Расширенный поиск
8 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Гугук кесини атын айтыб къычыргъанча, мен, мен деб нек тураса?
  • Адеб базарда сатылмаз.
  • Эр сокъур болсун, къатын тилсиз болсун.
  • Эринчекни аурууу – кёб.
  • Уруну арты – къуру.
  • Адам боллукъ, атламындан белгили болур.
  • Ётюрюкню къуйругъу – бир тутум.
  • Джан саулукъ бермей, сан саулукъ бермезсе.
  • Иги джашны ышаны – аз сёлешиб, кёб тынгылар.
  • Ишлемеген – тишлемез.
  • Къалгъан ишге къар джауар.
  • Босагъагъа джууукъ орун болса, ашыгъыб тёрге озма.
  • Соргъан айыб тюлдю, билмеген айыбды.
  • Кёпюр салгъан кеси ётер, уру къазгъан кеси кетер.
  • Итли къонакъ джарашмаз.
  • Элде адам къалмаса, ит тахтагъа минер.
  • Ёмюрлюк шохлукъну джел элтмез.
  • Асхат ашлыкъ сата, юйдегиси ачдан къата.
  • Ачлыкъда тары гырджын халыуадан татлы.
  • Гугурук къычырмаса да, тангны атары къалмаз.
  • Акъылсызны джууукъгъа алма, акъыллыны кенгнге салма.
  • Байлыкъ тауусулур, билим тауусулмаз.
  • Халкъгъа джарагъан, джарлы къалмаз.
  • Ётюрюк хапар аякъ тюбю бла джюрюйдю.
  • Экеу тутушса, биреу джыгъылыр.
  • Уллу къазанда бишген эт, чий къалмаз.
  • Чалманны аллы къалай башланса, арты да алай барады.
  • Бичгенде ашыкъма, тикгенде ашыкъ.
  • Баланы адам этген анады.
  • Джашда акъыл джокъ, къартда къарыу джокъ.
  • Кюл тюбюндеги от кёрюнмейди.
  • Джуртун къоругъан озар.
  • Азыгъы аз, алгъа къабар, аты аман, алгъа чабар.
  • Мураты болгъанны джюрек тебюую башхады.
  • Намыс болмагъан джерде, насыб болмаз.
  • Аз сёлешген, къайгъысыз турур.
  • Хата – гитчеден.
  • Иги адам абынса да, джангылмаз.
  • Ойнай билмеген, уруб къачар.
  • Ишин билген, аны сыйын чыгъарады.
  • Азыкъ аз болса, эртде орун сал.
  • Чабакъсыз кёлге къармакъ салгъанлыкъгъа, чабакъ тутмазса.
  • Къызгъанчдан ычхыныр, мухардан ычхынмаз.
  • Тюкюрюк баш джармаз, налат кёз чыгъармаз!
  • Уллу атлама – абынырса, уллу къабма – къарылырса.
  • Ётген ёмюр – акъгъан суу.
  • Аман къатын сабий табса, бий болур…
  • Къонакъ болсанг, ийнакъ бол.
  • Къыйынлы джети элни къайгъысын этер.
  • Айырылмаз джууугъунга, унутмаз сёзню айтма.

КАГИЕВА НАЗИФА МАГОМЕТОВНА

11.02.2010 0 3834

С. Гочияева,
литературовед

Назифа Кагиева относится к той части карачаевской интеллигенции, судьбу которой определили годы депортации 1943-1957 гг. Именно ее поколению пришлось сполна познать все невзгоды, пережитые народом. Поколение Назифы - это те карачаевцы, которых в пяти-семилетнем возрасте везли в телячьих вагонах в неизвестность. Отсюда и все последствия, в силу которых оно именно в юном, самом ранимом возрасте особенно мучительно переносило не только материальные, но и моральные тяготы репрессии народа.

Вместе с тем, это поколение формировалось в большой, поистине братской, интернациональной среде, которая складывалась по воле роковых обстоятельств из "унесенных ветрами" 30-40-х годов ХХ в. Кроме того, в становлении Назифы принимали участие хорошая русская школа, русский факультет серьезного ВУЗа. Был еще один университет у Назифы - родительский дом - ее отец и мать, воспитавшие восьмерых детей. Мама, известная в народе как грамотная Сафият из рода Коркмазовых (что в переводе означает "Бесстрашные"), блестяще знала фольклор родного народа, владела русской и арабской грамотой, была хорошо знакома с культурой и литературой Востока. Отец - Магомет Биясланович Кагиев - мужественный, трудолюбивый, с чувством глубокого достоинства человек, который во всех испытаниях, выпавших на его долю как карачаевца, как мужчины, отца большого семейства, не ронял своей чести и своим мудрым служением семье был примером для нее и окружающих.

Карачаево-балкарский язык относится к тюркской группе языков, а, как известно, тюркская литературная традиция и письменность насчитывают много веков, поэтому карачаевцам и балкарцам издавна были известны стихи великих поэтов Востока. Под стук колес поездов, увозивших карачаевский народ в Среднюю Азию, чтобы притупить у сородичей страх перед неизвестностью и скоротать время, звучали из уст мудрой и милосердной Сафият суры Корана, песни нартов, поэмы "Тахир и Зухра", "Лейла и Меджнун" и т.п. Вспоминая о родителях Назифы люди говорят: "Джандетли болсунла! Каллай адамланы кёргенбиз биз, каллай адамланы ичинде ёскембиз биз!" (Да пребудут они в раю! Каких людей видели мы! Среди каких людей росли мы!).

Именно из этой среды Назифа черпала не только глубокие знания, но и многие присущие ей качества, ставшие чертами характера: правдолюбие, прямоту, веру в справедливость, смелость и упорство. Эти черты иногда создают впечатление неуживчивости характера писательницы, но по-настоящему она неуживчива только тогда, когда сталкивается с убогостью духа, лицемерием и фальшью. Нам кажется, что именно это имеет в виду балкарская поэтесса Светлана Моттаева, когда дружески пишет в книге "Сад камней" следующие строки:

Назифа Кагиева
Быстрая комета,
Назифа Кагиева
Всем неправым враг,
Назифа Кагиева
Женщина рассвета,
Назифа Кагиева
Наша Гошаях!

Ее творчеству чужды конъюнктура и популизм. С первых шагов своего творчества она ориентирована на утверждение общечеловеческих ценностей. Так сквозной нитью проходит через все ее творчество тема Родины. Именно чувство родины считает писательница ценностью непреходящей. Ее понимание родины складывается из нераздельности большой родины - Великой России и малой - Шам (священного) Карачая, где она родилась, где Тысячелетиями жили ее предки, родились и выросли ее мать и отец. Назифа Кагиева прежде всего высокий профессионал, мастер литературного дела. Она виртуозно владеет всеми литературными жанрами и плодотворно работает как прозаик, ПОЭТ, драматург, критик и публицист. Она многократный лауреат всесоюзных и местных литературных и журналистских премий.

Истинным богатством Н. Кагиевой является ее двуязычие в полном смысле слова. Она не просто знает родной и русский, она думает и пишет образно на двух языках, она выросла на традициях карачаево-балкарской, русской и мировой литератур. Богатый жизненный опыт, обширные знания, широта мировоззрения делают творчество Н. Кагиевой многогранным, многокрасочным. Она не идет по обочине жизни, ее страстно волнуют прошлое, настоящее и будущее ее народа, которые Назифа рассматривает в неразрывной связи с прошлым, настоящим и будущим всей Вселенной.

В юбилейном докладе нет возможности хоть сколько-нибудь полно охарактеризовать все, что изложено в ее 21 книгах. Главное в том, что за 45 лет неустанной и плодотворной творческой и научной деятельности Кагиева внесла крупный вклад в развитие и исследование карачаево-балкарской литературы, историко-философское осмысление судьбы родного народа, духовную и общественную жизнь Карачаево-Черкесии. Ее творчество проложило новую тропу в карачаево-балкарской литературе, вошло в его историю самобытным и оригинальным почерком. Произведениям Н. Кагиевой неизменно характерны поэтичность и высокий слог, философская основа и историзм. Это приближает нашу литературу к лучшим образцам литератур народов многонациональной России, приближая ее к традициям классической литературы. И в то же время творения Кагиевой глубоко отражают национальную психологию карачаевского народа, его быт и традиции. Произведения Кагиевой обрамлены духовно-нравственной аурой родного народа. Выдающийся немецкий просветитель Гердер внушал своему ученику молодому Гете, что истинно великая поэзия - это та поэзия, в которой выражает себя не тот или иной избранник, а дух всей нации. Читатель неизменно проникается справедливостью этой мысли, ознакомившись с такими книгами писательницы, как трилогия "Карча", действие которой разворачивается в XIV·XVI вв. на Кавказе, Руси, Египте и Средней Азии, роман "Свет божества", освещающий события происходившие в XVII-XIХ вв. на Кавказе и в России, историческая повесть "Завещание Кубрата" (о хане Великой Булгарии, середина VII в.), книгами лирических миниатюр, рассказов и повестей ("Сто раздумий, сто тревог", "На голубой ладони зари", "Назову твои именем", "Глаза матери" и др.), а также семью историческими пьесами ("Хан-кала" (середина VII в.), "Трам Хан" (XIII в.), "Карча" (XVI в.), "Шейх Абдуллах" (XVII в.), "Хасаука" (начало XIX в.)., восьмью научными монографиями ("Тинте барыб", "Халимат Байрамукова", "Судьба страны - судьба твоя (Осман Хубиев)", "Адрахман Боташев", "Коронованные судьбы", "Айсандыр Цудов", "Из истории карачаево-балкарской литературы", "Книга для чтения", "Курс истории древней карачаево-балкарской литературы"). Сегодня, когда карачаевское литературоведение переживает новый застой в силу общих наших трудностей, работы Н. Кагиевой по-прежнему актуальны. Как вы заметили, названия ее работ легко обнаруживают научные и художественные приоритеты юбиляра.

В книгах Назифы заняли значительное место и замечательные стихи в прозе, известные в литературе как особый жанр - миниатюры. Именно перо Кагиевой впервые обогатило кавказскую и карачаево-балкарскую литературу этим жанром, именно миниатюры Назифы вошли в литературу новой самобытной лирико-философской волной. Например:

В тот день,
Когда сосулька превращается в капель,
На вековой вершине тает лед.

Или:

Ветер налетел, ты не упал,
От удара камня не сломился,
Небо придавило - не согнулся.
Я тебя обидела, заплакал ...

Миниатюры в основном бессюжетны, они рождают обобщенные чувства и переживания. Кажется, все темы стары как мир, но разве не заставляет писательница в коротких стихах по-новому пережить тоску одиночества, нежность человеческих отношений или чувство единения с природой? Известный литературовед Александр Карпов дал высокую оценку ее миниатюрам: "Поэта, работающего в жанре лирической миниатюры, часто сравнивают с музыкантом, обладающим абсолютным слухом. Можно с уверенностью утверждать, что Назифа Кагиева в полной мере владеет этим редким даром. Ёмкость мысли, лаконизм и вместе с тем многокрасочность и многозвучие ее образов рождают самые неожиданные ассоциации. Это пейзажи Клода Моне и щемящий плач Ярославны, по-карменовски страстная и испепеляющая любовь и тихая печаль об ушедшем. Все эти миниатюры объеденены теплом подлинного чувства - то умиротворяющего, то тревожного, то отчаянного, то обнадеживающего".

Русскоязычному читателю миниатюры Н. Кагиевой известны из книг "На голубой ладони зари" (М., 1982 г.) и "Я увидела тебя" (М., 1990 г.). Иного поэта читаешь на русском языке, ненарадуешься: и стихи, и мысли, и образы... Обидно бывает, когда все эти вещи никак не звучат на родном языке, начинаешь понимать, что автором, скорее, является переводчик, а не сам поэт. С Назифой не так: одинаково поэтичны и лиричны, равно входят в душу ее миниатюры и на родном, и на русском языках, видно, что автор и переводчик одинаково владеют чувством стиха, осязанием слова.

Рано став кандидатом наук, Кагиева никогда не прельщалась перспективами научной карьеры. Она из тех людей, которые шли в науку именно по призванию, по зову души. Способности к научной деятельности она успешно доказала еще до получения ученой степени, выпустив к тому времени две научные монографии, и по сей день не потерявшие своей значимости. Это исследовательская работа на карачаевском языке "Тинте барыб…" ("В поисках ... ", Черкесск, 1965.) об истоках и формировании карачаевской литературы.

По ее личной инициативе в 1965 году были изданы и оформлены "Антология карачаевской поэзии", а также первый нотированный сборник старинных карачаевских песен "Карачай халкъ джырла" (Черкесск, 1965), в котором впервые были опубликованы текст и ноты запрещенной в те годы песни "Хасаука". Карачаево-балкарская общественность расценивает издание этой книги в те годы как подвиг со стороны писательницы.

Научно-исследовательская деятельность Кагиевой в дальнейшем складывалась своеобразно: она отнюдь не стала кабинетным ученым, а направила свои усилия на поиски затерянного, почти стертого из памяти под влиянием катаклизмов истории, но, несомненно, имевшегося, несомненно, самобытного духа народа. Она занялась поиском и исследованием истоков духовной культуры своего народа, установлением имен и личностей, когда-либо совершавших благие деяния в его пользу, почитавшихся в народе за мужество, мудрость, поэтический дар, прорицательство, знахарство и др. Почти всем нам, нашим отцам и матерям постоянно приходилось слышать в семьях такие имена, как Трам-хан, Гошаях бийче, Зурум бийче, Адрахман хаджи, ХанХабла, Хыйла Хыйса, Джумарук и др. Но мы воспринимали их как сказочных героев, не ведая их истинного величия.

Мужественный человек, ученый и писатель Назифа Кагиева в сложные для карачаевцев 60-80 гг. после долгого забвения вернула народу имена его выдающихся представителей. Историко-публицистические материалы Н. Кагиевой, появляющиеся в последние годы на страницах различных изданий, возвращают народу их подлинные деяния. Вместе с их именами возвращаются народу свидетельства о традициях и обычаях, о народной философии, народной дипломатии, медицине и педагогике, которые бытовали в его среде столетиями. С некоторыми из этих имен бывало и так: будучи известными науке прошлых веков они, однако, в силу изменения общественных и социальных условий, различных запретов на имена исчезали из памяти народа.

Так, о поэтессе Гошаях бийче Крымшамхаловой в конце XlX в. писали такие известные ученые-кавказоведы, как Сысоев, Ковалевский, Петров и др. Писали о ней именно в связи с историей и духовной культурой прошлых веков у карачаевцев и балкарцев. Однако в советское время никто не осмеливался обратиться к этим публикациям, боясь гонений из-за социального происхождения княгини Гошаях. Вынуждены были молчать и ее потомки, нынешние Крымшамхаловы, хотя личные вещи княгини, ее ожерелья и браслеты переходили из поколения в поколение как семейные реликвии.

Не будь Кагиевой, так и осталось бы имя этой выдающейся карачаево-балкарской поэтессы XVI в. в забвении. Именно Назифа поднимает его, и, находя новые доказательства, восстанавливает в памяти народа. В 1991 г. за исследование творчества выдающейся карачаево-балкарской поэтессы ХVII в. Гошаях бийче Крымшамхаловой она была награждена премией первого межрегионального фестиваля карачаево-балкарской культуры "Эрирей". Таковы и имена Трам-хана - поэта и мудреца XIII в., Зурум бийче - храброй княгини, наездницы, вступившей на своем коне в схватку с полчищем хромого Тимура на скалистых берегах реки Сунжи. Таковы имена Кал тура Семенова - мудреца и поэта XVII в., Адрахман хаджи Боташева - общественного деятеля и поэта XIX в., Хыйсы Хачирова - первого покорителя Эльбруса, посвятившего свое восхождение заключению мирного договора Карачая с Россией в 1829 г., Джумарыка Гочияева - первого создателя летательного аппарата на Кавказе, дважды взлетавшего в небо в конце XIX в., о ком в народе до сих пор говорят "Учхан Джумарык" ("Летавший Джумарык"). Усилиями Н. Кагиевой возвращены народу имена Ислама Дудова, окончившего на рубеже XIX - ХХ вв. Санкт-Петербургский Его Величества железнодорожный институт путей сообщения и получившего диплом инженера-мостостроителя, а впоследствии ставшего автором проекта первого разводного моста через реку Дон, Кучука Блимготова - народного заступника, известного военного и общественного деятеля XIX в., Хан Хаблы - известной прорицательницы, народного лекаря, поэтессы, жившей на рубеже XIX-XX вв. и многих других.

Надо быть невежественным человеком, чтобы не понимать значения таких знаковых явлений, как открытие имен, снятие завесы над собственной историей, культурой и не радоваться им. Как праздник духовной жизни воспринимаются подобные публикации Кагиевой большинством карачаевцев и балкарцев. Считаю, что есть настоятельная необходимость в том, чтобы результаты изыскательской работы Кагиевой, как достояние истории и духовной культуры карачаево-балкарского народа вошли в систему обучения в школах и гуманитарных вузах КЧР и КБР. В творчестве Кагиевой, основанном на истории народа, носящем в себе истоки народных традиций и обычаев, подрастающие поколения получат достойный заряд этнокультурного самосознания.

Творчество Кагиевой познакомило другие народы с культурой карачаевцев. Ее книги и материалы печатались в журналах и газетах 11 стран мира (Сирия, Турция, Германия, Болгария и др.) в таких изданиях, как "Наука и религия", "Советская женщина", "Наш современник", "Дон". В болгарском журнале "Болгарская литература", турецком - "Восточная литература", в журналах республик "Казанские огни", "Женщина Дагестана", "Минги Тау" и др. В 1986 г. в конкурсе, объявленном журналом "Смена" и газетой "Известия", ее рассказ "Косари" ("Орайда") получил первую литературную премию.

На протяжении 25 лет работая редактором Карачаево-Черкесского книжного издательства, Н. Кагиева много внимания уделяла молодым авторам, достижениям современной карачаевской литературы, подготовке к изданию учебников для местных школ. И почти все, кто издавал свои книги в Черкесске, прошли через ее корректуру, потому она так хорошо знает манеру и стиль многих своих современников, коллег по литературному труду. Это позволяет ей говорить о состоянии литературных дел в республике на профессиональном уровне.

Особо следует сказать о педагогической деятельности Н. Кагиевой. Являясь доцентом Карачаево-Черкесского государственного университета, она плодотворно работает с научной и литературной молодежью, оказывая ей наставническую помощь и поддержку. В институт гуманитарных исследований Н. Кагиева пришла с огромным уникальным архивом: итог ее многолетних научных изысканий и пристрастий, четко определенных еще в первой книге. С нетерпением ждем выхода в свет "Антологии карачаево-балкарской индивидуальной авторской поэзии", за короткий срок подготовленной ею к изданию.

Назифа Кагиева активно участвует и в общественной жизни республики, постоянно выступает в различных аудиториях с лекциями и беседами по литературной и общественнополитической проблематике. В 1980 г. вместе с другой выдающейся женщиной нашей республики, доктором химических наук, заслуженным деятелем науки КЧР С. М. Тлисовой (Бановой) и кандидатом экономических наук, профессором М. Гоновой она создала женскую организацию КЧР "Гошаях бийче", которая просуществовала до 2001 г., оставив о себе добрую память благотворительной и просветительской деятельностью.

Много лет продолжались творческие связи между Н. Кагиевой и известным в мире болгарским ученым и писателем Иваном Богдановым. Заинтересовавшись творческими изысканиями Назифы, он прислал ей свои получившие мировую известность труды "Именник булгарских ханов", "Хан Аспарух", "13 веков болгарской литературы", в которых широко освещаются вопросы генетических связей древних болгар, карачаевцев и балкарцев. Бережно хранит писательница письма и книги выдающегося ученого-кавказоведа Л. И. Лаврова, который также писал о неизученных проблемах истории карачаевцев и балкарцев.

Творчество Назифы развивалось под пристальным вниманием великого поэта гор Кайсына Кулиева, который особо дорожил из пишущих карачаевцев Муссой Батчаевым, литературоведом Ниной Байрамуковой и Назифой Кагиевой. Заинтересованно следил за творчеством Н. Кагиевой ведущий ученый литературовед Вадим Кожинов, которого считали несравненным знатоком русской и мировой поэзии и обладателем лучшего эстетического вкуса России. В частности о миниатюрах Назифы он писал, что они: " ... оставляют ощущение естественности и даже своего рода необходимости. Чувствуется, что в иной форме попросту было бы невозможно воплотить тот смысл и ту устремленность, которые владеют автором".

Назифа Кагиева воспитана в лучших традициях горского дома: она интеллигентна и скромна, бескорыстна и благородна, верна идее и гостеприимна. Удивительно: подолгу общаясь и переписываясь со многими выдающимися лицами своего времени, она стеснялась фотографироваться с ними. Ее фотоархив составляют огромное количество редких, малоизвестных фотографий великих людей с автографами и запечатленных на пленке событий из истории родного народа. Она всегда делала и делает только то, что считает необходимым для духовного роста своего народа. На протяжении многих лет Н. М. Кагиева самоотверженно будит национальное самосознание, настойчиво стучится в умы, сердца и память соплеменников, ибо знает, что за ней идут молодые, те, кого она так долго ждала и пестовала: талантливые, смелые, открытые миру и добру. Она - будитель нации, что сама же и выразила в стихотворении "Уян, Карачай!".

Она живет сегодня, сейчас, живет открыто и щедро в окружении прекрасной семьи, любимых внуков, талантливых учеников. Двери ее квартиры гостеприимно распахнуты для всех, кому нужен совет, поддержка, понимание. Н. Кагиева - человек, который живет творчеством, дышит творчеством, проводит бессонные ночи в поиске... И как для всякого таланта, не бывает безоблачным небо над ее головой, а путь не усеян розами...

Она всегда отчаянно сопротивлялась попыткам чиновников сломать ее творческий дух, смело бросалась на защиту молодых поэтов и писателей, когда многие молчали, и поэтому сегодня Назифа имеет полное право гордиться тем, что сделанное ею навсегда останется с народом, добром будет откликаться в душах людей, меньше будет зла и зависти на земле, а также тем, что в высших учебных заведениях страны уже изучается ее самобытное творчество и пишутся диссертации! Она заслужила признание потомков. "Орайда" тебе, Назифа!

(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет