Расширенный поиск
6 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Ичимден чыкъды хата, къайры барайым сата?
  • Ёзденликни кёбю ётюрюк.
  • Уллу къазанда бишген эт, чий къалмаз.
  • Кюлме джашха – келир башха.
  • Джылыгъа джылан илешир.
  • Айраннга суу къош, телиге джол бош.
  • Тёрени джагъы джокъ.
  • Кёзю сокъурдан – къоркъма, кёлю сокъурдан – къоркъ.
  • Ауузу аманнга «иги», деме.
  • Джюрекге ариу – кёзге да ариу.
  • Сууда джау джокъ, кёб сёзде магъана джокъ.
  • «Ёгюз, джаргъа джууукъ барма, меннге джюк боллукъса», - дегенди эшек.
  • Ашыкъгъан cуу, тенгизге джетмез.
  • Мухардан ач ычхынмаз.
  • Къарт болгъан джерде, берекет болур, сабий болгъан джерде, оюн болур.
  • Башда акъыл болмаса, эки аякъгъа кюч джетер.
  • Ауругъанны сау билмез, ач къарынны токъ билмез.
  • Къая джолда джортма, ачыкъ сёзден къоркъма.
  • Эркишини аманы тиширыуну джылатыр.
  • Хоншуну тауугъу къаз кёрюнюр, келини къыз кёрюнюр.
  • Ёпкелегенни ашы татлы болады.
  • Аман къатын сабий табса, бий болур…
  • Аш хазыр болса, иш харам болур.
  • Ат да турмайды бир териде.
  • Къыйынлы джети элни къайгъысын этер.
  • Юреннген ауруу къалмаз.
  • Байлыкъ болгъан джерде, тынчлыкъ джокъду.
  • Башынга джетмегенни сорма.
  • Юйюнгден чыкъдынг – кюнюнгден чыкъдынг.
  • Чомартха хар кюн да байрамды.
  • Бастасын ашагъан, хантусун да ичер.
  • Нарт сёз къарт болмаз.
  • Къыз тиширыу кеси юйюнде да къонакъды.
  • Тил джюрекге джол ишлейди.
  • Аман хансны – урлугъу кёб.
  • Адамны бетине къарама, адетине къара.
  • Билмегенинги, билгеннге сор.
  • Игиге айтсанг – билир, аманнга айтсанг – кюлюр.
  • Эллинг бла джау болсанг да, юйюнг бла джау болма.
  • Билим къая тешер.
  • Дуния малгъа сатылма, кесингден телиге къатылма.
  • Ашына кёре табагъы, балына кёре къалагъы.
  • Ачны эсинде – аш.
  • Сёз – кюмюш, джыр – алтын.
  • Къарнынг тойгъунчу аша да, белинг талгъынчы ишле.
  • Эшекни не къадар тюйсенг да, ат болмаз.
  • Бети къызарыучу адамны, джюреги харам болмаз.
  • Чомарт къолда мал къалмаз.
  • Татлы сёз – балдан татлы.
  • Керилген да, ургъан кибикди.

Отец Василий

22.06.2014 0 1090  Накохов М.
Десять лет назад, 31 мая 2004 года, перестало биться сердце поистине великого гражданина России, бывшего благочинного православных церквей Карачаево-Черкесии, митрофорного протоиерея, ветерана Великой Отечественной войны, почетного гражданина Черкесска, лауреата государственной премии Карачаево-Черкесии имени У. Алиева, члена Союза писателей России отца Василия Афонина.

Благочинный православных церквей КЧР, митрофорный протоиерей, член Союза писателей России, 
почетный гражданин г. Черкесска отец Василий Афонин.

Как знать, возможно, через много лет, когда, наконец, придет  осознание величия, общественной и духовной  значимости отца Василия, которого при жизни с невероятным трепетом и почтением  от мала до велика  называли «батюшкой», одна из улиц  Черкесска, в Покровском храме которого он прослужил без малого четверть века, будет носить его имя. А, может быть, установят памятник, в котором будет олицетворен не только блистательный образ духовника и миротворца, подвижника и поэта, но и найдет свое  яркое воплощение её Величество мудрость во всей своей полноте.

Вновь и вновь обращаясь  к образу отца Василия, с которым  посчастливилось быть знакомым и долгое время общаться, осмысливая сделанное им во имя торжества жизни, его трудный, усыпанный острыми безжалостными шипами путь на этой грешной земле, на память приходит великая Марина Цветаева, словно о нем, об отце Василии, написавшая давно:

Два на миру у меня врага,
Два близнеца – неразрывно слитых:
Голод голодных и сытость сытых.

Близко знавшие  отца Василия согласятся со мной: эти строки – суть яркой судьбы пастыря, каждый раз удивлявшего своим неистовым желанием быть рядом с любым человеком в его трудный час, помочь ему обрести себя, не растоптать под тяжестью жизненных обстоятельств все лучшее и возвышенное, присущее только человеку.

Да, действительно отец Василий всегда был на стороне обиженных и оскорбленных, согревал их теплом своего горячего сердца, никогда не скупился на искренние слова, идущие из глубины никогда не знавшей покоя души. И они доходили до людей, помогали им выстоять и достойно выдержать выпавшие на их долю  испытания.

Пастырь был настоящим  духовником, каких  уже трудно встретить. Потому что правда, которую он проповедовал во время службы или на исповеди, была суровой правдой его собственной жизни, каждый из этапов которой, в силу многих обстоятельств, для отца Василия превращался зачастую в Голгофу со всеми вытекающими отсюда последствиями. 

Предлагая на суд российского общества в  конце 80-х годов прошлого столетия концепцию так называемой общенациональной идеи, всемирно известный академик  Дмитрий Лихачев во главу угла её успешного воплощения поставил задачу особой значимости нравственного авторитета в обществе. Великий интеллигент России, как справедливо  называли Дмитрия Сергеевича, не без основания полагал, что роль отдельно взятой, разумеется, неординарной личности на переломных этапах  истории и развития общества имеет не только огромное, но и зачастую решающее значение. Не без определенной доли сожаления выдающийся русский писатель, автор знаменитого романа «Иду на грозу» Даниил Гранин писал: «Дефицит моральных авторитетов в российском обществе все ощутимее. Почти не осталось тех, кого, делая уступку пафосу, принято называть совестью нации».

Отец Василий и доктор исторических наук,
профессор Краснодарского университета М.Ф. Титаренко

По-особому этот тезис, проверенный  опытом и временем,  актуализируется в регионах с плотным  полиэтническим составом населения, где зачастую слово, мысли, мировоззрение и мировидение, наконец, сам образ жизни и деятельности авторитетного, уважаемого человека, ставшего примером безграничной порядочности и нравственности, являются своего рода стабилизатором и гарантом общественно-политической обстановки.

В который раз, и всегда с ощущением высочайшей ответственности за каждое написанное слово, обращаюсь к незабвенному образу Василия Ивановича Афонина, горячо любимого всем отца Василия, навсегда оставшегося непревзойденным авторитетом православной паствы его родной Карачаево-Черкесии.
 
Неумолимо бежит время. Кажется, только вчера судьба подарила еще одну незабываемую  встречу с пастырем, умным, мудрым, прозорливым и донельзя простым и доступным. И  в очередной раз расставался с острым ощущением настоятельной необходимости встретиться вновь и вновь, чтобы обогатиться, попытаться вновь и вновь понять и объять огромный мир человека, жившего по непреложным законам подлинного добра и мира. Ах, как много  не успел спросить, разузнать, поинтересоваться, не успел до конца восхититься и изумиться уникальности мышления, богатству знаний, широты души и искренности большого, и, увы, совсем незащищенного сердца отца Василия, ставшего, не побоюсь сказать, легендой.

По-прежнему не хочется верить, что батюшки нет с нами уже 10 лет. Его могила в ограде Покровского храма в Черкесске все эти годы - место паломничества и тех, кто был рядом с ним по жизни, любил и высоко ценил его, и  узнавших о нем позже, после  смерти, ощутив  духовный вакуум, заполнить который способен только подобный ему. Но, как говорится, далекое видится  на расстоянии: отец Василий уже не повторится. Воистину: не верилось, когда он был, не верится, когда его стало.

Но есть немало людей, которые не уходят, навечно покинув земную орбиту. У них другая участь, счастливая: своим незримым присутствием предостерегать нас, живущих, от неправильных поступков и мыслей, непродуманных действий. Они помогают нам быть лучше и чище, не опускать руки перед встающими трудностями и смело преодолевать их. Сама жизнь этих людей, как незатухающий  факел, - образец неустанного подвижничества и бескорыстия.

Именно таким был для меня и сотен жителей республики бывший благочинный православных церквей Карачаево-Черкесии, митрофорный протоиерей, настоятель Покровского храма в Черкесске отец Василий Афонин.

Возглавляя благочиние республики более четверти века, горячо любимый всеми батюшка снискал огромный авторитет и уважение. Прежде всего, своим отношением к людям, своей непоколебимой верой в Бога и мужеством в отстаивании позиций подлинной нравственности, заложенной в святых заповедях Библии. Он был настолько прост в общении, обходителен и внимателен, что, беседуя с ним, можно было забыть о высоком священном сане батюшки, его огромном авторитете среди паствы и в общественных кругах  республики.
Не дано мне Богом грубияном быть,
Ближними с надменностью холодной управлять,
Я люблю со всеми только мирно жить,
Всех лишь только словом добрым убеждать.

Эти строки из сборника стихотворений отца Василия Афонина «В церковных перезвонах» как нельзя лучше раскрывают жизненное кредо автора. Тайну огромной популярности батюшки, которой могли бы позавидовать тысячи людей.

Все когда-либо встречавшиеся  с настоятелем Покровского храма неизменно отмечали его магическое воздействие  на душу и  ум. Он никогда не настаивал на своей точке зрения, его убеждения носили характер доброго совета старшего и мудрого.

Мне часто приходилось встречаться с отцом Василием в связи с подготовкой передач на радио, посвященных православным праздникам. И всегда удивлялся его поразительной пунктуальности. Несмотря на огромную загруженность, бесконечные хлопоты и проблемы, он никогда  не позволял себе запаздывать на встречи или вообще отменять их. Здороваясь, протягивал  согретую своим горячим сердцем руку и нежно обнимал, как родного и близкого ему человека. Обязательно справлялся о работе, жизни вообще. Заранее приходя в церковь на запись, не раз наблюдал, с каким пиететом относились к нему прихожане. Для них батюшка был действительно посланцем Бога, заветным спасителем их душ, немеркнущей свечой во мраке зачастую не всегда благополучных обстоятельств жизни.

Два дара я б хотел иметь,
О, как мне их недостает.
Дар все сносить,
Все с кротостью терпеть.
Дар чистоты, дух Божий где живет.

Отец Василий Афонин имел эти два дара, но написанные им строки, полагаю, обращены ко всем, кто хочет ими обладать. Иначе не обрести духовной чистоты. Не вынести того, что выпало на долю самого батюшки. 

…16 летним пареньком, уже определенно решившим посвятить свою жизнь служению Богу, святой Церкви отец Василий ушел защищать Родину от коричневой чумы фашизма. Война незажившей раной навсегда осталась в его сердце. До последних дней жизни он помнил своих боевых товарищей, сложивших  головы на полях сражений. Не раз и сам оказывался на грани гибели.

«На фронте, особенно в момент ожесточенных боевых действий, - вспоминал батюшка, - я часто молился, обращая свой  взор к Богу с просьбой спасти мою землю, моих друзей от вражеской пули. Спасти матерей и детей от голода и смерти, мою Родину, оказавшуюся под пятой ненавистного поработителя. Я знал: Всевышний с нами, и мы обязательно должны победить…»

Через годы, вновь и вновь перелистывая страницы памяти, батюшка напишет  поэтические строки, поражающие своей откровенностью и подлинной правдой:

Горько плакал, часто плакал,
Вот, что помню о войне.
Будто в пекле был  кровавом
И в аду был, и на дне…
И когда в другие страны
Шли, народ освобождали,
И опять  лишь только помню
Как и мы, и те рыдали.
Только слезы, смерть да слезы
Я  запомнил на войне.
Потому  хочу так мира
Мира, мира на земле.

Многими боевыми орденами и медалями был отмечен фронтовой путь  офицера Василия Ивановича Афонина, среди которых - орден  Красной Звезды, медали «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией» и другие.

Уже  после долгожданного дня Великой Победы, научившись, как писала Анна Ахматова «мудро жить – смотреть на небо и молиться Богу», отец Василий получил специальное образование. Сначала в Ставропольской духовной семинарии, а затем и в Московской духовной академии. Этот период его жизни совпал с приятным событием. Он встретил верную спутницу жизни – матушку Антонину. Тогда она, еще совсем юная, не знала, чем закончится её замужество, желание связать свою жизнь со священником. В те времена это был довольно рискованный, если не сказать - опрометчивый шаг. На втором курсе Черкесского учительского института её отчислили. Никакие доводы в расчет не брались. Матушка Антонина с достоинством и честью вынесла испытания, выпавшие на её долю - всегда и во всем поддерживать батюшку, вместе с ним нести крест духовного очищения и возрождения, помогать вселять в людей  веру во Христа, идти по праведному пути высокой морали и нравственности.

Отец Василий и матушка Антонина

Но чета Афониных не знала тогда еще, что впереди их ждут годы гонений, осуждения, клеветы, невзгод, потерь и  лишений.
Только один факт: за время своей пастырской деятельности отцу Василию с матушкой пришлось сменить двадцать восемь приходов на Ставрополье, в Запорожье, Калмыкии, Чечне, Карачаево-Черкесии…

Приехав в станицу Исправную, батюшка сразу взялся за восстановление разрушенного атеистами храма Михаила Архангела. «Вместе с матушкой, засучив рукава, начали возводить фундамент, - вспоминал отец Василий. – Помогать никто не приходил. Боялись. А, может, и ждали: что из всего этого получится. До поздней ночи пропадали на стройке. Надеяться было не на кого. Многое уже было сделано, когда однажды утром мы обнаружили разрушенными только вчера сложенные стенки. А потом и вовсе потребовали, чтобы мы покинули станицу. Жалко было людей, не понимали, что творили».

Им пришлось уехать. И долго переезжать с места на места, пока в начале 80-х годов отец Василий не был назначен благочинным православных церквей Карачаево-Черкесии.

Говорят, Бог посылает только своим любимцам самые тяжелые испытания. Наверное, это так. В уже, казалось бы, устоявшуюся жизнь отца Василия и матушки Антонины внезапно ворвалась страшная беда. От тяжелой болезни умирает их единственная дочь - опора и надежда, - оставив на руках родителей трех маленьких детей. Горе не сломило Афониных. Всю свою любовь и ласку отец Василий и матушка отдали внукам. Они выросли достойными людьми, впитав сызмальства уважение к старшим, почитание Бога, милосердными и сострадающими. Маша и Руфина получили высшее образование, внук Иван, носящий фамилию Афонин, окончив Ставропольскую духовную семинарию, служит сегодня в Никольском соборе Черкесска. Пошел по стопам своего славного, нет, великого дедушки, неся своей пастве заповедное слово Божье, помогая прихожанам терпеливо и с достоинством переносить все тяготы жизни.

Особая страница в многогранной и достаточно напряженной деятельности отца Василия на посту благочинного православных церквей Карачаево-Черкесии - его не знавшая границ миссия миротворца, поборника дружбы и братства между многонациональными и многоконфессиональными народами республики. Любая его проповедь, а мне посчастливилось побывать на многих из них, всегда носила общечеловеческий характер, была обращена ко всем и к каждому с призывом беречь друг друга, неустанно идти по тернистой дороге диалога душ и сердец с обнаженным чувством ответственности за будущее. И далеко неслучайно в реестре высоких и значимых наград отца Василия  один из самых почетных знаков внимания  Российского государства – медаль-орден «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени и государственная премия Карачаево-Черкесии имени Умара Алиева. 

Не подлежит никакому сомнению поистине выдающаяся роль отца Василия Афонина в сохранении и укреплении межнационального мира и согласия в республике в очень напряженный период в 90-х годах 20 столетия. Вместе с мусульманским духовенством, православное благочиние республики во главе с пастырем-миротворцем, не жалея сил, используя все цивилизованные формы работы, содействовало возвращению народов к своим лучшим истокам, возрождению гуманистических по своей значимости традиций и обычаев, а по большому счету – утверждению в людях веры в торжество благоразумия и главных человеческих ценностей. В это отнюдь не простое время, пожалуй,  как никогда стали прочными и очень тесными дружеские связи православных и мусульман Карачаево-Черкесии. А пример подали их лидеры – отец Василий и председатель Духовного Управления мусульман Карачаево-Черкесии и Ставрополья, а чуть позже и председатель Координационного Совета мусульман всего Северного Кавказа Исмаил-Хаджи Бердиев. Когда на одном из больших собраний, часто проходивших в то время в Драматическом театре, в президиум пригласили Отца Василия и Исмаила-Хаджи Бердиева, присутствующие увидели картину, которая не могла не тронуть. Проявляя высочайший этикет и особое почтение к старшему по возрасту человеку, лидер мусульман республики, взяв под руку отца Василия, помог взойти ему на сцену и довел  батюшку до стула за столом президиума. И зал дружно, в одном порыве, встав, зааплодировал двум мудрым, показавшим пример, как надо жить, дружить и глубоко уважать друг к другу. 

Отца Василия часто можно было видеть на открытии мечетей в республике, где он выступал с умными, пронзительными своей простотой и искренностью речами, исполненными радостью долгожданного возвращения простых людей в вере, к открывшейся им возможности бережно сохранять и развивать свою этническую самобытность. 

В феврале 2006, когда отца Василия уже не было в живых, в редакцию службы информации радио ГТРК «Карачаево-Черкесия» пришла работать после окончания института внучка батюшки Руфина Ковалева. А уже на второй день порог Дома  радио переступил незабвенный (земля ему пухом!)  бывший заместитель   председателя Духовного Управления мусульман Карачаево-Черкесии и Ставрополья, ректор исламского института имени Абу Ханифа Исмаил-Хаджи Бостанов.

Вначале я предполагал, что речь пойдет о новых темах в разработанных  редакцией передачах из цикла «По мудрым законам ислама». И ошибся.

- Братишка (так все годы нашего доброго знакомства обращался ко мне Исмаил-Хаджи), я зашел сегодня специально и с большой просьбой. Знаю, на радио пришла работать Руфина. Это внучка нашего отца Василия. - На  слове «нашего» он сделал особый акцент. - Окружите её, пожалуйста, теплом и вниманием. Пусть будет ей здесь  уютно, как дома. Во имя светлой памяти отца Василия, всего святого и праведного - не обижайте её!

Провожая Исмаила-Хаджи, подумал, что случай этот стал еще одним подтверждением тесной дружбы и взаимодействия настоящих лидеров духовенства, с непреходящей тревогой думающих и переживающих за будущее своих народов, своей паствы. Но кто мог предположить, что через пару каких-то лет нелюди в самый святой для мусульман день – Ураза-Байрам – вероломно и злодейски  оборвут яркую подвижническую жизнь Исмаила-Хаджи Бостанова. Как личную трагедию пережила его гибель верная спутница жизни отца Василия матушка Антонина, не раз принимавшая у себя дома Исмаила-Хаджи Бостанова с супругой и сохранившая о нем самые  теплые и искренние воспоминания. 

Никогда не забыть мне холодный ноябрьский день открытия памятника жертвам депортации карачаевского народа в ауле Кумыш. Среди почетных гостей был и отец Василий. Он приехал задолго до начала мероприятия. Дул пронизывающий ветер, многие сидели в машинах, пытаясь согреться. А он, уже седой и мудрый, не шелохнувшись, стоял у памятника с печальными глазами, не замечая никого вокруг. Навсегда запомнил его проникновенную речь, которая никого не оставила равнодушным. Благочинный говорил о величии подвига народа, пережившего неслыханную трагедию, о необходимости помнить об этом и, не жалея сил, неустанно возводить мосты дружбы. Ведь только в таком случае можно быть спокойным за свою судьбу и будущее своих детей и внуков.

Отец Василий никогда не жалел ни сил, ни времени на благие дела, которые объединяют, а не разъединяют людей и народы. И напоминал при этом известный постулат из Евангелия от Матфея: «Как хотите, чтобы  с вами  поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и  пророки».

С какой радостью и надеждой рассказывал батюшка об открывшемся в Черкеске своем детище православном Свято-Сергиевском лицее и исламском институте имени Абу-Ханифа. Он справедливо полагал, что они будут укреплять связи  христиан и мусульман, способствовать объединению общих интересов в стремлении жить в мире и согласии.  

Отец Василий был на редкость образованным и невероятно начитанным человеком. Меня всегда поражало его умение переходить в разговоре от одной темы к другой. Причем, совсем  незаметно, плавно, будто из одной комнаты в другую. Он мог часами читать стихи любимых им Пушкина, Лермонтова, Гете и Фета, Блока и Кугультинова. Долгие годы дружбы связывали отца Василия с выдающейся российской поэтессой Халимат Байрамуковой. Как-то встретил их в церковном садике, сидящими на скамейке. Они о чем-то беседовали, возможно, читали друг другу свои стихи, обсуждали творческие планы.

Весьма широкие познания в области российской истории и классической философии позволяли батюшке аргументировано обосновывать в беседах выводы, которые удивляли безупречностью своей логики.

Незадолго до своей кончины Василий Иванович Афонин, активно занимавшийся наряду с пастырской деятельностью поэтическим творчеством, стал, кстати, первым и пока единственным из священников Северного Кавказа полноправным членом писательского Союза России. Увидевшие в разные годы книги батюшки  «В церковных перезвонах», «Велия радость», «Пушкин и религия», «Мысли великих людей» и другие стали украшением общественных и личных библиотек. 

2 июня 2014 года в национальной библиотеке имени Х. Байрамуковой Черкесска состоялась презентация посмертного сборника  пастыря «Велия радость», куда вошли как ранее опубликованные его произведения, так и никогда не издававшиеся.

В одной из своих статей великий поэт Кавказа Расул Гамзатов писал: «Когда у народа спрашивают, кто он и что он, то народ, как данные паспорта, называет имена своих выдающих поэтов, писателей, общественных деятелей, композиторов, художников». Отец Василий, несомненно, золотая страница паспорта народов Карачаево-Черкесии, где он прожил большую часть своей жизни. 

Он – олицетворение непоколебимого духа русского народа, символ его созидающей силы, настоятельной необходимости жить и творить в рамках общего дома, в котором всем будет тепло и уютно.

Последние годы батюшки были совсем нелегкими. Судьба снова испытывала пастыря. Он стоически, не ропща, вынес все, что выпало на его долю. Мало бывал в церкви, куда одно время ему заказали дорогу. А декоративная по своей формулировке должность почетного настоятеля Покровского храма никак не соотносилась с внутренней сущностью и подвижничеством отца Василия. Но люди продолжали идти к нему, помня, сколько зерен добра он успел посеять в их душах, скольких спас от неправедных дел и мыслей, скольким вернул смысл жизни. Шли, потому что знали, кому на исповеди открывают тайну своего сердца, надеясь быть понятыми и прощенными.
 
Могила незабвенного отца Василия рядом с Покровским храмом. Она стала святым местом для всех, кто любил и уважал этого неординарного человека, кто хотя бы раз встречался с ним и  навсегда сохранил его  образ в своем  сердце. Великого гражданина, поборника мира, дружбы и братства между людьми и народами разными по национальности и вероисповеданию. На  гранитной плите надгробия всегда живые цветы. Трудно поверить, что когда-нибудь появится подобный ему. Ведь таких, как отец Василий, Бог посылает на землю нечасто. Потому мы должны и обязаны помнить этих людей. В названиях улиц, скверов, в наших сердцах и  добрых делах.
 
«Осиротел православный люд без бывшего благочинного, отца Василия, - пишет в одной из газет республики житель Усть-Джегуты Петр Подсвиров. - Этот старец  всюду успевал, любил общаться с людьми, а это главное. Вроде ничего  особенного не говорил, а в церковь хотелось идти…».

…Отец Василий. Фигура совершенно отдельная, эксклюзивная, неординарная. Огромная эпоха в истории Карачаево-Черкесии, в истории каждого народа, в истории нашей немеркнущей дружбы. Оплот мира и межнационального согласия. Паромщик наших культур, традиционных  конфессий, нашего настоящего и будущего. Феерическое воплощение исконно русской, созидающей, неустанно творящей и бескорыстно раздающей всему миру души. Отважный воин, не знавший в годину страшных испытаний сомнений и страха. Талантливый поэт, истовый патриот и интернационалист, годами гонимый, но всегда твердо стоявший на позициях преданного раз и навсегда служения Богу, людям. Человек-легенда и человек-оркестр, умевший вобрать в себя боль всех нуждавшихся в помощи и духовной поддержке. Это не эпитеты ради эпитетов, не изысканные метафоры ради метафор, а тот редкий случай, когда все к месту, и все оправдано. Все заслуженно и выстрадано горькой судьбой, тяжелыми жизненными дорогами, неустанным трудом, бессмертными деяниями во имя людей. Вот откуда сразу столько света, моментально врывающегося и разрушающего тьму безрассудства и равнодушия, мракобесия и подлости, предательства и  губительной гордыни, когда звучит это святое  имя – отец Василий!  Имя, ставшее и навсегда оставшееся совестью своей паствы, своей эпохи и своего времени.

Когда я слышу звон колоколов Покровской церкви Черкесска, мне кажется, это мудрый голос горячо любимого христианами и мусульманами батюшки, наставляющего нас беречь друг друга, оставаться благоразумными и порядочными, не искать соринку в чужом глазу, не терять веру в Бога и собственные силы. Я слышу голос  разума, способный повести за собой и  указать путь к истине.

                                  М. Накохов,
                                                             заслуженный журналист Карачаево-Черкесии

 


(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет