Расширенный поиск
4 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Аманнга игилик этсенг, юйюнге сау бармазса.
  • Башсыз урчукъ тюзюне айланмаз.
  • Кёзню ачылгъаны – иги, ауузну джабылгъаны – иги.
  • Кеси юйюмде мен да ханма.
  • Аман хансны – урлугъу кёб.
  • Тенгинг джокъ эсе – изле, бар эсе – сакъла!
  • Бал – татлы, балдан да бала – татлы.
  • Таукел адам тау тешер.
  • Берекет берсин деген джерде, берекет болур.
  • Къызгъанчдан ычхыныр, мухардан ычхынмаз.
  • Алим болгъандан эсе, адам болгъан къыйынды.
  • Тас болгъан бычакъны сабы – алтын.
  • Адам бла мюлк юлешмеген эсенг, ол адамны билиб бошагъанма, деб кесинги алдама.
  • Чоюнну башы ачыкъ болса, итге уят керекди.
  • Кёпюр салгъан кеси ётер, уру къазгъан кеси кетер.
  • От этилмеген джерден тютюн чыкъмайды.
  • Кийимни бичсенг, кенг бич, тар этген къыйын тюлдю.
  • Ашыкъгъанны этеги бутуна чырмалыр.
  • Экеулен сёлеше тура эселе, орталарына барыб кирме.
  • Эшекге миннген – биринчи айыб, андан джыгъылгъан – экинчи айыб.
  • Чакъырылмай келген къонакъ сыйланмай кетер.
  • Джукъу тёшек сайламайды.
  • Ишленмеген джаш – джюгенсиз ат, ишленмеген къыз – тузсуз хант.
  • Билимсиз иш бармаз.
  • Джырына кёре эжиую.
  • Малны кют, джерни тюрт.
  • Ариу сёз аурууунгу алыр.
  • Тин – байлыгъынг, терен саулугъунг.
  • Асхат ашлыкъ сата, юйдегиси ачдан къата.
  • Эски джаугъа ышанма.
  • Сабыр джетер муратха, сабырсыз къалыр уятха.
  • Джашда акъыл джокъ, къартда къарыу джокъ.
  • Ата – баланы уясы.
  • Шекер бла туз – бир болмаз, ушамагъан – юй болмаз.
  • Биреуге аманлыкъ этиб, кесинге игилик табмазса.
  • Байлыкъ адамны сокъур этер.
  • Сабий болмагъан джерде, мёлек болмаз.
  • Суу ичген шауданынга тюкюрме.
  • Ургъан суудан башынгы сакъла.
  • Ётюрюкню къуйругъу – бир тутум.
  • Кийимни бир кюнню аясанг, минг кюннге джарар.
  • Ана – юйню кюн джарыгъы.
  • Гугурук къычырмаса да, тангны атары къалмаз.
  • Ёлюр джаннга, ёкюл джокъ.
  • Алтыда кюлмеген, алтмышда кюлмез.
  • Ауругъаннга – кийик саулукъ, джетген къызгъа – чилле джаулукъ.
  • Адеб базарда сатылмаз.
  • Эркишиге тары кебек танг кёрюнюр.
  • Хоншуну тауугъу къаз кёрюнюр, келини къыз кёрюнюр.
  • Адамгъа аман кюн соруб келмейди.

Покаяние

17.09.2003 0 3026

 

Йа аййуhаль-льязина аману-ттакъуллаhа хакъкъа тукътиhи уа ля тамутунна илля уа антум муслимун.  -  О вы, те, которые уверовали, бойтесь Аллаhа должной богобоязненностью, и не встречайтесь со смертью не иначе, как будучи мусульманами.

Простые люди, знакомые с Исламам только по фильмам "Белое солнце пустыни", "Анжелика" и т. п., или же через некоторые средства массовой информации, которые освещая проблемы мира и войны, зачастую обвиняют в последнем только мусульман, представляет себе образ мусульманина не таким, каким он есть на самом деле. В его глазах Ислам представляется, скорее как некая секта, основанная на фанатизме и направленная против мирных устоев общества. И в свете всего этого, мусульманин не воспринимается обывателем как личность, которая способна на высокие и искренние чувства. Подобное отношение к мусульманам, к большому сожалению, усиливают непонимание, обостряют взаимоотношения между мусульманами и немусульманами. Предлагая читателю нижеследующий хадис (в пер. с араб. - рассказ о случае, связанном с сунной пророка Мухаммеда), хотелось бы обратить внимание читателей на личностные переживания одного из самых ревностных мусульман - сподвижника пророка Мухаммеда, да благословит его Аллахи приветствует, Ка’ба ибн Малика, да будет доволен им Аллах. В поисках прощения Всевышнего, этот человек проходит, воистину, великие испытания, оставляя след в истории, и примером своим до сих пор способствует излечиванию многих сердец.

 

Передают со слов Абдуллаха бин Ка'ба бин Малика, являвшегося тем сыном Ка'ба, да будет доволен им Аллах, который стал для него поводырём, когда он ослеп, что он слышал, рассказ Ка'ба бин Малика, да будет доволен им Аллах, о том, как он остался в Медине, не приняв участия в походе на Табук вместе с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует.

Ка'б начал:

…Что касается моей истории, когда я не пошёл вместе с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, в поход на Табук, то, поистине, никогда я не был столь силён и хорошо обеспечен, как в то время, когда я не пошёл с ним в этот поход. Клянусь Аллахом, до этого никогда не имел я двух верблюдиц, но ко времени этого похода они у меня были. Что же касается посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, то, желая выступить в поход против кого-либо, он обязательно скрывал свои истинные намерения, показывая, что намеревается предпринять другой поход. Так было и на сей раз, и это продолжалось до тех пор, пока не настало время этого похода, в который посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, выступил в страшную жару и в котором его ждали дальний путь, безводная пустыня и множество врагов. И он разъяснил мусульманам суть дела, чтобы они могли подготовиться к этому походу, а потом объявил им, куда именно он хотел направиться, и с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, было так много мусульман, что количество их не поддавалось учёту.

Ка'б продолжал:

Те немногие, кто не пожелал появиться, считали, что об этом никто не узнает, однако, это продолжалось лишь до тех пор, пока о таком человеке не ниспосылалось откровение от Аллаха Всевышнего. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, выступил в этот поход в то время, когда плоды уже созрели, а деревья давали приятную тень, которая притягивала меня. И посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, вместе с другими мусульманами готовился к этому походу, я же начал выходить из дома по утрам, чтобы готовиться вместе с ними, однако возвращался, ничего не сделав и говоря себе: "Я могу сделать это, если захочу". И я продолжал поступать таким образом, в то время как другие продолжали серьёзно готовиться к выступлению. В конце концов, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, утром двинулся в путь вместе с другими мусульманами, а я так ничего и не сделал. Тогда я (снова) вышел утром и вернулся, ничего не сделав для подготовки, и пока я находился в подобном положении, участники похода, которые двигались быстро, успели уйти уже далеко, а я решил двинуться в путь и догнать их. О если бы мне удалось сделать это! Однако это было мне не суждено. И когда после отъезда посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, я появлялся среди людей, меня всегда огорчало то, что я не встречал подобных себе, если не считать тех, кого обвиняли в лицемерии, или же тех слабых, которых оправдал Аллах Всевышний.

Что же касается посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, то он не вспоминал обо мне, пока не достиг Табука, а когда он уже находился там и сидел в окружении людей, то спросил: "А что делает Ка'б бин Малик?" Один человек из племени бану салима сказал: "О посланник Аллаха, задержали его две его одежды? и его высокомерие". Тогда My'аз бин Джабаль, да будет доволен им Аллах, сказал: "Как плохо ты сказал! Клянусь Аллахом, о посланник Аллаха, нам известно о нём только хорошее!" Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, ничего не сказал и в этот момент он увидел в полуденном мареве какого-то человека в белых одеждах. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: "Должно быть, это Абу Хайсама", - и действительно, это был Абу Хайсама аль-Ансари, тот самый, которого лицемеры стали высмеивать за то, что он пожертвовал только один саа' фиников.

Ка'б сказал:

А когда я узнал о том, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, уже возвращается из Табука, меня охватила сильная скорбь и я стал придумывать ложные оправдания, говоря себе: "Как мне избежать его гнева завтра?", - и обращаясь за помощью в этом к каждому мудрому человеку из членов своей семьи. Когда же люди стали говорить, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, находится уже совсем близко от Медины, всё ложное ушло от меня, я понял, что мне ни за что не спастись от его гнева с помощью лжи, и решил сказать правду.

Утром посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, вернулся в Медину, а когда он возвращался после какой-нибудь поездки, то обычно, прежде всего, приходил в мечеть, совершал молитву в два ракаата, а потом некоторое время сидел там с людьми. И когда он сделал всё это, к нему явились люди, оставшиеся в Медине, которые принялись оправдываться, подкрепляя свои оправдания клятвами. Таких набралось более восьмидесяти человек, и он принял их оправдания и клятвы, обратился к Аллаху с мольбой о том, чтобы Он простил их, и предоставил Аллаху судить об их сокровенных мыслях. А потом к нему подошёл я, и когда я приветствовал его, он улыбнулся улыбкой человека, скрывающего свой гнев, и сказал: "Подойди". И тогда я подошёл ближе и сел перед ним, а он спросил: "Что заставило тебя остаться? Разве ты не купил верблюдов?"

Ка'б продолжал:

Я сказал: "О посланник Аллаха! Клянусь Аллахом, если бы сидел я сейчас перед любым другим человеком, то думаю, что смог бы избежать его гнева с помощью ложных оправданий, ибо я наделён красноречием, но, клянусь Аллахом, я понял, что если сегодня я солгу тебе, а ты удовлетворишься этим, то Аллах всё равно сделает так, что уже скоро ты разгневаешься на меня. Если же я скажу тебе правду, ты разгневаешься на меня за это уже сейчас, но я надеюсь, что за это Всемогущий и Великий Аллах приведёт меня к благому исходу! Клянусь Аллахом, нет у меня никаких оправданий, и, клянусь Аллахом, когда я остался, был я силён и обеспечен как никогда!"

Ка'б продолжал:

Тогда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: "Что касается этого, то он сказал правду. Вставай же и жди, пока Аллах не примет о тебе решения". И после этого ко мне устремились люди из племени бану салима, которые последовали за мной и стали говорить мне: "Клянёмся Аллахом, раньше мы не знали за тобой никаких грехов, и ты оказался не в состоянии оправдаться перед посланником Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, так же, как это сделали другие оставшиеся, а ведь для того, чтобы искупить твой грех, посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, достаточно было бы обращения к Аллаху с мольбой о твоём прощении!"

Ка'б продолжал:

И, клянусь Аллахом, они продолжали упрекать меня так сильно, что в конце концов мне захотелось вернуться к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, и сказать ему, что я говорил неправду, а потом я спросил их: "А случилось ли ещё с кем-нибудь то же, что и со мной?" Они сказали: "Да, ещё двое сказали то же, что говорил ты, и им было сказано то же самое, что сказали тебе".

Ка'б продолжал:

Я спросил: "Кто же эти двое?" Они сказали: "Это Мурара бин Раби'а аль-'Амири и Хиляль бин Умаййа аль-Вакифи".

Ка'б продолжал:

Сказав это, они назвали мне имена двух праведных людей, принимавших участие в битве при Бадре, и я сказал: "Мне следует брать с них пример".

Ка'б продолжал:

И после того, как они назвали мне имена этих двоих, я решил ничего не менять. Что же касается посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, то изо всех оставшихся в Медине он запретил людям разговаривать только с нами тремя.

Ка'б продолжал:

"И люди стали сторониться нас или же он сказал: и люди изменили своё отношение к нам и даже земля, на которой я жил, стала для меня неузнаваемой, ибо это была не та земля, которую я знал прежде. В подобном положении мы провели пятьдесят дней. Что касается двух моих товарищей, то они проявляли смирение, сидели у себя дома и плакали, я же был моложе и сильнее их и поэтому я выходил из дома, принимал участие в молитвах вместе с другими мусульманами и ходил по рынкам, и никто не разговаривал со мной! И я подходил к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, приветствуя его, когда он сидел среди людей после молитвы, и спрашивая себя: "Пошевелил он своими губами в ответ на моё приветствие или нет?" А потом я молился рядом с ним, украдкой посматривая на него, и когда я был занят молитвой, он смотрел наменя, когда же я поворачивался в его сторону, он от меня отворачивался.

Однажды, когда я провёл уже много времени, сталкиваясь с подобной отчуждённостью со стороны мусульман, я вышел из дома и шёл, пока не добрался до ограды сада Абу Катоды, моего двоюродного брата, которого я любил больше всех людей. Забравшись на эту ограду, я обратился к нему с приветствием, и, клянусь Аллахом, он не ответил на моё приветствие! Тогда я сказал ему: "О Абу Катода, заклинаю тебя Аллахом, скажи, известно ли тебе о том, что я люблю Аллаха и Его посланника, да благословит его Аллах и да приветствует?" Он промолчал, а я снова стал заклинать его Аллахом, но он хранил молчание. Я ещё раз повторил свои слова, и на этот раз он сказал: "Аллах и Его посланник знают об этом лучше!" Тогда мои глаза наполнились слезами, и я вернулся, снова перебравшись через ограду.

А проходя по рынку Медины некоторое время спустя, я вдруг услышал, как один из крестьян аш-Шама, которые были христианами и привозили в Медину продовольствие на продажу, говорит: "Кто отведёт меня к Ка'бу бин Малику?" И люди указывали ему на меня до тех пор, пока он не подошёл ко мне, вручив послание от правителя из числа гассанидов. Я был писцом и прочёл это послание, и оказалось, что там было написано следующее: "А затем: Поистине, дошло до нас, что твой друг стал чуждаться тебя, однако Аллах не допустит, чтобы тобою пренебрегали или ущемляли твои права. Присоединяйся же к нам, и мы утешим тебя!" Прочитав это послание, я сказал себе: "И это тоже испытание", - после чего подошёл к печи и разжёг в ней огонь этим посланием.

Откровение Аллаха всё не приходило, а когда прошло сорок дней из пятидесяти, ко мне неожиданно явился посланец от посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, который сказал: "Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, велит тебе не приближаться к твоей жене!" Я спросил: "Я должен развестись с ней или мне надо поступить как-нибудь иначе?" Он сказал: "Нет, просто сторонись её и ни в коем случае не приближайся к ней!" И Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, через посланца велел двум моим товарищам сделать то же самое. Тогда ясказал своей жене: "Отправляйся к своим родителям и оставайся у них, пока Аллах не вынесет Своё решение по этому делу".

А потом к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, пришла жена Хиляля бин Умаййи, которая сказала ему: "О посланник Аллаха, поистине, Хиляль бин Умаййа - беспомощный старик, так неужели же ты не хочешь, чтобы я служила ему?" Он сказал: "Нет, ты можешь служить ему, но он ни в коем случае не должен приближаться к тебе!". На это она сказала: "Клянусь Аллахом, он ни о чём и не помышляет, и, клянусь Аллахом, с тех пор, как это началось, и до сих пор он только и делает, что плачет!"

После этого один из членов моей семьи сказал мне: "Обратился бы и ты к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, с просьбой разрешить твоей жене прислуживать тебе, ведь он разрешил делать это жене Хиляля бин Умаййи". В ответ я сказал: "Не стану я обращаться к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, с такой просьбой, ибо не знаю, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, скажет на это, ведь я ещё молод!"

И я оставался в подобном положении ещё десять дней, так что когда они истекли, прошло уже пятьдесят дней с тех пор, как людям было запрещено разговаривать с нами. А после того, как на исходе пятидесятой ночи я совершил утреннюю молитву на крыше одного из наших домов и сидел там, пребывая в том состоянии, о котором упомянул Аллах Всевышний, и душа моя сжималась, а земля казалась тесной, несмотря на её обширность, я неожиданно услышал голос человека, забравшегося на гору Саль и кричавшего оттуда во весь голос: "О Ка'б бин Малик, радуйся!" Услышав это, я склонился в земном поклоне, так как понял, что пришло облегчение. И действительно, оказалось, что во время утренней молитвы посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, объявил людям о том, что Всемогущий и Великий Аллах принял наше покаяние, после чего люди поспешили донести до нас эту радостную весть. Некоторые из них направились к двум моим товарищам, а ко мне поскакал всадник. Но ко мне поспешил также и другой человек из племени аслам, который взобрался на гору и голос которого оказался быстрее коня. А когда тот человек, голос которого я услышал, сам пришёл ко мне с этой радостной вестью, я снял с себя обе свои одежды и надел их на него в знак благодарности за это. Клянусь Аллахом, в то времяу меня ничего другого из одежды не было, и поэтому я одолжил две одежды, надел их и отправился к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, а по пути люди встречали меня толпами, поздравляя меня с тем, что Аллах принял моё покаяние и говоря мне: "Во благо тебе то, что Аллах принял твоё покаяние!"

Войдя в мечеть, я увидел посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сидевшего там в окружении людей. Что же касается Тальхи бин Убайдуллаха, то он вскочил со своего места, бросился ко мне и стал пожимать мне руки и поздравлять меня. Клянусь Аллахом, никто из мухаджиров, кроме него, не встал, и Ка'б никогда не забудет этого Тальхе!

Ка'б продолжал:

А после того, как я приветствовал посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, он сказал: "Радуйся лучшему из дней твоих с тех пор, как мать твоя родила тебя!", - и лицо его при этом сияло от радости. Я спросил: "Это от тебя, о посланник Аллаха, или же от Аллаха?", - на что он ответил: "Нет, это - от Всемогущего и Великого Аллаха!" Когда посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, что-нибудь радовало, лицо его озарялось и становилось подобным кусочку луны, о чём всем нам было известно. Сев перед ним, я сказал: "О посланник Аллаха, в знак благодарности за то, что моё покаяние было принято, я хочу раздать всё своё имущество бедным ради Аллаха и посланника Его!" На это посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: "Оставь часть его себе, ибо это будет лучше для тебя". Тогда я сказал: "Я оставлю за собой мою долю Хайбара". И я сказал также: "О посланник Аллаха, поистине, Аллах спас меня только благодаря тому, что я сказал правду, и в знак благодарности за то, что моё покаяние было принято, я до самой смерти не буду говорить ничего, кроме правды!"

И, клянусь Аллахом, с тех пор, как я сказал это посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, я не слышал о том, чтобы Аллах Всевышний оказал бы кому-либо из мусульман такое же великое благодеяние, какое Он оказал мне, и, клянусь Аллахом, с техпор, как я сказал это посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, и до сего дня я ни разу не солгал намеренно. И, поистине, я надеюсь, что Аллах Всевышний упасёт меня от этого и в дальнейшем!

Ка'б продолжал:

И Аллах Всевышний ниспослал такие аяты:

"Аллах обратился к пророку, и мухаджирам и ансарам, которые последовали за ним в трудный час после того, как сердца некоторых из них едва не отклонились, однако потом Он обратился и к ним. Поистине, по отношению к ним Он - Сострадательный, Милосердный. И Он обратился также и к тем троим, которые были оставлены. После того, как охватила их такая скорбь, что земля со всеми её просторами стала для них тесной, и сжались их души и они решили, что нет убежища от Аллаха, кроме обращения к Нему, Он обратился к ним, чтобы они приносили покаяние и впредь. Поистине, Аллах - Он Приемлющий покаяние, Милосердный! О те, кто уверовал, бойтесь Аллаха и будьте вместе с правдивыми!"

Ка'б продолжал:

Клянусь Аллахом, после того, как Аллах указал мне путь к Исламу, наибольшим благодеянием, которое Он оказал мне, стало то, что я был правдив с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, и не солгал ему(, поскольку в таком случае) я бы погиб, как погибли те, которые солгали, ведь, поистине, ниспослав откровение, Аллах Всевышний сказал о лгавших наихудшее из того, что говорил Он о ком бы то ни было. Аллах Всевышний сказал:

"Они станут клясться вам Аллахом, когда вы вернётесь к ним, чтобы вы отступились от них, так отступитесь же от них, ведь, поистине, они - скверна, а убежищем для них станет Ад в качестве воздаяния за то, что они совершали. Они станут клясться вам, чтобы вы остались довольны ими, но если даже вы и останетесь довольны ими, то Аллах, поистине, не будет доволен людьми нечестивыми!"

Ка'б продолжал:

Мы трое были оставлены в отличие от тех, клятвы которых принял посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, когда они клялись ему, и для которых просил прощения у Аллаха. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, откладывал решение нашего дела до тех пор, пока Сам Аллах Всевышний не вынес Своего решения об этом, и об этом Аллах Всевышний сказал:

"И Он обратился также и к тем троим, которые были оставлены". Имеющееся в этом аяте упоминание о том, что мы были оставлены, касается не того, что мы остались в Медине и не приняли участия в походе, а того, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, оставил нас, отложив решение нашего дела, в отличие от тех, кто клялся ему и оправдывался перед ним и чьи оправдания он принял.

(Аль-Бухари; Муслим. Из книги "Сады праведных. Из слов господина посланников". Составитель:Имам Мухйи-д-дин Абу Закарийа Бин Шариф Ан-Навави (1233 - 1277), Москва, "Бадр", 2001)

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет