Расширенный поиск
8 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Намыс болмагъан джерде, насыб болмаз.
  • Ургъан суудан башынгы сакъла.
  • Ауругъанны сау билмез, ач къарынны токъ билмез.
  • Ата – билек, ана – джюрек!
  • Ариу сёз джыланны орнундан чыгъарыр.
  • Джаханимни кёрмей, джандетге кёл салмазса.
  • Бети – къучакълар, джюреги – бычакълар.
  • Гырджын – тепсини тамадасы.
  • Ишлерге уял да, ашаргъа табма.
  • Ётюрюкню къуйругъу – бир тутум.
  • Уллу сёлешме да, уллу къаб.
  • Чомартха Тейри да борчлуду.
  • Харам къарнашдан, халал тенг ашхы.
  • Мураты болгъанны джюрек тебюую башхады.
  • Джылкъыдан – ат чыгъар, тукъумдан – джаш чыгъар.
  • Эки ойлашыб, бир сёлешген.
  • Ата джурт – алтын бешик.
  • Акъылсызны джууукъгъа алма, акъыллыны кенгнге салма.
  • Акъыллы – эл иеси, тели – эл баласы.
  • Хар ишни да аллы къыйынды.
  • Сууда джау джокъ, кёб сёзде магъана джокъ.
  • Эли джокъну – кёлю джокъ.
  • Тау башында, тау болмаз, джангыз терек, бау болмаз.
  • Ханы къызы буюгъа-буюгъа киштик болду.
  • Борчунг бар эсе, хурджунунга ойлаб узал.
  • Аллахдан тилесенг, кёб тиле.
  • Кёпюр салгъан кеси ётер, уру къазгъан кеси кетер.
  • Мухарны эси – ашарыкъда.
  • Битмегеннге сакъал – танг.
  • Ёпкелегенни ашы татлы болады.
  • Айран тёгюлсе, джугъусу къалыр.
  • Адамны адамлыгъы къыйынлыкъда айгъакъланады.
  • Ач, тоймам, дейди, тойгъан, ач болмам, дейди.
  • Аман къатын сабий табса, бий болур…
  • Туз, гырджын аша, тюзлюк бла джаша.
  • Сёз къанатсыз учар.
  • Намысы болмагъанны, сыйы болмаз.
  • Кийиминг бла танылма, адамлыкъ бла таныл.
  • Тюзню ётмеги тюзде къалса да, тас болмаз.
  • Кёзю сокъурдан – къоркъма, кёлю сокъурдан – къоркъ.
  • Накъырданы арты керти болур.
  • Керилген да, ургъан кибикди.
  • Ашхы болсанг, атынг чыгъар, аман болсанг, джанынг чыгъар.
  • Чакъырылмагъан къонакъ – орунсуз.
  • Эшекге миннген – биринчи айыб, андан джыгъылгъан – экинчи айыб.
  • Ачыу алгъа келсе, акъыл артха къалады.
  • Айтылгъан сёз ызына къайтмаз.
  • Чыбыкълыкъда бюгюлмеген, къазыкълыкъда бюгюлмей эди.
  • Дууулдаса – бал чибин, къонса – къара чибин.
  • Хатерли къул болур.

Добрососедские взаимоотношения карачаево-балкарских и грузинских аристократов

09.08.2015 1 1527  Баразбиев М.И.
Первый балкарский историк М.К. Абаев в начале XX столетия писал, что балкарцы издавна имели сношения с народами Грузии, получая оттуда материи, железо, соль, фрукты и т.п., а сами взамен этого отправляли туда разный скот, овечью шерсть, шерстяные изделия: черкески, бурки, войлоки и т.п. (Абаев 2007, 147). Активным контактам карачаево-балкарцев и грузин способствовали известные с древнейших времен горные дороги, тропы и перевалы. Из Карачая и Балкарии можно было попасть в такие районы Грузии, как Горная Рача и Сванетия (Вольная, Княжеская и Дадиановская) (Волкова 1989, 175-176). 

До вхождения народов Грузии, Карачая и Балкарии в состав Российской империи и вплоть до Октябрьской революции 1917 г. большое значение в контактах этих народов друг с другом имели взаимоотношения их феодальной знати. Целью нашего исследования в связи с этим и является изучение мирных, добрососедских контактов представителей карачаево-балкарской и грузинской аристократии друг с другом. 

Следует отметить, что уже среди первых русскоязычных документальных известий о карачаевцах и балкарцах, датируемых XVII столетием, присутствуют данные об их налаженных взаимоотношениях с представителями грузинской аристократии. В этот период Балкария и Карачай стали занимать довольно важное место во взаимоотношениях Русского государства с различными грузинскими царствами. 

Русские послы,  направленные в Имеретию в 1650-1652 гг.  для переговоров с царем Александром, стольник Н.М. Толочанов и дьяк А.И. Иевлев, среди балкарских феодалов из Черекского ущелья, оказавших содействие в русско-грузинских переговорах, называют Абдауллу (Айдабола), Алибека, Хабима (Хабижа - М. Б.), Чеполова (Чепелеу - М. Б.) (Посольство стольника ... 1926: 33, 36). Послы отмечали также, что имеретинский царь Александр поддерживал особые отношения с балкарским князем Алибеком, в распоряжение которого предоставил в верховьях Риони крепость (каменный «городок») (Батчаев 2006, 141). Добрососедские отношения с князем Алибеком поддерживал и царь Кахетии Теймураз, писавший Н.М. Толочанову и А.И. Иевлеву: «А и он Теймураз царь посланников у Алибека встретит и приимет и проводит до себя чесно» (Посольство стольника ... 1926, 33). 

Осенью 1657 г. царь Теймураз, находившийся в то время в Имеретии, собрался выехать в Москву с намерением просить у русского царя военной помощи в борьбе против Ирана. Путь царя Теймураза проходил через Черекское ущелье, в доброжелательном отношении жителей которого к нему он был уверен, что и подтвердилось гостеприимным приемом, оказанным ему и его свите балкарцами. Однако дальнейший путь вызывал у Теймураза серьезное опасение, и в письме к царю Алексею Михайловичу он просил прислать в Балкарию русское войско, чтобы проводить его в Терскую крепость. 

Во время пребывания кахетинского царя в Балкарии к его кортежу, состоявшему из большой свиты и горцев, – представителей Чечни, Тушетии, Хевсуретии, Пшаветии, - присоединился князь Артут Айдаболов вместе со своим подвластным человеком. В марте 1658 г. посольство царя Теймураза выехало из Астрахани и 20 июня того же года прибыло в Москву (Муратова 2007, 139). 

Так, благодаря участию в посольстве царя Теймураза, Артут Айдаболов стал первым представителем карачаево-балкарского народа, посетившим Москву. В материалах, описывающих это событие, отмечается, что при отъезде из Москвы он, наряду с другими участниками посольства, был богато одарен царем Алексеем Михайловичем подарком в 40 соболей (Муратова 2007, 139). 

Документальные материалы свидетельствуют, что у Артута были братья Жамбулат и Тази, оказавшие в 1655 г. помощь русским послам в Имеретии В. Жидовинову и Ф. Порошину. Послы отмечают, что Жамбулат, сопровождавший их непосредственно до самой Имеретии, был в торжественной обстановке крещен в г. Кутаиси имеретинским царем Александром (Муратова 2007, 138). Данный факт демонстрирует, что грузинские цари в этот период придавали исключительно важное внимание добрососедским взаимоотношениям с представителями балкарской аристократии, через владения которой осуществлялись их контакты с русским государством и на помощь которых они могли надеяться в трудную минуту. 

Довольно показательными в этом отношении являются события, происшедшие  с имеретинским царем Арчилом. В 1693 г. Арчил, потерявший престол и теснимый превосходящими силами турок и персов, попытался перебраться на Северный Кавказ, а оттуда в Россию. 

На Северном Кавказе ситуация также не благоприятствовала Арчилу. Здесь за ним охотились отряды шамхала Тарковского Будая, антирусски настроенных феодалов Кабарды и крымского хана. В ноябре 1693 г. царь и его свита подверглись нападению со стороны находившегося в сговоре с шамхалом Тарковским владельца Малой Кабарды Кильчуки Келеметова. В завязавшейся битве часть людей царя Арчила была убита, а он сам получил ранение и, с оставшимися в живых приближенными, попал в плен. Князь Келеметов переправил пленника в Балкарию с тем, чтобы при первой же возможности забрать его оттуда и доставить в Иран (Батчаев 2006, 142). 

Сам Арчил об этих событиях писал: «…держав у себя дни с три отдал в горы для береженья тех гор владетелю Килчигу (Кучуку - М.Б.) Абаеву». В Балкарии Арчил и его люди провели шесть месяцев, т.е. период, необходимый для открытия перевальный путей, после чего князь Абаев отпустил их на свободу с почетом. Более того, для охраны царя Арчила князь Абаев выделил отряд в тысячу человек, который благополучно отстоял Арчила от нападения полуторатысячного отряда князя Кильчуки Келеметова и проводил царя до владений его брата Георгия (Баразбиев 2008, 93). 

Таким образом, благодаря поддержке Кучука Абаева, царь Арчил избежал плена и в 1700 г. сумел со своей семьей прибыть в Москву. 

Естественно, что взаимоотношения карачаево-балкарских и грузинских аристократов не исчерпывались только лишь аспектами русско-грузинских политических отношений. При этом наиболее тесные контакты представители карачаево-балкарской аристократии поддерживали с княжескими родами соседней Сванетии. Так, согласно народным преданиям, легендарный предводитель карачаевцев Карча, во время их пребывания в Баксанском ущелье Балкарии, с помощью сванов успешно противостоял кабардинскому князю Кази (Алейников 1983, 104). В фольклоре отмечается, что в благодарность за оказанную сванами помощь Карча даже усыновил их правителя князя Отара (Лайпанов 1957, 12). В этой связи определенного интереса заслуживает тот факт, что в рукописной родословной правителей Сванетии князей Дадешкелиани один из родоначальников этой фамилии носит имя «Карги-Отар» (Дворянские роды ... 1998, 87). Мы предполагаем, что в первой части его имени могла быть неправильно записана одна буква и, возможно, что на самом деле его звали Карчи-Отар или Карча-Отар. Подобное имя князя Дадешкелиани может быть объяснено близкими отношениями, связывавшими карачаево-балкарскую и сванскую аристократию. 

Известно, что князья Дадешкелиани и в дальнейшем оказывали вооруженную помощь карачаево-балкарским феодалам. В середине ХVIII столетия балкарский князь Чепелеу Урусбиевич Урусбиев, выделившийся из рода безенгиевцев Суюнчевых, перебрался со своими подвластными на новое местожительство в Баксанское ущелье, оставленное к тому времени карачаевцами. Это вызвало недовольство со стороны балкарских феодалов из Чегемского ущелья и кабардинских князей Атажукиных, претендовавших на право владения этим ущельем. Чтобы противостоять напору чегемцев и Атажукиных, Урусбиевы породнились с князьями Дадешкелиани (Абаев 2007, 146).

В Государственном архиве Краснодарского края находится на хранении документ, в котором затрагиваются родственные взаимоотношения представителей рода Дадешкелиани с Урусбиевыми, и позволяющий выяснить, с каким конкретно представителем рода Дадешкелиани породнился в тот период Чепелеу Урусбиев. Там в качестве первого примера подобных связей отмечается следующее: «Сванетский князь Отар Дадашкелиани женат был на Уруспиевой из дома Чопело...» (Баразбиев 2000, 44). 

Таким образом, в результате борьбы за Баксанское ущелье образовалось два противоборствующих политических союза: во-первых, это Урусбиевы и их родственники Дадешкелиани и, во-вторых, чегемские князья и их союзники Атажукины. Подобное противостояние не могло продолжаться бесконечно и, как отмечал М.К. Абаев, вскоре между этими союзами произошло сражение, в котором Урусбиевы при активной поддержке со стороны Дадешкелиани одержали победу (Абаев 2007, 146). 

Воспоминания об этих событиях имеются в народных песнях сванов, в которых упоминается о столкновении князя Баба-Циоха Дадешкелиани с черкесским (кабардинским - М. Б.) царем (князем - М.Б.) Хададжугвой (Атажукиным - М.Б.). Как свидетельствует сванская песня, сложенная в честь Баба-Циоха, сражение происходило в местности Терскол, и князь Атажукин получил в нем ранение (Баразбиев 2000, 44). 

Следует отметить, что родственные взаимоотношения князей Дадешкелиани с балкаро-карачаевскими аристократами приносили пользу не только последним, но являлись взаимовыгодными. Так, в XVIII столетии в борьбе с одним из сильнейших и знатнейших родов Сванетии – Ричгвиани, Дадешкелиани были поддержаны не только правителями Мегрелии и Абхазии, но и своими родственниками с Северного Кавказа, в результате чего род Ричгвиани был полностью уничтожен (Баразбиев 2007, 130-131). 

Аналогично, в конце XVIII-начале XIX вв., во время кровопролитной внутриполитической борьбы Дадешкелиани с наиболее влиятельным родом Верхней Сванетии (Балсземо) того времени –Чарквиани, на помощь Дадешкелиани пришли их давние союзники из Мегрелии, Абхазии и родственники с Северного Кавказа. Благодаря активной поддержке союзников, Дадешкелиани смогли подчинить своей власти Балсземо (Баразбиев 2007, 131). 

Среди фактов установления родственных взаимоотношений Дадешкелиани с карачаево-балкарцами в XIX столетии можно привести примеры их брачных контактов с князьями Барасбиевыми, Дудовыми и Крым-Шамхаловыми (Баразбиев 2000, 46). 

Продолжались и становились еще более крепкими родственные связи Дадешкелиани с фамилией князей Урусбиевых. По-прежнему одной из главных причин установления подобных взаимоотношений являлось стремление установления политического союза. Причем, иногда для достижения этой цели стороны прибегали к обручению младенцев, с условием их обязательной женитьбы по достижении брачного возраста. К примеру, в 1834 году княгиня Дигохан Дадешкелиани, находившаяся во враждебных отношениях со всеми соседними со Сванетией народами, желая приобрести сильного защитника в лице главы рода Урусбиевых – Мырзакула, договорилась с ним об обручении своей внучки и его трехлетнего сына Исмаила (Баразбиев 2000, 46). 

Впрочем, следует отметить, что в некоторых случаях брак мог быть заключен не только лишь по инициативе родителей или родственников молодых аристократов, но и по их собственному желанию. Одна из подобных романтичных историй была опубликована А. Долгушиным. В ней говорилось о том, что во время царствования императора Николая I, молодого князя Отара Дадешкелиани вызвали в Санкт-Петербург по каким-то надобностям. Князь Отар в скором времени собрался в путь и, перевалив через Главный Кавказский хребет, остановился в одном из балкарских селений Баксанского ущелья. В этом селении он повстречался с дочерью таубия Муссы (Мырзакула - М.Б.) Урусбиева - Мират (Аминат - М.Б.), которая настолько пленила его своей красотой, что он отложил свою поездку в Санкт-Петербург и задержался в Баксанском ущелье, чтобы жениться на ней (Долгушин 1900, 162). 

Для женитьбы на красавице Аминат Урусбиевой Отару Дадешкелиани пришлось принять ислам. Император Николай I, узнав о таком проступке князя Дадешкелиани, очень рассердился и лишил его княжеского титула, запретил ему жить в Сванетии и приказал впредь его и его потомков именовать Отаровыми. Но гордый князь Отар не подчинился требованию покинуть свои родные места и поселился в труднодоступном селении Мазер, откуда, несмотря на многочисленные попытки, его изгнать так и не смогли. 

Помимо родственных взаимоотношений с князьями Дадешкелиани, карачаево-балкарские аристократы поддерживали их и с двумя другими княжескими родами Сванетии – Геловани и Гардапхадзе. Так, с князьями Геловани роднились балкарские князья Абаевы, а с князьями Гардапхадзе - те же Абаевы и князья Мисаковы (Баразбиев 2000: 45, 49). 

Родственные контакты балкаро-карачаевских аристократов с феодалами Сванетии приводили к тому, что примеру своих владельцев следовали и представители других сословий, что в свою очередь создавало благоприятные возможности для развития родственных отношений не только в среде высших сословий этих народов, но среди всех социальных слоев Сванетии, Балкарии и Карачая. К примеру, Н.Г. Волкова упоминает о том, что прадеда дворянина Сафарали Чарквиани из общества Мазери князь Отар Дадешкелиани женил на балкарке. Дети от этого брака получили мусульманские имена (второе имя было христианским или традиционным). Традиция давать мусульманские имена сохранялись в этой семье и в начале XX в. (Волкова 1989, 205). 

Родственные взаимоотношения поддерживали и крестьянские массы балкаро-карачаевцев и сванов. Так, Г. Радде отмечал, что со свитой жены Отара Дадешкелиани в Сванетию прибыло несколько мусульман, которые впоследствии обзавелись там семействами, благодаря чему в обществе Бечо к шестидесятым годам XIX в. проживало около двенадцати мусульман. Радде, описывая это общество, даже называет его «полу-татарским» (полубалкарским - М.Б.) (Радде 1866, 148). 

Можно предположить, что проникновение в сванский язык таких тюркских социальных терминов, как «азат» (кар.-балк. «азат» - свободный крестьянин, вольноотпущенник), «джалчы» - (кар.-балк. «джалчы» - наемный работник, батрак) и «хаса» (кар.-балк. «къазакъ» - домашний раб, военнопленный), обозначавших в Сванетии различные категории крестьянства, было связано с прибывающей в Сванетию прислугой балкаро-карачаевских аристократок. 

В девяностых годах XIX столетия В. Тепцов обратил внимание на факты выхода сванских женщин замуж за балкарцев и карачаевцев. Следствием подобных браков была ассимиляция сванов, принимавших ислам, говоривших на балкаро-карачаевском языке и следовавших местным традициям. «У христиан сванетов, - писал В. Тепцов, - оказываются родственники мусульмане. Тетка по матери Хамурзы вышла замуж за татарина (балкарца) Урусбиевского общества и сама отатарилась. Как потом оказалось, это не был единственный случай: татары частенько воруют жен и девиц (конечно не без согласия последних) у сванов и женятся на них, если они принимают магометанство... За одного из князей Урусбиевых выдана была княжна из рода сванетских князей Дадешкелиани. Крепостные княгини умерли все мусульманами (они перешли за ней в Баксан). Один жив, он забыл сванскую речь и считает себя мусульманином» (Тепцов 1892, 128). 

Помимо крепостных крестьян, вместе с девушками из аристократических родов проникали и различные предметы быта, традиционной культуры их родного этноса. Это, в свою очередь, также способствовало взаимообогащению культур соседних этносов. 

Завершая данное исследование, можно прийти к выводу, что карачаево-балкарские и грузинские аристократы на протяжении столетий поддерживали мирные, добрососедские взаимоотношения, имеющие положительное значение не только для них, но и для представителей других сословий этих народов.


Литература 

Абаев 2007–Абаев М. К., Балкария.  Нальчик, 2007. 

Алейников 1983–Алейников М., Карачаевские сказания // Карачаево-балкарский фольклор в дореволюционных записях и публикациях. Нальчик, 1983. 

Баразбиев 2000–Баразбиев М. И., Этнокультурные связи балкарцев и карачаевцев с народами Кавказа в XVIII–началеXXвв. Нальчик, 2000. 

Баразбиев 2007–Баразбиев М. И., Этнокультурные связи балкарцев и карачаевцев со сванами в XVIII-XXвеках // Исторический вестник Института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН. Вып.V. Нальчик, 2007. 

Баразбиев 2008–Баразбиев М. И., Из истории балкаро-русских отношений XVII–начала XX века // Горские общества Кавказа: проблемы социокультурного, политического, исторического развития. Ч.I. / Материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 180-летию присоединения Карачая к России, в 2-х частях. Карачаевск, 2008. 

Батчаев 2006–Батчаев В. М., Балкария в XV-начале XIX вв. Москва, 2006. 

Волкова 1989–Волкова Н. Г., Этнокультурные контакты народов горного Кавказа в общественном быту (XIX - начало XX вв.) // Кавказский этнографический сборник, вып. 9. Москва, 1989.

Дворянские роды ... - Дворянские роды Российской империи. Москва, 1998. 

Долгушин 1900–Долгушин А. Л., Через Сванетию к Эльбрусу // СМОМПК. Тифлис, 1900.  

Лайпанов 1957–Лайпанов Х. О., К истории карачаевцев и балкарцев. Черкесск, 1957. 

Муратова 2007–Муратова Е. Г., Социально-политическая история Балкарии XVII-начала XX в. Нальчик, 2007. 

Посольство дьяка стольника ... 1926–Посольство стольника Толочанова и Иевлева в Имеретию в 1650-1652 гг. Тифлис, 1926. 

Радде 1866–Радде Г., Путешествие в Мингрельских Альпах и в трех их верхних продольных долинах (Рион, Цхенис-Цхали и Ингур) // ЗКОИРГО. Тифлис, 1866. 

Тепцов 1892–Тепцов В. Я., По истокам Кубани и Терека // СМОМПК. Тифлис, 1892. 

Баразбиев М.И.,
Нальчик


(Голосов: 2, Рейтинг: 3)

  • Нравится

Комментарии (1)

    Джаратама0
    saniat55
    12.08.2015 17:17:51
    Хочу добавить к статье о карачаево - балкарских аристократических семьях несколько строчек. В 19 веке молодой князь из рода Додиани в Грузий влюбился в жену другого князя и сбежал вместе с ней через перевал в Карачай. Звали князя - Герюк. Изменив свою фамилию Додиани на Герюкова молодая семья обосновалась в Карачае. Семья была большая. Жили в Кисловодске. Во времена репрессий несколько белых офицеров из этой семьи были репрессированы. Некоторые перешли на сторону красных но и они были репрессированы. В Карачае есть несколько семей потомков Герюка. Они знают имена своих предков. Но есть и семьи из бывших слуг, которые приняли фамилию своих господ, после высылки господ в Сибирь. Моя мать Герюкова Хазизнер Хаджимурзаевна 1932 года рождения одна из рода Герюка. В Казахстане живёт её старшая сестра Асият. Младшая Фатимат живёт в КБР. Дом в котором они проживали отобрали во времена репрессий. В данное время в этом доме живут несколько чужих семей. Несколько лет назад в Грузинских старых церковных книгах были найдены старые записи о Герюке. В Кисловодске а затем в Грузий в старом замке Додиани была встреча родственников. Из семьи Хазизнер не смогли поехать на встречу из-за смерти сына Хазизнер. История о Герюке по воспоминаниям моей матери написана на балкарском языке и напечатана в журнале Минги тау " Герюклары" несколько лет назад. С уважением Ульбашева С. Нальчик. 12 август 2015г.