Расширенный поиск
23 Марта  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Джан саулукъ бермей, сан саулукъ бермезсе.
  • Джашны джигитлиги сорулур, къызны джигерлиги сорулур.
  • Акъыллы башны – тили къысха.
  • Ёксюзню тилеги къабыл болур.
  • Хатерли къул болур.
  • Шекер бла туз – бир болмаз, ушамагъан – юй болмаз.
  • Ашарыкъда сайлагъаннга – чий гырджын.
  • Дууулдаса – бал чибин, къонса – къара чибин.
  • Мал тутхан – май джалар.
  • Мал кёб болса, джууукъ кёб болур.
  • Ёгюзню мюйюзлери ауурлукъ этмейдиле.
  • Тойчу джашха къарама, къойчу джашха къара.
  • Къыз чыгъаргъан – къызыл къымжа.
  • Къолунгдан къуймакъ ашатсанг да, атаны борчундан къутулмазса.
  • Эрни эр этерик да, къара джер этерик да, тиширыуду.
  • Татлы тилде – сёз ариу, чемер къолда – иш ариу.
  • Тамчы таш тешер.
  • Малны кют, джерни тюрт.
  • Телиге от эт десенг, юйюнге от салыр.
  • Башынга джетмегенни сорма.
  • Эри аманны, къатыны – аман.
  • Сютню башын джалагъан къутулур, тюбюн ичген тутулур.
  • Кёрмегеннге кебек – танг, битмегеннге сакъал – танг.
  • Джыланны къуйругъундан басарынг келсе, аны башы болгъанын унутма.
  • Къуру гыбыт бек дыгъырдар.
  • Сакъ юйюне сау барыр.
  • Кёл – къызбай, къол – батыр.
  • Урама да – ёледи, сатама да – келеди.
  • Мени джылытмагъан кюн, меннге тиймесин!
  • Аш берме да, къаш бер.
  • Ичимден чыкъды хата, къайры барайым сата?
  • Ышармагъан – кюлмез, кюлмеген – къууанчны билмез.
  • Рысхысына кёре, джаш ёсер, къышлыгъына кёре, мал ёсер.
  • Ашхы – джыяр, аман – джояр.
  • Айран ичген – къутулду, джугъусун джалагъан – тутулду.
  • Насыб бютеу халкъны юлюшюдю.
  • Таш бла ургъанны, аш бла ур.
  • Айныгъанлы алты кюн, тогъайгъанлы тогъуз кюн.
  • Элде адам къалмаса, ит тахтагъа минер.
  • Джырчы джырчыгъа – къарнаш.
  • Джылар джаш, атасыны сакъалы бла ойнар.
  • Баш – акъыл ючюн, акъылман – халкъ ючюн.
  • Атлыны кёрсе, джаяуну буту талыр.
  • Къууут – джелге, берне – бошха.
  • Ойнай-ойнай кёз чыгъар.
  • Аман адам этегингден тутса, кес да къач.
  • Бёрю да ач къалмасын, эчки да ашалмасын.
  • Игини сыйлагъан адетди.
  • Ёлмесенг да, къарт дамы болмазса?
  • Минг тенг да азды, бир джау да кёбдю.

Время в традиционной культуре народов Северного Кавказа. Годичный календарный цикл

26.12.2012 0 2276  Дмитриев В. А.
Годичный цикл мог иметь несколько различных хронометрических конструкций. Существовали различные термины для обозначения годичного цикла событий и года как единицы времени. Отношение к году как к непрерывному временному континууму проявлялось в том, что у карачаевцев при найме пастуха на срок от месяца до года ему давали одинаковую плату, независимо от продолжительности службы. Отношение как к мерному времени состояло в представлениях о частях года. Год мог состоять из двух половин, связанных или не связанных с климатическими периодами, из четырех или пяти сезонов, из несоизмеримых отрезков времени, а также мерных единиц, таких как неделя, календарный месяц, сорокадневье.

Годовой хронометрии народов Северного Кавказа было присуще использование четырех сезонов и времен года, как и многими этносами умеренного пояса Земли. У вайнахских народов все четыре сезона назывались собственными терминами, отличными от слова год. У осетин и адыгов год и лето обозначались одним словом.

Год предлагается рассматривать как согласованное сочетание нескольких циклов жизнедеятельности и календарной системы. Формирование объединенного годичного цикла жизнедеятельности и счета времени было результатом превращения континуального времени в структурированное мерное. Оно происходило, как в ходе собственной деятельности, так и благодаря наблюдениям за ритмикой природных процессов. Годичный цикл, образованный соответствующими времени году действиями, состоял из циклов хозяйственной и ритуальной деятельности. Параллельно возникало знание, позволявшее определять время по явлениям в растительном и животном мире и, особенно, по наблюдению за Солнцем и другими небесными светилами. Календарь, созданный вследствие наблюдений за объектами на небе, существовал в двух видах: как система знаний о положении Солнца и звезд в различные моменты годового цикла и как принятая последовательность смены месяцев, определяемая чередованием фаз Луны.

Наблюдение за Солнцем у народов Северного Кавказа осуществлялось благодаря наличию своеобразных обсерваторий, состоявших из окружавших селение горных пиков и скал или расщелин между ними. Засекалось появление Солнца над известной точкой местности в определенное время. В момент появления Солнца на линии визирования совершались обращенные к нему моления.

Своеобразными «обсерваториями» у адыгских и вайнахских народов, а также у осетин, указывавшими на календарные даты, были сами дома. Для установления даты использовались оконные проемы и конструкции для выхода дыма через кровлю над очагом, а также отверстия в дверях и стенах. Проходя через них, солнечный свет в определенное время года в полдень или на закате попадал на одно и то же место на стене, пороге, полу или на балке для подвешивания очажной цепи. Уделялось большое внимание наблюдениям за Полярной звездой, Большой Медведицей, Поясом Ориона, Млечным Путем, появление созвездием Плеяды указывало на смену холодного и теплого периода года.

В календарных системах народов Северного Кавказа двенадцатимесячный календарь существовал как солнечный христианский, так и лунно-солнечный мусульманский со сложившейся арабской терминологией и подвижным началом годичного цикла.

Для ликвидации несоответствия лунного и солнечного года были придуманы собственные календарные методы согласования счета времени. Так, в календаре карачаевцев продолжительность года из 354 дней рассчитывалась по лунным циклам, поэтому год состоял из 12 месяцев по 29 дней. Кабардинцы доводили месяц до 30 суток. В осетинском календаре изменялась длительность месяца, существовали вставные дни и подобие високосного года. Подобный подход являлся оригинальным вкладом народов Северного Кавказа в создание календаря.


Общие особенности годичного цикла хронометрии у народов Северного Кавказ

Общим для всех народов Северного Кавказа отношением к годичному времени было его структурирование посредством организации четырех систем последовательности событий. Первой системой и, очевидно, первичной, является цикл хозяйственных работ. Он начинался весной во время, близкое или совпадающее с днями весеннего равноденствия. Начало цикла сопровождалось праздниками встречи весны и начала земледельческого года. Несколько позже с перегоном овец на горные пастбища начинался год скотовода. Однако это событие было менее значимым по сравнению с началом земледельческого года, так как от него уже был приведен в действие механизм счета времени. Выделяются две главные точки годового времени, отмечающие начало первой и второй половин хозяйственного цикла: время начала пахоты и время начала сенокоса. Материалы по этнографии осетин показывают, что ритуалы начала периодов хозяйственной деятельности и начала собственно работ, образовавших эти периоды, разделяются по времени. На весенне-осеннее время приходилась основная часть культовых действий у святых мест, принадлежавших пространству сельской общины.

Существовал особый праздник в дни осеннего равноденствия, но праздник в сентябре не мог маркировать конец хозяйственного года, так как обмолот зерна и стрижка или случка овец, важнейшие финальные операции хозяйственного года, включая фискальные, проходили позже. В целом работы заканчивались к концу октября, но полное завершение хозяйственного года фиксировалось позднее.

В хозяйственной деятельности присутствовал своеобразный ее набеговый вариант, определяемый особенностями мужского воинского поведения. Молодые люди из крестьянских семей и особо молодые дворяне в прошлом проводили часть весны и осени в походах. Подражавшие дворянам крестьяне от посева до сенокоса занимались изготовлением повозок, а часть их демонстрировала в этот отрезок времени праздность. Позднее такая деятельность трансформировалась в ритуально-игровое поведение.

Вторым циклом являлась последовательность ритуалов, культовых действий и моментов особого внимания к отрезкам годичного времени, изначально связанных с узловыми событиями хозяйственного года, но позднее обретших самостоятельность. Так, выделяются четыре основных точки солнечного года, из которых важнейшими признаются весенняя и летняя. Время летнего солнцестояния может сопровождаться выделением близких по времени точек летнего времени, которыми отмечаются циклы социальной активности. У осетин и вайнахов выделяется точка зимнего солнцестояния, у адыгов она, очевидно, не признавалась временем особой важности.

Третий цикл был построен на принципе развития разделения года на летний и зимний период, неравные по продолжительности. Укоренившимся было представление о разделении года на период активной социальной (трудовой и ритуальной) деятельности с марта по ноябрь и период существования в замкнутом мире семейного быта и домашнего хозяйства в оставшееся время. Зимний период во многом обретал черты женского времени. В летнем и зимнем периодах особо выделялись сорокадневные временные отрезки, так называемые чилле, считавшиеся временами особых жары или холода.

Четвертый цикл представлял собой календарную систему из 12 месяцев. Христианский календарь был принят как счетный инструмент хронометрии, претерпевший адаптацию к местным условиям, но сохранивший природу счетного инструмента. Результатом слияния всех хронометрических систем стали два годичных круга времени: один из них начинался в марте, другой в декабре. Принятию 12-месячного календаря, очевидно, предшествовали собственные системы счета, начинавшиеся с осеннего Нового Года. По свидетельству дивизионного квартирмейстера Кавказской кордонной линии Штедера (1771 г.), осетины вели «что-то вроде летописи по развешанным головам и рогам в помещениях для жертвоприношений, которые напоминают им о событиях, явившихся в то время достопримечательными. Их летоисчисление ведется по времени жатв и в большинстве случаев так ограниченно, что они не могут определить даже свой собственный возраст».

<…>


Годичные периоды времени образовывали ассоциации по несколько лет. Смысл подобных отрезков времени заключался в том, чтобы обозначить законченность процесса, если для него не было достаточно годичного периода. Срок давности, после которого последствия события уже не пересматривались, составлял не менее 10 лет.

Обычно возникали периоды по 3, 5, 7 лет. Например, в адыгской среде было принято носить траур по кровному родственнику в течение трех лет, а по воспитаннику – семи лет, пастухов из других селений или дальних мест нанимали на срок в пять или семь лет.

Народам Северного Кавказа были известны также12-летний и 60-летний животные циклы. У карачаевцев и балкарцев двенадцатилетний цикл назывался ногайским, что говорило о его заимствованном происхождении. При нескольких местных вариантах названий годов двенадцатилетний цикл у народов Северного Кавказа полностью соответствует принятому у тюркско-монгольских народов восточному двенадцатилетнему лунно-солнечно-юпитерному календарю.

В целом годичный цикл имел все признаки рукотворного культурного времени tempus, в котором от времени chronos присутствовали основные засечки положения Солнца на небосклоне. Год измерялся поведенческими циклами календарной последовательностью периодов и дат, поэтому объединенный годичный цикл имел признаки мерного времени.

Дмитриев В. А.
Из автореферата диссертации «Пространственно-временное поведение
в традиционной культуре народов Северного Кавказа»
(pandia.ru)
(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет