Расширенный поиск
23 Июня  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Кёрмегеннге кебек – танг, битмегеннге сакъал – танг.
  • Ёксюзню къалачы уллу кёрюнюр.
  • Аллахха ийнаннган кишини, Аллах онгдурур ишин.
  • Иги адамны бир сёзю эки болмаз.
  • Намыс сатылыб алынмайды.
  • Ишлегенде эринме, ишде чолакъ кёрюнме.
  • Окъдан джара эртде-кеч болса да бителир, сёз джара, ёмюрге къалыр.
  • Адамны аманы адамны бети бла ойнар.
  • Ёгюзню мюйюзюнден тутадыла, адамны сёзюнден тутадыла.
  • Ач келгенни – тойдур, кеч келгенни – къондур.
  • Сёз садакъдан кючлюдю.
  • Къарны аманнга къазан такъдырма, къолу аманнга от джакъдырма.
  • Ётюрюк хапар аякъ тюбю бла джюрюйдю.
  • Таукелге нюр джауар.
  • Элни кючю – эмеген.
  • Къуру гыбыт бек дыгъырдар.
  • Джаз бир кюнню джатсанг, къыш талай кюнню абынырса.
  • Ётюрюкню башын керти кесер.
  • Джырына кёре эжиую.
  • Эринчекни эр алмаз, эр алса да, кёл салмаз, кёл салса да, кёб бармаз!
  • Ач уят къоймаз.
  • Зар адам ашынгы ашар, кесинги сатар.
  • Ашда – бёрю, ишде – ёлю.
  • Бетинги сатма, малынгы сат.
  • Биреуню тёрюнден, кесинги эшик артынг игиди.
  • Тюкюрюк баш джармаз, налат кёз чыгъармаз!
  • Кёзден кетген, кёлден да кетеди.
  • Тулпарлыкъ, билекден тюл – джюрекден.
  • Бёрю да ач къалмасын, эчки да ашалмасын.
  • Аджал соруб келмез, келсе, къайтыб кетмез.
  • Уллу къашыкъ эрин джыртар.
  • Бозанг болмагъан джерге, къалагъынгы сукъма.
  • Ач – эснер, ат – кишнер.
  • Ёпкелегенни ашы татлы болады.
  • Ашхылыкъ джерде джатмайды, аманлыкъ суугъа батмайды.
  • Этим кетсе да, сюегим къалыр.
  • Терек ауса, отунчу – кёб.
  • Халкъны юйю – туугъан джери.
  • «Ма», - дегенни билмесенг, «бер», - дегенни билмезсе.
  • Тойгъанлыкъ къойгъа джарашады.
  • Иги сеники эсе да, сюйген кесимикин этеме.
  • Джан саулукъ бермей, сан саулукъ бермезсе.
  • Дуния малгъа сатылма, кесингден телиге къатылма.
  • Джашда акъыл джокъ, къартда къарыу джокъ.
  • Акъыллы башны – тили къысха.
  • Ач къалгъандан, кеч къалгъан къолай.
  • Дууулдаса – бал чибин, къонса – къара чибин.
  • Керти сёзге тёре джокъ.
  • Айран тёгюлсе, джугъусу къалыр.
  • Чакъырылмагъан къонакъ – орунсуз.

"Скорбящий горец"

05.07.2010 1 3016

Жаухар Аппаева,
искусствовед

В ряду мемориалов, посвященных жертвам Великой Отечественной войны, один из лучших в стране "Скорбящий горец" (скульптор Х. Крымшамхалов, архитектор М. Каркаев), установленный у развилки дорог в Тырныауз и Кёнделен. Он легко обозреваем с любой из точек Баксанского ущелья. Продуманность и обоснованность концепции памятника с четким, выразительным силуэтом, мощными обобщенными формами делают его настоящим шедевром.Здесь мы видим на редкость удачный пример взаимосвязи скульптуры с постаментом и окружающей природой.

История его возникновения весьма интересна. Это тот случай, когда инициатива увековечения памяти кёнделенцев, погибших на полях сражений, исходила от самих жителей села. Ее поддержали известные общественные и политические деятели - выходцы из Кёнделена: Ханафи Хутуев, Жанакаит Залиханов, Максим Геттуев. В 1967 году при сельском совете ветеранов войны и труда была организована комиссия по созданию мемориала, которая занялась сбором средств на его осуществление. Одновременно решался и вопрос об исполнителях этого замысла. Выбор пал на известного скульптора Хамзата Крымшамхалова и молодого зодчего, выпускника Московского архитектурного института Мухарби Каркаева. Хотя предложение показалось Каркаеву заманчивым, некоторое время он колебался. У Крымшамхалова к тому времени уже сложился собственный стиль (он всегда работал в реалистическом ключе), а у зодчего к вопросу о сооружении памятника был современный архитектурный подход. Он мыслил скульптуру только в синтезе с архитектурой, потому не был уверен в том, сможет ли при столь разных творческих установках довести работу до конца. Сомнения архитектора были небеспочвенны. Действительно, первые рабочие модели, выполненные Крымшамхаловым, свидетельствовали о его намерении выполнить памятник в духе советского искусства 50-х годов, то есть вполне традиционным для того времени. Несколько позже инициативу удалось перехватить М. Каркаеву.

Направив творческие поиски в новое русло и таким образом избежав банального решения, соавторы создали уникальный образец монументальной скульптуры, ставший новым словом в этом виде искусства. Вскоре после начала совместной работы авторы перешли на современный язык монументального искусства. Впервые в Кабардино-Балкарии был использован новый материал - железобетон. Высота памятника должна была достигать 15 метров. Для облегчения его веса была создана не монолитная конструкция, а собранная из "граненых колец", которые насаживались один на другой. Так что скульптура оказалась внутри полой.

О работе авторского дуэта была наслышана вся республика. Заинтересовалось ею и руководство Кабардино-Балкарии. Им было предложено выполнить модель памятника, десятикратно уменьшенной по отношению к реальным масштабам, и показать на одном из заседаний бюро обкома КПСС. На членов бюро рабочая модель произвела сильное впечатление. Они отметили такие ее качества, как оригинальность и выразительность, и приняли решение присвоить памятнику статус общереспубликанского значения.

- Для нас это было большой моральной поддержкой, - вспоминает Мухарби Койчуевич. - Мы работали с огромным энтузиазмом. Когда дело дошло до сборки памятника, мы с Крымшамхаловым поселились в непосредственной близости от места его установки, чтобы вести авторский надзор за монтажными работами.

Традиционно в русской и советской монументальной скульптуре скорбь народа по погибшим в войне символизирует Родина-мать. Но авторы памятника отошли от подобной трактовки этого понятия, создав мужской образ, поскольку по-балкарски Родина звучит как Атажурт, то есть Отечество. И потому вполне в соответствии с менталитетом балкарского народа этот образ авторы воплотили в фигуре горца. Так родился на свет "Скорбящий горец".

Поиски новых путей в монументальном искусстве потребовали от авторов обновления языка пластики и расширения ее образных возможностей. Концепцию мемориала основательно продумали, что позволило создать произведение искусства, в котором скульптура и архитектура даны в синтезе, сливаются в единое, неразделимое целое, а не так, как случается иной раз, когда одно служит дополнением к другому. Чаще всего скульптура является как бы украшением постамента. В "Скорбящем горце" же усиление архитектурного начала, несомненно, обогатило памятник. Монумент, вознесшийся ввысь на пятнадцать метров, имеет мощные геометризованные объемы, которые, однако, не надуманны, не подогнаны под модные в то время скульптурные формы, напоминающие саласпилские, а взяты из жизни. Пластическое видение создателей "Скорбящего горца" помогло увидеть в силуэте бурки именно те формы, которые позволили решить поставленные перед ними творческие задачи. Авторы, прежде всего, учитывали уникальную функцию бурки. Она - не только род одежды, произведение декоративно-прикладного искусства, но и архитектуры, поскольку в походах кавказцы использовали ее в качестве палатки.

Мощная фигура "Скорбящего горца", расчлененная рустом, в какой-то степени напоминает и традиционную балкарскую каменную кладку. Благодаря этому поверхность скульптуры оказывается раздробленной на определенные фрагменты. Но поскольку это членение незначительно по сравнению со всей площадью памятника, то оно не мешает воспринимать его как монолит. "Скорбящий горец" одинаково выразителен с любой точки зрения. А видеть его можно как с большого расстояния, так и в непосредственной близости, подойдя к самому подножию.

Поза "горца" совершенно лишена внешнего пафоса, оттого главное внимание зрителя сосредотачивается на внутреннем состоянии героя. В лице и фигуре переданы чувства скорби и траура, которые одновременно уравновешиваются спокойствием, несломленностью духа, уверенностью в неотвратимости победы над злом. Авторам удалось запечатлеть в мемориале не только величие подвига защитников Отечества, но и саму идею гуманизма, что придает ему мощное общественное звучание. Именно благодаря своим художественным особенностям памятник создает вокруг себя поле духовного напряжения.

В нашей стране множество памятников, посвященных погибшим в войне, но среди них не так уж и много таких, которые бы имели столь значительную художественную ценность. Как это ни прискорбно, но замысел Х. Крымшамхалова и М. Каркаева до сих пор не реализован до конца. Осталось выполнить так называемую "архитектуру земли", предусмотренную в проекте памятника. Это покрытие площадки, окружающей монумент, камнем. Высокоплотное озеленение по ее периметру вечнозеленым горным стелющимся кустарником, возведение нескольких малых архитектурных форм: эмблемы Кёнделена, павильона на автобусной остановке, дорожного знака, обозначающего направление в Кёнделен, позволили бы завершить мемориальный комплекс.

Авторы "Скорбящего горца" получили признание не только в своей стране, но и за рубежом. Все, кто проезжал по Баксанскому ущелью, не могли не оценить его художественные достоинства. Глубину философских воззрений авторов в гармоническом сочетании с архитектурным мышлением не раз отмечали не только у нас, но и за пределами страны. Скульптуре посвящены специальные статьи, вышедшие в заграничных изданиях. Фотография "Скорбящего горца" украсила суперобложку солидного советского издания, посвященного монументальному искусству. Значительный резонанс имел он и в нашей республике.

Скульптор Хамзат Баксанукович Крымшамхалов за свои монументальные произведения и, в первую очередь, за "Скорбящего горца" был удостоен Государственной премии КБАССР. Непонятно, правда, отчего труд соавтора этого монумента, архитектора Мухарби Каркаева так и не получил должной оценки.

(Голосов: 2, Рейтинг: 3.5)

  • Нравится

Комментариев нет