Расширенный поиск
18 Августа  2018 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Окъугъан – асыу, окъумагъан – джарсыу.
  • Аджашхан тёгерек айланыр.
  • Чомартны къолун джокълукъ байлар.
  • Ётген ёмюр – акъгъан суу.
  • Биреуге аманлыкъны тилеме да, кесинге ашхылыкъны тиле.
  • Джуртун къоругъан озар.
  • Биреуню эскиси биреуге джангы болмайды.
  • Ойнай-ойнай кёз чыгъар.
  • Тил джюрекге джол ишлейди.
  • Эллинг бла джау болсанг да, юйюнг бла джау болма.
  • Юре билмеген ит, къонакъ келтирир.
  • Иши джокъну, сыйы джокъ.
  • Эринчекни аурууу – кёб.
  • Башынга джетмегенни сорма.
  • Джашлыкъ этмеген, башлыкъ этмез.
  • Орну джокъну – сыйы джокъ.
  • Айтхан сёзюне табылгъан.
  • Экеулен сёлеше тура эселе, орталарына барыб кирме.
  • Кюн кёрмеген, кюн кёрсе, кюндюз чыракъ джандырыр.
  • Адамны артындан къара сабан сюрме.
  • Ётюрюк хапар аякъ тюбю бла джюрюйдю.
  • Керек ташны ауурлугъу джокъ.
  • Ёгюзню мюйюзюнден тутадыла, адамны сёзюнден тутадыла.
  • Бастасын ашагъан, хантусун да ичер.
  • Окъугъан озар, окъумагъан тозар.
  • Адамны аты башхача, акъылы да башхады.
  • Кимни – тили, тиши онглу, кимни – къолу, иши онглу.
  • Ханы къызы буюгъа-буюгъа киштик болду.
  • Къазанны башы ачыкъ болса, итге уят керекди.
  • Игилик игилик бла сингдирилиучю затды.
  • Эм ашхы къайын ана мамукъ бла башынгы тешер.
  • Ётюрюкню къуйругъу – бир тутум.
  • Кёзню ачылгъаны – иги, ауузну джабылгъаны – иги.
  • Кюлме джашха – келир башха.
  • Тенгинг джокъ эсе – изле, бар эсе – сакъла!
  • Нарт сёз къарт болмаз.
  • Джашынгы кесинг юретмесенг, джашау юретир.
  • Тойгъандан сора, ашны сёкме.
  • Джарлы джети элни сёзюн этер.
  • Биреуню къыйынлыгъы бла кесинге джол ишлеме.
  • Хар ишни да аллы къыйынды.
  • Ойнай билмеген, уруб къачар.
  • Ёлген аслан – сау чычхан.
  • Кесинге джетмегенни, кёб сёлешме.
  • Узун джолну барсанг, бюгюн келирсе, къысха джолну барсанг, тамбла келирсе.
  • Айыбны суу бла джууалмазса.
  • Мадар болса, къадар болур.
  • «Ма», - дегенни билмесенг, «бер», - дегенни билмезсе.
  • Тели турса – той бузар.
  • Ауругъаннга – кийик саулукъ, джетген къызгъа – чилле джаулукъ.

Родственные связи карачаевцев и абхазов по письменным источникам

08.02.2018 0 554  Хасанов Х.
Аннотация 

Карачаевский этнос и, в более широком плане, карачаево-балкарский этнос является неотъемлемой и структурообразующей частью этнокультурного пространства Северо-Западного Кавказа. Взаимоотношения карачаево-балкарцев с соседними народами отличались высокой степенью толерантности и культуры сосуществования.

В статье рассматриваются родственные связи карачаевцев и абхазов по письменным источникам. Рассматривается в частности генезис и фамилиогенез некоторых как карачаевских, так и абхазских родов. Отдельный абзац посвящен карачаево-абхазскому аталычеству между собой. Рассматриваются родственные связи двух народов в промежутке времени с XVII-XX вв. Еще затронуты этнокультурные, политические, военные связи между двумя народностями.

Родственные связи карачаевцев и абхазов по письменным источникам

Карачаевцев с давних времен связывали разнообразные отношения с народами Закавказья и в частности с абхазами. Между представителями этих соседних народов существовали налаженные этнокультурные контакты, затрагивавшие многие стороны их общественного быта. Следует отметить, что карачаево-абхазские отношения в историческом прошлом отличались ярко выраженной комплиментарностью. Как подчеркивал карачаевский этнограф К.М. Текеев, абхазов «из закавказских соседей карачаевцы исстари выделяли, выказывая к ним самое уважительное отношение, до того даже, что своих детей нарекали абхазскими именами. Кстати, и абхазы питали к карачаевцам те же возвышенные, добрые чувства».

Карачаевцев и абхазов связывали довольно развитые хозяйственные контакты. Так, Г.-Ю. Клапрот в начале XIX столетия писал, что карачаевцы с торговыми целями посещали территорию Абхазии и в частности Сухум. Клапрот отмечал: «Они продают изделия своей промышленности, такие как сукна (шал), войлоки (кийиз), чтобы покрывать пол, меха и капюшоны от дождя (башлык) и т.д.». В свою очередь, у абхазов карачаевцы приобретали огнестрельное оружие. Но основным предметом торга карачаевцев с абхазами являлся мелкий рогатый скот. Абхазы предпочитали карачаевский скот за высокое качество мяса и прекрасные шерсть и шкуры, которые шли на изготовление шуб и бурок для богатых слоев населения всего Кавказа, а из шкур самых молодых барашков изготавливались головные уборы.
 
Особо близкие контакты карачаевцы поддерживали с жителями одного из районов Абхазии – Цебельды, население которого являлось ближайшим соседом карачаевцев за Кавказским хребтом. Между жителями Карачая и Цебельды установились довольно прочные родственные связи. 

Широко распространены были межнациональные браки, причем как на уровне простого населения, так и среди аристократии. Все карачаевские княжеские фамилии поддерживали брачные союзы с цебельдинскими князьями Маршания. Родственные связи были у карачаевских князей и с представителями других абхазских княжеских фамилий. 

Рассматривая родственные связи, практически  все исследователи обращали внимание только на княжескую знать, которая роднилась между собой и о родстве которой и так знали все. Мы же постараемся присмотреться к другим случаем родства среди народа. 

В работе Токарева «Поездка на снеговой хребет, северо-западной цепи Кавказа», которая была опубликована в 1849 году, мы можем найти такие строки: «…Я поднялся немного на гору, чтобы окинуть одним взглядом всю долину. Разбросанные, пылающие костры, группы людей в различных положениях, — в живописном наряде горцев, в полном вооружении, выразительные физиономии, освещенные светом луны или костров, фигуры в тени, — поодаль пасущиеся лошади, — и кругом страшная деятельность — кто тащил дрова, кто расседлывал лошадь, кто строил балаган, кто варил походную кашицу: вот что представилось моим глазам среди восхитительной картины, которую я старался описать.

Вдруг послышались бубенчики, и при свете месяца увидали мы небольшой караван, который тянулся вдоль по Учкулану, по ту сторону его. Казак, вскочив на коня, стрелой полетел узнать, кто были путники. Какая-то карачаевка, жившая с мужем в Цебельде, ехала теперь в Карачай повидаться со своими родными. Караван медленно перешел вброд через речку и тихо-тихо потянулся далее в гору, исчезая из наших глаз…»

Из приведенного отрывка нам ясно понятно, что некая карачаевка вышла замуж за абхаза из Цебельды и приехала к своим родным в Карачай погостить, но ни её имя, ни фамилия и ровно так же, как и её мужа не указывается в работе Токарева.  

Межэтнические контакты между карачаевцами и цебельдинцами были довольно интенсивными, но, главное, практически исключительно добрососедскими. Интересно отметить, что значительная часть населения Цебельды знала карачаевский язык. Естественно, что знание языка давало дополнительный импульс этнокультурному общению. В середине XIX века российский офицер Колянковский, проводя рекогносцировку дорог через Главный Кавказский хребет, писал: «Зная ногайское наречие татарского языка, я имел большую выгоду говорить с цебельдинцами непосредственно без переводчика. Карачаевцы близкие соседи цебельдинцев, имея происхождение татарское, говорят языком близким к ногайскому, а многие из цебельдинцев, находящиеся в частых сношениях с ними, знают их язык».

Рассмотрим издание «Материалы по истории Абхазии XIX века», выпущенное Академией наук Абхазии. В этом сборнике документов наше внимание привлек вот этот отрывок: «…В начале сороковых годов Тлапса Маршани по просьбе своих сыновей и по совету бывшего цебельдинского пристава прапорщика Лисовского снова вернулся в Цебельду, и с того времени местность эта осталась не заселенною и заросла большею частью ореховым лесом.

В южном участке Багмарани живут шинагмы Эшба один дым, люди очень бедные и не пользующиеся особенным значением в крае. Происхождение их мне в точности неизвестно, но я слышал, что они вышли из Карачая сначала в Самурзакань, а оттуда один из них пришел еще при жизни Гасан-бея, а может быть и ранее, в Абхазский округ. Прежде их фамилия платила Гасан-бею одну корову на праздник пасхи, но впоследствии, когда от них остались одни сироты (теперь живущие там), и они обеднели, то с них не только ничего не брали, но, напротив, князь Димитрий, за верную службу их отца, приказывал своим анхае, живущим в Багмарани, помогать Эшбовым чем можно. Повинности их и права те же, как и других шинагмы, принадлежащих князю Георгию…»

Рассмотрев этот фрагмент, нам ясно, что родоначальник абхазских Эшбовых был карачаевцем. Эшбовы в сословной иерархии абхазов являлись шинагмами. Шинагма – это сословие крестьян-чиновников. Единственной их повинностью являлось несение служебных обязанностей при их правителе. Шинагма – среднее между управляющим, доверенным, телохранителем и волостным старшиною. Это ставило шинагма в исключительное положение среди прочих у абхазской элиты. 

О.В. Маан в своей книге «Абжуа. Историко-этнологические очерки Очамчирского района Абхазии» в главе «Патронимия и фамилии» приводит вот такой отрывок: «…Фамилия Черкесия по своему происхождению связана с термином, употребляемым для обозначения всех адыгов  «черкес». Фамильное имя Азахуба («Зухба») связано с этнонимом азаху, который также восходит к собирательному термину «адыге» («черкесы»). Фамилия Качарава, а также Карчава (Карчаа), по всей видимости, связана с названием «карачай» (карачайлыла  самоназванием карачаевцев). Абхазскими по происхождению являются такие ныне балкарские фамилии, как Джапуев, Апсуваев…»

В этой работе Маан показывает нам пример, как карачаевец стал родоначальником абхазского рода, и из этого отрывка мы можем еще понять, что зачастую их национальная принадлежность играла важную роль в дальнейшем наименовании фамилии, потомков. Еще немаловажный факт, что тут он пишет о балкарских фамилиях абхазского происхождения. 

Помимо кровнородственных между аристократическими кругами Карачая и Цебельды существовали и квазиродственные связи. Особенно широкое распространение получило аталычество. При этом к аталыкам (воспитателям) из Цебельды у представителей карачаевской аристократии возникло особое, доверительное отношение. Их авторитет был довольно высок. «Детей своих бии не воспитывали дома, а отдавали их на воспитание или своим уллу-узденям  или в другие племена и преимущественно в Урусбий и Цебельду», – сообщалось в одном из источников. 

Из той работы Маана О.В. приведем отрывок: «...Абхазы устанавливали аталыческие связи не только внутри своей страны, но и на Северо-Западном Кавказе и в Грузии. Сын дальского князя Ешсоуа Маршан воспитывался на Северном Кавказе, у абазин-тамовцев в с. Заурымкыт; отец Баракуа Квициния был отдан на воспитание в Карачай...В 1870-е годы абхазская княжна из рода Шервашидзе была отдана на воспитание в Лечхуми…»

Имеется немало устных и текстовых сообщений о распространение идущего из древности родства по воспитанию или искусственное, молочное родство, так называемое аталычество (от тюрк. ата «отец» + лык «многознач. словообр. афф.»; аталык «названный отец»), означавшее передачу ребёнка, как правило, из привилегированного сословия на воспитание в другую, обычно, семью. В этой статье особо вникать в эту тему не будем. 

Несмотря на противоречивость целого ряда утверждений тех или иных авторов, существующие исторические, этнографические, археологические и лингвистические материалы убеждают нас в том, что абсолютно все современные народы Кавказа связаны друг с другом общностью происхождения от одного этномассива. Именно поэтому и этногенез кавказских народов, и их взаимосвязи, и фамилиогенез их составляющих групп невозможно рассматривать вне связи с проблемой общего этнического происхождения. С этой целью мы и коснулись здесь данной актуальной темы, которую в дальнейшем планируем развивать. 

Список использованной литературы:

1. Баразбиев М.И. Этнокультурные связи балкарцев и карачаевцев с народами Кавказа в XVIII–начале XX в. Нальчик, 2000. 
2. Маан О.В. Абжуа: историко-этнологические очерки Очамчирского района Абхазии. Сухум, 2006. 
3. Текеев К.М. Карачаевцы и балкарцы: традиционная система жизнеобеспечения. М., 1989.  
4. Научно-теоретический журнал. НАУЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ. Выпуск 1. Пятигорск, 2012.
5. Лайпанов К.Т. Этногенетические взаимосвязи карачаево-балкарцев с другими народами. Черкесск, 2000.
6. МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ АБХАЗИИ XIX ВЕКА (18631874). СБОРНИК ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ. Том III. СУХУМ, 2012. 
7. С.Х. Хотко. Карачай – страна на вершине Кавказа. Майкоп, 2011.
8. Баразбиев М.И. / Бегеулов Р.М. // Статья. / Журнал: Научные проблемы гуманитарных исследований. Выпуск: № 1 | 2012.

Хасанов Ханафий,
Карачаевск

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет