
  • Темир-Хан Гочияев
  • Шемохо Гочияев
  • Салим-Гирей Узденов
  • Магомет Ботчаев
  • Кора Боготырев
  • Какоз Аппоев
  • Джарошты Алиев
  • Эльмурза Баташев
  • Бочай Салпагаров
  • Батал Бабаев
  • Копай Алиев
  • Ериджиб Куребов

Аула Учкуланского, всадники:

  • Обычай Аджиев
  • Давлет-Гирей Байрамкулов
  • Кара Байчаров
  • Кози Бастанов
  • Джаносот Биджиев
  • Кече Биджиев
  • Алиси Бастанов
  • Аслан-Мурза Урусов
  • Идрис Байрамкулов
  • Биаслан Далаев
  • Зекерий Капушев
  • Хассан Коркмазов
  • Зекерай Эркенов
  • Дедош Кочкаров
  • Шарахмат Эркенов
  • Алим Кочкаров
  • Хаджи-Мурза Шидаков
  • Ахмад Коркмазов
  • Тенгизбий Айбозов
  • Салат-Гирей Айбозов
  • Курман-Бий Текеев
  • Баток Саленов
  • Тенибек Байчаров
  • Добош Тамбиев
  • Кергоко Охтаев
  • Тавали Шипаков
  • Ходжали Кайтов» [4].

Следующий материал из Кубанской газеты «Кубанские областные ведомости» за 1904 г. о проводе добровольцев карачаевцев из аула Учкулан в Терско-Кубанский конный полк на фронт Русско-японской войны 1904–1905 гг. Карачаевцы служили в 4–й сотне этого полка: 

«Сел. Учкулан. 31 марта. Сегодня с утра в ауле большое движение, а спустя некоторое время, на площади около сельского правления образовалась большая толпа людей – собрались знакомые и родственники посмотреть и проводить добровольцев-карачаевцев, отправляющихся на Дальний Восток. Мужчины стояли ближе к «идущим», а женщины составили отдельную группу и были на некотором расстоянии от них, так как магометанский обычай не позволяет женщинам запросто смешиваться в толпе с мужчинами, а тем более открыто заявлять какие-либо благопожелания, – всё это дело мужского населения, а потому они казались простыми зрительницами, и по лицам их трудно было угадать, что мыслит в такой момент женщина-карачаевка; только когда виновники этого сбора проходили мимо, то некоторые из старух, вероятно, матери, не выдерживали и порывисто бросались обнимать и целовать будущих героев и утирали передниками свои слёзы. Всего отправляется из нашего селения 16 горцев-карачаевцев, из них два имеют по 21 году, а остальные от 25 до 35 лет. Общество сделало им на свой счёт новые полушубки, черкески, сапоги; каждый вооружён кинжалом и шашкой; из карачаевских табунов выбрали для них лучших лошадей. Добровольцы имеют средний рост, бодрый вид и выстроенные в шеренгу на обращения к ним по сему случаю сельского начальства отвечали громким «ура!». Среди них всё время можно было видеть живущего в этом же ауле казака Т–ко, действия которого показывали, что он со всем усердием старается дать новичкам сколько-нибудь военную выправку; он же взялся и доставить их на сборный пункт в Баталпашинск. Из всех остальных карачаевских аулов тоже идут добровольцы.

Не лишним будет сказать здесь несколько слов вообще о карачаевцах. Населяют они горную местность, главное их занятие скотоводство. Скот большую часть года живёт подножным кормом; уход за скотом требует постоянных передвижений и со стороны хозяев; дороги в горах узкие – неровные, в силу чего самая удобная езда в горах это – верховая. Карачаевцы с малых лет имеют дело с лошадью, привыкают ловко сидеть на ней; порода лошадей очень выносливая, – они легко приучаются к быстрой и с препятствиями езде в горах. С кинжалом и шашкой карачаевцы обращаются мастерски, часто встречаются у них и ружья для охоты в лесах (учитель П. Никитин)» [5].

Джагафар Хачиров, станица Баталпашинская, перед отправкой на Русско-японскую войну

В центре: Джагъафар Хачиров зачитывает присягу перед отправлением
на фронт Русско-японской войны, 
станица Баталпашинская

Карачаевцы и Первая мировая война 1914–1918 гг.

Телеграмма из архивного дела о выражении патриотических чувств населением Кубанской области по поводу начавшейся войны с Германией и Австро-Венгрией. В телеграмме от 5 августа 1914 г. на имя атамана Баталпашинского отдела войскового старшины Безладнова выражалась позиция карачаевского народа: 

«Карачаевский народ, узнав об объявлении Германией России войны, уполномочил меня (начальника 1-го участка штабс-ротмистр Федоренко. - Прим. Е.В.) просить Вашего ходатайства через начальника Кубанской области всеподданнейше повергнуть к стопам Его Императорского Величества Государя Императора чувства беспредельной преданности и верности престолу и Отечеству, готовность во всякую минуту принести не только все свое достояние, но и саму жизнь и просить Его Императорского Величества сформировать из карачаевцев отдельную кавалерийскую часть и отправить таковую на театр военных действий» [6].
Карачаевцы, Дикая дивизия, Первая мировая война
Всадники 3-ей Карачаевской сотни Черкесского полка  «Дикой дивизии»


Слева направо: Ислам Пашаевич Крымшамхалов,
Айтек Асланбекович Крымшамхалов
Мырзакул Пашаевич Крымшамхалов

 

В продолжение темы Первой мировой войны 1914–1918 гг. из приказа по ККВ о патриотизме карачаевской семьи Каракетовых в годы Первой мировой войны 1914–1918 гг. В нём обстоятельно излагаются обстоятельства жертвования семьёй Каракетовых из аула Джегутинского денег на нужды войны и нужды раненых воинов. Деньги эти были даны им за взятый «реквизированный» у них скот, и, соответственно, они пожертвовали их добровольно на нужды войны: 

«Атаман Баталпашинского отдела при надписи от 2-го сентября сего года, за № 24433, представил мне рапорт полковника Недбаевского за № 81, из коего усматривается, что 30-го августа сего года в Джегутинском ауле явился житель этого аула Хаджай Каракетов и передал 100 рублей на нужды войны или на призрение раненых воинов, заявив, что эта сумма – сто рублей – является остатком за реквизированную у него по военно-конской повинности лошадь (за лошадь ему было выдано комиссией 135 руб., но 35 руб. израсходовал на домашние нужды). На следующий день к полковнику Недбаевскому явилась жена Хаджая Каракетова, Калмук, и, вручив ему (неразборчиво число. – Прим. Е.В.) руб. 70 коп., заявила, что эта сумма получена за реквизированного у них быка, и просила принять от неё и её детей эти деньги на нужды детей-сирот воинов. Причём Хаджай и Калмук Каракетовы для корма реквизированного скота пожертвовали два стога сена. 

Кроме того, Хаджай Каракетов в течение восьми дней реквизиции скота в ауле Джегутинском принимал весьма деятельное участие в работах и исполнял совершенно безвозмездно, добровольно, самым добросовестным образом, обязанности рабочего, причём не считаясь со временем суток и погодой, гурты скота голов до трёх сот доставлял в станицу Баталпашинскую (ныне г. Черкесск. - Прим. Е.В.) в целости и сохранности.

Объявляя при этом, как о высоком примере правильного понимания и выполнения своего гражданского долга перед Родиной, выражаю названным Каракетовым мою сердечную и горячую благодарность. 

Приказ этот прочесть на полных станичных, хуторских, сельских и аульных сборах.

Наказный Атаман, генерал от инфантерии Бабич» [7].

Карачаевцы, Дикая дивизия, Первая мировая война, аул Къарт-Джурт
Участники 3-ей Карачаевской сотни Черкесского полка  «Дикой дивизии », аул Къарт-Джурт

Карачаевцы из аула Теберда, участники Первой мировой войны
Участники 3-ей Карачаевской сотни Черкесского полка  «Дикой дивизии», аул Теберда

Карачаевцы, Первая мировая война
Участники 3-ей Карачаевской сотни Черкесского полка «Дикой дивизии»

Карачаевцы, участники Дикой дивизии, Первая мировая война
Участники 3-ей Карачаевской сотни Черкесского полка «Дикой дивизии»

Карачаевцы, участники Первой мировой войны
Борлаков Бекмурза (Ансар) Иссаевич, 
поручик, участник Первой мировой войны


Приведённые выше документы открывают для научного сообщества и кавказоведения новые факты, указывающие на высокий патриотизм и самоотверженную службу карачаевского народа в войнах, что вела Россия в XIX – начале XX вв. 

Примечания:

  • 1. Государственный архив Краснодарского края (далее – ГАКК). Ф.774. Оп.1. Д.8. Л.9. Л.9 об. Л.10. Л.32. Л.32–33 об. Л.37. ЛЛ.52–53 об. 
  • 2. Кубанские областные ведомости (далее – КОВ). №9. 1878. С. 3–4. 
  • 3. Бардадым В.П. Ратная доблесть кубанцев. Краснодар, 2010. С. 84. 
  • 4. Приказы по Кубанскому казачьему войску за 1877 г. Екатеринодар, 1878. 
  • 5. КОВ. №84. 1904. С. 2–3. 
  • 6. ГАКК. Ф. 396. Оп.1. Д. 10763. Л. 35. 
  • 7. Приказы по Кубанскому казачьему войску за 1916 г. Екатеринодар, 1917. 

Е.В. Брацун, историк, к.и.н.,
Краснодар

Фото (источник): Эски суратла
(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет