Расширенный поиск
21 Июля  2018 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Намыс болмагъан джерде, насыб болмаз.
  • Сабийни джумушха джибер да, ызындан бар.
  • Душманны тышы – акъ, ичи – къара.
  • Чомарт бергенин айтмаз.
  • Къазанчы аман болса, къазаны къайнамаз.
  • Аууздан келген, къолдан келсе, ким да патчах болур эди.
  • Тёрени джагъы джокъ.
  • Акъыллы – эл иеси, тели – эл баласы.
  • Ишин билген, аны сыйын чыгъарады.
  • Аз айтсам, кёб ангылагъыз.
  • Танг атмайма десе да, кюн къоярыкъ тюйюлдю.
  • Ёгюзню мюйюзюнден тутадыла, адамны сёзюнден тутадыла.
  • Халкъгъа джарагъан, джарлы къалмаз.
  • Чабакъ башындан чирийди.
  • Аман эсирсе, юйюн ояр.
  • Чакъырылгъанны аты, чакъырылмагъанны багъасы болур.
  • Сакъ юйюне сау барыр.
  • Хар зат кесини орнуна иги.
  • Азыгъы аз, алгъа къабар, аты аман, алгъа чабар.
  • Билмезни кёзю кёрмез, этмезни къулагъы эшитмез.
  • Къартны бурнун сюрт да, оноугъа тут.
  • Джан саулукъ бермей, сан саулукъ бермезсе.
  • Нафысынгы айтханын этме, намысынгы айтханын эт.
  • Кесинге джетмегенни, кёб сёлешме.
  • Ойнай-ойнай кёз чыгъар.
  • Ёлюк кебинсиз къалмаз.
  • Урама да – ёледи, сатама да – келеди.
  • Джигер – джаннга къыйынлыкъ.
  • Тил – кесген бычакъ, сёз – атылгъан окъ.
  • Терслик кетер, тюзлюк джетер.
  • Ариу сёз – къылычдан джити.
  • Биреуню эскиси биреуге джангы болмайды.
  • Иги сеники эсе да, сюйген кесимикин этеме.
  • Джюрекге ариу – кёзге да ариу.
  • Мал ёлсе, сюек къалыр, адам ёлсе, иши къалыр.
  • Шайтан алдады, тюзлюк къаргъады.
  • Хансыз джомакъ болмаз.
  • Къартны сыйын кёрмеген, къартлыгъында сыйлы болмаз.
  • Таукел адам тау тешер.
  • Эшекни не къадар тюйсенг да, ат болмаз.
  • Къызгъанчдан ычхыныр, мухардан ычхынмаз.
  • Мал кёб болса, джууукъ кёб болур.
  • Ариу джол аджал келтирмез.
  • Кийимни бичсенг, кенг бич, тар этген къыйын тюлдю.
  • Джети тилни билген джети кишиди.
  • Ашхы атаны – джашы ашхы, ашхы ананы – къызы ашхы.
  • Адам сёзге тынгыла, акъыл сёзню ангыла.
  • Шапа кёб болса, аш татымсыз болур.
  • Зар адамны насыбы болмаз.
  • Къонакъ аман болса, къонакъбай джунчур

Ислам России выбирает собственный путь

28.10.2006 0 1544

 

Пестрая по своему этническому составу мусульманская община России стоит на перепутье между традиционным исламом, которого придерживается ее духовные лидеры, "евроисламом", к которому призывают либералы, и радикальными концепциями, импортированными с Ближнего Востока. Ислам в России существует в уникальных условиях. В отличие от Европы, российские мусульмане, в большинстве своем, являются представителями коренных народов страны, с незапамятных времен живущими на своей земле. Но при этом они много веков мирились с господством официального православия, часто подвергаясь притеснениям, а затем еще 70 лет жили при советской власти, стремившейся вывести религию на задворки общества.

Вступив в постсоветский период, исламская община оказалась в большинстве своем состоящей из людей, ведущих почти неотличимый от остальных россиян образ жизни и не имевших возможности тесно соприкоснуться с исламской традицией. Однако жизнь в лидирующей по числу разводов и абортов стране, в обществе, лишившемся привычной нравственной системы координат, не мешает им ощущать себя мусульманами и гордиться этим. Необходимость адаптации заставляет вполне традиционно настроенных деятелей ислама высказывать мысли, которые могли бы показаться крамолой где-нибудь на Ближнем Востоке.

"Если человек носит обтягивающие брюки или юбку, говорит на сленге, это не значит, что он далек от мусульманской культуры", - говорит Шамиль Аляутдинов, имам московской Мемориальной мечети.

Электронная проповедь

31-летний имам, закончивший обыкновенную московскую школу в Медведково, изобретает новые, современные способы достучаться до умов и сердец верующих. Проповеди через интернет он уделяет чуть ли не больше внимания, чем непосредственному общению с верующими во вверенной ему мечети.

"Необязательно приходить в мечеть, [чтобы быть хорошим мусульманином]. Время сейчас такое быстрое, что люди не всегда успевают ходить в мечеть", - говорит он. Из ответов на присланные ему по электронной почте со всей страны вопросы выросло уже несколько увесистых книг, которые расходятся по стране тысячными тиражами. Едва ли не большинство вопросов касаются семьи и отношений между мужчиной и женщиной. Одна из самых известных книг Аляутдинова - "Он и она" - уже превратилась в трехтомник.

Разводы, аборты, смешанные браки, добрачный секс - вопросы, интересующие российских мусульман, касаются тем, являющихся запретными в странах с традиционным исламским укладом. В 2004 году в России была выпущена книга под названием "Секс и любовь в исламе". Она подробно разбирает с исламской точки зрения все аспекты отношений между мужчиной и женщиной от добрачных отношений и супружеской верности до орального и анального секса, а также позиций при совершении полового акта.

Предисловие к книге содержит приветственные слова от таких людей, как глава Духовного управления мусульман Поволжья и советника по культуре и исламским связям иранского посольства. Впрочем, многим, например Аляутдинову, не нравится вызывающий, по их мнению, заголовок.

Евроислам

Ислам как институт адаптируется к российским реалиям, однако рецепты этой адаптации предлагаются разные. Одним из самых ярких примеров является переход московских мечетей с татарского на русский язык: иначе бы служба осталась непонятной для тысяч мусульман нетатарского происхождения, приехавших в Москву в последние десятилетия.

В российских правительственных кругах вызревают планы создания где-нибудь возле Москвы мусульманской школы, в которой бы на русском языке и контексте государственной идеологии России обучали бы исламское духовенство. Есть и другие проекты.

Директор института татарской истории Рафаиль Хакимов, являющийся советником президента Татарстана Ментимера Шаймиева, выступил с концепцией модернизации ислама, которую он сам окрестил "евроисламом". "Главная причина - в конкурентоспособности", - говорит Хакимов о том, что заставляет его призывать к реформе. "Мы, - поясняет он, - должны быть современными, технологичными, обладать самыми последними знаниями, которые есть в мире. Это значит, что мы должны быть открытыми, к тому, что происходит в мире". Ислам в его нынешней форме, такой открытости, по его мнению, не способствует.

"Традиции, которые существуют в исламском мире, ориентируются на то, что было в X-XIII вв., и это консервируется. А модернизированный ислам, который начал развиваться 200 лет назад, ориентируется на то, чтобы воспринимать любые знания, которые существуют в мире. Это - либеральный ислам", - говорит Хакимов.

Каковы же главные черты этого "либерального ислама"? "Прежде всего - критический подход ко всему, что происходит, вместо следования авторитетам, сложившимся в средневековье", - поясняет советник президента Татарстана, непосредственно причастный к выработке официальной идеологии татарской автономии.

Ответ на все вопросы

Концепция "евроислама" была принята в штыки традиционным духовенством. Один из самых известных противников Хакимова, заместитель муфтия Татарстана Валиулла Якупов, писал, что господствующая в республике школа толкования Корана - ханафитский мазхаб - и так достаточно плюралистична и самокритична, по сравнению с другими, и поэтому в реформах не нуждается.

С идеей модернизации не согласен и верховный муфтий Азиатской части России Нафигулла Аширов. "Ислам как универсальная религия отвечает на все вопросы, как индивидуума, так и общества", - заявляет он.

Однако он отмечает, что в вопросах, на которые нельзя найти однозначный ответ в священных текстах, мусульманин получает пространство для свободного выбора. В качестве примера Аширов приводит одежду: по его мнению, никто не может лишить российских мусульман права одеваться в европейском стиле, поскольку Коран не содержит такого предписания.

"Это не является модернизацией, это использование того, что в исламе разрешено", - говорит Аширов. Но Хакимов видит проблему в том, что многие представители высшего исламского духовенства и простые имамы, получили образование в странах с совсем другим укладом жизни, чем в России. Он задается вопросом о том, почему из 80% молодых татар, которые называют себя верующими мусульманами, лишь 1-2% регулярно посещает мечеть.

"В Татарстане больше тысячи мечетей. Почему на них весят замки? Это происходит оттого, что многие имамы учились за границей, например в Саудовской Аравии, и восприняли там ислам. Но ситуация в России и Европе отличается от ситуации на аравийском полуострове", - говорит он. Хакимов видит будущее российской мусульманской общины в интеграции в самом глобальном смысле.

"На самом деле, ведь человечество - умма - сообщество, живущее согласно тем нормам, которые приняты всеми странами, стали международным правом. Не учитывать это в шариате нельзя", - считает советник президента.

При этом он четко определяет вектор этой интеграции - на запад: "Для нас Европа становится ориентиром, на который нацелена элита Татарстана, включая руководство".

Путь сопротивления

Но в российской мусульманской общине есть и модернизаторы совсем другого типа. Председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль называет себя человеком, близким к салафизму - реформаторскому направлению в исламе, которые многие в России называют ваххабизмом.

Он видит ислам частью всемирного фронта борьбы с существующим - и несправедливым на его взгляд - миропорядком. По его мнению, для нынешних молодых мусульман России главными должны быть лозунги сопротивления.

"Существует масса безвестных молодых людей, которые, будучи спровоцированы органами безопасности, подвергшись пыткам и оскорблениям, были вытеснены из социальной жизни в леса и горы и, скорее всего, там погибли, - говорит Джемаль. - Но, тем не менее, это люди, которые отказались стать на колени и целовать сапоги новых монголов".

Дистанцируясь от лидеров чеченских сепаратистов, которых он считает агентами российских спецслужб, Джемаль героизирует восставших жителей узбекского Андижана.

По какому пути пойдут мусульмане России, которые через пару десятков лет составят пятую часть населения страны? Примкнут ли к сторонникам либерального ислама в Западной Европе или поверят радикальным проповедникам с Ближнего Востока? Или, пойдя по пути наименьшего сопротивления, останутся мусульманами лишь формально, используя свою религиозную принадлежность как имиджевый аксессуар, который можно надевать и снимать в зависимости от ситуации?

Ответ зависит как от них самих, так и от политики российского государства, которое может либо привлекать их к себе как равноправных граждан многокультурной страны, либо отталкивать и маргинализировать, как это в течение последних десяти лет происходило в Чечне.

Единственное, что российскому государству уже никогда не удастся сделать, так это не замечать их существования. Исламский фактор стоит на повестке дня современной России, и со временем будет только усиливаться.

(Леонид Рагозин. bbcrussian.com, Москва)

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет