Расширенный поиск
23 Октября  2021 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Юй ишлеген балта эшикде къалыр.
  • Гитче джилтин уллу элни джандырыр.
  • Адам сёзюнден белгили.
  • Хоншуну тауугъу къаз кёрюнюр, келини къыз кёрюнюр.
  • Башынга джетмегенни сорма.
  • Джашны джигитлиги сорулур, къызны джигерлиги сорулур.
  • Бек анасы джыламаз.
  • Илму – джашауну джолу.
  • Намыс сатылыб алынмайды.
  • Баш – акъыл ючюн, акъылман – халкъ ючюн.
  • Ёлген аслан – сау чычхан.
  • Къатын байлыкъны сюер, эр саулукъну сюер.
  • Къуру гыбыт бек дыгъырдар.
  • Эте билген, этген этеди, эте билмеген, юретген этеди!
  • Туз, гырджын аша, тюзлюк бла джаша.
  • Бичгенде ашыкъма, тикгенде ашыкъ.
  • Юреннген ауруу къалмаз.
  • Къартны сыйын кёрмеген, къартлыгъында сыйлы болмаз.
  • Адамны артындан къара сабан сюрме.
  • Аманны тукъумуна къарама, игини тукъумун сорма.
  • Бек ашыкъгъан меннге джетсин, дегенди аракъы.
  • Ариу сёз – къылычдан джити.
  • Телини эшигин, махтау джабар.
  • Ач келгенни – тойдур, кеч келгенни – къондур.
  • Ач къарынны, токъ билмез
  • Тешигини къатында, чычхан да батыр болур.
  • Минг тенг да азды, бир джау да кёбдю.
  • Эллинг бла джау болсанг да, юйюнг бла джау болма.
  • Мухардан ач ычхынмаз.
  • Болджал ишни бёрю ашар.
  • Ач – эснер, ат – кишнер.
  • Къууут – джелге, берне – бошха.
  • Аурууну келиую тынч, кетиую – къыйын.
  • Ауузу аманнга «иги», деме.
  • Тели турса – той бузар.
  • Байдан умут эте, джарлыдан ёгюз багъасы къорады.
  • Соргъан айыб тюлдю, билмеген айыбды.
  • Адамны бетине къарама, адетине къара.
  • Къонагъы джокъну – шоху джокъ.
  • Сютден ауузу кюйген, суугъа юфгюре эди.
  • Тенгни тенглиги джашай барсанг билинир.
  • Нёгер болсанг, тенг бол, тенг болмасанг, кенг бол.
  • Эшекни не къадар тюйсенг да, ат болмаз.
  • Уллу сёлешме да, уллу къаб.
  • Джыгъылгъанны сырты джерден тоймаз.
  • Орундукъ тюбюнде атылсам да, орта джиликме, де да айлан.
  • Чомартха хар кюн да байрамды.
  • Эркишиге тары кебек танг кёрюнюр.
  • Къызбайны юйюне дери сюрсенг, батыр болур.
  • Иги джашны ышаны – аз сёлешиб, кёб тынгылар.

Их не сумела разлучить жизнь. Разлучит ли смерть?

09.06.2005 0 2416

Жаухар Аппаева, 
Нальчик

ПОЛЕТ НА ДЕРЕВЯННЫХ САНЯХ

Произведения молодого писателя Бурхана Берберова нередко появляются на страницах периодических изданий. Рассказы "Зов", "Запеленутые яйца", "Нанык и Медведь", повесть "Крик камня", пьеса "Деревянные сани", многие поэтические творения на карачаево-балкарском языке и в переводе на русский получили в прессе положительные отклики. Они свидетельствуют о своеобразии художественного мышления автора, о его желании найти собственный путь в искусстве. И это, судя по его произведениям, ему удается. Как одну из отличительных черт его творчества можно назвать синтез реального и ирреального, этнической конкретики и философских обобщений.

Особенно широкий резонанс вызвала одноактная пьеса Б. Берберова "Деревянные сани", опубликованная в московском журнале "Современная драматургия". Наверно, нелегко будет найти убедительную форму, адекватную сути этой пьесы. Герои Б. Берберова, одинокие, беспомощные старики Джаным и Тиним, что в переводе с карачаевского означает "душа моя", (это, собственно, не имена, а форма ласкового обращения друг к другу), несмотря на перипетии судьбы, всю свою долгую жизнь прожили душа в душу, никогда не разлучаясь друг с другом, но в полной изоляции от всего света. Воспоминания о минувшем столь сильны, что сумели вырвать их из живого мира и унести в "страну теней", куда они давно стремились, чтобы воссоединиться с умершим сыном. Средством ухода из реального мира для них должны послужить те самые деревянные сани, которые когда-то унесли в иной мир их мальчика. Не случайно они явились во сне Джаным. Из множества других: железных и золотых, больших и маленьких, - она выбрала именно деревянные - предзнаменование своей смерти. Джаным не только не боится своего конца, а, наоборот, чувствует себя счастливой, предвкушая радость встречи с сыном. Перспектива остаться без жены сначала сильно пугает Тинима. Их не сумела разлучить жизнь. Разлучит ли смерть?

Этим вопросом задаются не только герои пьесы, но и читатели, успевшие заинтересоваться столь необычной судьбой супружеской четы. Автору удалось затронуть глубинные сферы психической жизни своих героев. Лишь на первый взгляд кажется, что ситуация, обрисованная им, полна мистики. В действительности же, мысли и переживания стариков текут стройно, в строгом соответствии с логикой жизни и легко объяснимы.

Щемящей, незаживающей  душевной раной стала для них гибель сына. Через всю жизнь пронес Тиним ощущение трагической вины за его смерть. Сделанные им на радость мальчику деревянные сани стали причиной его гибели. "Я родила сына, а санки, которые ты смастерил своими руками, погубили его", - укоряет жена мужа. И хотя оба верят в рок судьбы, не могут избавиться от чувства вины и обрести душевный покой. Для Джаным и Тинима мальчик был единственным смыслом их существования, и потому после его потери их души погрузились в глубокую мглу, столь кромешную, что они фактически умерли задолго до своей физической смерти. Их сердца охватило оцепенение, они утратили всякий интерес к реальной жизни и живут в застывшем прошлом. Сквозь невеселую картину их существования лишь иногда вырисовываются светлые сценки жизни, связанные непременно с их любимым сыном.
Горе родителей неизмеримо, но даже оно не способно заставить их забыть и о других, тоже драматических страницах своей биографии. Один из фрагментов их разговора позволяет автору выйти за пределы семейной трагедии и рассказать об исторической судьбе своего народа, пережившего депортацию. Отзвуки жизни карачаевцев на чужбине, возникающие в пьесе как яркие вспышки воспоминаний героев о минувшем, становятся главным фоном драмы. "Закрою глаза, - вспоминает свое детство Джаным. - И вижу наши горы, реки, как в сказке. Дом казался огромным, а двор целым государством… На орешнике висели мои детские качели… Я уже не маленькой была, когда наступила та страшная ночь. Нас загнали в эшелоны и повезли, как скот, из родных мест в далекую Азию. У всех детей сказка сразу закончилась. Детство высохло, как родник, из которого ушла вода… Сколько людей погибло в пути…"

В последние часы (а может, минуты) своего физического существования герои пьесы проживают одновременно в двух измерениях: земном и потустороннем. Пребывание в двух мирах до предела обнажает чувства этих двух, уходящих в неизвестность людей. Они давно тяготятся жизнью и с радостью ждут перехода в иной мир, который сулит им не смерть - они давно умерли, - а радость встречи с сыном. Для себя они решили, что соединиться с мальчиком они смогут, лишь отправившись в последний путь на тех самых деревянных санях, которые унесли в мир иной их сына. Как не смогла разлучить их жизнь, так не смогла разлучить их и смерть, ставшая не концом, а апофеозом их совместного сосуществования. И вот их души, соединившись в одно целое, покинули бренный мир, чтобы найти в космосе гармонию и умиротворение. Полет на санях сына стал для них прорывом в другую, высшую реальность. Этот переход в инобытие означал для них освобождение от временной земной оболочки, перевоплощение и обретение более совершенного типа сознания, которое, наконец, позволит им понять и оценить смысл страданий и невзгод, испытанных в реальном мире, и одновременно даст возможность познать вечную истину, к которой они стремились всю жизнь.

 

Газета "Кабардино-Балкарская Правда", 12 июля 2000 года.

(Нет голосов)

  • Нравится