Расширенный поиск
24 Августа  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Эки ойлашыб, бир сёлешген.
  • Ач уят къоймаз.
  • Ана – юйню кюн джарыгъы.
  • Уллу атлама – абынырса, уллу къабма – къарылырса.
  • Хантына кёре тузу, юйюне кёре къызы.
  • Элге къуллукъ этмеген, элге ие болмаз.
  • Уллу къашыкъ эрин джыртар.
  • Сёлеш деб шай берген, тохта деб, сом берген.
  • Тенгни тенглиги джашай барсанг билинир.
  • Ариуну – ауруу кёб.
  • Ёлген аслан – сау чычхан.
  • Ат басханны джер билед.
  • Кесинг сынамагъан затны, адамгъа буюрма.
  • Келинин тута билмеген, къул этер, къызын тута билмеген, тул этер.
  • Къанны къан бла джуума, аманны аман бла къуума.
  • Аш иеси бла татлыды.
  • Адамны аты башхача, акъылы да башхады.
  • Адам сёзге тынгыла, акъыл сёзню ангыла.
  • Къуру гыбыт бек дыгъырдар.
  • Биреу къой излей, биреу той излей.
  • Аджашхан тёгерек айланыр.
  • Ёнгкюч къууана барыр, джылай келир.
  • Сёз – кюмюш, джыр – алтын.
  • Огъурлуну сёзю – суу, огъурсузну сёзю – уу.
  • Билим насыб берир, билим джолну керир.
  • Ашхы атаны – джашы ашхы, ашхы ананы – къызы ашхы.
  • Дууулдаса – бал чибин, къонса – къара чибин.
  • Дуния малгъа сатылма, кесингден телиге къатылма.
  • Арбаз къынгырды да, ийнек сауалмайма.
  • Айраннга суу къош, телиге джол бош.
  • Хар ишни да аллы къыйынды.
  • Кенгеш болса, уруш болмаз.
  • Аман киши кеси юйюнде – къонакъ.
  • Накъырда – кертини келечиси.
  • Адамны адамлыгъы къыйынлыкъда айгъакъланады.
  • «Ма», - дегенни билмесенг, «бер», - дегенни билмезсе.
  • Танг атмайма десе да, кюн къоярыкъ тюйюлдю.
  • Иги болса, тамадама – махтау, аман болса, меннге – айыб.
  • Джаз бир кюнню джатсанг, къыш талай кюнню абынырса.
  • Ашхылыкъ джерде джатмайды, аманлыкъ суугъа батмайды.
  • Аш кетер да бет къалыр.
  • Ауругъаннга – кийик саулукъ, джетген къызгъа – чилле джаулукъ.
  • Къарт болгъан джерде, берекет болур, сабий болгъан джерде, оюн болур.
  • Бюгюн дуния кибик, тамбла ахыратды.
  • Джумушакъ сёз къаты таякъны сындырыр.
  • Тыш элде солтан болгъандан эсе, кесинги элде олтан болгъан игиди!
  • Къарны аманнга къазан такъдырма, къолу аманнга от джакъдырма.
  • Айыбны суу бла джууалмазса.
  • Кёзю сокъурдан – къоркъма, кёлю сокъурдан – къоркъ.
  • Уруну арты – къуру.

Кязиму Мечиеву - 150 лет

20.10.2009 0 2303

Асхат Мечиев,
Нальчик

150-летие со дня рождения основоположника балкарской литературы Кязима Мечиева в КБР праздновали два дня - 15 и 16 октября. В двух больших мероприятиях - торжественном собрании в Музыкальном театре (в первый день) и поездке в аул Шыкы (во второй) - участвовали несколько тысяч человек, от президента КБР Арсена Канокова и представителей творческих союзов со всего Северного Кавказа, до школьников Черекского района. Чтобы перевезти такое количество народа туда, где когда-то располагался аул Шыкы, а теперь стоят лишь отреставрированные дом-музей поэта и его кузница, пришлось задействовать целый транспортный парк. Как уверяли всех черекцы, случаи, когда такое количество машин пыталось в этом месте одновременно проехать в горы, можно пересчитать по пальцам, и все эти случаи связаны с памятью Кязима.

Попасть сюда можно по двум дорогам, но только на одном виде транспорта - внедорожном. Вообще путь в Шыкы - отдельная история. За селением Безенги дорога разделяется на две - одна (нижняя) идет прямо, после чего упирается в шлагбаум погранзаставы. Потом идет более-менее ровно, делает через несколько километров большую петлю и начинает карабкаться в горы. В этом месте всем, кто имел неосторожность пуститься в этот нелегкий путь на "Газелях", пришлось бросить их и дальше идти пешком. А это - еще несколько километров, причем почти все время в гору! В конечном итоге дорога петляет вторично, выравнивается, начинает вести в обратную сторону и, спустя еще весьма приличный отрезок времени, приводит измученных путников в Шыкы. Кстати, в таком экстриме есть и свои положительные стороны: можно представить себя в роли тех, кто жил тут в незапамятные времена и совершал такие проходы каждый день.

Председатель Союза писателей КБР Ахмат Созаев, между прочим, предпринял такое приключение специально и пошел пешком - проникнуться духом и атмосферой здешних мест до конца. Вторая дорога не столь длинна, но зато сразу за Безенги ведет вверх и вверх (она и называется соответственно - верхняя), причем практически все время по самому краю пропасти. На легковой машине сюда лучше вообще не соваться. К тому же на этот раз возникла дополнительная трудность - водопровод, ведущий к заставе, прорвало в трех местах, и вода из него превратила серпантин, и без того неважный, в настоящее болото. Зато когда все препятствия, наконец, позади, можно поздравить себя с тем, что терпели не зря: это место стоит того, чтобы на него посмотреть. Даже если вы были здесь уже не раз.

Располагался Шыкы когда-то на ущельных склонах, которые, спускаясь книзу, сужаются, затем смыкаются и образуют треугольник вершиной вниз. Здесь пробегает быстрый горный поток. На одном из склонов, на довольно приличной высоте, находится дом-музей Кязима. На противоположной стороне треугольника, практически на одном уровне с домом - кузница. Склоны усеяны остатками каменной кладки. Это все, что осталось от Шыкы. Больше ничего здесь нет, если не считать кошары.


Исмаил Чочаев

Дому-музею Кязима двадцать лет. Открылся он стараниями тогдашнего первого секретаря райкома Мурадина Туменова. Кстати, два десятка лет музею сравнялось именно в этот день, 16 октября. Эту маленькую тайну открыл житель Безенги Исмаил Чочаев, исполняющий при музее обязанности директора (а заодно и сторожа с завхозом). Сторожить, впрочем, особо не приходится - еще ни у одного человека не поднималась рука что-нибудь здесь натворить. А вот по части хозяйства забот у Исмаила хватает. "Три раза за лето я скашиваю траву во дворе дома, - рассказывает он. - Зимой очищаю от снега. Обязательно подметаю в доме. Два раза в месяц чищу кийизы. Да и без этого дел тут много: мелкий ремонт, уход за музейными экспонатами. Спасибо, школьники помогают". Судя по количеству экспонатов в доме-музее, скучать Измаилу тут действительно некогда. Он, кстати, не только "дом Кязима", но и, так сказать, "собирательный образ" балкарского жилища тех времен. Дом дает ясное представление о том, из каких строений состоял тогда балкарский аул - это одноэтажное жилище (собственно дом, где в 1859 году родился Кязим) и небольшая пристройка там, где должен располагаться второй этаж, а в балкарском ауле располагалось жилище твоего соседа сверху, двор которого образовывала твоя крыша. Таким образом, строилось что-то наподобие ласточкиных гнезд, забирающихся все выше и выше. Как все это выглядело в натуре, можно увидеть на висящей внутри картине Берштейна, изображающей как раз Шыкы. Кроме этого, здесь есть портреты Кязима, как фотографические, так и живописные. Первых, к сожалению, меньше и центральное место среди них занимает самый распространенный и обошедший все школьные учебники - тот, где поэт изображен в папахе, мягко улыбающимся. Впрочем, есть тут еще одно его изображение, гораздо более любопытное - фотокарточка на членском билете Литфонда СССР. Здесь Кязим моложе и выглядит по-другому.

Помимо фотографий, тут много предметов балкарского быта: ткацкий станок, кровать, обувь, кийизы на стенах, очаг, деревянная вешалка для одежды, сделанная из цельного куска дерева, где роль крючков исполняют древесные сучья. В углу - несколько томов Корана, четки и керосиновая лампа. Каждый экспонат снабжен биркой с балкарским названием того или иного предмета и русским переводом. Ознакомившись с убранством дома, можно спуститься вниз, к горной речке, и, перейдя ее, подняться к кузнице.

У входа в нее, на каменной доске высечено: "Чтоб Родину избавить от невзгод, я в кузнице кую железо с жаром, и, видя, как страдает мой народ, я сам горю, как уголь, в горне старом". Путь в кузницу, недолгий, но нелегкий, дает представление о "рабочем дне" Кязима. Встав утром, он совершает намаз. Затем, позавтракав, выходит из дома. Поздоровавшись с "соседом сверху" (кстати, интересно, что за человек был этот сосед?), выходит со двора и осторожно, чтобы не потревожить больную ногу, спускается по крутой тропинке к речке, по пути огибая какое-то большое строение (от него сохранился кусок стены, самый большой из здешних обломков). Переходит речку по мостику и начинает подниматься по противоположному склону ущелья. Идти нелегко (склон скользкий и крутой), но сухой и жилистый Кязим шагает этой дорогой не первый раз. В кузнице он раздувает тяжелый мех и принимается за работу. Возле наковальни (Исмаил Чочаев уверяет, что она сейчас подлинная) в земле вырыто углубление: в него Кязим становится здоровой ногой. Так ему удобно и он может спокойно работать целый день. Из окна кузни весь Шыкы, как на ладони. Прекрасно видно дом Кязима. Можно при желании разглядеть, что делается во дворе.

Двор, кстати, у дома-музея сегодня больше, чем был во времена Кязима. Оно и к лучшему: иначе все, кто приехал отметить стопятидесятилетие со дня его рождения, тут попросту не поместились бы. Впрочем, они и так не помещаются: народу очень много. Есть, кстати, и настоящий кузнец - Хамзат Бачиев из Белой Речки. Он оценил кузницу Кязима с профессиональной точки зрения, сказав, что по меркам тех времен она очень хорошо оснащена.

 

На крыше дома Кязима устроили импровизированную сцену. С нее к присутствующим обратились председатель парламента КБР Ануар Чеченов, гости из Дагестана, Чечни, Калмыкии, Ставропольского края. У всех нашлось для Кязима доброе слово. И это справедливо: ведь у него такое слово тоже находилось для каждого. В заключение глава администрации Черекского района Махти Темиржанов призвал всех не расходиться: безенгиевцы зовут присутствующих в гости. "Просьба не уезжать, не отведав куска хлеба и куска мяса", - пригласил Темиржанов.

Угощение ждало всех за селом Безенги, в бывшем яблоневом саду. Яблонь здесь и сейчас много, и все они плодоносят...

(Голосов: 3, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет