Расширенный поиск
7 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Кёлсюзден сёзсюз тууар.
  • Эки элинги тыйсанг, джети элде махталырса.
  • Акъыл сабырлыкъ берир.
  • Джаханимни кёрмей, джандетге кёл салмазса.
  • Ач къарным, тынч къулагъым.
  • Ишлерге уял да, ашаргъа табма.
  • Ауурну тюбю бла, дженгилни башы бла джюрюген.
  • Кесине гебен этелмеген, биреуге черен эте эди.
  • Малны кют, джерни тюрт.
  • Ауругъан – джашаудан умутчу.
  • Кюл тюбюндеги от кёрюнмейди.
  • Окъугъанны бети джарыкъ.
  • Уруну арты – къуру.
  • Айыбны суу бла джууалмазса.
  • Халкъны джырын джырласанг, халкъ санга эжиу этер.
  • Къартха ушагъан джаш – акъыллы, джашха ушагъан къарт – тели.
  • Аш хазыр болса, иш харам болур.
  • Узун джолну барсанг, бюгюн келирсе, къысха джолну барсанг, тамбла келирсе.
  • Телини эшигин, махтау джабар.
  • Къарыусузгъа кюлме, онгсузгъа тийме.
  • Кесинг сынамагъан затны, адамгъа буюрма.
  • Керек ташны ауурлугъу джокъ.
  • Къызны минг тилер, бир алыр.
  • «Ма», - дегенни билмесенг, «бер», - дегенни билмезсе.
  • Мадар болса, къадар болур.
  • Къонакъ аман болса, къонакъбай джунчур
  • Экеулен сёлеше тура эселе, орталарына барыб кирме.
  • Ашхы тенг джолгъа салыр, аман тенг джолдан тайдырыр.
  • Юй кюйдю да, кюйюз чыкъды, ортасындан тюйюш чыкъды.
  • Бети – къучакълар, джюреги – бычакълар.
  • Ана къолу ачытмаз.
  • Эл ауузу – элия.
  • Ётюрюкню башын керти кесер.
  • Къартны бурнун сюрт да, оноугъа тут.
  • Аджаллыгъа окъсуз шкок атылыр.
  • Тил джюрекге джол ишлейди.
  • Ургъан суудан башынгы сакъла.
  • Ёлген аслан – сау чычхан.
  • Къайтырыкъ эшигинги, къаты уруб чыкъма.
  • Ашхы адам – халкъ байлыгъы, ашхы джер – джашау байлыгъы.
  • Мухар, кеси тойса да, кёзю тоймаз.
  • Тилсиз миллет джокъ болур.
  • Таукел адам тау тешер.
  • Къуллукъчума, деб махтанма, къуллукъ – хаух джамчыды!
  • Джыгъылгъанны сырты джерден тоймаз.
  • Башы ишлегенни, ауузу да ишлер.
  • Ариу сёзде ауруу джокъ.
  • Къарнынг тойгъунчу аша да, белинг талгъынчы ишле.
  • Хазыр ашха – терен къашыкъ.
  • Чомарт къонакъ юй иесин сыйлар.

Долина форели, поэтов и белых бабочек…

20.02.2009 0 2693

Фатима Магулаева,
Ставрополь

Зеленые горы, синяя река, белые ледники, голубое небо - карачаевцы называют это место "прекрасным", "солнечным" и "божественным". Когда-то в тебердинской долине стоял дремучий лес. Мужчины валили деревья и строили из них первые дома. Так на высоте 1225 метров над уровнем моря, у подножья самых зеленых гор, на берегу самой синей реки появилось село, давшее Карачаю десятки просветителей, революционеров и поэтов. В этом году прекрасная и солнечная Верхняя Теберда отмечает свой 141 год.


Той в Верхней Теберде. Второй слева - С.Х.Байчоров 

Документ народа

В теплое время года на каменных валунах по берегам Теберды замирают, словно птицы, на тысячиметровой высоте загорелые мальчишки с удочками в руках. Река мчится мимо со скоростью экспресса, оставляя на самодельных крючках царский подарок - ручьевую форель с красными пятнами на спине. В прошлые века ее доставляли в бочках с водой из долины в столицу - на императорскую кухню. Теперь тебердинские мальчишки нанизывают "царскую рыбу" на прутья и наперегонки с рекой мчатся с уловом домой. Бегут по пыльным дорогам мимо высоких тополей и низких частоколов, яблоневых садов и капустных огородов, свежевыкрашенных ворот и пустых деревянных домов, в которых давно никто не живет, и лишь старожилы помнят имена их былых хозяев.

Срубы Азамат-Гери Байчорова и Султан-Мурата Карабашева стоят в Верхней Теберде еще с тех времен, когда юнкер Ожай Байчоров привел из Большого Карачая людей, которые стали рубить сосны и строить в долине горские дома. А тремя столетиями раньше выходцы из Баксанского ущелья основали на берегу Теберды первое карачаевское селение, о котором сегодня говорят лишь могильные плиты в стороне от тебердинских сенокосов. Здесь слышится протяжный напев "Эмины" и строки лермонтовского "Хаджи-абрека":
Велик, богат аул Джемат,
Он никому не платит дани...

В начале ХIХ века в аул Джамагат пришла чума: люди погибли, дома разрушились, дороги заросли бурьяном. Как говорят архивные документы, через 30 лет русские войска нашли в долине только "заброшенные селения, одичавшие сады и большое количество медведей и кабанов". Как говорят тебердинские старики, еще через 30 лет в долину пришел Ожай Байчоров. В стороне от вымершего аула он посеял на небольшом участке между соснами ячменные зерна и отправился домой. Вернувшись через несколько месяцев, увидел созревший урожай и снова уехал - на этот раз, чтобы привезти сюда семью и земляков, отодвинуть к подножию гор сосновый лес и засадить ячменем долинные земли. Так в 1868 году на берегу Теберды появился новый аул, который называли сначала Ожаевским, затем Тебердинским и, наконец, Верхнетебердинским.


Саид Халилов

С тех пор минуло почти полтора столетия, но в селе есть место, где еще можно заглянуть под сруб старинного карачаевского дома, в котором все, как в бытность первых поселенцев: казан на очажной цепи, бурдюки из козьих шкур, тепси - треногий карачаевский столик, медный гёген, с которым девушки ходили за водой, ири агъач - железный гребень, с помощью которого женщины выделывали шкуры... Немые свидетели старинного быта хранятся в школьном кабинете МОУ СОШ аула Верхняя Теберда - музее имени Саида Халилова, где вместо парт и классной доски учеников встречают предметы старины, пожелтевшие фотографии и плакат у входа на стене, на котором каллиграфическим почерком выведены слова Расула Гамзатова: "Если у народа спросить, кто он такой, то народ как документ предъявляет своего ученого, писателя, художника, композитора, политического деятеля, полководца". Чтобы дети знали, что они за народ, школьный музей предъявляет им свой "документ" - историю родного села в лицах и именах.


И.Акбаев и С.Х.Байчоров

Марксист и мулла

Начало XX века. В "солнечной долине" революционеры, мухаджиры и просветители зовут народ к справедливости, указывая каждый свою дорогу в светлое будущее: одни закладывают в родном селе первые сады, создают письменность и открывают школы, другие захватывают княжеские угодья и проповедуют марксизм, третьи призывают искать райскую жизнь на чужбине. Жители неспокойного Тебердинского аула доставляют царской администрации немало хлопот. Здесь ведут активную деятельность "главные провокаторы переселенческого движения" в Карачае Рамазан Кипкеев, Туган Карабашев, Осман Гулаев, и происходят самые крупные в округе аграрные волнения под предводительством Солтана-Хаджи Байчорова - ровесника Верхней Теберды, родившегося в семье Ожая Байчорова в год основания аула. В 1903 году тебердинцы под предводительством Солтана сломали ограды вокруг захваченных князьями земель, объявили их народными и даже провели на поля оросительные каналы. В ответ власти отправили Байчорова в ссылку "за агитаторскую деятельность" и "учинение насильственных действий по отчуждению чужих земель". А односельчане сложили о нем песни, назвали "защитником народа" и, когда он вернулся из ссылки, избрали уполномоченным Тебердинской общины по земельному вопросу.

Вместе с Байчоровым на должность уполномоченных в 1913 году были избраны молодые тебердинцы Саид Халилов и Исхак Абайханов, которые так активно конфликтовали с властью на местах, что войсковой старшина Безладов жаловался начальнику области: "Халилов и Абайханов вмешиваются в действия администрации, издавая письменные заявления".

Саид Халилов - особая страница в истории Верхней Теберды и Карачая. Его именем названы улица, школа и музей в родном селе. Сын аульского муллы Саид организовал в Верхней Теберде первый на территории Карачая подпольный марксистский кружок (1909) и первую коммунистическую ячейку (1918). Однако с его именем связана не только революционная, но и просветительская жизнь "солнечной долины" начала XX столетия. Первого коммуниста Карачая, школьного учителя Халилова часто можно было встретить в доме эфенди Исмаила Акбаева. Их связывала многолетняя дружба, родственные отношения (Исмаил был женат на сестре Саида - Байдымат) и мечта о просвещении народа: в 1908 году мулла и революционер вместе добивались открытия в селе женской школы.


М.Урусов, И.Байкулов, М.Батчаев, М.Халилов - члены первой коммунистической ячейки в В.Теберде   

Исмаил Якубович Акбаев вошел в историю народа как создатель карачаево-балкарской письменности и автор первого учебника родной речи. На улице Халилова в Верхней Теберде и сегодня стоит обнесенный кирпичом старинный дом, где, сидя у окна в сад, эфенди писал "Ана тили" - первую книгу на карачаевском языке, по которой школьники Карачая и Балкарии учились грамоте до середины 20-х годов. Позже Исмаил Акбаев организовал в области первую национальную типографию и участвовал в создании газеты "Таулу джашау", история которой началась весной 1924 года. Кстати, первые номера газеты подписывали поочередно председатель рабоче-крестьянской инспекции, позже председатель Карачаевского облисполкома верхнетебердинец Магомет Батчаев и один из первых карачаевских революционеров, член верхнетебердинской большевистской ячейки Исмаил Байкулов.


"Ана тили", 1916 год

Рация на школьном чердаке

В 1920 году в Верхней Теберде установили советскую власть. В долине самой синей реки появились первые пионеры, женская шерстоткацкая артель и колхоз имени Ленина. Перелистывая страницы XX века, Верхняя Теберда вслед за областью и советской родиной боролась с "кулаками", неграмотностью и религиозным "дурманом", выполняла пятилетки "в четыре года", проходила через "раскулачивание", коллективизацию, партийные "чистки" и репрессии 1937 года. Писала хроники Великой Отечественной войны, забравшей на огневые рубежи 725 верхнетебердинцев. Треть из них - навсегда. На витринах школьного музея застыли фронтовые кадры: партизан бригады "Беларусь" Юсуф Чомаев на параде партизанских соединений в освобожденном Минске несет знамя, подаренное отряду местными жителями. Командир разведгруппы Хусей Абайханов встречает победу у Бранденбургских ворот. Смотрят с пожелтевших фотографий герои-орденоносцы Шупур Крымшамхалов, Мухтар Байчоров, Ахмат Маршанкулов, Рамазан Боташев, Аминат Боташева. Двое из них - Юсуф Чомаев и Шупур Крымшамхалов - были представлены к званию Героев Советского Союза. На отдельном стенде разложены материалы о Мудалифе Каракезовиче Батчаеве: снимки, вырезки из газет, строки биографии маленького сироты из аула Верхняя Теберда, который однажды, отправившись с односельчанами в Баталпашинск, оставил груженую арбу соседям, а сам, уцепившись за поручень товарного поезда, уехал в Москву. Был беспризорником, воспитанником детдома, учеником рабфака, студентом мехмата МГУ, учителем и директором Учкуланской школы, работником исполкома облсовета в Микоян-Шахаре. А когда началась война, стал разведчиком.

Под стеклом музейной витрины лежит книга Кази-Магомета Алиева "Свет и тени партизанской войны", раскрытая на странице 79. В книге - рассказ о том, как в ноябре 1942 года Батчаев во главе разведгруппы прибыл в Карачай, пристроил радиста в верхнетебердинскую школу истопником, спрятал рацию на школьном чердаке, там же передавал через радиста информацию и принимал последние сообщения Совинформбюро. Сестра Мудалифа - Болду печатала сводки на машинке и занималась их распространением. "По существу, это была единственная группа в Карачае и Черкесии, обеспечивавшая население информацией о положении на фронте, - пишет автор. - От них жители узнали о разгроме немецких войск под Сталинградом".

В 1943 году на пленуме Ставропольского крайкома ВКП(б) Батчаев заявил, что доклад Суслова о массовом предательстве карачаевцев - клевета, за что был выведен из зала заседания, закован в наручники и арестован. Своих земляков он увидел через 10 лет, в Азии. Родную землю - еще через пять. В 1958-м.


Субботник в В.Теберде. Конец 1950-х

Капустный рай

Годы изгнания и возвращения - еще одна страница истории, запечатленная на стендах школьного музея. На "азиатских снимках" начала 50-х - "спецпоселенки" в косынках на свекловичных плантациях. На "кавказских" кадрах десятилетие спустя - первые субботники на родине: репатрианты очищают арыки и восстанавливают ограду вокруг разрушенного кладбища, могильными плитами с которого в годы ссылки мостили дороги и отделывали ступени в сельском клубе. У грузинских поселенцев была одна странная привычка: ненужные вещи они не выбрасывали, а сваливали в кучи на чердаках домов. Вернувшиеся из азиатской ссылки карачаевцы находили в грудах мусора вещи из прошлой жизни, на которые порой было больно смотреть.

Зарема Боташева отыскала в хламе пару маленьких башмачков из кожи молодого бычка - их не успел износить ее трехлетний братик, погибший в Азии от голода. Кто-то нашел казанок, оставшийся от прабабушки; чашу, вырезанную из дерева дедом, без вести пропавшим на войне; одежду, обувь, игрушки тех, кто не дожил до возвращения. Эти находки "с чердаков" стали первыми экспонатами в музее сельской школы, открытом в 1979 году учительницей истории Зубайдой Аджиевой и директором Баблиной Байчоровой. Энтузиасты бережно раскладывали в школьном кабинете крошечные кожаные башмачки, кийизы, бурки, медные кувшины и национальные платья, сшитые местными мастерицами сто лет назад. Одновременно оформляли витрины: собирали книги с автографами, папки с биографиями и снимками выходцев из "солнечной долины", ставших "документом" народа.

В XX веке Верхняя Теберда подарила Карачаю немало славных имен: отсюда вышли литераторы, члены Союза писателей СССР Осман, Магомет и Назир Хубиевы, Азрет Акбаев, Аминат Урусова, Азамат Суюнчев, автор уникальных переводов Омара Хайама на карачаевский язык Альберт Батчаев; художник Мусса Абайханов; постановщик первого карачаевского балета, композитор Марат Кочкаров; один из основоположников карачаево-балкарской филологии Умар Баблашевич Алиев, философ Александр Байчоров, директор Карачаевского Института-музея эпиграфики, специалист по древнетюркской письменности Сосланбек Байчоров... На отдельной полке в школьном музее хранятся предметы, чья история насчитывает многие столетия.

"По долине реки Теберды через Клухорский перевал проходил Великий шелковый путь, - рассказывает заведующая музеем Земфира Биджиева. - Там, где стоит Верхняя Теберда, водили караваны восточные купцы, и сегодня сельчане, готовя котлованы для новых построек, находят мерные ложечки из Византии, фрагменты кольчуги, старинные монеты, боевые топоры, наконечники копий аланского периода... А вот этот старинный кинжал шестиклассник Магомет Джуккаев нашел, когда полол в огороде картошку…"

Что говорить, находка, конечно, ценная. Но всесоюзную славу верхнетебердинским огородам принесли не боевые топоры и кинжалы, скрытые под толщей земли, а одна мирная овощная культура, благодаря которой "солнечную долину" уже полвека именуют "капустным раем". Впервые капусту на поле в Верхней Теберде посадил Муралий Чомаев в середине 60-х годов Урожай был так хорош, что на следующий год эстафету подхватили десятки сельчан. Через пару лет тебердинцы уже всем селом выходили весной на поля с рассадой и чайником в руках: аккуратно высаживали, поливали, а через несколько дней посыпали ростки удобрениями из марлевых мешочков, объявляя беспощадную войну бабочкам-капустницам. Однако несмотря на усилия овощеводов каждое лето Верхняя Теберда превращается в село белых бабочек - они вьются над белокочанными рядами и пыльными дорогами, высокими тополями и низкими частоколами, свежевыкрашенными воротами и старыми деревянными домами, в которых давно никто не живет...

(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет