Расширенный поиск
11 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Къонакъ хазыр болгъанлыкъгъа, къонакъбай хазыр тюлдю.
  • Тойгъанлыкъ къойгъа джарашады.
  • Дуния малгъа сатылма, кесингден телиге къатылма.
  • Ашарыкъда сайлагъаннга – чий гырджын.
  • Адеб этмеген, адеб кёрмез.
  • Тёгюлген тюгел джыйылмайды.
  • Байлыкъдан саулукъ ашхыды.
  • Ачыкъ джюрекге джол – ачыкъ.
  • Тамчы таш тешер.
  • Эркишини аманы тиширыуну джылатыр.
  • Эр сокъур болсун, къатын тилсиз болсун.
  • Башда акъыл болмаса, эки аякъгъа кюч джетер.
  • Ашхы атаны – джашы ашхы, ашхы ананы – къызы ашхы.
  • Насыб бютеу халкъны юлюшюдю.
  • Агъач халкъгъа алтынды, иссиликге салкъынды.
  • Керилген да, ургъан кибикди.
  • Къыз тиширыу кеси юйюнде да къонакъды.
  • Эте билген, этген этеди, эте билмеген, юретген этеди!
  • Къарны аманнга къазан такъдырма, къолу аманнга от джакъдырма.
  • Бал чибинни ургъаны – ачы, балы – татлы.
  • Гугурук къычырмаса да, тангны атары къалмаз.
  • От кюйдюрген, сау болса да, тот кюйдюрген, сау болмаз.
  • Бети къызарыучу адамны, джюреги харам болмаз.
  • Къобан да къуру да къобханлай турмайды, адам да къуру да патчахлай турмайды.
  • Билим къая тешер.
  • Акъдан къара болмаз.
  • Оюмсуз атлагъан, аджалсыз ёлюр.
  • Кёзю сокъурдан – къоркъма, кёлю сокъурдан – къоркъ.
  • Джаш къарыу бла кючлю, къарт акъыл бла кючлю.
  • Ана – юйню кюн джарыгъы.
  • Къулакъдан эсе, кёзге ышан.
  • Къонакъ аз олтурур, кёб сынар.
  • Таш ата билмеген, башына урур.
  • Билмезни кёзю кёрмез, этмезни къулагъы эшитмез.
  • Уллу сёлешме да, уллу къаб.
  • Эл бла кёргенинг эрелей.
  • Ёлюр джаннга, ёкюл джокъ.
  • Адебни адебсизден юрен.
  • Чакъырылмай келген къонакъ сыйланмай кетер.
  • Ачлыкъ отха секиртир.
  • Ашын ашагъанынгы, башын да сыйла.
  • Аманнга игилик этсенг, юйюнге сау бармазса.
  • Сормай – алма, чакъырылмай – барма.
  • Ушамагъан – джукъмаз.
  • Къартны бурнун сюрт да, оноугъа тут.
  • Накъырданы арты керти болур.
  • Адамны сабийин сюйген джюреги, бычакъча, джитиди.
  • Байдан умут эте, джарлыдан ёгюз багъасы къорады.
  • Тюзлюк тас болмайды.
  • Айтхан – тынч, этген – къыйын.

Круглый стол: карачаевская порода лошадей

13.09.2008 0 2355

В "Эльбрусоиде" состоялся круглый стол, гостями которого стали Вадим Алексеевич Парфёнов, кандидат с/х наук, доцент и многие годы заведующий кафедрой коневодства ТСХА, признанный, авторитетный специалист по карачаевской породе лошадей и русской верховой породе, автор множества книг, учебников и статей по коневодству, внимательный наставник, воспитавший не одно поколение специалистов, замечательный популяризатор коневодства, человек энциклопедических знаний - он один из тех, кто составляет костяк отечественной конной науки и практики; Хотов Владимир Хасанович, кандидат с/х наук, доцент кафедры коневодства ТСХА, знаток и специалист по карачаевской породе лошадей. Их вклад в развитие, регистрацию и поддержание нашей породы лошадей широко известен и бесценен. Именно благодаря этим людям зоотехническое нзвание "карачаевская порода лошадей" было официально возвращено в 1989 году. Также особым гостем вечера стала Ольга Гедзь, любитель и владелица нескольких лошадей карачаевской породы.

Эльбрусоид: Вадим Алексеевич, Владимир Хасанович, расскажите, пожалуйста, с чего началось ваше увлечение лошадьми и как это увлечение превратилось в профессию?

Вадим Алексеевич: Для меня всё началось в высшей кавалерийской школе. Там постоянно проходили тренировки кавалеристов и офицеров на лошадях. И я вместо того, чтобы учиться, заниматься и слушать учителей, сидел и всё время смотрел на них в окно. Потом стал туда приходить. Ну, мне солдаты иногда разрешали почистить лошадь, проводить. А когда окончил школу, то, конечно же, поступил в Тимирязевскую академию. В 1956 году поехал на практику на конный завод им. Сталина (ныне Карачаевский племенной конезавод), поскольку мой руководитель Красников Андрей Сергеевич был специалистом по лошадям карачаевской и кабардинской пород, и он посоветовал мне пройти практику именно там. И я с большим интересом и огромным удовольствием прошёл эту практику. Я получил там столько, сколько не получил за пять лет учёбы, настолько там были знающие люди и профессионалы своего дела. Бригадиров Коцыря Григория Артёмовича  и многих других как сейчас помню. Это были такие мастера своего дела, у которых можно было учиться и учиться.

А после окончания академии Красников добился того, чтобы меня по распределению послали именно на этот завод. Я там четыре года проработал в качестве главного зоотехника. Затем, опять же Красников, вытащил меня в аспирантуру, о чём я страшно сожалею (смеётся). Лучше бы остался работать на заводе. Но так сложилось, что пришлось ещё немножко подучиться. С тех пор работаю в должности преподавателя, доцента и заведующего кафедрой коневодства в "темирязевке" . Но с КЧР никогда не порывал. Каждый год по два, а то и по три раза бываю у вас. Я и Владимир Хасанович знаем практически всё племенные хозяйства в КЧР, которые занимаются разведением лошадей. Вот в прошлом году мы очень большую работу проделали - провели бонитировку производящего состава, где-то порядка 700-800 кобыл. Сейчас заканчиваем работу над изданием 6 тома государственной племенной книги карачаевской породы лошадей. Думаю, что летом работа буде закончена. То есть связь эта остается. И нужно сказать, что она обоюдно интересная, потому что и мы получаем прекрасный материл для учебной и научной работы и являемся связующим звеном для желающих приобрести "карачаевцев". В частности к нам обратились чехи. И один господин поехал в КЧР и купил группу лошадей из 17 кобыл. У него разведение хорошее, лошади участвуют в пробегах в Германии. Я трижды ездил, выступал с докладами о породе, немцы с большим интересом слушали, так как у них тоже есть эти лошади. Вот вкратце моя история.

Владимир Хаснович: Моя судьба немного схожа с судьбой Вадима Алексеевича. Я хочу, обращаясь к карачаевской и балкарской молодёжи, подчеркнуть, что наш народ это труженик, страстно любящий лошадей. Я тоже окончил "тимирязевку" и мечтал стать зоотехником. Затем стал аспирантом Красникова и все свои научные работы выполнял на базе государственного карачаевского конного завода. Я и родом с этого же района, из села Мыхал. Затем остался на родной кафедре и с 1963 года мы с Вадимом Алексеевичем работаем вместе. Другого места работы никогда не искал. И мне, естественно, было не безразлично, когда совершенно определённо точно, начиная с 1943 года, после выселения нашего народа название карачаевской породы лошадей исчезло из специальной литературы. Точнее не исчезло, а было переименовано в кабардинскую породу, чтобы о нашем народе не было даже упоминания. Таким же образом калмыцкий конь стал астраханским и прочее. Это факты. Спор о карачаевской и кабардинской породах лошадей начался именно с того периода. В первой госплеменной книге лошадей от 1935 года абсолютно автономно записаны карачаевские и кабардинские породы, количество жеребцов чистокровных карачаевских всегда было больше, чем кабардинских: 70 карачаевских и 20 кабардинских. И первую свою статью я посвятил вопросам отличия карачаевской и кабардинской пород лошадей. На самом деле отличия есть. Карачаевские лошади более универсального типа, грубоватые, массивные. Но по сей день, мы продолжаем воевать с Кабардой. Недавно к нам обратился Будаев и мы подготовили и опубликовали книгу, в которой пришли к главному выводу, что надо искать не конфликты, а показать в каком состоянии коневодство в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии и, исходя из этого, развивать обе породы лошадей.  Как сказал Вадим Алексеевич, мы проделали очень большую работу итогом которой станет шестой том государственной племенной книги по карачаевской породе лошадей, в которую войдёт описание тысячи кобыл и ста жеребцов-производителей за последние 15 лет.

Эльбрусоид: Недавно провели генетический анализ карачаевской породы лошадей. Что вы можете сказать об этом. Поможет ли эта информация поставить, наконец, точку и станет ли весомым аргументом в пользу карачаевской породы лошадей?

Владимир Хасанович: Я не разделяю общих восторгов по этому поводу. Но знаю, что Минсельхоз Карачаево-Черкесской Республики через Джатодоева Хызыра отправил во Францию более ста образцов генетического материала.

Ольга: В первый раз отправили 105, а теперь намерены отправить около 500 образцов.

Вадим Алексеевич: На будущее это будет иметь значение для подтверждения происхождения. Но на сегодняшний день это практически значения не имеет.

Ольга: Но там будет создаваться генетический профиль породы, а не подтверждение породы. В последующем, если у лошади неопределённого происхождения выдернуть пучок, то генетический профиль позволит определить породу этой лошади.

Вадим Алексеевич: Да бросьте вы! Вот табунщики сейчас будут выдёргивать пучки, посылать во Францию и делать анализы. Работать надо просто: таврировать жеребят, записывать всё, чётко вести учёт.

Ольга: Сейчас Министерство сельского хозяйства разработало тавро породы. Оно признано официально?

Вадим Алексеевич: Да, тавро разработано. Но тавро не надо признавать. Нет такой практики, когда нужно лицензировать или получать патент. Такого механизма нет. Поэтому разработали тавро, таврим и не надо никого спрашивать. Тем более, что никто не возражал. Мы послали это тавро в министерство и в институт коневодства и не получили никаких нареканий.

Владимир Хасанович: Хочу добавить к тому, что сказал Вадим Алексеевич в этой части то, что никто и никогда частникам в дореволюционной и советской России не запрещал делать к примеру фамильные тамгъа. Это делается для того, чтобы отличные, отборные, хорошо отселекционированные лошади из КЧР не попадали в Кабарду как кабардинские.

Вадим Алексеевич: Но с коммерческой точки зрения это наносит большой ущерб. Ведь кабардинцы покупают лошадей в больших количествах и платят живые деньги. А если мы будем ставить карачаевское тавро они эту лошадь, разумеется, не возьмут. А куда продадут потом эту лошадь неизвестно.  Сейчас 15 тысяч лошадей в республике и каждый год 5-6 тысяч голов молодняка нужно куда-то продавать. Наоборот надо было бы приветствовать, что кабардинцы покупают.

Ольга: Кабардинцы покупают, но потом же они их продают как кабардинскую породу.

Вадим Алексеевич: Да пусть они продают как хотят, хоть как ахалтекинцев. Какое нам дело? Живые деньги люди получили и всё.

Ольга: А как же престиж породы? Если, допустим, лошадь будет выигрывать, то это будет выигрывать "кабардинец".

Вадим Алексеевич: Да что вы с этим престижем будете делать? Если у вас их наплодится пол сотни, а кормить не чем? За лошадью уход нужен. А девать куда их, если брать не будут.

Ольга: А почему карачаевцы также не могут продавать лошадей?

Вадим Алексеевич: Так они и продают, только в основном кабардинцам. Но кабардинцы таврированных лошадей покупать не будут.

Ольга: Ну кабардинцы же не для себя покупают.

Вадим Алексеевич: А для кого? Для себя покупают.

Ольга: А зачем кабардинцам наши лошади? У них своих нет?

Вадим Алексеевич: У них за последние годы 15-20% сниженья поголовья, а в 2006 году все 25%. Они пришли практически к нулю. Племенного поголовья у них практически не осталось. Осталось около 30 кобыл с известным происхождением на Малкинском заводе. Всё. И президент сказал: "Чтобы через месяц 1000 кобыл карачаевской породы были здесь". Более того, расписал кому сколько. И каждый должен был прийти и доложить, кто сколько купил. А сейчас ещё снова заказал примерно такую же партию. И всё это для восстановления своего коневодства. И конечно они хотят купить чистых кобыл, чтобы таврение было чисто кабардинским. Но надо думать о реализации тоже, чтобы люди не впустую работали, чтобы была отдача. Хотя, конечно реализация есть, но её недостаточно. Сейчас берут и пограничники и другие военные структуры. Но продать сразу тысячу голов это очень выгодно. Поэтому как бы нам с этими тавро не ошибиться.

Владимир Хасанович: Начиная с предвоенных, послевоенных времён и по сей день курированием карачаевской и кабардинской пород лошадей занимается кафедра коневодства в нашей академии. И руководство Кабардино-Балкарии всегда ставило вопрос, что состояние и численность кабардинской породы на грани катастрофы. В. Кокова это интересовало в меньшей степени, чем сегодняшнего руководителя КБР. Они бьют тревогу, порода на грани исчезновения. И мы только "за", чтобы прекрасная кабардинская лошадь существовала. Но конфликтов быть не должно, как и не должно быть нечестности. Коневодство в обеих республиках должно процветать.

Эльбрусоид: Расскажите, пожалуйста, о достоинствах карачаевской породы лошадей. И с какими странами вы сотрудничали?

Вадим Алексеевич: Эту породу покупают, потому что она исключительно приспособлена к горным условиям содержания и использования. Я, например, работал 4 года на карачаевском конезаводе и ежегодно оправлял партии по 100-120 голов лошадей пограничникам среднеазиатского пограничного округа, хотя у них есть свои породы лошадей. Но они специально приезжали за несколько тысяч километров, покупали карачаевских лошадей, везли туда товарными вагонами, грузили по 16 голов в вагон и ехали 2 недели. Сложная транспортировка, но они говорили, что эта лошадь того стоит.
Экспорта у нас тоже было очень много. Большими партиями отправляли в Корею, Китай, Иран. Это было в 50-е годы. Позже таких больших партий стало меньше, но мы работали и с западными странами. Отправляли и в Англию, и в Германию. Вот недавно один любитель из Чехии купил 17 кобыл, трёх жеребцов и сейчас ежегодно жеребят покупает, у него прекрасная ферма, очень хорошо лошади выступают в дистанционных пробегах и занимают призовые места. Так что со стороны зарубежья есть серьёзный интерес. Но существуют большие трудности с вывозом и доставкой, огромные сложности ветеринарного и таможенного оформления. Другой раз и не захочешь связываться. На оформление уходит очень много средств.

Эльбрусоид: А они покупают как карачаевскую породу лошадей?

Вадим Алексеевич: Конечно, мы же даём племенные паспорта. Всё это лошади известного происхождения, заводского.

Эльбрусоид: В Америку были случаи экспорта?

Вадим Алексеевич: Затрудняюсь ответить, не знаю, но вряд ли.

Эльбрусоид: А у тех лошадей, которые отправлялись в Иран, Корею и др. страны остались какие-то связи, как-то отслеживается их судьба?

Вадим Алексеевич: Нет. Лошади отправлялись в основном в кавалерийские отделения и в основном под офицерский состав, потому что местные лошадки там чуть больше пони. В эти страны для этих целей экспортировались целые партии лошадей.

Владимир Хасанович: Добавлю по поводу достоинств нашей лошади. Ценность карачаевской породы заключается в том, что она малозатратна по условиям содержания, кормления, выращивания. При минимальных затратах эта лошадь исключительно приспособлена к суровым климатическим условиям. И самое главное, там, где пройдёт эта лошадь, я имею в виду сложные опасные участки в ущельях, не пройдёт никакая другая. Вы можете полностью довериться лошади, отпустить поводья и она сама вас поведёт, выбирая правильный и безопасный путь. Особенно в туманную погоду, когда на расстоянии вытянутой руки уже ничего не видно. А конь, щупая ногами дорогу, довезёт вас в целости и сохранности. Вот в этом её исключительность и отличительная особенность.

Вадим Алексеевич:  А что касается вот такой цепкости и возможности проходить там, где змея не пролезет, то раньше до революции даже специальный отбор был. Опытные табунщики из молодых жеребцов каждый год отбирали лучшую группу из 10-12 голов и загоняли в очень узкую расщелину, вход в которую загораживали крупными камнями,  оставляли их там и уезжали. И вот первый жеребец, который сумел выбраться и прибежать в табун становился производителем, а тех, кто так и не смог выбраться там и оставляли. Вот такой в своё время был жёсткий отбор.

Владимир Хасанович: (смеётся) Вот почему Ольга охотится за карачаевскими лошадьми.

Ольга: Скажите, а вот чешский коннозаводчик, куда  и кому реализует родившийся молодняк?

Вадим Алексеевич: Таким же любителям лошадей, там же в Чехии. Но у него пока мало лошадей, он только начинает разводить у него лишь третья ставка.

Ольга: Ну, сколько у него уже сейчас поголовье?

Вадим Алексеевич: Повторюсь, у него 17 кобыл, три жеребца, ну и молодняка примерно голов 20.

Ольга: А кобылы к нему уже жеребые приехали?

Вадим Алексеевич: Часть жеребые, часть холостые. Там у него родилось несколько жеребят.


Ольга: А жеребцы от кого у него?

Вадим Алексеевич: Первый жеребец у него от Арбуза - Азимут, а второй сын от Глена - Гданьск.

Ольга: А какие именно лошади у него участвуют в пробегах?

Вадим Алексеевич:  Азимут, Гданьск и 4 кобылы. Он нанял очень хорошего тренера и мы рассчитываем, что в этом году он должен успешно выступить.

Ольга:  На какие дистанции?


Вадим Алексеевич: Ну, дистанции как всегда. Зачётная квалификация от 60 км. и до 160 км. Если интересно у нас есть все данные по пробегу: что, где, когда, результаты.

Эльбрусоид: Какие достижения в спорте у карачаевской породы?

Вадим Алексеевич: Чисто карачаевские лошади в классических, олимпийский  видах спорта (конкур, выездка, троеборье) использовались мало. Но были хорошие лошади из линии Айвенго, Ахтыря, которые прыгали в конкуре высший класс до 160 метров, что очень даже неплохо. А вот полукровные англокарачаевские лошади, выступали вообще блестяще. Вот был такой жеребец Блок, сын чистокровного Бинома, 3 года подряд становился чемпионом Советского Союза по конкуру. Его родной брат Блик был призёром в соревнованиях по троеборью, входил в сборную страны. Лет 7-8 назад был такой жеребец Сапоста, от карачаевской кобылы и чистокровного жеребца, рождённый в Грузии. Он становился неоднократным победителем крупнейших соревнований по конкуру. Очень хорошо выступали англокарачаевские лошади в труднейшем Большом Пардубицком стипльчезе в Чехии, это сложнейшее в мире соревнование. И лучший жокей  Чехии Полизова Ева купила на карачаевском заводе трёх полукровных жеребцов для своих выступлений. Но карачаевский конезавод занимался в основном гладкими скачками.

Владимир Хасанович: В Большом Пардубицком стипльчезе Биск и Беломор, чистокровные дети Бинома, прекрасно выступали.

Эльбрусоид:  Скажите, а чем англокарачаевская лошадь отличается от карачаевской?

Вадим Алексеевич:  Англокарачаевская лошадь (40-50-е годы) создавалась как верховая кавалерийская лошадь под офицерское седло. Эта лошадь была более рослая, порядка 160 см. в холке, с более резвыми движениями, ну и внешне более импозантная, с хорошими спортивными задатками. Поэтому она имела спрос. Сейчас разведением англокарачаевских лошадей завод не занимается. В настоящее время работа ведётся только с чисто карачаевской породой. А все оставшиеся помеси идут под карачаевских жеребцов и, собственно, сейчас речь может идти только о карачаевской породе.

Эльбрусоид:  Это хорошо или плохо?

Вадим Алексеевич:  Ну, как вам сказать? Ведь вырастить карачаевскую полукровную лошадь затрат надо раза в два больше, если не в три. Но во всяком случае, вернуться к этому всегда несложно.

Эльбрусоид:  "Англокарачаевцы" лучше?

Вадим Алексеевич:  Смотря для каких целей. Для спорта "англокарачаевцы" лучше.

Ольга:  А чистокровный Гурзух использовался под карачаевских маток?

Вадим Алексеевич:  Нет, когда он стоял на карачаевском конезаводе уже прекратили скрещивание

Владимир Хасанович:  Он кстати и сейчас стоит производителем, только в другом частном хозяйстве. Его отдали в аренду. Между прочим, в позапрошлом году два рекорда установлено детьми Грузуха, выращенными на карачаевском конном заводе.

Эльбрусоид:  А каковы перспективы у породы? Они вообще есть?

Вадим Алексеевич:  Перспективы, безусловно, есть. В особенности для пробегов и для других видов спорта. Только работать надо.

Эльбрусоид:  Как формируются косяки?

Владимир Хасанович:  Мы в прошлом году проводили бонитировку отдельно по косякам. Начальник конного завода подбирает жеребца по происхождению и работоспособности к соответствующей группе кобыл. Для молодых жеребцов 15-18 кобыл, а для полновозрастных 25-30. Вот так формируется косяк. Жеребец с хорошо выраженным косячным инстинктом никого не подпустит к своей группе, ни людей, ни лошадей, ни даже волков. Поэтому сейчас конный завод и частные репродукторные хозяйства даже на зиму не снимают жеребцов с косяка, по той причине, что они, можно сказать, несут службу круглые сутки. Но, конечно, главная задача, состоит в том, чтобы каждая кобыла приносила каждый год по косячному жеребёнку. В этом плане ценность карачаевских кобыл как раз заключается ещё и в том, что мы с лёгкостью каждый год получаем по жеребёнку. Одним словом процент выхода жеребят на сто кобыл составлял 90%. А так в среднем 85%. Так что карачаевская порода отличается ещё и достаточно высокой плодовитостью.

Вадим Алексеевич:  На карачаевском заводе была кобыла по кличке Грустная. Она за 23 года племенного использования дала 23 жеребёнка. Все они записаны в племкниги. В последние годы, когда она уже не могла есть грубое сено, бригадир Сердюк Александр Иванович вилами перебирал сено, отсеивая таким образом нежные травинки и цветочки  и относил ей, чтобы она могла поесть. Бригадиры в то время были просто исключительными. И сейчас, конечно, отличные К примеру Хусейн Капушев и многие другие.

Владимир Хаснович:  Понимаете, карачаевские заводские кобылы своих жеребят защищают и окружают такой заботой и нежностью, что иногда, честно говоря, даже думаешь, что людям стоило бы  у них поучиться. Вот Кара, мать жеребёнка Ольги ещё жива, стоит в Херсановке, так вот к ней никто не мог подойти, тем более, если жеребёнок был возле неё. Идеальная мать.

Ольга:  На карачаевском конном заводе табуны делятся на первый, второй и третий. По какому принципу они делятся?

Владимр Хасанович:  В первый табун собраны лучшие, чистые карачаевские кобылы. Во второй табун входили, в основном, кобылы с английской кровью. А третий табун был, как правило, всегда сборный. Кто не попадал в первый и во второй шёл в третий. Это, так сказать, немного ниже классом.

Ольга:  А с какого года начали формировать эти три табуна.

Вадим Алексеевич:  Достаточно давно. В 1956 году уже было 3 табуна. Это как раз был период значительного сокращения поголовья, когда Хрущёв объявил, что лошадь не особенно-то и нужна. Потом было сокращение за счёт того, что на Малкинский завод мы передали 4 косяка из 80 кобыл. Я сам лично отправлял их, когда этот завод был на абсолютном нуле, и там ничего не было. Вот 4 косяка с жеребцами им и отправили.

Ольга:  А сколько в среднем было косяков в первом табуне?

Вадим Алексеевич:  Обычно 5-6 косяков по 20-22 кобылы.

Ольга:  А осенью, когда вы бонитировали сколько было косяков?

Вадим Алексеевич:  Ну, сейчас я уже не помню. Где-то 5 косяков было. Может быть 6. Как обычно.

Ольга: Это были кобылы или молодняк?

Вадим Алексеевич:  Это были взрослые заводские кобылы, у нас есть сводные ведомости. Каждую лошадь своими руками измеряли и описывали.

Эльбрусоид:  Что такое бонитировка?

Вадим Алексеевич: Это комплексная оценка лошади. Оценивается её тип, соответствие породе, лошадь измеряется, оценивается строение стати, экстерьера: голова, шея, верхние линии, корпус, конечности. Всё расписывается и выводится балл. Также оценивается работоспособность и потомство. А затем все эти признаки выводятся в качестве итогового признака и определяется класс - элита, первый класс, второй класс.

Эльбрусоид:  А какой процесс выхода элитных лошадей?

Вадим Алексеевич:  Большой  - около 80%. Сейчас кобылы отселекционированы очень неплохо. Вот с жеребцами есть проблемы. Потому что лучших жеребцов всеми правдами и неправдами пытаются заполучить.

Эльбрусоид:  Кто-нибудь занимается поддержкой карачаевской породы лошадей на государственном или муниципальном уровне? Или это делают только частные лица?

Вадим Алексеевич:  Сейчас большая поддержка идет от частных коннозаводчиков. Они покупают очень много лошадей на заводе - и кобыл, и жеребцов. И сейчас у них укомплектованы целые хозяйства. Вот Ахмат Алиев, например, имеет сто с лишним кобыл, купленных на конезаводе. У Кубанова Рашида тоже около 60 лошадей. Министерство, конечно, тоже поддерживает. Шаманову, у которго более 200 маток оформили республиканскую дотацию. Дотация доступна всем. Нужно только оформить документы.

Эльбрусоид:  А вот вы сказали, что 80% лошадей это элита. А они способны составить конкуренцию на мировом уровне?

Вадим Алексеевич:  Дело в том, что каждая порода предназначена для какого-то конкретного вида использования. И поэтому сравнивать, к примеру, тяжеловоза и арабского скакуна бессмысленно. Это разные лошади. Точно также и карачаевская лошадь. И хотя она универсальна, эта лошадь больше подходит для горного экстремального туризма, а также для с/х работ. Спрос в основном такой. Поэтому сравнивать их и сопоставлять с другими всемирно известными породами можно будет только в том случае, если "карачаевцы" будут успешно выступать в пробегах.

Эльбрусоид:  А подготовкой наших лошадей для пробегов кто-нибудь занимается?

Вадим Алексеевич:  Сейчас начали заниматься. Вот, к примеру, Рашид Кубанов. Он президент Ассоциации конных пробегов. И в ближайшее время они планируют организовать большой пробег на территории карачаевского завода. Также они выступали в Португалии на чемпионате мирового первенства. Там было 5 участников из КБР и один из КЧР. Все кабардинцы доехали до 4 этапа. После чего их сняли. Карачаевец доехал до 6 этапа, на котором лошадей нужно было немного попоить и накормить, чтобы в желудке была перистальтика. Но воду дали неправильно. И лошадь сняли. А так у него были все шансы попасть в лучшую десятку. То есть уже был результат неплохой. Но пока ещё нет опыта. Нет настоящего тренинга. Ведь это сложный процесс. Это кажется на первый взгляд, что сел и поехал. Нужно строго следить за стоянием показателей пульса, дыхания, желудочной перистальтики и т.д. Если есть отклонения, то нужно всё привести в норму. Иначе снимут с соревнования. Так что пока мы ещё не созрели для результатов. Но потенциал, безусловно, есть. И если этот потенциал перерастет в фактические достижения, то я думаю, спрос на карачаевскую лошадь будет вполне конкурентоспособный.

Эльбрусоид:  А какова, хотя бы примерно общая численность карачаевской породы?

Вадим Алексеевич:  То что я вам назову  будет не численность. Это будет в лучшем случае 50% от общей численности. Около 15 тысяч голов. Кто знает, сколько их пасётся в горах. Хозяин, может, имеет 150 голов. Но вдруг придут и скажут, что ему положено только 120. Воспоминания ещё очень сильны о временах, когда лошадь вообще было запрещено держать. Поэтому все осторожничают.

Эльбрусоид:  Какова вообще потребность рынка в карачаевской породе?

Вадим Алексеевич:  Нет, этого я не знаю. Для этого нужно изучать рынок и проводить серьёзные специальные маркетинговые исследования. Этого пока нет.

Эльбрусоид: А в вашем вузе нет финансирования конкретных исследовательских тем?

Вадим Алексеевич: Нет. У нас в академии все исследования осуществляются на общественных началах.

Эльбрусоид:  А ученики у вас есть? Именно по карачаевской породе лошадей.

Вадим Алексеевич:  К сожалению, практически нет.

Эльбрусоид:  В советские времена госкомстат выводил статистику. Сейчас проводится такая работа?

Вадим Алексеевич:  Да что вы сравниваете. В таких масштабах нет. Сейчас тоже есть. Но только по организациям, которые сами подают сведения. Это колхозы, совхозы. А частник захотел - подал, захотел- нет. Кто их будет пересчитывать.

Ольга: Так ведь они дотацию могут получить.

Вадим Алексеевич: Пока эта дотация только в воздухе витает. Только Шаманову, если не ошибаюсь, оформили дотацию. Конный завод имеет федеральную дотацию, не республиканскую. Вот если начнут получать дотации, тогда будут показывать поголовье. Да и то только маточный состав, потому что дотация только на маток распространяется.

Ольга:  А у Шаманова какое поголовье?

Вадим Алексеевич: Ну, вот мы пропустили 230 кобыл.

Ольга:  И он на каждую кобылу будет получать дотацию?

Вадим Алексеевич: Конечно.

Ольга: И какой размер дотации?

Владимир Хасанович: Пять-семь тысяч.

Эльбрусоид:  Эти деньги покрывают расходы на содержание лошади?

Вадим Алексеевич: Вполне. Какие там расходы? Пасутся себе в горах и всё. Только табунщикам нужно платить, чтобы волки лошадей не съели.

Эльбрусоид:  Некоторое время назад была поднята шумиха вокруг государственного карачаевского конезавода. Говорилось о том, что завод кто-то покупает, при чём из-за земли, так как это курортная зона.

Вадим Алексеевич:  Да, была такая шумиха. Она основана на том, что вышел приказ, согласно которому все хозяйства подлежат продаже с аукциона, в том числе и карачаевский завод. Но Правительство республики вышло с ходатайством о передаче его в ведение республики. Вопрос до сих пор остаётся открытым. Рассмотрение отложено, но шансы на то, что он станет республиканским есть. Но даже если сейчас продадут, то в карачаевском районе есть практически равнозначные хозяйства у того же Алиева, Кубанова, Хубиева, Батчаева. Так что продажа завода не станет убийственной для породы, но это будет неприятно.

Эльбрусоид:  Но завод терять нам нельзя?

Вадим Алексеевич:  Нежелательно. Во-первых, это всё-таки база: и постройки неплохие, и место. Это своего рода символ карачаевской породы лошадей. Уничтожат завод и потом никому ничего не докажешь. Поэтому надо сопротивляться. Но как это сделать я не знаю. Потому что вы знаете, сейчас захватывают и не такие вещи. Целые металлургические комбинаты, которые стоят миллиарды долларов за несколько дней могут повернуть в совершенно иное направление. Так что тут ощутимую роль играет и сын бывшего директора конного завода Михаила Эфроса. У него два сына, один из которых принимает активное участие по приобретению конного завода. Будет ли он там заниматься коневодством или чем-то другим - вопрос. Но он хочет приобрести эту землю в первую очередь для строительства пансионатов, кэмпингов.

Эльбрусоид:  Да вопрос вообще не в том, кто будет хозяином конного завода: государство или частник. Главное, чтобы конное дело не умерло.

Вадим Алексеевич:  Да, но если это будет государственный завод то больше вероятность, что завод сохранится. А частник может в любой момент сказать зачем мне всё это надо и ликвидировать всех лошадей и никто ничего не сможет ему сказать. Поэтому по возможности лучше сохранить государственный статус.

Владимир Хасанович: И потом влияние заводской продукции на малокарачаевский район очень велико.

Эльбрусоид:  Скажите, пожалуйста, сколько стоит частнику купить среднестатистическую лошадь?

Вадим Алексеевич:  За 20-25 тысяч рублей можно купить хорошую лошадь, разумеется не элитную.

Эльбрусоид:  А что на счёт содержания лошади?

Вадим Алексеевич:  Если вы привезёте её в Москву и поставите в конноспортивный комплекс "Радар", то будете ежемесячно платить 1200 евро за содержание. А если она будет пастись у вас в горах, то её содержание вам ничего не будет стоить. Ну, только, чтобы ребята там поглядывали, чтоб волки не съели.

Эльбрусоид:  Расскажите об участии карачаевцев на российских и зарубежных выставках, как она оценивается.

Вадим Алексеевич:  Ну, выставки долгое время вообще не проходили. Был у нас такой период. Сейчас вот проходит всероссийская выставка "Эквиросс". Она проводится в 10 раз и мы надеемся на высокие результаты - планируется привести несколько интересных карачаевских лошадей. Я думаю, будут результаты. Есть хороший жеребёнок Сармат - сын Сербаза. Во времена активных выставок очень успешно оценивались: были и чемпионы породы, получали дипломы первой степени, вот в частности очень хорошо был оценён жеребец Глобус с фермы Салпагарова в Можайске. А на зарубежные выставки очень дорого ездить.

Ольга:  "Эквирос" тоже недешёвый. А Чека Салпагаров выставлял?

Вадим Алексеевич:  Ну, сравнительно. Пока не выставлял, но планирует это сделать. И лошадей из своего молодняка, рождённых тоже будет выставлять.

Ольга:  Насколько известно у него и своё тавро есть?

Вадим Алексеевич:  Да, у него есть тавро. Он вообще очень хорошо содержит лошадей: прекрасные пастбища, электропастухи, всё огорожено. Кобылы прекрасно знают, что такое электропастух и не подходят к ограждению.

Эльбрусоид:  Расскажите, пожалуйста, об условиях содержания поподробнее. Как дела обстоят на карачаевском конезаводе и у частников?

Вадим Алексеевич:  Ну, табунные условия содержания, конечно, относительно простые. Но при этом необходимо чёткое чередование четырёх сезонных пастбищ. Пастбища в свою очередь тоже требуют ухода, особенно очистки от ядовитых растений, которых на Кавказе очень много: чемерица, озалия и прочее. Раньше, когда был военный конный завод, все табунщики ездили не с шашками на поясе, а с небольшими острыми тяпочками, и было указание не верхом ездить, а пешком идти и вести лошадь на поводу, а тяпкой выкорчевывать травы. Большими камнями огораживали примерно 4 квадратных километра, где табун должен был пастись определённое количество времени. И табунщикам давали задание за неделю очистить эту ограждённую территорию от сорной и ядовитой травы. Это очень важно. Например, лютик для жеребят смертелен. Кроме того требуется охрана табуна. Хотя есть такие жеребцы, которые не только волка, но даже медведя не пустят к табуну. Так что хищники туда особо и не суются. А вот в табунах, где молодняк отдельно пасётся, там бывают случаи волкобоя.

Эльбрусоид:  Вот вы говорите, не подпустит зверя, а какой вообще характер у "карачаевца"?

Вадим Алексеевич:  Характер, конечно, сложный. То есть лошадь просто так ручной не станет. Работать с ней надо, очень внимательно и тщательно, при чём не в оскорбительной манере. Должны быть партнерские отношения. Но если лошадь доверилась человеку, то это навсегда и можно полагаться на неё во всём. Но добиться этого не всегда просто. Нужно соблюдать и элементарные правила. К примеру, нельзя лошадь после галопа сразу ставить в денник. Это чревато различными заболеваниями. Вообще раньше считалось позором горцу галопом мчаться по аулу. Только размеренным шагом. Лошадь должна чувствовать, что за ней ухаживают и что её любят. А не просто используют. Лошадь очень чутко это чувствует и понимает. У неё очень высокая тактильная чувствительность. Вот на вас комар сядет, вы не всегда это почувствуете, а лошадь при этом сразу передергивается. Поэтому любое движение всадника лошадь воспринимает моментально. Ты только решил повернуть, а лошадь сразу почувствовав ваше незначительное движение, понимает и сама поворачивает. Это удивительное и очень приятное ощущение, когда под тобой животное, которое с тобой словно одно целое.

Эльбрусоид:  А вы сами, наверное, тоже хороший наездник?

Вадим Алексеевич:  Ну, хороший не хороший, а 4 года проработал на конезаводе протяжённость которого от северных до южных границ составляет 40 квадратных км. Вот и приходилось туда и обратно ездить.

Эльбрусоид:  Вы сказали тонкая тактильная чувствительность лошадей. С этим качеством связано такое явление, как иппотерапия - лечение лошадьми?

Вадим Алексеевич:  Не только с этим. Иппотерапия это очень сложная область медицины. Есть специалные клубы и учреждения, где занимаются и практикуют иппотерапию. За границей этот метод лечения очень широко распространён. В былые времена больного туберкулёзом или ещё чем-то заносили в конюшню, клали на плетень и заводили взмыленных после работы лошадей. И больной дышал испарениями пота, получалась своеобразная баня. После чего человек вставал и сам уходил. Так говорят. Может быть, это и преувеличено, но лечебный эффект, безусловно, имеет место быть.

Ольга:  Скажите, карачаевские лошади, рождённые за границей, получают документы у вас или выдаются свои, на месте?

Вадим Алексеевич:  Если они обращаются к нам и могут подтвердить это происхождение, то да. Но, к сожалению, порой приходят такие невообразимые документы. Это в основном делается через Кабардино-Балкарию, это там есть такие посреднички. Ну, такое напишут. Вот мне в Германии 17 таких документов дали, 8 из них я сразу выкинул. Вы меня извините, но это такая откровенная брехня, что и копаться нечего.

Ольга: Чек хорошо ведётся?

Вадим Алексеевич: Да, он ведётся исключительно. Я раз в два года приезжаю, делаю инвентаризацию. Был там в ноябре месяце, сделали бонитировку маток. Там всё от и до на 100%, документы в идеальном порядке.

Эльбрусоид:  Вы говорите на карачаевском конезаводе проблемы с реализацией лошадей. С чем это связано?

Вадим Алексеевич: "Карачаевцы" продаются, но не в достаточном количестве. Почему? Да потому, что лучшая часть уходит ещё в шестимесячном возрасте на зарплату работникам. Только успели отнять от жеребят кобыл, как приходят работники и говорят: вот мне начислено 27 тысяч рублей за год. А ему: иди, бери двух жеребят. Он приезжает и, конечно, за небольшой магарыч выбирает самых лучших. То есть на продажу остаётся очень немного. Вырученные деньги уходят на электричество и прочие хозяйственные нужды. Также берут десятками голов в счёт долга. У завода просто нет живых денег. Есть какой-то натуральный обмен.

Эльбрусоид:  Кабардинцы приезжают и покупают лошадей сотнями. У кабардинцев интерес к лошадям больше, чем у других?

Вадим Алексеевич:  Да нет. Но покупают даже тысячами. Зачем? Повторюсь: Кабарда своё коневодство практически разрушила. Я вам приводил цифры по точным статистическим данным: в 2006 году сокращение поголовья 25% за год. У них осталось пять с небольшим тысяч лошадей на всю Кабардино-Балкарию. И каждый год этот показатель снижался. И президент сказал: всё, ребята, хватит, надо восстановить породу и дал приказ, те выполняют. А попробуй не выполнить, тебя прижмут. Лучше купить этих 30-40 кобыл. По приказу президента. Ни больше, ни меньше. Сами бы по доброй воле они на это не пошли бы. Им это не надо.

Эльбрусоид: А со специалистами у них как?

Вадим Алексеевич:  Со специалистами у них лучше, чем где бы то ни было. У них и доктора наук есть по коневодству, и даже академик Кайгермазов.

Ольга: Только лошадей нет.

Вадим Алексеевич: Да. И ребят, окончивших "тимирязевку" много. Но нет практики. Я к Лёне Ашибокову, доктору наук, профессору, как-то подхожу и спрашиваю: "Когда, Лёнь, в последний раз ты подходил к лошади?" А он мне: "Понимаешь, да всё некогда сейчас, столько дел, я не помню когда". А ведь он коневод, учился и защищался в Москве, а в табуне никогда не был.

Эльбрусоид:  А не могли бы вы рассказать о какой-нибудь конкретной лошади?

Владимир Хасанович:  Ну, например моей любимой лошадью была кобыла Свободная 168 от чистокровного Слога. Она приносила только жеребчиков, которые шли на воспроизводство. Был уникальный Имбирь, про которого говорили: Имбирь скачет - Кабарда плачет. Это не я придумал, так говорили, это был первоклассный скакун, сын знаменитой Бритвы.

Эльбрусоид:  А что вы можете сказать об участии "карачаевцев" в пробегах?

Вадим Алексеевич:  В ноябре в КБР сотоялся крупный пробег на дистанцию в 90 км, который выиграл карачаевский жеребец. Но надо отметить, что пробеги это такой вид спорта, где большую роль играет субъективная оценка судей врачей и т.д. Ну, а когда пробеги проходят в КБР, то победу "карачаевцам" присуждают очень редко. Ну, а в целом выступают в пробегах уже неплохо. Если ещё немного вникнуть в теорию тренинга и набраться опыта, то я думаю, что есть все основания считать их конкурентоспособными в этом виде спорта арабским и другим лошадям.

Эльбрусоид:  А всё-таки чем отличаются лошади карачаевской породы от кабардинской? Как известно это очень болезненный вопрос и хотелось бы услышать конкретные ответы.

Вадим Алексеевич:  Если говорить о современности, то никакого отличия нет. Почему? Да потому что кабардинских лошадей нет. А раз это одно и то же, то какие там искать различия. А вообще кабардинская лошадь всегда была более облегчённая, не такая массивная как карачаевская. И не такая длинная. Карачаевская немножко растянута, корпус на 4-5 см. длиннее, чем высота в холке. А кабардинская почти квадратная. Кабардинская была более приспособлена к верховым целям, потому что и кабардинцы были более воинственны и часто использовали для военных целей. Карачаевцы были животноводами. Поэтому им сугубо верховые лошади не так были нужны.

Владимир Хасанович:  Здесь хотелось бы добавить, что и не это главное. А главное то, что кабардинские земли это сплошь степные районы, и развито у них были земледелие, для которого "кабардинцы" подходили идеально. А горный Карачай требовал лошадь иного типа, и она у нас была и есть - карачаевская лошадь, идеальная для горных условий.

Вадим Алексеевич:  А в общем это, конечно, близкие породы. Безусловно. Я не принёс статью, но кому будет интересно смогут  взять и почитать, но скажу, что воздействие карачаевской породы на кабардинскую, начиная с 30-х годов было очень и очень большим. Доходило до того, что к нам приезжали с Малкинского завода, -  а его расформировали, три года он не функционировал, потом вспомнили, что завод надо всё-таки восстановить - и мы отправляли им 80 кобыл с 4 жеребцами - 4 косяка. Я лично им отправлял. На основании этого они своё подняли. Но какое  своё, когда всё это было карачаевское. Они собрали один косячок из 18 кабардинских кобыл по всей республики. Это всё, что у них осталось на том момент. Вроде бы кабардинских, но жеребцов с карачаевского завода туда было продано 96 голов по данным государственных племкниг. Из Кабарды в Карачаевск не было продано ни одного жеребца! Вот пять томов племкниг, пересмотрите все книги и убедитесь, что все эти данные расписаны поимённо, какие лошади куда уходили. То есть карачаевская лошадь, конечно, воздействовала очень серьёзно, а это приводило к тому, что происходило сближение типа и экстерьера, это было, как говорится неотвратимо. А в кабардинцах больше говорят амбиции. По свидетельству первого секретаря обкома Бетала Калмыкова в республике оставалось всего 80 лошадей. И он писал, что порода на грани исчезновения и надо срочно принимать меры, чтобы восстановить породу. Но попробуйте с 80 голов раздуть до нескольких тысяч. Конечно, они вынуждены были питаться чем-то посторонним, так как своего у них было очень немного. Это чёткие цитаты из его выступлений, а уж он лишнего сказать не мог.

Ольга:  А вы можете сказать, с каких лошадей начался племенной учёт карачаевских лошадей?

Вадим Алексеевич:  Начался в 1928 году, когда был создан племхоз, а в 30-м году и конный завод. Тогда и была заведена документация и начался вестись полный учёт всех кобыл и жеребцов, всё фиксировалось с абсолютной точностью.

Ольга:  А это были жеребцы из частных хозяйств?

Вадим Алексеевич:  Это были жеребцы табунщиков. Эти жеребцы были национализированы. Было собрано где-то с десяток жеребцов: Шаман, Туган, Восток и др. И от них уже пошёл племенной учёт и линии.

Эльбрусоид:  Вадим Алексеевич, какие пути развития породы вы видите? Лошадей производят,  порода не потерялась, но что нужно, чтобы коневодство в КЧР процветало?

Вадим Алексеевич:  Да, я понял ваш вопрос. В первую очередь сохранению породы поможет расширение её спортивного использования. Карачаево-балкарский народ сегодня стремится к спортивной работе. Но сейчас нет ничего. А сделайте конное родео, вестерн, драйвинг, пробеги... есть десятки видов спорта, где не нужно быть выдающимся по квалификации мастером, достаточно прилично ездить верхом, чтобы участвовать в соревнованиях. Есть масса людей, способных купит лошадь за 20 тысяч рублей и содержать её. Развитие спорта может дать большой импульс для дальнейшего развития породы. Ну, конечно и рабочее использование лошади тоже необходимо. А для того, чтобы это использование было эффективным нужно организовать производство конного орудия. Ведь сейчас косилку вы найдёте с трудом. Грабли и плужки самодельные. А ведь если человек имеет такое снаряжение он всегда и сено приготовит  и т.д. А вот об этом, к сожалению, никто не говорит, хотя это общероссийская проблема. Сейчас у нас в средней России пашут деревянными сохами с металлическим наконечником. Но это совершенно дедовские орудия.

Эльбрусоид:  Скажите, пожалуйста, а разведение лошади в других климатических условиях как-то отражается на породе?

Вадим Алексеевич:  Нет, во всяком случае подобного рода опыты были не так многочисленны. А так, например, Салпагаров постоянно продаёт лошадей в Белоруссию и они там себя прекрасно чувствуют. "Карачаевцы" хорошо акклиматизируются. Так что тут страшного ничего нет.

Ольга:  А физические данные они не теряют? Крепкий копытный рог, сухие ноги?

Вадим Алексеевич:  Нет, не теряют. 

Эльбрусоид: Скажите, а здесь в Москве или в Подмосковье можно увидеть лошадей карачаевской породы?

Владимир Хасанович: Пожалуйста, у Ольги четыре лошади карачаевской породы.

Вадим Алексеевич:  Можно, можно увидеть. В Иванпосте несколько лошадей, и ферма Салпагарова есть.

Ольга:  А селекция сейчас ведется какая-нибудь на карачаевском конном заводе? Этим занимается кто-нибудь?

Вадим Алексеевич:  Конечно. Есть главный зоотехник. Он знает, как отбирать, кого отбирать, и  как нужно формировать косяки.

Эльбрусоид:  Вы упоминули о шестом томе племенной книги. Расскажите о ней поподробнее.

Вадим Алексеевич: Так называемые племенные книги существуют в животноводстве вообще, не только в коневодстве. Для каждой породы ведутся племенные книги, в которые записаны все лошади. Под каждой кобылой записывается приплод, который она каждый год дает и т.д. Словом, это такая информация, которая необходима для дальнейшей работы, для выписки племенных документов и т.д. Это не литературное издание. Правда, там есть предисловие, есть введение и статьи. А основное ее содержание это опись того производящего состава, который на данный момент используется в работе.

Эльбрусоид:  А доступ открыт к этой книге?

Вадим Алексеевич:  Конечно. Но она ещё не вышла. В компьютерном варианте она на 90% готова. Но есть еще кое-какие моменты, которые я хочу уточнить и затем начнём печатать.

Эльбрусоид:  А в каком количестве вы планируете её выпустить?

Вадим Алексеевич:  Экземпляров 200-250. Это книга специального направления. Каждому она не так интересна будет. Поэтому размахиваться не стоит.

Ольга:  А пятый том купить можно?

Вадим Алексеевич:  Пятый том, к сожалению, нельзя. У нас осталось две книги. Одна у меня дома, другая на кафедре. Больше нет. Куда подевались не знаю. Разбазарили не подумавши.

Ольга:  А заказы на шестой принимаете?

Вадим Алексеевич: Ради Бога, пожалуйста. Шестой том вам гарантировано, персонально вручим.

Владимир Хасанович:  Шестой том, Вадим Алексеевич, с учетом того, что Балкария тоже интересуется, я думаю, нужно довести до 500 экземпляров.

Эльбрусоид: Какой статус имеют племенные книги? Это государственный документ?

Вадим Алексеевич:  Конечно. Она будет иметь гриф Министерства сельского хозяйства КЧР и гриф Российского аграрного университета им. К.А. Тимирязева. И там будет положение о племенной книге, утвержденное министром. Словом, этот официальный документ, официальное издание.

Эльбрусоид: Расскажите, как правильно и по каким пареметрам покупать лошадь?

Владимир Хасанович:  Я думаю, что частникам лучше всего покупать лошадь в возрасте одного года, двух с половиной, но не позже. Уже видно, что собой представляет лошадь

Эльбрусоид:  Как она принимает нового хозяина?

Вадим Алексеевич:  Есть такие, что до конца жизни не признают ни вас, никого. А есть и те, которые завтра же будут вашими. И есть все промежуточные варианты. По-разному бывает.

Владимир Хасанович:  Между прочим, Вадим Алексеевич отметил, что в этом плане карачаевские лошади, как только почувствуют заботу вокруг себя, сразу привязываются. Вы замечали, что на выпасах табунщик не привязывает лошадь, за аркан не цепляет, но она рядом. Другое дело, когда лошадь не готова. Про такую лошадь карачаевцы говорят "джандыргъанг ат". Конечно, нужен уход, воспитание.

Вадим Алексеевич:  Во всяком случае, минимум год лошадке надо дать попастись на пастбище, чтобы она зеленый корм из-под ноги получила, подвигалась. Если вы возьмете отъемыша и будете в конюшне держать, это нехорошо. Лошадь должна на пастбище покушать хорошей травки. Поэтому надо брать либо в полтора года, либо в два с половиной.

Эльбрусоид:  А лучше брать жеребенка или кобылу?

Владимир Хасанович: Возьмите кобылу, не ошибетесь.

Вадим Алексеевич:  Я больше люблю кобыл. Они послушнее, чувствительнее, тоньше. И выносливее, чем жеребцы. Они без фокусов, без дури.

Эльбрусоид: А цена?

Вадим Алексеевич: Кобыла подешевле бывает, а жеребец подороже.

Владимир Хасанович: Но у кобыл в отличие от жеребцов психика очень тонкая. Это надо помнить. Поэтому в более раннем возрасте нагрузок особых давать нельзя. Кобылы более сообразительны, но и более капризны. Конечно, парням лучше купить жеребцов и готовить их по-настоящему. Ну что это такое приехать в аул на кобыле? Так ведь? Такие тонкости тоже есть.

Эльбрусоид: Ольга у вас кобылы или жеребцы? Почему именно карачаевской породы? Вы так и не рассказали.

Ольга: Три кобылы, один жеребец. Ну, нравится мне эта порода. Считаю что это наиболее перспективная порода для пробега. Считается, что они быстрее восстанавливается. Регенерация крови самая лучшая.

Вадим Алексеевич:  Да, по всем показателям, она хорошо и быстро приходит в норму.

Эльбрусоид:  Лошадь лучше покупать на конном заводе или у частника?

Владимир Хасанович: В первую очередь все зависит от того, какого класса лошадь вы хотите купить. Для езды - это одно, а если для воспроизводства - это другое, для каких-то спортивных целей - третье.

Владимир Хасанович: Слабым местом у наших ребят считается все-таки система подготовки и тренинга. Всё слабенько, хромает.

Вадим Алексеевич:  Совершенно верно.

Владимир Хасанович:  Пробеги это очень напряженная работа. И главное сейчас контроль, контроль очень жесточайший. Ольга может подтвердить. Малейшее превышение нормы давления, пульса, дыхания и лошадь снимается.

Вадим Алексеевич:  Это кажется, что легко, а по существу очень сложно. Так что подготовка должна быть очень грамотной.

Ольга:  Да, лошадь может быть загнана, иногда гибнет. И от этого падает престиж пробегов, как соревнования.

Владимир Хасанович:  Падает еще престиж породы и национальная гордость. Хотя если взять карачаевцев и балкарцев, могу сказать, что у нас блестящие тренеры и жокеи: Каппушев, Байрамуков, Дотдаев, Узденов, Токов и другие. Нам не надо ходить куда-то учиться. У нас есть свои ребята, блестящие специалисты.

Вадим Алексеевич:  Но это специалисты по гладким скачкам. Это не одно и то же. Пробеги другой вид спорта. Поэтому учиться как раз надо.

Эльбрусоид:  Слышали, что в пробегах должен быть совершенно другой подход. У нас очень невежественно подходят к процессу, к лошадям, пытаются выиграть за счет природных качеств, а по идее лошадь давно должна была умереть.

Вадим Алексеевич:  Вот поэтому и стоит вопрос о том, что культуру спортивного тренинга, подготовки, выступлений, надо обязательно прививать и прививать именно молодежи, тем людям, которые завтра будут выступать в качестве тренеров, жокеев и судей. Тогда и результаты будут. А то действительно так: за три дня вспомнил, что надо ехать, сел и поехал вроде. А это не так просто.

Эльбрусоид:  Правда, что карачаевскую лошадь не пускают за границу, вынуждая регистрировать как кабардинскую?

Вадим Алексеевич:  Заграницей в большинстве случаев наши породы вообще никак не признают, ту же кабардинскую. Да как бы они не называли, пусть называют, а если мы у них выиграем, то и вопросы все снимаются. Мне вот тоже недавно прислали письмо, в котором один немец пишет нашему клиенту-чеху Йозефу Энтлиху, мол если ты хочешь, чтобы твои лошади были признаны и всякое прочее, давай исправь их документы как на кабардинских тогда тебе будет зеленая улица и т.д. Вот он ко мне и обратился. Я говорю, да ты пошли его хочешь по-русски, хочешь по-каковски, мало ли что он хочет. Это порода давно существует, она признана, внесена в государственный реестр, есть государственный реестр селекционных достижений, там записано сорок пород лошадей, в том числе записана кабардинская под своим номером и оригинатором и карачаевская самостоятельная порода, тоже под своим номером и со своим оригинатором. Они там даже рядом по алфавиту стоят. То есть никаких претензий, что это одно и то же нет. Это попытки давления без малейшего на то основания. Кабардинцы очень обиделись, когда у них эту породу отобрали, после того, как они в своё время получили её в подарок. Поэтому они до сих пор не могут успокоиться, пуская в ход всякие инсинуации, что вот так и сяк, пятое десятое. Я всем говорю: не обращайте внимание, ребята, работайте и всё у вас будет нормально.

Эльбрусоид:  Но зарубежом карачаевскую породу, как кабардинскую выдают.

Вадим Алексеевич:  Понимаете, это по инерции, потому что на протяжении всего периода депортации, а потом еще и 20 лет после, до того как снова была признана карачаевская порода, эта лошадь всё еще считалась кабардинской. Кабардинская лошадь была больше известна и использовалась она для военных целей, в том числе и в царскую армию поступала. Лошадь карачаевской породы это настоящая, самобытная, абсолютно чётко представленная племенным поголовьем порода, и она не может быть нигде, никак и никем оспорена. Так что здесь не надо беспокоиться. Если кабардинцы хотят что-то говорить, пусть говорят.

Эльбрусоид:  Не всегда тактично говорят. На многих форумах ведётся грязная полемика на эту тему.

Вадим Алексеевич:  Да. Про меня где-то в Интернете заявили, не помню кто, что вот мол Парфенову дали взятку в 35  тыс. долларов за то, что он добился восстановления официального признания карачаевской породы.

Эльбрусоид: С теми людьми в полемику вступать нет необходимости.

Вадим Алексеевич:  Бесполезно.

Владимир Хасанович:  Конечно, некоторые позволяют себе серьёзные вольности. Мы с Вадимом Алексеевичем ведём практическую работу и пишем научно обоснованные работы. Покажите и вы свою работу. Покажите гордость Кабарды - своих прекрасных лошадей. Всё-таки надо уметь отстаивать не только свою породу, но и честь.

Эльбрусоид:  Вадим Алексеевич, Владимир Хасанович, спасибо вам большое за то, что нашли время и пришли к нам, спасибо за интересную и увлекательную беседу.

 

(Голосов: 3, Рейтинг: 4)

  • Нравится

Комментариев нет