Расширенный поиск
11 Декабря  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Эм уллу байлыкъ – джан саулукъ.
  • Хазыр ашха – терен къашыкъ.
  • Таукел къуру къалмаз.
  • Хар адамгъа кеси миннген тау кибик.
  • Эркишини аманы тиширыуну джылатыр.
  • Аш кетер да бет къалыр.
  • Къобан да къуру да къобханлай турмайды, адам да къуру да патчахлай турмайды.
  • Эринчекни эр алмаз, эр алса да, кёл салмаз, кёл салса да, кёб бармаз!
  • Душманны тышы – акъ, ичи – къара.
  • Орну джокъну – сыйы джокъ.
  • Чакъырылмагъан къонакъ – орунсуз.
  • Миллетни бойну – базыкъ, аны бла кюрешген – джазыкъ.
  • Насыблы элин сюер, насыбсыз кесин сюер.
  • Рысхы джалгъанды: келген да этер, кетген да этер.
  • Тулпарлыкъ, билекден тюл – джюрекден.
  • Къралынгы – душмандан, башынгы от бла суудан сакъла.
  • Нарт сёз къарт болмаз.
  • Къарт бла баш аша, джаш бла аякъ аша.
  • Эл элде бирер малынг болгъандан эсе, бирер тенгинг болсун.
  • Этим кетсе да, сюегим къалыр.
  • Ач уят къоймаз.
  • Таш ата билмеген, башына урур.
  • Мал ёлсе, сюек къалыр, адам ёлсе, иши къалыр.
  • Тели турса – той бузар.
  • Ёзденликни джайгъан – джокълукъ.
  • Башсыз урчукъ тюзюне айланмаз.
  • Ариу – кёзге, акъыл – джюрекге.
  • Туз, гырджын аша, тюзлюк бла джаша.
  • Билмегенинги, билгеннге сор.
  • Намысы джокъну – дуниясы джокъ.
  • Джарлыны тону джаз битер.
  • Тешик этген тынчды, аны джамагъан къыйынды.
  • Къумурсхала джыйылсала, пилни да джыгъадыла.
  • Джашлыкъ этмеген, башлыкъ этмез.
  • Гыдай эчки суугъа къараб, мюйюзле кёрмесе, джашма алкъын, дегенди.
  • Ашатыргъа иш – ашхы, ишлетирге аш – ашхы.
  • Илму – джашауну джолу.
  • Юй кюйдю да, кюйюз чыкъды, ортасындан тюйюш чыкъды.
  • Азыкълы ат арымаз, къатыны аман джарымаз.
  • Дуния малгъа сатылма, кесингден телиге къатылма.
  • Игиге айтсанг – билир, аманнга айтсанг – кюлюр.
  • Чакъырылмай келген къонакъ сыйланмай кетер.
  • Къарыусузгъа кюлме, онгсузгъа тийме.
  • Тюзню ётмеги тюзде къалса да, тас болмаз.
  • Адамны аты башхача, акъылы да башхады.
  • Тойчу джашха къарама, къойчу джашха къара.
  • Ачны эсинде – аш.
  • Баргъанынга кёре болур келгенинг.
  • Ат да турмайды бир териде.
  • Хаухну атма, ёнгкючню сатма.

"Ты же, может быть, придешь ко благу,<br> Жизнь увидишь без людского зла..."

20.12.2010 0 1565

Любовь Сагидовна Мечиева - внучка Кязима. Известный издатель и литератор Мария Котлярова, от которой я узнала про свою героиню, считает, что она достойно носить имя своего деда. Она не поэт и не литератор, Любовь Сагидовна - ценитель поэзии, работает в Центре аллергологии. Воспитывает сына и дочь. Потомок великого поэта рассуждает о своем деде, о своей семье и сегодняшней жизни вокруг нас...

Духовное родство с дедушкой

Уже пятнадцать лет, как отец ушел из жизни. Многие не верили, что мы внуки Кязима, думали - правнуки. Всегда приходилось объяснять, что мы дети младшего сына хажи - Сагида. Судьба у отца была нелегкой. Во время войны он, как и многие советские солдаты, попал в плен. Был осужден на пятнадцать лет, после освобождения жил в Сибири. Женился на русской женщине. У них был сын - Валерий. Мы поддерживали с ними связь. К сожалению, брат наш умер.
Наша тетя Шапий говорила, что когда отец вернулся из Сибири, родного языка не помнил. Ему снова пришлось учить его. На маме он женился в 50 лет. Нас было четверо детей: два брата и две сестры. Младший брат, заболев, ушел из жизни рано.

С самого детства нас воспитывали строго, в семье всегда был культ Кязима. Нам говорили: "Не забывайте, кто вы есть, и подумайте перед тем, как что-то сделать". Где бы мы ни появлялись, на нас обращали большое внимание. Из-за этого мы тушевались, чувствовали неловкость. Не дай Бог, родителям придется краснеть за нас.

Перешагнув сорокалетний рубеж, горжусь, что я внучка Кязима. Если говорить про отца, он нам дал столько любви и ласки, что, можно сказать, мы купались в них. Ни разу не поднял на нас руку. Сам он говорил: "Кязим-хажи (дети называли отца по сану "хажи"), желая наказать провинившегося из детей, поднимал одну руку, но второй ее удерживал". А бабушка даже голоса никогда не повышала. Наша мама в этом плане похожа на нее. Порою даже думаю, что она многое взяла у своей свекрови.

Мама была в два раза моложе отца. Она учила нас домашнему хозяйству, обычаям, этикету. Хотя с самого детства вся жизнь была связана, заполнена Кязимом, теперь его творчество воспринимаю по-иному, иначе чувствую. Раньше он для меня был дедушкой и знаменитым поэтом. Казалось, он - далеко, мы - здесь, дотянуться до него нет никакой возможности. Прочувствовать его, приблизиться к нему, как к деду и мыслителю, помогла Мария Котлярова.
Сегодня многие стихи Кязима трогают до слез, читаю их, как в первый раз. Многие перечитываю несколько раз, при этом они приобретают новые грани. Особенно люблю его "Колыбельную". Ее я напевала своим детям. Сейчас и она слышится иначе. Как говорится в психологии, по многим параметрам человек только к сорока годам созревает как личность. В этом возрасте он начинает понимать смысл жизни, ценить ее, ко всему подходит осознанно. К сожалению, не все доживают до этого возраста. Один из них - мой младший брат Руслан...

"Больше не буду молиться"

Младший брат, заболев в двадцать два года, в течение двадцати дней, не приходя в себя, умер. Все это время рядом с ним находилась я. До этого мы жили в полной уверенности, что наша семья под неусыпным покровительством Кязима и Всевышнего. Казалось, беды обойдут нас стороной. После смерти Руслана стало очевидно: горе может прийти в любое время. В нашем сознании и восприятии произошли кардинальные изменения. Кязим ведь тоже потерял двух сыновей. Они даже не успели жениться и оставить наследников. Он им посвятил свои строки. Сейчас мне особо близко его стихотворение "Завещанию сыну":

Сын мой, скоро я в могилу лягу.
Сколько зла судьба мне принесла!
Ты же, может быть, придешь ко благу,
Жизнь увидишь без людского зла.

Если ты увидишь, что взрастили
Люди мир и счастье на земле,
Сын мой, подойди к моей могиле,
Крикни мне о побежденном зле.

Может быть, сквозь черный прах могильный,
Чтоб я смог спокойно отдохнуть,
Голос твой услышу звонкий, сильный…
Только, сын мой, крикнуть не забудь!

В юности читала эти строки совершенно равнодушно, они не трогали меня. Сколько лет прошло с тех пор, как он написал их...
Останки деда привезли из Казахстана и перезахоронили на Родине. На сегодняшний день не сын Кязима, как он просит в своем стихотворении, а я, его внучка, могу ли сказать его праху, что на землю пришла справедливость, жизнь наша стала лучше, чем во времена деда, когда каждый день люди убивают друг друга, зависть и порок овладели душами многих живущих рядом с нами?..

Я пришла к мысли, что человек духовно растет и набирается жизненного опыта, пройдя только через испытания и переживания. Конечно, в минуты счастья он полон сил, чувствует вдохновение, жизнь кажется безмятежным раем. Но это длится недолго. Аллах, словно давая понять, что жизнь - это не сплошные праздники, снова посылает испытания. По тому, как он переносит их, можно судить о его духовной и душевной силе.

Когда на душе тяжело и неспокойно, читаю Кязима. Он, знаменитый эфенди, хажи, спорил с Богом, выражая в них свое недовольство устройством мира. Спрашивал у него: "Неужели ты не видишь, как худо живется простому народу?" "Почему "у сильного всегда бессильный виноват?" "Почему ты равнодушен к народному горю?" У каждого бывают такие моменты, когда он спрашивает: "За что? В чем моя вина?"

После смерти брата, отец, будучи имамом в селе, горько произнес: "Люба, впредь я не буду молиться". Да простит его Аллах. Настолько тяжело он перенес смерть сына, не смог примириться с тяжелой утратой. К тому времени он подошел к своему 80-летию.

Руслан умер у меня на руках. Я, испытав сильнейший шок, не могла вернуться к нормальной жизни. Целый год мы прожили в таком состоянии. Через год отец попросил старшего брата Эльдара, чтобы тот поскорее женился. Мы недоумевали: "Как можно затевать свадьбу, когда Руслана похоронили?" На что тот ответил: "Я не проживу столько, сколько вы, потому хочу увидеть внуков". А мне он сказал: "Люба, сейчас ты меня не поймешь. Хотя за братом ухаживала ты, но я не меньше его любил. Руслан был мне сыном". Отец буквально заставил Эльдара жениться. Он не стал перечить, и привез в дом невестку. Затем и я вышла замуж. Дождавшись внуков, отец со спокойной душой покинул этот мир.

В детстве мне казалось, что все дети растут и воспитываются в такой семье, как наша. У нас дома не принято было говорить о материальном богатстве, о деньгах. Отец нам давал жизненные наставления: старайтесь больше узнать, дружбу водить достойно, живите с людьми в ладу. Сейчас все изменилось. Я стараюсь объяснить своим детям, что деньги необходимы, что они дают свободу. Также хочу, чтобы они поняли: счастье в жизни измеряется не количеством денег.

Интерес москвичей к нашей истории *

В последние годы с удовольствием встречаюсь с разными людьми. От каждого общения стараюсь взять себе что-то новое. Детям постоянно твержу: "Упорно учите языки. Надо ездить по миру, нужно своими глазами увидеть жизнь в других странах". Разве хромой от рождения Кязим зря побывал в Аравии, в Турции? Не будь поэт там, создал бы он свой багдадский цикл? Дошел бы до такого глубокого философского осмысления жизни?

Если бы не поездка прошлой осенью в Бызынгы, состоялось бы мое знакомство с таким интереснейшим человеком, как Алексей Слатюк? Мы часто бываем там, на родине, в доме-музее деда, отмечаем дни рождения детей. Но в самом лагере не были давно. Когда там увидела башню, построенную этим русским парнем в стиле балкарского средневековья, а также после личного знакомства с ним, моему изумлению не было границ.

Прослышав о нашем приезде, тут же туристы из альплагеря "Бызынгы" поспешили к нам на встречу. Все в один голос твердили: "Нам сказали, что сюда приехала внучка Кязима - это Вы?" Казалось, что они лично были знакомы с моим дедом. Не могу не сказать слова благодарности директору альплагеря Алию Анаеву за сохранение и популяризацию имени Кязима среди туристов. Всех отдыхающих в "Бызынгы" водят на экскурсию к дому-музею поэта.

"Мне дорого все, что связано с Балкарией", - говорил Алексей Слатюк. Тот факт, что свадьбу его дочери сыграли в башне, а невеста, жених и их родители были одеты в балкарские народные костюмы, говорит о серьезности слов Алексея. Он изучил технику строительства древних балкарских башен, владеет полной информацией о национальном женском платье, какие ткани использовались мастерицами и т.д. На одной стене башни висит портрет Кязима Мечиева, на другой - Кайсына Кулиева. Там же находится личная богатая библиотека хозяина башни. Сам Алексей из Москвы, он - юрист, востоковед, арабовед. Читает стихи Мечиева на русском языке, а Коран в оригинале. Многие отдыхающие в "Бызынгы" женщины в один голос говорили: "Наши мужья каждый год приезжают сюда. Мы от них узнали про Кязима".

Все эти люди состоявшиеся, занимающие высокие должности. В альплагерь приезжают каждый год. И весь год живут с мечтой, что они снова вернутся к нам, в горы. Наверно, мы привыкли к нашим горам, их красоту и величие принимаем как само собою разумеющееся. Порою не ценим свою культуру, не стараемся узнать о ней как можно больше, а москвичи проявляют огромный интерес к нашей истории. Правда, должна признать, в последнее время предпринимаются какие-то меры для сохранения национальной культуры. Также возник интерес к сохранению творчества Кязима.

…В конце хотелось бы сказать вот о чем. Когда перенесли прах Кязима на Родину, нашего отца, его младшего сына, уже не было в живых. После судмедэкспертизы, его останки привезли к нам домой, в Шалушку. Тогда наша мама Мариям, по сути сноха Мечиевых, впервые при людях проявила свой характер: "Раз уж прах хажи оказался в доме его сына, пусть отсюда его и вынесут", - настояла она. Много людей собралось у нас в ту ночь, они все поддержали ее решение. Тогда она, обратившись к самым близким, сказала: "Такого святого человека надо предать земле по всем мусульманским обычаям. На чужбине такой возможности не было. Теперь совершим весь ритуал, как положено. Да упокоит его многострадальную душу Аллах"...

Записала и подготовила Асият Саракуева

* Альпинистский тренировочный центр - альплагерь "Безенги" - расположен на высоте 2200 м над уровнем моря на склоне Главного Кавказского Хребта, там где Безенгийское ущелье упирается в одноименную скальную стену. Он начинает свою историю с 1959 года. С тех пор в этих местах выросло не одно поколение альпинистов и инструкторов. Здесь побывали спортсмены со всей России, а также дальнего зарубежья. Это место - наиболее манящее альпинистов самой разной квалификации, поскольку именно здесь огромное количество маршрутов - от самых простых, до высококатегорийных к вершинам, превышающим 5000 м. Все эти гиганты, за исключением Эльбруса и Казбека, расположены здесь.

На территории альплагеря располагается уникальный этнографический уголок - маленький аул, затерянный в горах, где стоят две башни и семь саклей, созданный по книге Э.Б. Бернштейна "Архитектура балкарского народного жилища" архитектором Владиславом Асановым. Это предмет гордости директора лагеря А.Х. Анаева, он с большим удовольствием рассказывает о своем творении. "Как это обычно бывает, - говорит Али Хусеевич, - первым идею подал не житель Кабардино-Балкарии, а наш гость из Москвы - Алексей Анатольевич Слатюк, мой близкий товарищ. Сперва, загорелись желанием построить башню, потому что на Кавказе за последнее столетие башен не строилось. Потом поняли что одной боевой башни не достаточно - поставили жилую. А аппетит, как известно, приходит во время еды и потом мы поставили сакли. Поднялись наверх, посмотрели на наше творение и поняли, что этого, конечно же, мало и нужно продолжить наше строительство".

(sk-news.ru)

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет