Расширенный поиск
5 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Юй кюйдю да, кюйюз чыкъды, ортасындан тюйюш чыкъды.
  • Баланы адам этген анады.
  • Ётюрюкню къуйругъу – бир тутум.
  • Алтыннга тот къонмаз.
  • Асхат ашлыкъ сата, юйдегиси ачдан къата.
  • Сабыр джетер муратха, сабырсыз къалыр уятха.
  • Нёгер болсанг, тенг бол, тенг болмасанг, кенг бол.
  • Акъыл сабырлыкъ берир.
  • Орну джокъну – сыйы джокъ.
  • Орундукъ тюбюнде атылсам да, орта джиликме, де да айлан.
  • Аджалсыз ёлюм болмаз.
  • Арпа, будай – ащды, алтын, кюмюш а – ташды.
  • Керилген да, ургъан кибикди.
  • Туз, гырджын аша, тюзлюк бла джаша.
  • Аякъларынгы джууургъанынга кёре узат.
  • Онгсузну – джакъла, тенгликни – сакъла.
  • Къонагъынгы артмагъын алма да, алгъышын ал.
  • Адам сёзюнден белгили.
  • Аман къатын сабий табса, бий болур…
  • Нафысынгы айтханын этме, намысынгы айтханын эт.
  • Ариу сёзде ауруу джокъ.
  • Айныгъанлы алты кюн, тогъайгъанлы тогъуз кюн.
  • Кёзю сокъурдан – къоркъма, кёлю сокъурдан – къоркъ.
  • Акъыл неден да кючлюдю.
  • Къулакъдан эсе, кёзге ышан.
  • Тас болгъан бычакъны сабы – алтын.
  • Мени джылытмагъан кюн, меннге тиймесин!
  • Кютгени беш эчки, сызгъыргъаны уа, джерни джарады.
  • От кюйдюрген, сау болса да, тот кюйдюрген, сау болмаз.
  • Узун джолну барсанг, бюгюн келирсе, къысха джолну барсанг, тамбла келирсе.
  • Тойгъан джерге джети къайт.
  • Хансыз джомакъ болмаз.
  • Шекер бла туз – бир болмаз, ушамагъан – юй болмаз.
  • Хазыр ашха – терен къашыкъ.
  • Акъыллы башны – тили къысха.
  • Ханы къызы буюгъа-буюгъа киштик болду.
  • Тиширыусуз юй – отсуз от джагъа.
  • Ата Джуртча джер болмаз, туугъан элча эл болмаз.
  • Атлыны кёрсе, джаяуну буту талыр.
  • Эркишини аманы тиширыуну джылатыр.
  • Ким бла джюрюсенг, аны кёзю бла кёрюнюрсе.
  • Сёз садакъдан кючлюдю.
  • Тёгюлген тюгел джыйылмайды.
  • Адеби болмагъан къыз – тузсуз хант.
  • Накъырда – кертини келечиси.
  • Кийим тукъум сордурур.
  • Ышармагъан – кюлмез, кюлмеген – къууанчны билмез.
  • Ишлемеген – тишлемез.
  • Кёб джашагъан – кёб билир.
  • Келинин тута билмеген, къул этер, къызын тута билмеген, тул этер.

Вопросы формирования кумыкского языка и его диалектов

18.03.2016 0 578  Ольмесов Н.
Среди кыпчакских и огузских групп тюркских языков кумыкский занимает промежуточное положение с преобладанием кыпчакских элементов над огузскими. Вместе с тем в диасистеме кумыкского языка, как в лаборатории, в той или иной степени отражаются почти все языковые явления и изменения, отмеченные в тюркских языках и их диалектах. Этими обстоятельствами продиктована необходимость более глубокого изучения истории формирования кумыкского языка и этногенеза его носителей, о котором в специальной литературе существуют самые различные точки зрения. Так, некоторые исследователи, включая и языковедов, считают кумыков в своей основе аборигенами Дагестана и при этом не отрицают значительной роли пришлых тюркоязычных племен в их формировании и тюркизации. Другая группа ученых придерживается миграционной теории. При этом они не единодушны в вопросе о времени заселения кумыками Прикаспийской равнины, а также о роли местных аборигенов в формировании кумыков. Одни исследователи этот вопрос связывают с хазарским периодом: считают кумыков или потомками хазар, или народом, проникшим в период расцвета Хазарии (VIII в.), другие - с кыпчакским (XII-XIII вв.) периодом проникновения.

Подобное толкование, разумеется, не является решением проблемы формирования одного из уникальных в языковом отношении тюркского народа - кумыков. Между тем известно, что начало исторического процесса этногенеза есть начало существования того или иного народа (по Гумилеву). Попытка восстановить кумыкский этнос или с хазарского, или с кыпчакского периода наслоением его на местный, пока еще не установленный субстрат, считая все, что происходило до названных периодов, предысторией кумыков, не может иметь успеха хотя бы потому, что в данный исторический отрезок времени трудно вместить многие языковые материалы диалектной системы кумыкского языка.

С первых веков нашей эры на Северный Кавказ начинает проникать кочевые тюркские племена. Из тюркских племен проникновение могущественных гуннов С.Ш. Гаджиева относит к IV в. н.э., при этом констатирует документы, допускающие их приход в прикаспийские степи значительно раньше - II в. н.э. Проникновение передовой группы гуннских племен в Прикаспий М.Г. Магомедов также относит к середине II в. н.э.

В IV в. до н.э. хунны образовали мощную державу - племенной союз 24-х родов. В конце I в. н.э. государство Хунну распалось окончательно под ударами монголоязычных племен сяньби, а часть племен ушла в степи южного Приуралья. Смешанные угро-тюрко-сарматские и тюрко-монгольские (собственно гуннские) племена появляются в степях Южного Урала и Нижнего Заволжья во второй половине II в. н.э. В 70-х годах IV в. началось массовое вторжение гуннов из-за Волги в Восточную Европу и на Кавказ. В 463 году хунны (гунны) были побеждены болгарами и "исчезли с исторической карты Великой степи", их время II-IV вв. н.э., хотя и после распада Гуннской державы Северный Дагестан продолжает называться "гуннскими пределами", а его население "гуннами" вплоть до VIII в. Обычаи и религиозные представления, характерные для ранних тюрок, были, по крайней мере в VI-VII вв., господствующими среди населения "царства гуннов", политическое наследство принадлежало также савирам (савиры кочевали по соседству с булгарскими племенами, занимая восточную часть территории между Азовом и Каспием).

"Гунны" как собирательное имя объединяло не только собственно гуннов и родственные им тюркские племена, проникшие сюда вместе с ними, но и савиров, барсилов, булгар, населявших северокавказские степи. Кочевые народы: угры, савиры, булгары, кутригуры, авары, хазары и др. - были известны Ритору в "пределах гуннских". О времени заселения и этногенезе булгаров, булгарских племен - савиров, барсилов - существуют различные точки зрения. В степях Западного Прикаспия булгары, в том числе и савиры, были известны еще в догуннскую эпоху. Первое упоминание савиров относится ко II в. н.э. Видимо, до гуннского вторжения савиры частично занимали степи Центрального Предкавказья. В дохазарское время, в IV-V вв. низовья Сулака занимали барсилы (берсула), одно из подразделений булгар. Отсюда, по свидетельству Феофана-Византийца, "вышли хазары, великий народ". Наиболее ранними пришельцами из булгарских племен Я.А. и Г.С. Федоровы считают савиров и высказывают предположение, что предки савиров могли быть в составе угорских племен, которые в Южном Приуралье встретились с гуннами, затем проникли в степи Северного Прикаспия в последних веках до нашей эры. Собственно булгарские племена [1] начали проникать в степи Южного Заволжья в первых веках нашей эры. В низовьях Терека и Сулака, в степях и предгорьях Дагестана осели первые тюркоязычные племена из Заволжья. Этноним "савир" (сапыр, себар) встречается у народов южной Сибири. Возможно, и слово "Сибирь" связано с этнонимом савир.

До IV века о хазарах [2] как об этносе сведений довольно мало. Л.Н. Гумилев сообщает о них следующее: "Хазары появляются впервые в истории только во II в. н.э. и, по-видимому, уже как реликт... хазары обитатели дельты Волги и низовий Терека, здесь же жили предки хазар... Хазары издавна были оседлым этносом, рыболовами и виноградарями".

Тюрок-савиров исследователи считают предками хазар. А.А. Кандауров приводит слова арабского историка Масуди: "Хазаров по-тюркски называют савирами, по-персидски - хазрон". М.И. Артамонов: "Хазары были тесно связаны с барсилами, этнической и политической общностью". А. Вамбери: "Хазары - не пришельцы, а сформировались на основе древних каспийско-скифско-кумыкских племен".

В 557 году в Прикаспий пришли войска тюркютов (древних тюрков) [3], и тогда началась история хазар. Хазария отделилась от гибнущего Западного тюркского каганата и благодаря удачному союзу с тюркютами превратилась в мощную страну. Объединение хазар с тюркютами стало возможным благодаря их этнической совместимости, то есть принадлежности к одному суперэтносу. По этому признаку вокруг хазар объединились и другие тюркские племена. На территории между Волгой, Тереком и Доном сложилась устойчивая система ведения хозяйства, существование того или другого этноса было возможно, так как "каждый из них удачно занимал свою экологическую нишу" (Гумилев).

Тюркютский генофонд благотворно повлиял на хазар, после чего последние преобразовались и стали ведущим этносом в низовьях Терека и Сулака. В состав хазарского этноса в течение VII-VIII вв. вошли не только тюркюты, но и определенная часть барсилов, савиров, булгар, гузов, а также вассалы, сопровождавшие их в походах [4].

Однако о полной консолидации тюркских племен и слиянии их в единый этнос говорить еще трудно. Например, барсилы ассимилировались в хазарский этнос, а печенеги с хазарами не смешались.

Во второй половине VI в. савиры и другие племена Северо-Восточного Кавказа были покорены тюркютами.

Хазар, барсилов, тюркютов, телесцев, печенегов связывали даже не общность быта, нравов, культуры и языка, а общность их исторической судьбы: наличие общих врагов и единство политических задач.

Булгары и хазары долгое время жили по соседству. Богатые природные условия берега Каспийского моря открывали перспективу для самостоятельного развития и частичного слияния. Поэтому допускается, что некоторая часть булгар вошла в Великую Хазарию, составив с последними вместе с другими гуннскими племенами булгарского типа единый этнос.

Во второй половине VII века хазары разбили своих степных соседей булгар, которые после поражения переселяются на Дунай и Волгу. Однако отмечено пребывание их (черные булгары) в районе Приазовья и Дона в VIII-IX вв. Я.А. и Г.С. Федоровы допускают их пребывание в указанном регионе еще в XI в.

К концу хазарского периода Азово-Каспийское междуречье, включая степные районы Северного Кавказа и Дагестана, находились под безраздельным контролем Хазарского каганата. В конце VIII в. хазары под натиском арабов были потеснены на Волгу и Дон. В 965 году Хазарского каганата не стало, и этнос хазар рассеялся.

Итак, с первого тысячелетия нашей эры пребывание различных тюркоязычных племен, представляющих собой отдельные этносы, но входящих в систему единого "хуннского" суперэтноса, на Северном Кавказе, точнее, на территории между Волгой, Тереком и Доном, было непрерывным и прогрессирующим. Это собственно гунны, гуннские племена савиры, язык которых принадлежал к булгарским языкам западнохуннской ветви тюркских языков, входящие в гуннское объединение также болгары, этнически и территориально близкие им хазары и барсилы [5], друзья и союзники хазар - тюркюты, участвовавшие в разгроме хазар - гузы (торки) [6] и родственные им племена, вторгшиеся в прикаспийские степи огузские племена во главе с султанами из сельджукской династии (XI в.) - все они создали в Северо-Восточном Дагестане обширную тюркоязычную зону.

С проникновением нового тюркского народа - кыпчаков [7] - в Прикаспийскую степь (XI в.) все эти этнические субстраты, объединенные в составе хазарского этноса, сливаются с новым этносом и образуют единую систему - новый оригинальный этнос - кумыки [8].

Как известно, новый этнос всегда богаче и мощнее, нежели старые, составившие его (Гумилев).

Таким образом, кумыкский язык сложился под влиянием многовековых привнесений различных родственных между собой языков тюркской группы [9] и поэтому содержит в себе основные особенности разных групп тюркских языков и их диалектов. Н.А. Баскаков также указывает на наличие в основе кумыкского языка "общих исторически отложившихся булгарских, хазарских, а главным образом позднейших узо-половецких черт".

В диалектной системе кумыкского языка обнаруживается неравномерное функционирование кыпчакских и огузских элементов, в ней сохранились также сходные пережиточные явления, объяснимые из древнебулгарского. В редких случаях некоторые диалекты донесли до нашего времени архаику близкородственных тюркских языков, сложившихся в первые века нашей эры, и не только тюркских языков [10]. Исследователи отмечают неоднородность языка "Кодекса Куманикуса" и указывают на близость его с карачаево-балкарским, кумыкским, караимским и крымско-татарским, поволжско-татарским, армяно-куманским языками.

Переселенцы из древней Булгарии и Хазарии (хазары, берсилы, беленджерцы, савиры, булгары) связывают Приморский Дагестан с Волжской Булгарией. Поэтому некоторые диалектные явления кумыкского языка находят параллели в диалектной системе не только тюркских языков Кавказа, но и татарского, башкирского и чувашского (редко) языков. Следы былого контакта отражаются в языковом материале, этнонимах, гидронимах, литературе, памятниках материальной и духовной культуры тюркских народов Северного Кавказа и Поволжья. Историю кумыков, то есть их этногенез, видимо, следует начинать с первых веков нашей эры, то есть с момента проживания на данной территории тюркоязычных племен. К хазарскому периоду уже было достаточно субэтноса, чтобы составить с хазарами новый этнос.

Трудно говорить о том, что тюркизация местных племен началась с булгарских и савирских племен, так как мы пока еще не имеем достаточного материала, подтверждающего проживание на данной территории других не тюркоязычных аборигенов [11].

Однако мы располагаем достаточным лингвистическим материалом, говорящим в пользу нашей гипотезы: в Прикаспийской низменности вплоть до предгорья в основном господствует тюркская ономастика. Имеются в виду топонимы, этнонимы, гидронимы, у которых есть ряд аналогов в других тюркских регионах, в диалектной системе кумыкского языка нет общих для всех диалектов чужеродных субстратных явлений, на звуковую систему кумыкских диалектов горские языки существенного влияния не оказали, непропорционально распределены малочисленные лексические заимствования из горских языков. Имеющиеся в отдельных диалектах заимствования носят пограничный характер, в ряде случаев они употребляются параллельно с кумыкскими словами или в качестве синонимов. Опыт единичных пограничных с горским населением смешанных аулов не имеет распространения в отдельных кумыкских регионах. Естественно, напрашивается вопрос: кто же были аборигенами Прикаспийской равнины дохазарского или даже догуннского периода? На этот вопрос трудно дать ответ. На основе исследований древних и современных историков и этнографов, а также анализа сохранившихся этнонимов, топонимических названий дохазарского и догуннского периодов и сравнительно-исторического изучения других языковых факторов можно предположить, что отдельные тюркские племена с древнейших времен обитали в Прикаспии. Например, по данным источников, древнейшими исконными аборигенами этого региона являлись племена каспиев (I в. до н.э.). Протокумыки этнически могли быть связаны с древними обитателями Прикаспийской степи киммерами. Это в какой-то степени подтверждается высказываниями исследователей о том, что во время вторжения скифов [12] на Прикаспийскую степь там жили предки кумыков (VII в. до н.э.). В клинописях VII в. до н.э. кумыки упоминаются как отдельная народность.

Не исключено, что древние гунны, кыпчаки (куманы), кимаки (по-кумыкски "къунлар", "къыпчакълар", "къуманлар") и современные кумыки и куманы сохранились от разложившегося этноса киммер [13].

В пределах Хазарии, должно быть, шел процесс формирования первоначального тюркоязычного ядра, которое к моменту проникновения кыпчаков (половцев) (XI в.) стало обширной тюркоязычной зоной.

Основным компонентом в формировании современных кумыков (и не только кумыков) [14] и их языка безусловно стали кыпчаки (половцы), обитавшие в прикаспийских и причерноморских степях с XI в. до нашествия монголов. В этот период продолжается процесс отстаивания тех или иных черт с преобладающим развитием кыпчакской основы кумыкского языка.

Таким образом, на основе анализа исторических, этнографических и лингвистических материалов предположительно можно сделать следующий вывод: кумыкский язык и этнос формировались под влиянием многовековых привнесений различных родственных между собой тюркских племен, составивших базу единого кумыкского этноса на основе аборигенных и родственных им тюркских племен Прикаспия. Поэтому кумыки являются аборигенами Дагестана.

К концу XIII в., должно быть, шел процесс формирования самостоятельных карачаевского, балкарского, караимского, крымско-татарского народов и их языка с общими в основе булгаро-хазарскими чертами. Это в какой-то степени отражается в языке "Кодекса Куманикуса".

В этом сложном процессе формирования и развития языка, в котором участвуют элементы многих языков различных племен, очень трудно установить границы между общетюркским, кыпчакским, огузским вкладом, а также назвать какой-либо языковой элемент, который был бы характерен только для одного из них и отсутствовал бы в остальных. Более того, грамматические элементы, функционирующие в разных современных тюркских языках, параллельно могли употребляться в одном и том же памятнике. Если какой-то элемент в современных тюркских языках относится к кыпчакским или огузским, то исторически он может не относиться или только к кыпчакским, или только к огузским [15].

Наличие в кумыкском языке огузских элементов, во-первых, является отражением раннего состояния тюркских народов, отличающихся смешанностью черт. Их можно назвать изначальными или исконными. Часть изоглосс могла проникнуть в результате миграций огузов в Малую Азию, Иран, на Урал и Волгу. Притоку огузских элементов в кумыкский язык способствовали также хазаро-азербайджанские контакты в течение длительного времени.

Кумыкский язык испытывал влияние огузских языков также во время миграции огузов (гузы-торки) в Северный Дагестан под натиском кыпчаков (X в.), а также вторжения огузских племен (XI в.).

Проникновению и локализации огузских изоглосс способствовали и дальнейшие культурно-экономические связи кумыков с соседними носителями огузских языков.

Таким образом, кумыкский язык - это язык народа, который прошел сложный путь этногенеза, в котором участвовали различные тюркоязычные племена в течение длительного исторического периода. Поэтому изучение кумыкского языка в совокупности с его диасистемой, которая отражает основные языковые явления в истории тюркских языков, этнические связи с другими тюркскими народами, представляет большую научную значимость.

Кумыкский язык - литературный письменный язык. В настоящее время кумыки пользуются алфавитом, созданным в 1938 году на основе русской графики. Однако, по предположению историков-этнографов, на путь письменного развития кумыкский язык встал со времен Хазарского каганата.

Приблизительно с VIII века в Дагестане вместе с исламом стала распространяться арабская письменность, которая была приспособлена к кумыкской фонетической основе (аджам) в XVII в.. На кумыкском языке написаны такие памятники, как "Дербенд-наме" Мухаммат Аваби Акташи, "Анжи-наме" Кадыр-Мурзы Амирханкентли, относящиеся к XVI и XVIII вв.

Памятник общетюркской письменности "Кодекс Куманикус" (1303) представляет большую ценность для изучения древности, культуры, языка тюркоязычных народов Северного Кавказа, в том числе и кумыков. К памятникам средневековья кумыков можно отнести книгу "Тарихи Кака-шура".

Нормы кумыкского литературного языка устанавливаются в творчестве основоположника кумыкской поэзии Йырчи Казака (1830-1879 гг.), в произведениях Мухаммет-Эффенди Османова, а также в трудах и поэзии просветителя, ученого Абусуфьяна Акаева (конец XIX - начало XX вв.). Опубликованные им словари и статьи о чистоте языка служили предпосылкой для создания свода правил литературного языка.

Сближению народно-разговорного языка с литературным способствовали произведения Нухая Батырмурзаева, Абдул-Гусейна Ибрагимова (конец XIX - начало XX в.), а также творчество поэта-просветителя Темирбулата Бийболатова.

С возрастанием общественной функции кумыкского языка возникла необходимость систематизировать, обновить его литературные формы и тем самым выработать единые нормы литературного языка. За основу кумыкского литературного языка были приняты два диалекта: буйнакский и хасавюртовский. В "Грамматике кумыкского языка" Н.К. Дмитриев выделяет три диалекта: буйнакский, хасавюртовский, хайдакский (кайтагский) и каждому из них дает краткую фонетическую, грамматическую и лексическую характеристику. Основными и ведущими ученый считает хасавюртовский и буйнакский, которые более тесно связаны между собой, а также представляют языковые особенности наиболее развитых в историко-культурном и экономическом отношении регионов. В этих диалектах основные нормы кумыкского языка определились довольно четко, и поэтому Н.К. Дмитриев справедливо считает, что на базе этих диалектов происходило формирование кумыкского литературного языка.

При решении сложной проблемы нормализации национальных основ литературного языка недостаточная изученность диалектной системы и отсутствие теоретических работ о путях развития и становления литературного языка затрудняет выработку системы норм последнего, а также правильное определение научных основ вновь разрабатываемых форм. В этом отношении определенную ценность представляют работы Ибрагима Керимова "Диалектная основа кумыкского языка. Формирование и становление кумыкского литературного языка" (1966), Джангиши Хангишиева "Кумыкская диалектология" (1989).

В статье И.А. Керимова аргументируется необходимость формирования кумыкского литературного языка на базе буйнакского и хасавюртовского диалектов и даются некоторые общие и специфические черты опорных диалектов, ставшие нормами литературного языка. Рассматриваются также произносительные нормы заимствованных слов.

В работе Д.М. Хангишиева описывается формирование и становление отдельных диалектов и на их базе - литературного языка. В ней хорошо прослеживается отношение диалектов к литературному языку, а в ряде случаев конкретно устанавливаются литературные нормы на всех уровнях.

Как известно, единство национальных литературных норм складывается чаще всего сначала в письменной разновидности литературного языка, но иногда параллельно и в разговорной. В Кумыкии с начала XIX века зарождается процесс упорядочения и стабилизации государственного делового языка, языка науки, художественной литературы, публицистики параллельно с дальнейшим усовершенствованием единых норм общего разговорного языка.

Таким образом, в кумыкском языке сконцентрированы основные признаки национального литературного языка как тенденция к всенародности или общенародности и нормативность.

Хасавюртовский и буйнакский диалекты, несмотря на некоторые различия в области фонетики, грамматики и лексики, имеют много общего. Объединение этих диалектов как базы литературного языка стало одним из главных факторов в развитии единого разговорного общенародного кумыкского языка. Такое объединение ни в коем случае не означает, что в литературный язык не проникают устойчивые народные обороты речи, выразительные средства, научно обоснованные грамматические формы и лексические единицы, термины, диалектные синонимы из других диалектов и говоров кумыкского языка.

Как известно, определение и установление норм литературного языка - длительный процесс. Однако это не происходит одинаково на всех уровнях. Так, кумыкская лексика, например, сохранив древнее наследие в целом, продолжала интенсивно развиваться, и поэтому сравнительно гладко и быстро шел процесс формирования и установления ее литературных норм.

Не так легко и быстро определились орфоэпические нормы. В опорных диалектах в звуковом составе встречаются значительные расхождения в артикуляции отдельных согласных и гласных, в противопоставлении их в составе более крупных языковых единиц в практической речи.

Кроме того, освоение другими диалектами установившихся норм литературного языка вызывает определенные трудности, так как довольно большая часть фонетических норм не совпадает со спецификой остальных диалектов. Имеющийся в самих опорных диалектах разнобой по отношению друг к другу также затрудняет установление норм литературного языка. По сравнению с фонетической системой в области грамматики опорные диалекты имеют меньше расхождений. Поэтому становление единых норм в этой области завершилось гораздо раньше, чем в фонетике.

Т.Н. Макаров впервые в кумыкском языкознании делает попытку расчленить кумыкский язык на отдельные наречия. В "Предисловии" своей работы "Татарская грамматика кавказского наречия" автор, признавая историческую общность тюркских языков, одновременно замечает некоторые региональные языковые различия, которые объясняются им как результат исторического развития и формирования их. В числе тюркских он называет и кумыкские наречия: шамхальское, кумыкское, кизляро-моздокское (шамхальских, костековских, аксаевских кумыков), которые в какой-то мере соответствуют современным буйнакскому, хасавюртовскому и терскому диалектам. Языковой материал хасавюртовского диалекта, на основе которого, можно сказать, написана "Грамматика", в ряде случаев сопоставляется автором с некоторыми данными других диалектов, а в отдельных случаях - с другими тюркскими языками.

Н.К. Дмитриев впервые в кумыкском языкознании посвящает диалектам особый раздел в своей "Грамматике кумыкского языка" и на научной базе выделяет три диалекта: буйнакский, хасавюртовский и кайтагский (хайдакский). Каждому диалекту дается краткая фонетическая, грамматическая и лексическая характеристика. Он также видит в диасистеме два полюса и середину: полярно противоположными называет хасавюртовский и кайтагский, а буйнакский занимает срединное положение, в котором размещаются некоторые специфические черты как хасавюртовского, так и кайтагского диалекта. Отличительные признаки некоторых говоров буйнакского диалекта автором выделяются особо.

Дальнейшим изучением диалектов кумыкского языка занимается И.А. Керимов. Он устанавливает наличие в кумыкском языке пяти диалектов: хасавюртовского, буйнакского, кайтагского, подгорного и терского и показывает дифференциальные особенности каждого диалекта в области фонетики, грамматики и лексики.

Д.М. Хангишиев отмечает неразработанность вопроса членения кумыкского языка на наречия и на основе определенных признаков делит кумыкский язык на два наречия: южное и северное. К южному наречию относит кайтагский и подгорный диалекты, к северному - буйнакский, хасавюртовский и терский диалекты. Пограничными автор считает бугленский и нижнеказанышский говоры.

Мы же считаем, что в кумыкском языке было бы верным и научно обоснованным выделение не двух, а трех наречий: южное, северное и среднее. В состав южного наречия войдут кайтагский и подгорный диалекты, северного - хасавюртовский, терский, среднего - буйнакский. Такое членение диалектной системы кумыкского языка и определение научной основы литературного языка можно считать вполне закономерным, ибо именно при таком делении четко определяются границы языковых явлений и опорные специфические черты каждого наречия.


Примечания:

1. В булгарский союз входили как булгарские (в своей основе тюркоязычные), так и небулгарские (угорские, аланские и др.) племена.

2. Возможно, хазар < къазар < къаз+ эр (къаз - "свободный, вольный" + эр - "мужчина, муж, защитник"). Ср. буйн. къазакъ улан "вдовец, свободный мужчина", къазакъ чыкъмакъ (о женщине) "на время освободиться, уйти от мужа". В диасистеме встречается основа хаз/хоз/хоч/хож/къаз/къоз/хос; хожа - "мудрый старик", къоча/къочу - "главный, сильный", хас - "достойный", къоччакъ - "смелый", этнонимы: къазлар, къозлар, хазарлар.

3. Тюркют (монг. тюрк "тюрки" + ют (афф. мн.ч.). Слово тюрк означает "сильный, крепкий". Предгорье монгольского Алтая было населено племенами, происходившими от хуннов и говорившими на тюркских языках. Пришельцы наделили аборигенов именем тюрк или тюркют (пришельцы были предками этноса "тюрк"). К 546 году пришельцы полностью слились с аборигенами и представляли такую целостность, которую принято называть древнетюркской народностью или тюркютами. Тюркюты до переселения из Китая на Алтай объяснялись по-монгольски. Согласно А.Н. Кононову, это собирательное имя, которое впоследствии превратилось в этническое наименование племенного объединения (по Гумилеву).

4. "Хазары считают своими кровными родичами, связанными общностью происхождения от одних предков, барсилов, ториана (угор. племена), савиров (саварты/севортики - тоже угры), булгар, авар (обров), огузов, т.е. относят себя к "урало-алтайским народам" (Зифельдт-Симумяги). В древних источниках зафиксировано близкое родство берсил и хазар и пребывание их в Прикаспий с первых веков нашей эры (Магомедов М.Г.).

5. Исследователи не отделяют хазарский этнос от "хуннского" суперэтноса, считют, что первоначальное ядро хазарской народности принадлежало к урало-алтайским народам, хазарский язык был родствен булгарским языкам, а также савирскому, предполагают, что в Зауралье в одной и той же этнической среде шло формирование как булгарского, так и хазарского этноса и барсилов и других тюркских племен, вошедших в гуннский союз, в Зауралье шло отюречивание основного угорского компонента в составе гуннского союза, в том числе предков савиров.

6. Проникшие в X в. в Северный Дагестан гузы после разгрома Хазарии продвинулись в степи Терско-Сулакской низменности. Часть их приняла ислам и стала называться туркменами.

7. Кыпчаки (куманы) были частью одного племенного союза кимаков. Кыпчаки происходили от европеидного народа динлинов, обитающих в эпоху бронзы в Минусинской котловине и на Алтае. Позже они объединились с племенем кимаков, ответвлением хуннов. В середине XI в. часть кыпчаков отделилась от основной массы кимаков, ушла на запад и обрела новую родину в степях низовий Дона, Днепра и Днестра. Здесь их стали называть куманами или половцами.

8. А.А. Кандауров, ссылаясь на источники, этноним къумукъ связывает с названием одного из племен булгарской конфедерации - къымыкъ и датирует их пребывание на Прикаспии началом нашего летоисчисления. В "Дербенд-наме" этноним кумык упоминается в различных исторических справках с хазарских времен. Иоан Галлифонтский в "Книге познании земли" (1404) в числе других народов, живущих в Северном Причерноморье, называет кумыков.

9. Происхождение терминов "тюркоязычные" и "тюрк" не совпадает во времени: языки, называемые в настоящее время тюркскими, сложились в глубокой древности, а "тюркюты" возникли в конце V в. вследствие этнического смешения в Алтае и его предгорьях. Слово "тюрк" - в настоящее время исключительно лингвистическое понятие, без учета этнографии и происхождения.

10. Имеются в виду черты тех неродственных языков, с носителями которых тактировали разные тюркские народы до и после проникновения на Северный Кавказ: сарматы, угоры, монголы, горцы. (О горцах как аборигенах Прикаспия исторических сведении не имеется.)

11. Все горские народы называют кумыков этнонимом "равнинные".

12. Скифы ранее обитали в Южной Сибири и Туве.

13. В древнетюркских языках слово ким встречается в вариантах: къум, къом, къам, къун, къоб со значением "лебедь", "волна", "женщина", "смелый мужчина", "сверхъестественная сила - бог", "амазонка". Как известно, куманы своим богом считали къам-эр (в документах Урарту) "защитник племени, своего народа" (С.М. Алиев).
14. Имеются в виду карачаево-балкарский, караимский, крымско-татарский языки с общими в основе хазаро-булгарскими чертами.

15. И кыпчаки, и огузы происходят от одного корня тюркских народов. Разделение кыпчакских и огузских языков произошло уже в послегуннскую эпоху.
 Нураммат Ольмесов,

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет