Расширенный поиск
11 Декабря  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Ишлегенден, къарагъан уста.
  • Чабар ат – джетген къыз.
  • Къыз келсе, джумуш эте келеди, къатын келсе, ушакъ эте келеди.
  • Юреннген ауруу къалмаз.
  • Кесине оноу эте билмеген, халкъына да эте билмез.
  • Ауурну тюбю бла, дженгилни башы бла джюрюген.
  • Адебсиз адам – джюгенсиз ат.
  • Хата – гитчеден.
  • Аджаллыгъа окъсуз шкок атылыр.
  • Айраннга суу къош, телиге джол бош.
  • Биреуню къыйынлыгъы бла кесинге джол ишлеме.
  • Дуния аламаты сен эсенг да, игиме деб айтма.
  • Уллу суу бла уллу ауруудан башынгы сакъла.
  • «Ёгюз, джаргъа джууукъ барма, меннге джюк боллукъса», - дегенди эшек.
  • Джашны джигитлиги сорулур, къызны джигерлиги сорулур.
  • Джукъу тёшек сайламайды.
  • Юре билмеген ит, къонакъ келтирир.
  • Терек ауса, отунчу – кёб.
  • Уллу къазанда бишген эт, чий къалмаз.
  • Ауругъан – джашаудан умутчу.
  • Ат да турмайды бир териде.
  • Гугук кесини атын айтыб къычыргъанча, мен, мен деб нек тураса?
  • Къатыны харакетли болса, эри къымсыз болур.
  • Къызбайны юйюне дери сюрсенг, батыр болур.
  • Тил – кесген бычакъ, сёз – атылгъан окъ.
  • Сакъламагъан затынга джолукъсанг, не бек къууанаса, не бек ачыйса.
  • Тас болгъан бычакъны сабы – алтын.
  • Окъугъан – асыу, окъумагъан – джарсыу.
  • Бойнуму джети джерден кессенг да, мен ол ишни этеллик тюлме.
  • Къыйынлы джети элге оноу этер.
  • Рысхы джалгъанды: келген да этер, кетген да этер.
  • Къызын тута билмеген, тул этер, джашын тута билмеген, къул этер.
  • Керти сёзге тёре джокъ.
  • Ашын ашагъанынгы, башын да сыйла.
  • Къолунгдан къуймакъ ашатсанг да, атаны борчундан къутулмазса.
  • Чомарт бергенин айтмаз.
  • Ёлюр джаннга, ёкюл джокъ.
  • Айтхан – тынч, этген – къыйын.
  • Ариуну – ауруу кёб.
  • Джангызны оту джарыкъ джанмаз!
  • Билимсиз иш бармаз.
  • Ашхы – джыяр, аман – джояр.
  • Тёрдеги кюлсе, эшикдеги ышарыр.
  • Харам къарнашдан, халал тенг ашхы.
  • Ёксюзню къалачы уллу кёрюнюр.
  • Шекер бла туз – бир болмаз, ушамагъан – юй болмаз.
  • Сютню башын джалагъан къутулур, тюбюн ичген тутулур.
  • Хунаны тюбюн къазсанг, юсюнге ауар.
  • Къызны минг тилер, бир алыр.
  • Къарт айтханны этмеген, къартаймаз.

ТОЛГУРОВ ЗЕЙТУН ХАМИДОВИЧ

15.07.2005 0 4173  Толгуров Т.

Профессор, доктор филологических наук, известный прозаик и литературовед Зейтун Толгуров родился 23 ноября 1939 г. в селении Былым Эльбрусского района Кабардино-Балкарии. 

Кандидатскую диссертацию защитил в Баку в 1967 г., а в 1987-докторскую диссертацию в Москве. С середины 60-х и по настоящее время работает в КБГУ, пройдя путь от ассистента до заведующего одной из ведущих кафедр.

Писать и публиковаться Толгуров начал относительно рано. Уже в 1961 г. в местных газетах начинают появляться его первые рассказы: "Торопливая река до моря не добежит", "Урок жизни", "Яблоня", "На перепутье" др.

В 1964 г. была опубликована первая книга писателя - повесть "Аю таш" (Медвежий камень). Отмеченное стандартными для тех лет сюжетом и темой - борьба с немецко-фашистскими захватчиками - произведение это, тем не менее, весьма выпукло обозначило целый набор индивидуальных прогрессивных черт творческого почерка Толгурова. Впервые в балкарской прозе была сделана попытка полифоничного развития повествовательной канвы - оценка событий дается с позиций разных героев с соответствующим изменением эмоциональных и аксиологических акцентов. Также впервые в балкарской прозе столь масштабно был применен прием "отстраненного" наблюдения, когда хронотопическое единство повествования обеспечено постоянным присутствием "наивного" наблюдателя - одного из главных героев повести -мальчика Мустафира. Ценность повести "Аю Таш" - именно в этих новационных для национальной литературы моментах, свидетельствовавших о недюжинном таланте Толгурова, основные же составляющие идейно-содержательного плана - борьба добра и зла, четко отнесенных к соответствующим эмоциональными нишам, идеологическая маркировка героев и т. д.- оставались в рамках разработанных к тому времени прозаических моделей…

После некоторого перерыва, в 1971 г. Толгуров публикует повесть "Эрирей". Это произведение знаменовало собой начало нового этапа не только в творчестве самого автора, но открывало очередную ступень развития балкарской прозы в целом. Толгуров представал перед читателем прежде всего как тончайший колорист, мастер достоверной детали; в стилевом отношении, в уровне владения языком "Эрирей" не имела аналогов в общем объеме балкаркой прозы тех лет. Профессионализм исполнения подтверждался и в идейно-тематическом, и в архитектоническом планах…

Формула "единство индивидуального и общественного" отныне получала новое наполнение для балкарской прозы, однако повесть "Эрирей" изобиловала и другими новационными элементами. Впервые в истории национальных литератур всего Северного Кавказа автор столь откровенно пренебрег принципами классовой дифференциации героев; впервые в роли центрального отрицательного героя крупного произведения (Сафар Сарыев) выступил председатель колхоза, причем - выходец из беднейших слоев общества. Несмотря на высокое мастерство в реализации сюжетно-эстетических фрагментов (описание внешности, пейзаж, точность деталей, достоверность диалогов и монологов, авторские отступления и т. п.), социальный компонент повести "Эрирей" оказался настолько заметным и масштабным, что в целом это произведение Толгурова может быть охарактеризовано прежде всего как социально значимое.
Следующие произведения Толгурова - повести "Къызгъыл кырдыкла" (Алые травы) и "Акъ гирянча" (Белая шаль), увидевшие свет в 1974 г. представляются дальнейшим воплощением намеченных в "Эрирее" тенденций.

"Алые травы" - произведение напрочь лишенное многих традиционных для балкарской литературы сюжетно-содержательных составляющих, и в первую очередь это касается фактического отсутствия в нем любовной истории. Отказавшись от обыгрывания этой привычной для национальной прозы повествовательной линии, Толгуров сосредоточился на оппозиции двух морально-нравственных систем, которые, однако, трудно втиснуть в стандартные рамки противостояния добра и зла.

Пойдя на создание образа эталонного мужчины-горца - Каспота, рискуя не удержаться в области достоверности характера, вернуться к ходульным "штампованным" героям идеологизированной литературы, Толгуров, тем не менее сумел представить читателю человека идеального, носителя канонического комплекса воина и защитника Родины, причем его Каспот, при всех своих достоинствах, вполне убедителен. Это реальный человек, в повседневности выделяющийся разве что подчеркнуто спокойным и мудрым отношением к жизни.

Развитие сюжета приводит к столкновению Каспота с его нравственными противниками. И только здесь, в момент наивысшей мобилизации духовных ресурсов героя, читателю демонстрируется вся мощь национального характера, его жизнеспособность и стойкость. Кульминационный момент сюжетного действия - бой с фашистами у кошары Каспота - интересен не столько противостоянием героя и его явных "внешних" врагов, сколько выявившимся в экстремальной ситуации антагонизмом главного героя и его сына Каракая. Пара "Каспот-Каракай" представлена Толгуровым, как маркерный знак в процессе духовной эволюции человека, как грань, определяющая значимость национальных идеалов и убеждений, всей системы традиционных ценностей горцев. Что выше: долг перед Родиной и собой или жизнь? - именно этот вопрос является объектом интереса писателя, но проблематика "Алых трав" не может быть втиснута в строго фор¬мализованные рамки. Жизненные судьбы героев повести, в принципе, предсказуемы - Каспот погибает в бою, Каракай остается жив - они предсказуемы и диктуются всей логикой повествования.

Однако повесть Толгурова не стала бы столь значительным явлением в балкарской литературе, если бы эстетическое мышление автора было бы ограничено фабульными установками. "Алые травы" - вещь многопластовая; в содержательном плане каждый сюжетный ход, каждый ее образ имеет и второй, и третий планы. Впервые в истории балкарской прозы автору удалось уйти от конвенционально-однозначной трактовки образа и прийти к созданию произведения глубоко символического в полном смысле этого слова...

Символика, реализованная на концептуальном уровне, характеризует и "Белую шаль". Однако эта повесть отмечена столь острой социальной направленностью авторской рефлексии, что первоначальная цель Толгурова - анализ негативного влияния среды на традиционные адатные нормы поведения и национальную ментальность - в произведении отступает на второй план, представляясь лишь подтверждающими аргументами в выявлении процессов деградации всей системы советского общежития, всей системы хозяйствования и идеологической базы государства. Толгуров нацелен на исследование нравственных категорий и, собственно, на этом строится основная сюжетная линия повести. Главные герои - односельчане Мажит и Фатима,- волею судеб попавшие в город, с детства любят друг друга. Фатима не выдерживает давления городской среды, пренебрегает традиционной горской нравственностью и требованиями морали, что вполне закономерно приводит к разрыву с Мажитом. Однако незатейливость любовной истории, ее тривиальность в повести выступает всего лишь как фон, на котором Толгуров разворачивает масштабное полотно глубокого социального и морального кризиса всего общества. Отказ от проверенных веками систем нравственных ценностей выявляется во всем - от поведения девушки до обнищания и развала колхозов. Самое удивительное при этом - незавуалированная мысль автора о неизбежности подобного исхода в условиях общественного, "коллективного" производства.

Сафар Сарыев - герой повести "Эрирей", проходимец и бездельник, в новом произведении Толгурова вырастает до вселенских масштабов. Бедняки и нищие, ставшие таковыми в силу собственной лености, захватившие власть и пользующиеся ею согласно велениям своего скудного ума -вот единственный и главный отрицательный герой "Белой шали". Система, позволяющая бесталанным и нечистым на руку людям вершить судьбы людей, колхозов, всего государства, система, взращивающая все новые и новые слои интеллектуальных и моральных уродов,- основной объект анализа в повести. Круг замкнут, исхода нет, и лишь белая шаль горянки, как символ всего высокодуховного, что было сформировано и отшлифовано на протяжении многих поколений в недрах народа, может служить добрым знаком будущего возрождения.

"Эрирей", "Алые травы" и "Белая шаль" сегодня могут рассматриваться как творческий результат вполне определенного этапа писательской биографии Толгурова. Несмотря на присущие этим произведениям нюансы сюжетного, проблемного, образного характера, произведения эти достаточно близки друг другу. Они принадлежат перу зрелого мастера, отмечены высоким уровнем профессионализма, виртуозным владением языковым и образным материалом, а в концептуально-содержательном плане, в сущности, посвящены исследованию разных сторон одного и того же феномена-группы вариабельных мутаций нравственного начала, духовности отдельно взятой личности и общества в целом Заслуга Толгурова - прозаика именно в том, что он первый из балкарских прозаиков взломал практику адаптации ранее существовавших шаблонов к местному антуражу и реально вышел на новый уровень эстетического мышления, который с полным правом можно назвать национальным.

В конце 70-х гг. начинается новый этап в творчестве Толгурова. В 1981 г. был опубликован первый роман писателя - "Жетегейле" (Созвездие Большой Медведицы, в русском варианте - Большая Медведица). Первые годы Советской власти, Гражданская война - ожидаемый набор тематических линий, но даже для неискушенного читателя абсолютно ясно, что перед ним - новый Толгуров…

Глубокий психологизм, реальность и достоверность духовных исканий героев, мотивированность сюжетных поворотов, языковая и образная монолитность повествования - вот те черты, которые характеризуют роман Толгурова. Однако это произведение прежде всего ориентировано на исследование экзистенциальных проблем философского плана, проблем, стоящих над теми или иными, социально обусловленными стереотипами морали и нравственности. Поэтому анализ его выявляет полную аксиологическую толерантность мышления Толгурова, равноправие его героев  на шкале "отрицательный - положительный". Важным следствием подобного подхода  является и чрезвычайная структурная, хронотопическая сложность романа.

Вскоре после первого романа Толгуров опубликовал повесть "Ашыкъ оюн" (Игра в альчики. 1983). Эта истинно национальная вещь, в структурном плане столь же сложная, как и "Большая Медведица", казалось бы, знаменовала отход писателя от философской гносеологической проблематики. Однако последовавшие за "Большой Медведицей" романы Толгурова - "Кёк гелеу" (Голубой типчак. 1993) и "Акъ жыйрыкъ" (Белое платье. 1996-1999; журнальный вариант) - представили читателю законченную систему мировосприятия и мышления Толгурова.-философа. Эти произведения характеризуются именно гносеологическим подходом к описанию событий, когда сюжетные перипетии служат лишь доказательным фоном в художественной стратификации основных проблем человеческого и космического масштаба, когда предметом исследования становится не столько идеологическая, нравственная или эстетическая составляющие социума, сколько антиномия вечного и преходящего, малого и большого, познаваемого и непостижимого. Романы Толгурова в этом смысле находятся на передовом краю эволюции повествовательных жанров вообще, являя собой - в структурном, философско-концептуальном и образном планах - наиболее развитые примеры большой прозаической формы. Общий же характер и направление прогресса художественного мышления Толгурова позволяют рассчитывать, что и дальнейшее творчество писателя будет развиваться в сторону полисюжетного, полифоничного представления сложных, хронотопически детерминированных повествовательных моделей, что сегодня и отличает прозу мирового уровня.

Определяя место Зейтуна Толгурова в истории балкарской литературы в целом, нельзя обойти вниманием его роль теоретика-литературоведа. В общем объеме исследований по современной балкарской литературе труды Толгурова занимают доминирующее место. Он автор семи фундаментальных монографий по истории балкарской литературы, его исследования внесли значительный вклад в теорию литератур народов Северного Кавказа. Кроме того, перу Толгурова принадлежат несколько учебников балкарской литературы для старшеклассников и учебник теории литературы для студентов. Методологические принципы анализа и описания художественных произведений, литературных систем, разработанные Толгуровым, на сегодняшний день практически полностью определяют лицо балкарской литературоведческой мысли.  

Толгуров Тахир, 

Нальчик

(Голосов: 3, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет