Расширенный поиск
20 Ноября  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Башы джабылгъан челекге, кир тюшмез.
  • Джигер – джаннга къыйынлыкъ.
  • Къуллукъчума, деб махтанма, къуллукъ – хаух джамчыды!
  • Кёрмегеннге кебек – танг, битмегеннге сакъал – танг.
  • Дуния мал дунияда къалады.
  • Ашаса, ашамаса да, бёрюню ауузу – къан.
  • Нёгерсизни джолу узун.
  • Тилчи тилден къаныкъмаз.
  • Намыс болмагъан джерде, насыб болмаз.
  • Рысхы – насыбха къор.
  • Мураты болгъанны джюрек тебюую башхады.
  • Ишлемеген – тишлемез.
  • Байны оноуу, джарлыгъа джарамаз.
  • Биреуню къыйынлыгъы бла кесинге джол ишлеме.
  • Танг атмайма десе да, кюн къоярыкъ тюйюлдю.
  • Уллу сёлешме да, уллу къаб.
  • Билими азны – ауузунда кирит.
  • Эшекге миннген – биринчи айыб, андан джыгъылгъан – экинчи айыб.
  • Элиб деген, элге болушур.
  • Джашлыкъ этмеген, башлыкъ этмез.
  • Мухардан ач ычхынмаз.
  • Аманнга алтын чыдамаз.
  • Экеу тутушса, биреу джыгъылыр.
  • Суу ичген шауданынга тюкюрме.
  • Ойнай-ойнай кёз чыгъар.
  • Тойчу джашха къарама, къойчу джашха къара.
  • Тойгъан джерге джети къайт.
  • Аман эсирсе, юйюн ояр.
  • Ёлген ийнек сютлю болур.
  • Айтылгъан сёз ызына къайтмаз.
  • Тил – кесген бычакъ, сёз – атылгъан окъ.
  • Бети бедерден, намыс сакълама.
  • Ата Джуртуму башы болмасам да, босагъасында ташы болайым.
  • Кюн – узун, ёмюр – къысха.
  • Аманнга да, игиге да оноусуз къатышма.
  • Джан саулукъ бермей, сан саулукъ бермезсе.
  • Сибиртки да сыйлы болду, кюрек да кюнлю болду.
  • Юйюнгден чыкъдынг – кюнюнгден чыкъдынг.
  • Ёгюзню мюйюзюнден тутадыла, адамны сёзюнден тутадыла.
  • Татлы сёз – балдан татлы.
  • Къалгъан ишге къар джауар.
  • Келинин тута билмеген, къул этер, къызын тута билмеген, тул этер.
  • Тил бла келеди джыр да.
  • Къатын къылыкъсыз, эр тынчлыкъсыз.
  • Адам боллукъ, атламындан белгили болур.
  • Эллинг бла джау болсанг да, юйюнг бла джау болма.
  • Тили узунну, намысы – къысха.
  • Ата – билек, ана – джюрек!
  • Хар зат кесини орнуна иги.
  • Шайтан алдады, тюзлюк къаргъады.

Европейская ментальность и Ислам

28.01.2008 0 1807

 

Мурад Хофман - известный мусульманский ученый, принявший Ислам в 1980 году. Имеет докторскую степень в юриспруденции американского университета, опубликовал много научных и исследовательских статей и книг, среди которых "Дневники немецкого мусульманина", "Ислам как альтернатива" и "Ислам в двухтысячном году". Возглавлял информационное агентство НАТО и работал послом Германии в Алжире. По его словам, преодолеть исламофобию можно только если мусульмане будут жить в соответствии с подлинными предписаниями своей религии. Предлагаем вниманию наших читателей сокращенный вариант лекции Мурада Хофмана, которая была прочитана в 1995 году, но не теряет своей актуальности и по сей день.

Европа, Старый континент, ранее населенный одними католиками или протестантами (лютеранами или кальвинистами), ныне предлагает всего понемногу для всех и каждого: от антропософии с ее народным верованием в перевоплощение душ до сатанистских культов, а также сект, пытающихся повысить свое религиозное сознание при помощи употребления наркотиков аля Карлос Кастанеда.

На эти явления декаданса, сопровождающие постоянный упадок традиционных церквей, люди реагируют с чрезвычайной терпимостью. Мальчики с бритыми головами, публично поющие хвалу Кришне, или вербующие прозелитов адепты индуистского движения Бхагвана не вызывают агрессии. Когда кинозвезда обращается в буддизм, никто никаких вопросов не задает. Если вы решитесь стать шаманом, вы, несомненно, вызовете много сочувственного интереса. То же относится к современным друидам…

Но вот кем лучше не быть - это мусульманином. Фактически современный плюрализм и с виду безграничная терпимость внезапно иссякают, когда речь идет об Исламе. Привычки и обычаи, с которыми легко смиряются у других, у мусульман осуждаются как фанатичные, примитивные, антиконституционные и отсталые. В случае Че Гевары борода "прогрессивна", в случае мусульманина та же борода "реакционна". Дева Мария никогда не изображается с непокрытой головой. Но если мусульманка носит платок на голове, ее исключат из школы во Франции.

…Посмотрите на то, как западные СМИ освещают тему терроризма и воинственности. В свое время никому не приходило в голову называть Адольфа Гитлера католиком или Сталина - православным; да и Франко никогда не называли "католическим" фашистом или д-ра Караджича - "православным" поджигателем войны. Если, однако, кто-то в мусульманском мире - кто бы это ни был - применит оружие, ему наклеят ярлык "фанатичного мусульманина", даже если он является арабом-атеистом, коммунистом или баасистом или же палестинцем-христианином.

Вы когда-нибудь слышали о том, что Нагасаки и Хиросима были разрушены "христианской" бомбой? Конечно, нет. Но когда мусульманскую страну, такую, как Ирак или Пакистан, подозревают в разработке ядерного устройства, о нем говорят как об "исламской бомбе". В самом деле, СМИ как будто зарезервировали такие оскорбительные клички, как "фанатик" и "обскурант", исключительно для мусульман. Каддафи, Хомейни, Саддам Хусейн - "фанатики", Милошевич - нет. Теракты в Северной Ирландии или Испании не совершаются "фанатичными" протестантами, католиками, басками, каталонцами. Но всякий раз, когда силу применяет мусульманин, даже в порядке законной самообороны, западные СМИ, скорее всего, назовут его фанатиком. Согласно этим критериям, я тоже фанатик, так как я молюсь, пощусь в месяц Рамадан, отправляюсь в паломничество в Мекку и отдаю пожертвования на дело Аллаха...

БУНКЕРНАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ И ДЕМОНИЗАЦИЯ

Люди на Западе все еще помнят о том, что Ислам, начиная с VII в., с чрезвычайной быстротой распространился на большую часть известного мира. То, что христианство не будет последней и окончательной религией, что будет еще один виднейший Пророк после Иисуса, миллионами отвращающий христиан от своей веры, было не только несовместимым с христианским мировоззрением: сама идея этого казалась чудовищной провокацией.

Для спасения лица и веры христианский мир изобрел легенду о том, что Ислам распространялся и всегда будет распространяться "огнем и мечом". Это убеждение все еще живо и сегодня, несмотря на то, что легенда об "огне и мече" была научно опровергнута: христианские народы, конечно, принимали Ислам либо потому, что исламское правление было более мягким, чем, например, византийское, либо потому, что христология Корана соответствовала их собственным (в основном арианским) верованиям.

Второй стратегией идейной защиты была грубая клевета, особенно на Пророка Ислама, которого стали демонизировать как дьявольского Антихриста. Профессор Аннемари Шиммель некогда писала: "Более чем любые другие исторические фигуры, Мухаммад возбуждал страх, ненависть и даже презрение в христианском мире. Данте в своей "Божественной комедии" лишь выразил то, что чувствовали бесчисленные массы средневековых христиан, когда он обрек Мухаммада томиться в низшем круге Ада". Порочить Пророка Ислама все еще разрешается (и этому аплодируют), как показал пример Салмана Рушди. Никто не подумал о применении к нему действующих статей западных уголовных кодексов о святотатстве. Когда профессор Шиммель осмелилась обратить внимание на то, что Рушди задел чувства миллионов мусульман, поднялся адский шум - "политически некорректно" было проявлять сочувствие и отзывчивость к Исламу.

МЕНТАЛЬНОСТЬ И ШОК КРЕСТОНОСЦЕВ

Если немного поскрести внешний слой, покрывающий европейскую цивилизацию, то близко от поверхности можно найти незажившие шрамы и враждебные мотивации, уходящие корнями в крестовые походы. В самом деле, травмы, причиненные крестовыми походами, на Западе глубже, чем на Востоке. Одна из этих травм была вызвана шоком, который получили крестоносцы, когда они поняли, что якобы варвары и язычники мусульмане были более развитыми, более цивилизованными и имели больше достижений в естественных науках, чем они сами. Действительно, мудрость, рыцарство, честность, терпимость, щедрость и духовность великого военачальника - Салахаддина ("Саладина") стали на Западе легендой.

К тому же многие крестоносцы дискредитировали себя жестокостью и жадностью. Разграбление Константинополя в 1205 году - их величайший "подвиг" - оставило глубокие рубцы: непреходящее ощущение нечистой совести и подспудные сомнения в своем превосходстве. Тем не менее побуждения и риторика крестовых походов живы до сих пор. Изгнание мусульман и евреев из Андалузии после 1492 года - ранний случай религиозной "чистки" во вкусе Караджича - явилось продолжением крестовых походов.

Западный империалистический колониализм - разве он не был тем же крестовым походом, теперь в глобальном масштабе? Разве не "белые отцы" (миссионеры) приплывали в колонии со второй лодкой, если не с первой? Разве не усеяли французы севе-роафриканское побережье боль-шими кафедральными соборами, посвященными "Богородице Африки"?

Ментальность крестоносцев никуда не исчезала и оказалась вполне пригодной к применению, чем и объясняется культурный империализм Френсиса Фукуямы и Сэмюэла Хантингтона. Их идея о том, что мусульманский мир рано или поздно либо исчезнет, либо полностью маргинализируется, восходит к европейскому мышлению в том виде, в каком оно сложилось еще в Век Разума.

Европейский человек в своем высокомерии убедил себя, что он является мерой всех вещей и что его высший разум обеспечит ему вступление на вершины мира, благосостояния и счастья, когда-либо достигнутые за всю историю человечества. Поразительно, но две жестокие мировые войны, атомная бомбардировка, Холокост и сталинизм не пошатнули этой убежденности. Напротив, западный человек вполне убедил себя в том, что его цивилизация - так называемый "проект современности" - является наилучшей, окончательной цивилизацией, которой предстоит восторжествовать во всем мире.

Многие в Азии, Африке и в Южной Америке - не говоря уже об исламском мире - отчаянно пытаются копировать западный стиль жизни. Манера приема пищи, мода, идеалы мужской и женской красоты, формы проведения досуга, сексуальные привычки, архитектура и музыка - что ни назови, все сводится к западной модели. Неотъемлемой частью этой тенденции к унификации является маргинализация религиозных аспектов и вытеснение их из общественной жизни. Религия заменяется всепроникающим грубым материализмом, служащим псевдоидеологии. Превращение веры в частное дело - первый шаг к ее полному устранению. Типичный западный мужчина или женщина уже не обладают чутьем к религиозным явлениям. Они видят, как их собственные религии тают, поэтому они вполне естественно верят, что Исламу тоже суждено исчезнуть. Разум и религиозные убеждения считаются несовместимыми. В этом контексте мусульмане, приверженцы своей религии, рассматриваются европейцами как люди недостаточно сообразительные…

ДИАЛОГ, ТОЛЕРАНТНОСТЬ, ОБРАЗОВАНИЕ

Роль традиционных религий Европы в распространении и обеспечении прав человека на нашем континенте рассматривалась на целой серии семинаров, организованных Комиссаром по правам человека Совета Европы. Абсолютно закономерно, что последний пятый из семинаров этого цикла прошел в былой столице татарского мусульманского государства - Казани 22-23 февраля 2006 г. Он носил название: "Диалог, толерантность, образование: совместные действия Совета Европы и религиозных конфессий". Участники семинара, включая Комиссара по правам человека Совета Европы Альваро Хиль-Роблеса и новоизбранного Комиссара по правам человека Совета Европы Томаса Хаммарберга высоко оценили опыт Татарстана и Поволжья в деле многовекового мирного сосуществования представителей мировых религий.

Российских мусульман представлял председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин. Он упомянул о том, что в мусульманских государствах Поволжья: Булгарии, Золотой Орде, Казанском ханстве существовала полная свобода вероисповедания. Подобный уровень свободы религии существует только в сегодняшней России. Семинар концентрировался на двух проблемах: создание Европейского института по преподаванию религий в общеобразовательных школах и создание при Совете Европы консультативного органа, представляющего религии, традиционно исповедуемые на территории Европы. По первому вопросу было принято решение о необходимости создания института как центра разработки программ, методик и учебной литературы, параллельно являющегося научно-исследовательским центром. При этом в его деятельности должны участвовать представители традиционных религий континента. По вопросу создания консультативного органа было решено обратиться с предложением в Комитет министров Европейского сообщества. Для европейских мусульман, включая российских, вопрос стоит о безоговорочном признании роли Ислама как одной из традиционных религий Европы, включении знаний о нем в школьные программы и участии представителей всех групп европейских мусульман в консультативном органе при Совете Европы.

Чрезвычайный и полномочный посол, постоянный представитель Российской Федерации при Совете Европы Александр Орлов заявил, что в период своего председательства в Совете Европы Россия сделает все возможное для создания обоих вышеупомянутых органов. Эти вопросы будут обсуждаться на форуме, посвященном диалогу культур и межконфессиональному сотрудничеству, который пройдет осенью этого года в нашем Нижнем Новгороде, в рамках российского председательства в Совете Европы.

В религиозном отношении Запад стал плюралистичным. Прусский король Фридрих II уже в XVIII веке высказал идею о том, что каждому должно быть позволено искать спасение по-своему. К его совету прислушались. Сегодня в Европе вы можете быть неомарксистом или неотомистом, не относящимся ни к какой конфессии мистиком, верующим в астрологию, агностиком или атеистом, и никто даже ухом не поведет.

Еврейская религиозная жизнь даже в своих самых крайних проявлениях встречает тот же позитивный подход. Сторонники движения "Хабад Любавич" в Нью-Йорке и Иерусалиме практикуют строгое следование религиозным установлениям: мужчины всегда носят шляпы и отращивают пейсы; во время шабата всякая работа прекращается; и, конечно, они не едят свинины и едят другое мясо, только если животное было зарезано по ритуальным правилам. Западные СМИ никогда не задают вопроса о том, не нарушают ли эти еврейские традиции права человека; они никогда не оценивают ортодоксальных евреев как "фанатиков" или "обскурантов".

Попробуйте построить мечеть во Франции или Германии… Вам придется обращаться в суд на каждом шагу административного процесса. Через восемь-десять лет вы, вероятно, получите разрешение построить свою мечеть - где-то за железнодорожными путями или возле бойни. У вас будут препирательства с властями за каждый метр предполагаемой высоты минарета. Вы услышите, что цементные фабрики и газовые заводы вписываются в европейский сельский пейзаж, а минареты - нет. И при этом разрешение построить минарет еще не означает, что вам разрешили использовать его как минарет! Каким-то шутником было предложено изменить призыв на молитву: если муэдзин будет кричать, имитируя звуки церковных колоколов, то, может быть, тогда все будет в порядке?

Если как мусульманин вы хотите, чтобы вам было позволено получать халяльное мясо так, как получают ритуальное мясо иудеи во Франции и Германии, вам будут отказывать… То же самое происходит, когда мусульмане пытаются официально зарегистрироваться, подобно еврейским общинам, как религиозное объединение в соответствии с законодательством. Это право предоставлено в Германии общине в 30 тысяч евреев, но в нем отказано двум миллионам мусульман.

Описанные мною факты враждебности по отношению к мусульманам реальны. Что можно сказать об их причинах? Моя гипотеза состоит в том, что антиисламские симптомы являются следствием антиарабской позиции - современной формы селективного антисемитизма - и памяти о турецких походах, а также ряда других глубинных причин. Все эти факторы в сумме составляют западную ментальность по отношению к Исламу. Выявлять их - не значит быть расистом. Однако некоторые из упомянутых факторов действительно являются "наследственными" в том смысле, что каждый волей-неволей разделяет с другими коллективную память своей нации.

Ислам, отказывающийся исчезнуть и даже обретающий второе дыхание, - для европейского сознания это провокация, если не оскорбление. Представьте себе, эти отсталые мусульмане отвергают многие блага западной цивилизации и даже доходят до того, что выставляют Ислам как альтернативную модель для XXI столетия! И, что еще хуже, многие европейцы, перешедшие в Ислам, - это лица, получившие научную подготовку, интеллектуалы и ученые. Более того, исторические исследования основ христианского вероучения привели к потрясающим изменениям внутри как католической, так и протестантской церквей. С одной стороны, ныне установлено, что - в отличие от безусловной аутентичности Корана - большинство частей Нового Завета являются, мягко говоря, ненадежными источниками, с намного более поздними вставками. Многие христианские профессора богословия теперь признают, что было ошибкой в 325 году на Первом Вселенском Соборе в Никее определять Иисуса как "единосущного" с Отцом. В результате многие христианские церковные деятели и их последователи с опозданием на 1600 лет теперь частично соглашаются с тем, что говорится об Иисусе в Коране.

Можете ли вы представить, что происходит в сознании человека, когда он начинает понимать, что люди, которых он презирает,- мусульмане - были с самого начала правы?

Среди множества видов скрытой западной зависти вполне реальным феноменом является сексуальная зависть. Для западного человека Восток - это сфера Кама-сутры, восточной культуры любви, эротики с большой буквы. В своей знаменитой книге о западном востоковедении профессор Эдвард Саид открыл, насколько образ Востока как сладострастного, сексуально распущенного, практикующего полигамию по своему произволу, является лишь проекцией подавленных желаний и эротических мечтаний западных людей.

Еще более веским обоснованием западной тяги ко всему восточному, отраженной в пословице "Ex oriente lux" ("свет исходит с Востока"), является тот факт, что все важнейшие религии зародились на Востоке - начиная с индуизма и буддизма, продолжая маздаизмом и зороастризмом и кончая тремя монотеистическими религиями. До сего дня Восток сохранил качество жизни, еще не полностью, как на Западе, зависимое от количества имеющихся товаров; вплоть до сего дня отношения между людьми на Востоке остаются сердечными, тогда как на Западе они становятся все более и более холодными.

Существенным обстоятельством является то, что европеец рассматривает Ислам как арабскую религию, несмотря на то, что арабы составляют меньшинство в исламском мире. Все множество предрассудков против арабов переносится на Ислам. Посмотрите, как арабская тема воплощается в голливудских фильмах. Там неизменно показывают арабов как ленивых трусов, глупо наивных, фанатичных, не в меру сластолюбивых. Такие картины, возбуждая у западного зрителя чувство презрения и отторжения, все же отвечают его собственным тайным желаниям. Ислам в таких фильмах изображается как религия для простаков, лишенная духовности. Молитва выглядит как физическая зарядка, рамадан - как пора ночных оргий, а паломничество - как нелепый языческий обычай. Увы, такая форма антисемитизма вовсе не является табу в Европе или США.

Конечно, в Европе были такие личности, как Иоганн Вольфганг Гете, который с большой симпатией относился к Исламу и стремился больше узнать о нем. Но в массе своей западные востоковеды и исламоведы до недавних пор относились к предмету своего изучения без уважения, зачастую используя свои знания как оружие в интересах колониального проникновения в мусульманский мир. В средние века европейцы ассоциировали Ислам не столько с арабами, сколько с турками. В некоторых из самых ранних переводов Корана на европейские языки он преподносился как "полный турецкий свод законов" или "турецкая Библия". Османские султаны имели привычку организовывать походы против Германской империи чуть ли не каждые два года. Они так и не заняли Вену, но их легкая кавалерия добиралась до Баварии. Еще примерно 250 лет назад турецкая угроза являлась постоянной европейской реальностью. Сегодня турецкие рабочие приезжают на австрийскую границу не с кривыми турецкими саблями, луками и стрелами, но с визами и разрешениями на работу. Тем не менее они сталкиваются с реакцией, вызванной страхом перед турецкой агрессией, уходящим корнями в далекое прошлое.

Простодушные люди в Германии и в странах Бенилюкса начинают беспокоиться о том, смогут ли они сохранить свой привычный уклад жизни, не изучив турецкий язык. Проблема, созданная наплывом в Европу значительных иноэтнических групп, еще более обостряется тем, что они исповедуют самую плохо понимаемую религию из всех - Ислам. При этом отнюдь не все турецкие рабочие могут правильно продемонстрировать или объяснить Ислам своим соседям европейцам. Ислам является частью их идентичности и для многих из них приобретает значение только тогда, когда они перебираются в Европу, как гордый ответ на дискриминацию.Результат - больше обособленности и больше конфронтации. Возможность для европейцев жить рядом с мусульманами не устранила существующих предрассудков против Ислама; в ряде случаев она даже укрепила их.

Растущее исламское самосознание и активность иностранных рабочих в Европе, их фактическая реисламизация здесь сделали их интеграцию в европейское сообщество проблематичной. Более того, вероятно, к настоящему времени большинство европейцев пришли к выводу, что эти странные чужестранцы столь странны, потому что они мусульмане. Боюсь, что так называемый человек с улицы ныне полагает, что эти марокканцы, алжирцы, тунисцы и турки не в состоянии адекватно вписаться в Европу.

Некоторые германские партийные функционеры даже выдвигали модель удобного, безвредного Ислама. Люди, которые не строят мечетей, не молятся и не постятся, не покрывают своих волос и не совершают паломничества, но которые пьют вино и пиво, - такие люди действительно не создают проблем для интеграции.

СМИ усугубили ситуацию намеками на то, что всплеск и новый подъем Ислама, его повсеместное возрождение по существу направлены против Европы. В штаб-квартире НАТО были сделаны заявления о том, что после распада СССР альянсу необходимо готовиться к возможному военному конфликту между Севером и Югом. Это провоцирует возникновение чувства угрозы, исходящей из южных регионов. На Западе не понимают - и это трагично, - что молодые мусульмане почти повсюду призывают к установлению исламской демократии, причем акцент ставится как на слове исламская, так и на слове демократия. Несмотря на часто звучащую антизападную риторику, эти движения стремятся только к проведению реформ в собственных странах. Их лидеры ценят Европу за ее достижения: создание правового государства, защиту прав человека, отсутствие цензуры СМИ и свободу совести. По сути, мусульманская молодежь призывает у себя дома осуществить то, чему она научилась во время своего обучения в Европе. А антизападная риторика усиливается тогда, когда молодежь в мусульманском мире понимает, что "Гринпис" и "Эмнисти интернэшнл" больше озабочены спасением китов и судьбой узников в Китае, чем помощью европейским мусульманам или политическим заключенным в соседних мусульманских странах.

МУСУЛЬМАНЕ: МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ

Ислам и Запад не являются несовместимыми. Но отношения между ними непростые и нелегкие. Некоторые из моих собратьев-мусульман фактически отвергают западную цивилизацию целиком и полностью и даже демонизируют ее - как культуру кяфиров, в которой люди живут в состоянии современного язычества, сходном со старой джахилиййей - царством Великого Сатаны. Другие, напротив, фактически влюблены в западную культуру со всеми ее особенностями, без разбора. Многие из них готовы впитать любые черты западной цивилизации полностью, до такой степени, что становятся "культурными мусульманами", уже не практикующими Ислам, но наслаждающимися соблазнами потребительского рая в странах, куда они прибыли. И те и другие могут приводить довольно веские аргументы в защиту своих противоположных позиций.

Те, кто отвергает Запад, отмечают, что западная история представляет собой серию катастроф с начала эпохи Просвещения. Ведущие умы того времени - Декарт, Юм, Кант, Вольтер, Гете, Фридрих II - не проповедовали атеизм, когда дистанцировались от христианской догмы. В качестве "деистов" - людей, не верящих в божественную природу Иисуса или Троицу, - они в основном утверждали то, что мусульмане называют таухид. Освобождая людей от узости церковного догматизма и отдавая первенство человеческому разуму, они не намеревались распространять атеизм. Однако начало было положено, и к концу XIX века Ницше провозгласил "смерть Бога", а идеология марксизма уже официально стала атеистической. Это было неизбежно, потому что во время и после эпохи Просвещения люди совершали ширк, выдвигая человека в качестве конечной меры всех вещей. С тех пор Запад характеризовался скрытым обожествлением либо государства (людей как коллектива), либо человека (как личности). В этом смысле шовинистический национализм, фашизм (включая нацизм), коммунизм и либерализм без границ- все это типично западные феномены.

Запад полностью утратил свои трансцендентальные опоры. До сих пор, пользуясь христианским наследием, он уже не является христианским в истинном смысле слова. Последствия этого драматичны. Западная цивилизация сегодня направлена исключительно на максимизацию прибыли и оптимизацию производства. По иронии судьбы, в этом процессе человеческим существам отводится роль не более чем иррациональных факторов, способных испортить производство, статистику и кибернетику. Так "освобожденный" западный человек теряет свое достоинство якобы в процессе "самореализации".

Драматические последствия произошли также в моральной сфере. Массовое потребление, подталкиваемое СМИ, ломает одно табу за другим. Грубый материализм разрушает семью. В США сохраняется лишь 15 процентов всех браков. Сотни тысяч женщин решают стать матерями-одиночками. Кто скажет, чем обернется для общества такое количество эмоционально травмированных детей, выросших в неполных семьях?

Для западных людей "время - деньги" и "жизнь коротка". Поэтому они ищут мгновенного удовлетворения, усиленного с помощью наркотиков. Рынок наркотиков и секса неизбежно ведет к преступлениям. Несмотря на такое очевидное неблагополучие, Запад предлагает себя в качестве обязательной модели для всего остального мира. Культуры, не желающие имитировать Запад, стоят под угрозой маргинализации. Именно этой идеей руководствовался Фр. Фукуяма, когда в 1991 году, после коллапса СССР, провозгласил "конец истории". Он хотел сказать, что "проект современности", также известный как "американский образ жизни" или "макдональдизация", является вершиной цивилизации. Для таких людей земной шар в будущем будет поделен только на неуклонно расширяющийся Запад и всех остальных. С. Хантингтон даже предсказал кровавые столкновения между двумя цивилизациями. Такую головокружительную самонадеянность мусульмане называют "культурным империализмом", хотя за этим термином не стоит никакого продуманного замысла, но видится вечный гениальный подросток по имени Билл Гейтс. Технокультурная глобализация действует как безрелигиозное, идеологическое продолжение колониализма.

Начиная с XVIII века, несмотря на высокие идеалы, которые провозглашались и экспортировались, мы стали свидетелями работорговли и апартеида; двух свирепых мировых войн; сталинских массовых убийств и нацистского холокоста; религиозных чисток в Боснии; атомной бомбардировки мирного населения в Хиросиме и Нагасаки. Эти бедствия были самыми кровавыми, какие только видел мир. Но даже когда западные народы не воевали друг с другом, они вели себя жестоко по отношению к природе и животному миру и дошли до того, что уничтожение ресурсов и экологические катастрофы угрожают теперь самой жизни человечества. И все-таки Запад призывает весь остальной мир последовать своему примеру и отрицает не только наличие, но даже возможность альтернативы.

Однако у Запада есть и немало достоинств и достижений, хотя бы потому, что там, и только там, были разработаны методы и процедуры действенной защиты граждан от злоупотреблений со стороны своих правительств. Я говорю о демократии и власти закона. Там, и больше нигде, была фактически ликвидирована бедность. Западная наука - включая медицину - шла вперед семимильными шагами. Наука в мусульманском мире также должна была бы получить развитие, сравнимое с расцветом наук и искусств в эпоху Аббасидов и в Андалузии, однако этого не произошло. В политической сфере развитие, подобное западному, могло бы происходить и в исламском мире, потому что, согласно Корану, каждый мусульманин есть свободный человек. Общественное благосостояние, равенство и справедливость являются также и исламскими принципами. Реальность же, как всем вам известно, угнетающе иная. Мухаммед аль-Газали отметил, что существует много Ислама на Западе (несмотря на малочисленность там мусульман), но мало Ислама в мусульманском мире (несмотря на то, что там много мусульман). В том же духе Мухаммед Асад сказал, что он рад тому, что стал мусульманином в молодости, в 1926 году; учитывая состояние мусульманского мира сегодня, он мог бы не найти свой путь к шахаде.

Кораническое откровение начинается с повеления: "Читай!". Мусульманам предписано, вне всякого сомнения, быть "ахль аль-китаб" (народом Книги). И все же сегодня неграмотность типична для мусульманских стран, хотя она практически исчезла на Западе. Мусульмане должны иметь наиболее развитое общественное сознание благодаря обязанности платить милостыню (садака и закят). И тем не менее разница между богатыми и бедными в мусульманских странах, как правило, ужасающая.

***

Ислам - это не арабская религия и не религия для одних арабов. Согласно исламскому фикху, как мусульманам на Западе, нам дозволено и мы даже обязаны придерживаться местного закона до тех пор, пока он позволяет нам выполнять наши основные религиозные обязанности. Мусульмане всегда поступали подобным образом. Присутствие Ислама в зарубежных землях всегда было преимуществом для нашей религии. Сегодня мусульмане Запада могут даже оказать Исламу огромную услугу, если помогут ему открыть заново свое демократическое наследие и возродить его.

Одновременно и мусульманам есть что предложить Западу, помогая ему преодолеть кризис морали и общества, в котором он находится. Я всецело убежден в том, что Запад либо научится у Ислама снова чтить некоторые из самых основополагающих ценностей, которые лишь недавно были там забыты, либо с грохотом обрушится. Вы можете жить вопреки божественному порядку вещей какое-то время, но не всегда. Остается под сомнением, воспользуется ли Запад предложенным методом лечения.

Запад является очень пестрым сочетанием того, что ужасно неправильно, и того, что удивительно правильно. Поэтому мусульмане не должны рассматривать Запад в рамках взаимоисключающего выбора: либо да, либо нет. Отвергать или копировать легко. Выбирать трудно. Но мы должны быть избирательны.

Одна из трудностей правильного выбора состоит в том, что с виду безобидные технические новинки, такие, как автомобиль или мобильный телефон, могут иметь далеко идущие идеологические или нравственные последствия. Когда вы коснетесь западной технологии пальцем, она может отхватить вам руку. Отчасти это верно, потому что западная технология выросла из особой цивилизации с ее особыми иррелигиозными и аморальными представлениями. Автомобиль несет с собой фундаментальную свободу, к которой стремится западный человек, включая свободу от наблюдения со стороны родителей. Мобильный телефон реализует мечту о непрерывной доступности. Но он также скрывает, дома жена или нет, когда ей звонит муж. Некоторые машины сконструированы таким образом, что они должны всегда быть в рабочем состоянии, а это означает, что мужчины должны обслуживать своего технического помощника круглосуточно, независимо от времени Рамадана и молитвы.

Вторая трудность следует из того факта, что Ислам - не только религия, но и цивилизация. Эта трудность не имеет большого значения, если вы живете в мусульманском мире. На Западе мусульманам нужно решать, является ли то, что они делают, или то, что их просят сделать, исламским, и если так, то составляет ли это часть их религии или только мусульманской культуры. Если это вопрос религии, мы не сможем пойти на компромисс. Поэтому, когда мы покупаем в магазине продукты, мы тратим много сил и времени, проверяя, не содержат ли свинины пакетики сухого супа. Мы будем продолжать бороться за право забоя халяльного скота и похорон наших мертвых по нашему обряду.

Может показаться, что это имеет второстепенное значение. Но как только мы начинаем идти на компромиссы в вопросах Шариата, мы вступаем на скользкий путь. Где конец уступок? Не будет исламского платья для женщин? Не будет поста во время военных маневров? Не будет молитвы на рабочем месте? Некоторые западные правительства и вправду надеются, что иммигрантское мусульманское население ассимилируется. Если бы это случилось, мусульмане потеряли бы свою идентичность и тем самым свой шанс внести что-то существенное в дело избавления Запада от его культурных изъянов.

Наша политика должна быть направлена не на ассимиляцию, а на нормализацию. Мусульманам не нужно уходить в тень для того, чтобы заслужить признание вместе с правом быть иными. Мы можем пойти на компромисс в сферах, которые являются лишь продуктами цивилизации или касаются непринципиальных элементов Сунны. Так, нам не нужно есть, сидя на коврике на полу, или чистить зубы мисваком, если есть вода, зубная щетка и зубная паста. Мы можем есть ножом и вилкой, пользуясь обеими руками. Нам не обязательно носить одежду арабов. Не нужно нам и пересыпать наш язык арабскими словами. Иначе говоря, для того чтобы быть хорошим мусульманином, нам не нужно превращаться в араба VII века.

Присутствие Ислама в зарубежных землях всегда было преимуществом для нашей религии. Сегодня мусульмане Запада могут даже оказать Исламу огромную услугу, если помогут ему открыть заново свое демократическое наследие и возродить его. Каждый из праведных халифов был избран своим путем: в случае Абу-Бакра состоялись открытые дебаты о том, должен ли первый халиф выдвигаться из числа сподвижников Мухаммада (с.а.в.) - ансаров, или переселенцев (мухаджиров), и должен ли им быть Абу-Бакр или Умар. Нигде в мире правители не избирались столь демократично в такие ранние времена. Посему мусульмане должны не только участвовать в западных выборах, но и признавать выборные процессы частью исламского наследия. Мусульмане сегодня также должны понять, что Шура как процедура консультаций между правительством и населением в целом требует парламентского представительства и должна приводить к результатам, которым правительство обязано следовать. Это тоже является частью исламского наследия.

Я вполне понимаю опасения, связанные со словом "демократия", учитывая ту роль, которую сыграли западные демократии в эпоху колониализма. Если это слово неприемлемо, давайте говорить, как шейх Нахнах из Алжира, о "шуракратии". Важно то, что мы энергично выступаем за создание механизмов, дающих возможность периодического обновления правительств и контроля над ними при исполнении своих обязанностей, то есть демократии в изначальном смысле слова.

Мусульманам есть что предложить Западу, помогая ему преодолеть кризис морали и общества, в котором он находится. Позвольте мне перечислить 12 потенциальных преимуществ, которые несет в себе Ислам, - не для приведения Запада под сень зеленого знамени, но для врачевания его пороков:

1. 3апад страдает от рассовых предрассудков почти повсеместно. Исламу также не удалось полностью устранить этот порок. Но нет другой религии, которая добилась стольких результатов в борьбе с расизмом. Ислам как никакая другая религия безразличен к цвету кожи.

2. Запад, вопреки христианской заповеди "возлюби ближнего своего как самого себя", определенно страдает от холодности в отношениях между людьми. Некоторые люди даже не знают своих соседей. Мусульманская умма и мусульмане Запада демонстрируют ту самую теплоту, дружелюбие и готовность помочь, которых так не хватает западным людям.

3. Молодые граждане западных стран ненавидят иерархии в любых областях, включая свою работу, церковь и семью. Ислам плюралистичен и даже не имеет таинств, которые могло бы отправлять духовенство. В Исламе, в отличие от католицизма, нет папы. Без посредников, прямо обращаясь к Аллаху на своем молитвенном коврике, мусульманин есть самый эмансипированный верующий, какого только можно себе представить. И эмансипация осуществляется человеком лично!

4. Запад ценит рациональность. В действительности такие догмы, как первородный грех, Троица, боговоплощение, свойственные христианству, отсутствуют в Исламе, что делает его наиболее рациональной из всех религий. Разве это не единственная религия, где Священная Книга побуждает людей мыслить, наблюдать и рассуждать?

5. Мусульмане по природе своей трезвые люди, всегда готовые предстать перед Господом. Ввиду пагубных привычек, господствующих на Западе, мусульмане являются единственной надеждой для кишащих наркоманами городских кварталов, будь то Лос-Анджелес или Йоханнесбург.

6. Никакое общество и никакое государство не смогут долго прожить без института семьи. Если распадется семья, распадется и общество. На Западе, где только гомосексуалисты, по всей видимости, борются за сохранение брака как института (то есть для себя), цель мусульман - защита семьи - становится весьма важным делом.

7. Западные женщины стремятся защитить свое достоинство. В процессе эмансипации, конкурируя с мужчинами и копируя их, может быть, они и получили рабочие вакансии и экономическую независимость, но свое достоинство им защитить не удалось. Женщины на Западе более чем когда-либо остаются лишь сексуальными объектами, как показывает любой конкурс красоты. На этом фоне мусульманские женщины демонстрируют, как надо эффективно защищать свое женское достоинство.

8. Люди Запада постоянно находятся в состоянии стресса и нуждаются в психиатрической помощи. Молитва, регулярная связь мусульманина с Богом гораздо более эффективно залечивает свойственные современному человеку чувства одиночества или отчуждения.

9. По мере старения западных обществ большим капиталом ныне владеют вдовы. Есть опасность, что перенасыщенная капиталистическая система потеряет свою жизнеспособность. Безопасность ценится превыше всего, и существует страховка от любого возможного риска, включая риск осчастливить себя ребенком. Ислам способствует защите и поддержанию духа предпринимательства, настаивая на том, чтобы капитал использовался не для получения фиксированной прибыли, а для совместной хозяйственной деятельности на хозрасчетной основе.

10. В то же время Ислам может вновь привлечь внимание Запада к его давно забытой цели - поставить интересы человека в центр экономической политики, требуя, чтобы социальной справедливости и человеческому достоинству был отдан приоритет над экономическими задачами.

11. Люди Запада все более осознают опасности, связанные с потреблением неправильной пищи. Они могут прийти к выводу, что мусульмане всегда были правы, отказываясь от нечистого свиного мяса.

12. Учитывая растущую озабоченность западных людей состоянием своего здоровья, повсеместную борьбу с лишним весом и увлечение диетами, они легко могут прийти к заключению, что Ислам и его оплот - Рамадан - на деле представляют собой нечто весьма современное.

Вот 12 отдельных составляющих того вклада, который могут внести мусульмане в дело излечения западного общества. Каждая из них в отдельности может и не оказывать большого воздействия, но принятие их в совокупности было бы равносильно социальной и моральной революции. Даже если эти черты не являются исключительно мусульманскими, дехристианизация Европы дошла до того, что христианство уже не имеет шансов на осуществление нравственной революции, необходимой для спасения самого Запада. Не может этого сделать и какая-либо искусственная "религия". Лишь частичная исламизация Запада могла бы в достаточной мере повернуть штурвал, чтобы отвести Запад от его нынешнего курса, ведущего к катастрофе.

Газета "Медина аль-Ислам", 2006 г.

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет