Расширенный поиск
9 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Тура эдим джата, къайдан чыкъды хата?
  • Къартха ушагъан джаш – акъыллы, джашха ушагъан къарт – тели.
  • Намысы джокъну – дуниясы джокъ.
  • «Ма», - дегенни билмесенг, «бер», - дегенни билмезсе.
  • Ишни ахырын ойламай, аллын башлама.
  • Ашарыкъда сайлагъаннга – чий гырджын.
  • Ишлегенден, къарагъан уста.
  • Ата джурт – алтын бешик.
  • Келлик заман – къартлыкъ келтирир, кетген заман – джашлыкъ ёлтюрюр.
  • Эки элинги тыйсанг, джети элде махталырса.
  • Ётюрюкчюню шагъаты – къатында.
  • Атлыны кёрсе, джаяуну буту талыр.
  • Чабар ат – джетген къыз.
  • Таукелге нюр джауар.
  • Ёлген эшек бёрюден къоркъмайды.
  • Алтыда кюлмеген, алтмышда кюлмез.
  • Тамчы таш тешер.
  • Алма терегинден кери кетмез.
  • Сабий болмагъан джерде, мёлек болмаз.
  • Джаным-тиним – окъуу, билим.
  • Дууулдаса – бал чибин, къонса – къара чибин.
  • Адеб этмеген, адеб кёрмез.
  • Мухар, кеси тойса да, кёзю тоймаз.
  • Кийимни бичсенг, кенг бич, тар этген къыйын тюлдю.
  • Арбаз къынгырды да, ийнек сауалмайма.
  • Таукел къуру къалмаз.
  • Бети бедерден, намыс сакълама.
  • Джарлыны тону джаз битер.
  • Насыб бютеу халкъны юлюшюдю.
  • Адамны аманы адамны бети бла ойнар.
  • Адебни адебсизден юрен.
  • Элде адам къалмаса, ит тахтагъа минер.
  • Намысы болмагъанны, сыйы болмаз.
  • Биреуню къыйынлыгъы бла кесинге джол ишлеме.
  • Ётген ёмюр – акъгъан суу.
  • Байма, деб да, къууанма, джарлыма, деб да, джылама.
  • Тынгылагъан тынгы бузар.
  • Сютню башын джалагъан къутулур, тюбюн ичген тутулур.
  • Алтыннга тот къонмаз.
  • Ёзденликни кёбю ётюрюк.
  • Ашына кёре табагъы, балына кёре къалагъы.
  • Эки къатын алгъанны къулагъы тынгнгаймаз.
  • Бек ашыкъгъан меннге джетсин, дегенди аракъы.
  • Башсыз урчукъ тюзюне айланмаз.
  • Ана къойну – балагъа джандет.
  • Тил – кесген бычакъ, сёз – атылгъан окъ.
  • Джерни букъусу кёкге къонмаз.
  • Бёрю да ач къалмасын, эчки да ашалмасын.
  • Ашыкъгъанны этеги бутуна чырмалыр.
  • Орну джокъну – сыйы джокъ.

Славяне на Кавказе. Данные средневековых источников

20.07.2016 0 457  Бурмакин А.Л.
Историк Н.Г. Устрялов (1805 – 1870 гг.) писал о казаках: «Чудная смесь племён отразилась в чертах казаков, в их языке, в самом образе жизни. Лица их доселе выражают нечто азиатское. Язык их состоит из слов: татарских, русских, польских и др. Бесстрашие их напоминает детей Кавказа, именем которых они гордились, называя себя без разбора и казаками, и черкасами».

Язык, на котором общались казаки по сути до XX веке можно условно разделить на служебный, т.е. славянский, и бытовой – тюркско-татарский. Например, когда русский писатель Л.Н. Толстой служил на Кавказе, то в своей повести «Казаки» писал: «Молодец-казак щеголяет знанием татарского языка и, разгулявшись, даже со своим братом (казаком) говорит по-татарски».

Тюркско-татарская терминология формировалось в течение трёх основных периодов. Большое количество слов, терминов и понятий, которые используют казаки, связаны с терминологией Улуса Джучи (XIII-XV в.) и терминологией постзолотоордынских государств (XV-XVIII вв.). 

Следует отметить, что формировавшаяся терминология носила не только собирательный характер, но и, конечно же, благодаря ей новые слова распространялись по различным языкам. 


 
По мнению многих исследователей и само слово казак тюркского происхождения. В таблице приведены различные значения слова казак, которые взяты из различных тюркско-татарских языков, и объединены в четыре основные группы под следующими условными наименованиями: воин; этноним - самоназвание племени; вольный скиталец; вольнонаёмный работник. При этом синим цветом отмечены значения, взятые из тюркско-татарских источников.

Исходя из значений слова «казак», приведенных в таблице, оно является не просто многозначным, но и относится к омонимам. Как известно, основным видом омонимов являются лексические омонимы – слова одной и той же части речи, имеющие одинаковое звучание, написание и грамматическое оформление, но абсолютно разное значение. 

Каждому значению (группе значений) слова казак можно привести соответствующие исторические упоминания (свидетельства), которые изложены в древних исторических актах XIV-XVI вв., как отечественных, так и зарубежных. 



Отдельные исследователи, основываясь на различных исторических упоминаниях о служилых казаках-воинах в Московском государстве и в частности о мещерских и городецких казаках, на различных упоминаниях о постзолотоордынских Ордах: Ногайской Орде, Крымском, Казанском и Сибирском ханствах, в которых также были казаки, а также на том, что в казачьем диалекте казаков (гутаре, балачке) много тюркско-татарских слов, зачастую ошибочно связывают происхождение казаков не с тюркским населением Орды, а непосредственно с татарами. Однако это не совсем так.

Исследователи забывают, что донские, запорожские, волжские, яицкие и др. казаки постоянно воевали с татарами (с крымскими, казанскими, кубанскими, сибирскими, ногайцами и казахами).

В XIII столетии в вассальную зависимость к монголам попали многие народы, в том числе племена с Кавказа, причерноморские, приазовские племена; об этом свидетельствуют древние исторические акты. Так, например:

1223 г.«Про сих же [татар] слышахом, яко многы страны поплениша Ясы, Обезы и Касоги; придоша же [татары] на землю Половетскую, …» [8];

1252 г.  «Названия земель, которые они (татары) одолели, суть следующие: …, Кассы, , Аланы, или Ассы, Обезы [Абхазы], …, Чиркасы, Руфены [Русы], …» [139].

Необходимо отметить, что, как общеизвестно, на Руси «татарами» называли всё население Золотой Орды и особенно племена говорящих на тюркских языках. После распада Золотой Орды название татары закрепилось за всеми восточными и южными племенами. Так, например, одно из покоренных Ордой государств была Великая Булгария, которая на Руси называлась Волжской Булгарией. Под этим именем страна и ее народ были известны не только на Руси, но и на далеком Востоке, в южных странах, в Европе. Несмотря на это, жителей этой области (региона) сейчас называют татарами, хотя многие народы и поныне знают их не как татар, а под другими именами, например, удмурты, их соседи, и сейчас называют их бигерями — т.е. булгарами, а казахи называют их нугаями или же северными кипчаками. При этом важно отметить, что сами монголы никогда не называли и не называют себя татарами, ибо этот термин не является самоназванием монгольского народа. 

Здесь уместно привести пример того, как в памяти людей может стираться имя собственного народа (племени). Так, до нашествия монголов на земли древнерусского государства (Киевской Руси), её жителей называли по-разному, но одно из самых распространённых и обобщающих имен было русы (росы). После распада Золотой Орды, во всех источниках (документах), как Московского государства, так и в Европейских, жителей нынешней Украины, назвали черкасами или черкашенинами  (днепровскими) либо шляхтичами. Причём это имя ЧЕРКАСЫ жители нынешней Украины носили в течение нескольких столетий. Сегодня же, если спросить любого коренного жителя Украины, кто он по национальности, то ни один из них не скажет, что он черкас или черкашенин. Другими словами, население Украины постепенно переняло название, которое использовалось как в Русском, так и Польско-Литовском государстве в отношении к своим украйнным территориям, т.е. УКРАИНЦЫ. 

Последнее время, изучая различные древние исторические акты, склоняюсь к тому, что название КАЗАКИ во время владычества Золотой Орды, возможно, было также постепенно преобразовано-перенято тюркскими причерноморскими и приазовскими племенами. В частности это могли быть племена касогов (кашаки, касахи) и асов (азы – азак).

В качестве примера можно привести следующую таблицу, представленную на слайде. Как видно из таблицы племя касогов не исчезало, а со временем приобретало в различных языках новое звучание – в зависимости от того, кто писал, европейцы, арабы, персы…



Важно также отметить, что одновременно с нашествием монголов (как это видно из таблицы) в европейских и арабских источниках появляется новый, ранее никогда не упоминавшийся этноним – ЧЕРКАСЫ, который стал употребляться в отношении племён Причерноморья и Северного Кавказа, и, по сути, вобрал в себя названия таких племён, как зики (зихи) и касоги (касахи).

Если обратиться к древнетюркскому словарю, то в нём приведены следующие значения касающиеся слова ЧЕРКАС:

ČЕR – противоположная сторона, напротив; освобождать, избавлять;
ČЕRGÄ – черед, очередь;
ČЕRGÄŠ – составлять; образовывать ряды; выстраиваться рядами: ikki sü čergäšti два войска выстроились рядами [одно против другого];
ČЕRIG – войско, отважный [проявляет себя] в войске; мудрый – в [обеденной] жизни;
ČЕRKÄŠ – смотри čеrgäš [196].

Этноним черкес(ы), который ныне употребляется в отношении ряда племён Северного Кавказа, вошло в обиход намного позже и в частности в русском языке появляется только в конце XVII в. При этом постепенно, с течением времени тюркский этноним-прозвище «черкес» полностью вытеснило этноним черкас. Кроме того, этноним черкесы так же, как и этноним черкасы был и является обобщённым для многих племен на Северном Кавказе.
 
Сегодня можно выделить несколько подходов к появлению и толкованию этнонима черкес(ы). Во-первых, известно, что слово черкес использовалось золотоордынскими монголами (татарами) в качестве имени личного. Так, например, во времена правления Токты (1291-1312 гг.) предводителем ордынских войск левой руки был эмир (князь) Черкес: «Он [Мунгкура] был из племени сайджиют и в эпоху Бату ведал левым крылом. В настоящее время из его потомков есть [эмир] по имени Черкес, из эмиров Токты; он ведает должностью [pax] отца» [32]. 

Вследствие этого ряд исследователей высказывают мнение о том, что появление этнонима «черкесы» было обусловлено вассальной подчинённостью и службой черкасских племен с Кавказа золотоордынским ханам и в частности эмиру Черкесу. Так, например, об этом свидетельствует следующее упоминание: « …в настоящее время большая часть войск Токтая и Баяна суть из рода этих 4000, а то, что прибавилось в это последнее время, (состоит) из войск русских, черкасов, кипчаков, маджаров и прочих, которые присоединены к ним» [32]. 

При этом вассальная зависимость черкасских князей от Золотой Орды сохранялась на протяжении нескольких десятилетий, и черкасские племена вынуждены были выставлять своих воинов в ханское войско. Так, например, об этом следующие повествуют упоминания: 

1) в книге арабского писателя аль-Омари (первая половина XIV в.), сообщается: «У султана этого государства [хана Золотой Орды Узбека] рати Черкасов, Русов и Ясов» [32];

2) в Ермолиской летописи при описании событий 1380 г. сообщается: «Того же лета ордыньски князь Мамаи, с всеми князи ордыньскими, с всею силою Татарьскою и Половецкою, еще же к тому понаимова рати: Бесермены, Армены, Черкасы, Ясы, …. и поиде на великого князя Дмитрея,…» [9, 23].

Все это конечно же способствовало усвоению причерноморскими племенами татарского языка.

Справедливости ради нужно отметить, что черкасы, как и русские вели освободительную борьбу. Об этом, например, свидетельствуют следующие упоминания:

1) в книге арабского автора аль-Омари, сообщается: «Хотя они [татары] одержали верх над ратями Черкасов, Русов, Маджаров и Ясов, но эти народы похищают детей их и продают их купцам…» [32];


2) в книге австрийского дипломата, историка и писателя Сигизмунда фон Герберштейна «Записки о Московии» (изданной в 1549 г.) сообщается : «С этого места до самой реки Меркулы (Маныч) впадающей в Понт, тянуться горы, в которых живут черкасы или цики. В надежде на неприступность своих гор, они не признают власти ни турок, ни татар…» [83].

Во-вторых, по предположениям некоторых исследователей этноним черкесы, употребляемый в отношении племён черкас, происходит из персидского или тюркского языков: 

1) английский путешественник Спенсер (1830 г.) отмечал: «Русские, татары и турки называют черкесов - черкес - это буквально означает "отрезающий путь"» [214];
2) топограф, генерал-лейтенант Бларамберг (1834 г.) отмечал, что этноним «"черкесы" - татарского происхождения и состоит из слов "чер" - дорога и "кесмек" - резать; другими словами переводиться как "разбойник"» [215]; 
3) писатель, русский офицер Зубов сообщал в 1834 г.: «Название черкес, под которым оные у нас известны, дано им ногайцами, и означает на их языке головорез: кес - голова, черк - резать» [216];
4) кабардинский князь Мисостов писал в 1841 г.: «В древних историях нигде не значится, с какого сословия произошли черкесы (слово "черкес" есть фарсиское "головорез"»)» [217].

Однако есть и другие подходы к толкованию слова черкес. Так, например:

1) венгерский этнограф Ж.Ш. де Бесс, побывавший на Кавказе в 1829 г., писал: «Мои предшественники, писатели и путешественники, утверждали, что слово "черкес" происходит из татарского языка и составлено из "tcher" ("дорога") "kesmek" ("перерезать");... Нужно заметить, что "tcher" в персидском языке означает "воитель", "мужественный", а "kes" означает "личность", "индивидуум", "один из"» [213];
2) префект Кафы доминиканц Асколи (1622-1633 гг.) писал: «Черкесы гордятся благородством крови, а турок оказывает им великое уважение, называя их черкес спага, что означает, благородный, конный воин» [221].

Здесь следует обратить внимание на то, что есть параллели с толкованием слова казак.

На самом деле, казаки действительно многое унаследовали от Золотой Орды. Так, в частности, такие традиционные казачьи символы (знаки атаманского и войскового отличия), как пернач (шестопер) или бунчук являются наследием именно владычества в южнорусских степях Золотой Орды. На нижеприведенных старинных миниатюрах изображены монголы с перначами и бунчуками еще до нашествия на Кавказ и Русь. Кроме того, найденные на территории России и Украины шестопёры датируются второй четвертью XIII в., т.е. после нашествия монголов.
 

Предводители монголов с перначами (шестопёрами)

Монголы с бунчуками

В книге видного польского дипломата и государственного деятеля Мартина Броневского «Описание Татарии» (напечатана в 1595 году) при описании войска крымского хана сообщается: «Хан всегда имеет при себе для своей защиты отряд из нескольких тысяч храбрейших и лучших воинов... При ханском отряде всегда есть знамя, состоящее из белого лошадиного хвоста, прикрепленного к длинной палке... Прочие знамена и бунчуки, которых очень много, бывают различного цвета» [201].

Кроме того, почти все казачьи должности (позже воинские чины), формирования и земельное устройство казачьих общин, имеют тюркско-татарское происхождение:

1) атаман (слово есть в татарском, туркменском, азербайджанском, кумыкском, киргизском, казахском, чувашском языках; адвман - в монгольском языке; утаман в татарском языке, отоман в крымско-татарском и турецком языках; одаман в чувашском языке; ватаман в русском языке).

Атаман имеет следующие значения: 
- в татарском, киргизском, каракалпакском языках: «предводитель», «главарь» [198]; 
- в туркменском, азербайджанском языках: «головной, начальствующий мужчина», «предводитель отряда» [43, 44];
- в кумыкском и татарском диалекте: «главарь в играх», «коновод» [198];
- в чувашском языке: «глава» [198];
- в ногайском языке: «самец» [198].

Слово утаман в татарском языке сопоставимо с одаман в крымско-татарском языке и означает «старший пастух», «пастуший батько». Если связывать со словом ода, означающим «солдатская (янычарская) артель, рота», то можно понимать как «вожак солдатской артели» [198]. 

Кроме того, в русском языке после нашествия татарских войск появляется термин ватаман (в русских актах первые упоминания о нём относятся к 1294 году (т.е. сразу после нашествия монгол) и в частности в грамоте новгородского князя Андрея Александровича). 

В качестве примера приведу выдержку из послания на вятскую землю, отосланного Митрополитом Киевской и всея Руси Иовом (около 1452 года): «...воеводам земьскым Якову Пугвину и Оникою и Юрью Алексеевым Мышкина, и всем ватаманам, и подвойскым, и бояром, и купцем, и житьим людем, и всему нарицающемуся именем християньству тамошния земля…» [199];

Слово:
2) есаул – ясаул (тюркско-татарское), в значении «обеспечивающий выполнение Ясы» (т.е. свода законов Чингисхана); 
3) хорунжий – хоружге (тюркско-татарское), chorąży (польское – появляется в XIV-XV вв., т.е. с нашествием монгол), означало «знаменосец». Хору́гвь от монгольского оронго – «знак», «знамя» [50];
4) кош – кош (тюркско-татарское), хошун (монгольское) означали:
- «кочевой военный лагерь», «временная походная юрта», «воинский отряд» (отсюда происходит и название кошевой атаман) [47]; 
- также означало - «вместе», «вместе находящийся»; «ставка», «лагерь», «войско»; «общество», «юрты»; «временная юрта»; «шалаш», «лачуга»; «вьюк»; «прибавить», «присоединять» [197].

5) юрт - юрт, йорт (тюркско-татарское), в значении «территория для кочевья», «место для стоянки» [48], «государство», «дом», «место жительства», «земля» [49].

Тактика действий казаков в бою также была во многом схожа с действиями татарской конницы. Так, например, австрийский дипломат, историк и писатель Сугизмунд Герберштейн, посетивший Россию в 1516 г. и издавший в 1549 книгу «Записки о Московии», описывает следующим образом тактику действий татар в бою: «Они очень смело вступают в битву с врагом издали; это однакож бывает непродолжительно: они обращаются в притворное бегство и, улучая удобную минуту, пускают стрелы назад в преследующих неприятелей, потом, внезапно повернув коней, снова делают нападение на разсыпанные ряды врагов (это казачий способ ведения боя - вентерь )

Когда доводиться им сражаться на открытом поле, неприятель находится на разстоянии полета копья, то они вступают в битву не стройными рядами, а кружаться около неприятельского войска, обхватывая его со всех сторон, чтобы вернее и свободнее метать в него копья. … Этот род сражения по сходству с танцами, называется у них пляской (казаки успешно использовали такой способ ведения боя в войне 1812 года )… 

В конной езде у них своя особенность: … если нужно поднять с земли что нибудь упавшее, то без труда исполняют это, оперевшись на стремена: в этом они так искусны, что делают это даже на всем скаку (одно из упражнений казачьей джигитовки ) … При вторжении в области соседей, каждый имеет при себе две или три лошади, … для того чтобы, когда устанет одна, можно было пересесть на другую и третью, а усталых они ведут на поводе (во времена Суворова и во время наполеоновских войн у казаков в походе всегда был двуконь, т.е. две лошади). Узда у них самая легкая, и вместо шпор употребляется плетка (в отличие от регулярной русской кавалерии казаки традиционно, а также в соответствии с приказами по военному ведомству не носили шпор, а управлялись нагайками) …» [83].

Несмотря на то, что казаки многое заимствовали от Золотой Орды, у них были и абсолютно не свойственные и нетрадиционные для татар виды боя и способы их ведения. Так, например, общеизвестно, что казаки были превосходными судостроителями и моряками. Они на своих стругах, бусах, чайках (челнах) спускались по рекам, выходили в море и совершали нападения на турецкие города и селения. Кроме того, казаки на своих стругах осваивали Сибирь и Дальний Восток.

В целом казачьи морские предприятия в XVII-XVIII вв., хотя они и были более опасные, чем сухопутные, но предпочитались казаками, как наиболее прибыточные. Морские походы казаков подтверждаются многими историческими актами. В качестве примера представим такие упоминания из исторических документов:

1) вторая половина XVI в., в книге видного польского дипломата и государственного деятеля Мартина Броневского «Описание Татарии» (издана в 1595 году) сообщается: «Татары эти очень боятся наших Низовских (Днепровских) казаков, так названных от того, что плавают в ладьях вниз по реке» [201];

2) 1623 г., в грамоте царя Михаила Федоровича Донскому Войску сообщается: «От царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии на Дон, в нижние и в верхние юрты, атаманом Смаге Степанову, и всем атаманом, и казаком, к всему великому Войску...

А ныне ведомо нам, великому государю, учинилось, что вы, атаманы и казаки, через наше повеленье с Азовом розмирилися и посылали на море на турских людей под город под Трапизон атаманов же и казаков 500 человек в 30-ти стругех: да с ними ж ходили 70 человек запорожских черкас. И того де они турского царя города Трапизона мало не взяли, а посады выжгли и высекли, и живота всякого, и корабли, и наряд, и гостей турского царя поимали. Да и под Азов де и вы, атаманы и казаки, итти хотите вскоре ж...» [200];

Морской промысел был характерен не для татар, а для черкасских племен Северо-Западного Кавказа. Так, например, в самом обстоятельном источнике по истории и этнографии Северного Кавказа начала нашей эры «Географии» Страбона (64/63 г. до н.э. – 23/24 г. н.э.) сообщается о пиратстве горцев: «Эти народности живут морским разбоем, для чего у них есть небольшие, узкие и легкие лодки вместимостью приблизительно до 25 человек, редко  до 30; у греков они называются "камарами". Снаряжая флотилии таких "камар" и нападая то на купеческие корабли, то даже на какую-нибудь страну или город, они господствуют на море. Когда они возвращаются в родные места, то при отсутствии корабельных стоянок им приходится на плечах переносить "камары" в леса, где они и живут, обрабатывая скудную землю.

Когда же наступает время плавания, они снова несут лодки к берегу. Точно так же поступают они и в чужих странах, где им хорошо известны лесистые места; там они прячут свои "камары", а сами пешком бродят днем и ночью, похищая людей для продажи в рабство» [205].

Подобные сведения о горцах-пиратах сообщает в своей книге «Записки о Московии» Герберштейн: «… черкасы или цики... Они самые смелые пираты: на кораблях спускаются в море по течению рек, берущих начало из гор, и грабят кого только могут, преимущественно же тех, которые ездят из Кафы в Константинополь…» [83].

Вызывает интерес и способ традиционного оборудования казаками военного лагеря-городка. В этом донские и гребенские (терские, а также черноморские /кубанские) казаки также отличались от татар, в частности они использовали в степи и в горах сторожевые вышки. Такой способ охраны своих жилищ был традиционным для племен Северного Кавказа – черкесов. Так, например, в книге русского историка Броневского «Известия о Кавказе» о черкесах сообщается: «Всех же деревень более сорока, которыя выстроены по Черкесскому обычию и укреплены сторожевами по углам башнями из плетня, покрытого соломою. Термигойцы живут богаче и опртнее своих соседей, на подобие Кабардинцев; … осенью и весною переходят с своими кошами к самой Кубани» [202].

Определённый интерес вызывают головные уборы запорожских черкас-казаков в XVII в., называющиеся кабардинками, которые являются национальными головными уборами как у ряда кавказских народов, так и у кубанских и крымских татар.

Не меньший интерес вызывают шапки со шлыком у запорожских черкас-казаков. Как известно до нашествия монгол в 1223 г. Поросье было заселено тюркскими племенами торков, берендеев, печенегов, которые составляли союз под названием Черные Клобуки. Само выражение Черный Клобук в отношении племен торков, берендееев, печенегов имело собирательное значение и есть не более чем перевод тюркского выражения «кара-калпаки» или «кара-тули», т.е. черные шапки. Если обратиться к энциклопедическим словарям, то, например, в Словаре иностранных слов, вошедших в состав русского языка под редакцией А.Н. Чудинова (1910 г.): «клобук – это головной убор монахов; род шапки (камилавка), покрытой черным или белым покрывалом, спадающим на спину» [270]. 

Возможно, что такие головные уборы местное население Поросья носило в быту и во время владычества Золотой Орды. В результате преемственности поколений головные уборы – шапки со шлыком (клобуки)  сохранились и до XVI в., т.е. до времени, когда в истории появляются днепровские черкасы – казаки. Другими словами, возможно, что головные уборы запорожских казаков  шапки со свисающим шлыком  это наследие тюркских племен, обитавших в Поросье до нашествия монгол в XIII в.

Таким образом, перечисленные выше обстоятельства, а также многие другие свидетельствуют о том, что в военном укладе и быте казаков было много общего с тюркско-татарскими племенами, а также с племенами Северного Кавказа.

Через донские степи издавна проходил Великий шёлковый путь. При этом он был не просто торговой дорогой, а путём переселений и миграций народов. Всё это способствовало тому, что в донских степях постоянно обитали воинственные тюркские племена, которые могли здесь добывать дуван (военная добыча), ясырь (пленные, которых казаки освобождали за выкуп) и зипуны. 

В целом следует отметить, что образ жизни, элементы культуры и быта казаков во многом носят тюркские и кавказские черты. 

Так, географ И.Я. Павловский в своей книге «География Российской Империи» писал: «Казаки имеют с Россиянами только два общих элемента: веру и язык; всем прочим в народном быту своём они разительно отличаются от последних, как, например, физиономиею, нравами, одеждами, жилищами и проч.» [114].

Историк А.И. Ригельман в своей книге «История или повествование о донских казаках…» писал: «Хотя всем, и едва ли не целому свету, по древности, а паче по храбрости в военных делах, не менее же и по удальству, о находящихся в России Донских Казаках известно; но с коих времен и из как их людей они при своем месте начало свое возымели, уповательно, мало кто ведает, ибо и сами они о себе прямого начала своего сказать не могут, а мня, будто бы они от не коих вольных людей, а более от Черкас и Горских народов, взялись, и для того считают себя природою не от Московских людей, и думают за подлинно только обрусевши, живучи при России, а не Русскими людьми быть. По такому их воображению никогда себя Московскими не именуют, ниже любят, кто их Москалем назовет, и отвечают на то, что „Я де, не Москаль, но Руской, и то по закону и вере Православной, а не по природе"» [104].

Литература:

3. ПСРЛ, том II. Издание 1-е. Ипатьевский список Волынской летописи (1111-1305 гг.)» и текст Густынской летописи (842-1597 гг.). СПб., 1843. С. 392
8. ПСРЛ, том VII. Издание 1-е. Летопись по Воскресенскому списку (1075-1353 гг.). СПб., 1856. С. 358
9. ПСРЛ, том VIII. Издание 1-е. Продолжение летописи по Воскресенскому списку (с 1354 по 1541 гг.). СПб., 1859. С. 302
10. ПСРЛ, том IX. Издание 1-е. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью (859-1176 гг.). СПб., 1882. С. 282
23. ПСРЛ, том XXIII, Издание 1-е. Ермолинская летопись. СПб., 1910. С. 252
25. ПСРЛ, том XXV. Издание 1-е. Московский летописный свод конца XV в. М.; Л., 1949. С. 464
32. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том I. Извлечения из сочинений арабских. Пер. В. Г. Тизенгаузена СПб. 1884.
47. Bushakov V.A. Terms for the settlement and fortress, in the toponymy of the Crimea. // Sovietskaia turkologia, 1985, № 2. – P. 29-37.
48. Collection of materials relating to the history of the Golden Horde. Excerpts from Persian works collected by V.G. Tizengauzen and treated with A.A. Romaskevich and S.L. Volin. – M. – L.: Publishing House of USSR Academy of Sciences, 1941. – Р. 308
49. Old Turkic dictionary. – L.: Nauka, 1969. – Р. 676
50. Большой энциклопедический словарь Издательство: Большая Российская энциклопедия, 2000. 
83. Герберштейн С. Записки о Московии. Москва: Изд-во МГУ, 1988. С. 430
104. Ригельман А.И. История или повествование о Донских казаках. М.: Университетская типография 1846. С. 165
139. Джиованни дель Плано Карпини. ИСТОРИЯ МОНГАЛОВ, ИМЕНУЕМЫХ НАМИ ТАТАРАМИ. пер. А. И.Малеин. М., 1957.
196. Древнетюркский словарь. Редакторы В.М. Наделяев, Д.М. Насилов, Э.Р. Тенишев, А.М. Щербак. – Ленинград: изд-во «Наука», 1969.
197. Радлов В.В. Опыт Словаря тюркских наречий. Том II. СПб. 1899. С. 530
198. Э.В. Севортян. Этимологический словарь тюркских языков (общетюркские и межтюркские основы на гласные). М.: изд-во «Наука», 1974. С. 767
199. Акты исторические, собранные и изданные археографическою коммиссиею. Том первый. 1334-1598. Санкт-Петербург, 1841. С. 614
200. Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы в трех томах. Том I 1620-1647 годы. М., 1953. С. 621
201. М. Броневский. Описание Татарии. Кёльн, 1595. Перевод с латинского Е.С. Зевакина.
202. Броневский С.М. Известия о Кавказе. Часть первая. Новейшия географическия и историческия известия о Кавказе, Собранныя и пополненныя Семеном Броневским. Москва. 
205. Античные источники о Северном Кавказе. Нальчик, 1990. С. 70
206. Жиль Ф.А. Письма о Кавказе и Крыме // Сост. и пер. с фр. яз. К.А. Мальбахов. Нальчик, 2009. С. 101.
213. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII—XIX вв. (далее — АБКИЕА). Нальчик, 1974. С. 334.
214. Спенсер Э. Путешествия в Черкесию. Майкоп, 1993. С. 120.
215. Бларамберг И. Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа. Нальчик, 1999. С. 122.
216. Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Т. 2. С. 13.
217. Мисостов А.М. История несчастных черкесов. Нальчик, 2004. С. 24
221. Северный Кавказ в европейской литературе XIII—XVIII веков: Сб. материалов. Нальчик, 2006. С. 57.
224. Фелицын Е.Д. Черкесы-адыге и западно-кавказские горцы: Материалы для изучения горцев и принадлежавшей им страны // Кубанские областные ведомости. 1884. № 34. С. 3.
243. Олонецкий сборник. Материалы для истории, географии, статистики и этнографии Олонецкого края. Выпуск четвертый. – Петрозаводск: 1902. С. 202
270. "Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка". Материалы для лексической разработки заимствованных слов в русской литературной речи. Составлен под ред. А.Н. Чудинова. Издание третье, тщательно исправленное и значительно дополненное (более 5000 новых слов) преимущественно социально-политическими терминами, вошедшими в жизнь в последние годы. СПб., Издание В.И. Губинского, 1910.

Бурмакин А.Л.,
из доклада, представленного на 














(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет