Расширенный поиск
5 Марта  2021 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Ата – билек, ана – джюрек!
  • Ёгюзню мюйюзлери ауурлукъ этмейдиле.
  • Тёзгеннге, джабылгъан эшик ачылыр.
  • Сууда джау джокъ, кёб сёзде магъана джокъ.
  • Ач – эснер, ат – кишнер.
  • Джиби бир къат джетмей эди да, эки къат тарта эди.
  • Келинни – келгинчи, бёркню кийгинчи кёр.
  • Чомартха Тейри да борчлуду.
  • Татлы сёз – балдан татлы.
  • Бек ашыкъгъан меннге джетсин, дегенди аракъы.
  • Татлы тилде – сёз ариу, чемер къолда – иш ариу.
  • Къан бла кирген, джан бла чыгъар.
  • Адам къаллай бир ишленмесе, аллай бир кесин уллу кёреди.
  • Ауурну тюбю бла, дженгилни башы бла джюрюген.
  • Сескекли кесин билдирир.
  • Ёлмесенг да, къарт дамы болмазса?
  • Мал тутхан – май джалар.
  • Акъыллы башны – тили къысха.
  • Ариу сёз джыланны орнундан чыгъарыр.
  • Ишлегенден, къарагъан уста.
  • Тин – байлыгъынг, терен саулугъунг.
  • Окъугъан озар, окъумагъан тозар.
  • Ата Джуртуму башы болмасам да, босагъасында ташы болайым.
  • Уллу къашыкъ эрин джыртар.
  • Харам къарнашдан, халал тенг ашхы.
  • Адам сёзге тынгыла, акъыл сёзню ангыла.
  • Ётюрюкню къуйругъу – бир тутум.
  • Оюмсуз атлагъан, аджалсыз ёлюр.
  • Тилсиз миллет джокъ болур.
  • Чыбыкълыкъда бюгюлмеген, къазыкълыкъда бюгюлмей эди.
  • Сёз къанатсыз учар.
  • Суу ичген шауданынга тюкюрме.
  • Суугъа – чабакъ, къаягъа – ыргъакъ.
  • Орундукъ тюбюнде атылсам да, орта джиликме, де да айлан.
  • Ёлюк кебинсиз къалмаз.
  • Джаханимни кёрмей, джандетге кёл салмазса.
  • Эркиши – от, тиширыу – суу.
  • Тау башында, тау болмаз, джангыз терек, бау болмаз.
  • Бёрю да ач къалмасын, эчки да ашалмасын.
  • Тюзлюк шохлукъну бегитир.
  • Къарнынг къанлынга кийирир.
  • Ашда уялгъан – мухар, ишде уялгъан – хомух.
  • Къонакъ болсанг, ийнакъ бол.
  • Нарт сёз къарт болмаз.
  • Аманны къуугъан, аманлыкъ табар.
  • Атынг аманнга чыкъгъандан эсе, джанынг тамагъынгдан чыкъсын.
  • Кесинге джетмегенни, кёб сёлешме.
  • Ашхы адам – халкъ байлыгъы, ашхы джер – джашау байлыгъы.
  • Уллу атлама – абынырса, уллу къабма – къарылырса.
  • Къыйынлы джети элни къайгъысын этер.

В российском обществе нет согласия в оценках Кавказской войны

21.05.2015 0 2364  Чарный С.
19 мая 2014, 23:15

У федерального центра нет ответа на вопрос об "общем наследии" Кавказской войны, а само общество не сформулировало единой оценки событий 150-летней давности, считают участники дискуссии на "Кавказском узле". Одним из шагов, способных объединить общество в восприятии этой войны, может стать установка памятника в Красной Поляне всем павшим, согласились участники диспута.

Кавказская война, длившаяся с 1763 по 1864 год, поставила адыгские народы на грань полного исчезновения. После войны и массовой депортации адыгов в Османскую империю на родине их осталось немногим более 50 тысяч человек. Властями России до сих пор не принято решение о признании геноцида черкесов во время Кавказской войны, подчеркивают в "Адыгэ Хасэ" Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Краснодарского края.  17 ноября 2011 года в Майкопе состоялось расширенное заседание исполкома "Адыгэ Хасэ" Адыгеи, на котором было инициировано и поддержано предложение объявить 2014 год Годом траура и памяти во всем черкесском мире.

Дискуссия "Кавказская война (1817-1864): между памятью и историей" прошла 18 мая в онлайн-режиме на "Кавказском узле". Ее модератором выступила старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН, кандидат исторических наук Наима Нефляшева. В обсуждении принимали участие 6 историков, специализирующихся на истории Кавказа. Дайджест дискуссии Наима Нефляшева опубликовала в своем блоге на "Кавказском узле". 

Дискуссия была приурочена к 150-летию окончания Кавказской войны, которая, по определению Н. Нефляшевой, "привела к тектоническим сдвигам в судьбе многих народов, как Кавказа, так и имперской России, к изменениям коллективных ментальностей и культурных матриц". 

Наима Нефляшева в своем блоге на "Кавказском узле" предложила обсудить вопросы - почему проблематика Кавказской войны остается актуальной для народов современного Северного Кавказа? Старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН также предложила обсудить историческую память как ресурс для мобилизации и консолидации общества, проблематику сохранения памяти в кавказской диаспоре на Ближнем Востоке и необходимость ее изучения, формы сохранения и презентации исторической памяти, новые ритуалы памяти и формы, проблемы возведения памятников и формирования "мест памяти" Кавказской войны, а также сохранения памяти о войне в кавказской диаспоре на Ближнем Востоке и необходимость ее изучения.

В рамках дискуссии наибольшие споры вызвал вопрос о том, как прекратить "войну памяти"

При всех режимах фигура генерала Ермолова будет по-разному восприниматься на Северном Кавказе и в центральной полосе России, заметил политолог Владимир Новиков. "Для русских он - герой Отечественной войны 1812 года, выдающийся военачальник и дипломат. Но вместе с тем для жителей Северного Кавказа Ермолов - фигура недружественная. И это будет существовать в сознании при всех режимах и во все времена. И вопрос здесь в том, что нужна своего рода деликатность. Да, пусть памятник Ермолову стоит в Орле. Пусть он стоит на Бородинском поле, в сражении, в котором он принимал участие. Но вот стоит ли его ставить на Северном Кавказе?" - задал вопрос В. Новиков.

По его мнению, нужен диалог историков и общественников, которые бы могли договариваться о неких "правилах игры" в вопросах установки тех или иных монументов. В качестве положительного примера В. Новиков привел пример Северной Осетии, где историки и представители общественных движений выступили против установки памятника солдату Архипу Осипову, не желая, чтобы Осетия была противопоставлена своим адыгским соседям.

Инициатива по установке памятника российскому солдату, герою Кавказской войны Архипу Осипову в центре столицы Северной Осетии вызвала резонанс в осетинской блогосфере и социальных сетях. Кавказоведы, представители черкесских организаций и блогеры подвергли критике инициативу администрации. 

Доцент МГИМО, кандидат исторических наук Михаил Волхонский оценил появление памятников Ермолову и Зассу, как "результат отсутствия диалога и своего рода глухоты друг к другу", призвав к диалогу и "примирению национальных дискурсов".

"Надо работать над признанием факта, что была война, было много несправедливости и жертв, потерь, причем, с обеих сторон и, живя в одной стране, наверное, надо отдавать должное солдатам и офицерам, наибам и мюридам, выполнявшим свой долг так, как они его понимали, осуждая тех, кто коллекционировал черепа, сжигал села, вырезал аулы", - заявил преподаватель Чеченского государственного университета доктор исторических наук Аббаз Осмаев.

"Пока нет исторической оценки Кавказской войны российским государством, лучше было бы избегать установления каких бы то ни было исторических памятников. Можно было бы даже пойти на шаг снесения памятников, порождающих межэтническую рознь", - заявила сотрудник Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований, кандидат исторических наук Фатима Озова.

О необходимости установить памятники горцам, воевавшим против Российской империи, заявила активистка из Нальчика Ляна Ашхотова. "Почему, отдавая почести и дань уважения дедам, воевавшим в ВОВ и защищавшим родину, мы лишаем этой дани пра-пра-прадедов, наших предков, воевавших за свободу и независимость своего народа? - задала вопрос Л. Ахшотова.

Участники дискуссии обсудили вопрос о создании единого памятника всем погибшим. Первым его выдвинул В. Новиков, предложивший установить такой памятник на Красной Поляне, которая стала местом последнего сражения этой войны. Это предложение поддержал А. Осмаев.

Федеральный центр сам не определился с наследием Кавказской войны

"До момента распада империи историческая память о той же Кавказской войне была либо задавлена, либо фрагментарно включена в общеимперскую идентичность. Империя рушится – актуализируется историческая память", – заявил в ходе дискуссии В. Новиков. По словам В. Новикова главная проблема, возникающая при этой актуализации, в том, что те, кто должен отвечать за российскую политику, не знают, как отвечать на этот вызов.

М. Волохонский согласился с В. Новиковым, что для федерального центра остается большой проблемой поиск "общего наследия" Кавказской войны.

Доктор исторических наук из Махачкалы Хаджимурад Доного заметил, что интерес к истории кавказских войн вызван тем, что народы, в прошлом колонизируемые империей, хотят знать правду, причем не только ученые, историки, специалисты, но и люди, далекие от науки, но болеющие и интересующиеся этой темой.

Эти события служат основой для построения народами Кавказа своей новой системы этнической идентичности, отметил преподаватель Южного федерального университета, кандидат исторических наук Николай Трапш.

Война стала "водоразделом" для истории народов Кавказа и привела к драматическим последствиям для черкесского этноса. Попытки "забыть" войну без ее осмысления и одновременная глорификация генералов, оставивших по себе плохую память на Кавказе своей жестокостью, также привели к актуализации вопроса, считает Фатима Озова.

"Историческая память о Кавказской войне станет ресурсом для мобилизации и консолидации современного российского общества в позитивном понимании этих слов только тогда, когда к ней, к этой общей памяти, будет проявлено уважение, и она будет учтена при исторической оценке этой войны", - заключила она.

Мадина Паштова : память о Войне лежит в основе этнокультурной и цивилизационной идентичности черкесов диаспоры

Участники дискуссии обсудили вопрос о необходимости изучения черкесской диаспоры на Ближнем Востоке. Так, сотрудница Адыгейского республиканского историко-гуманитарного института, кандидат филологических наук Мадина Паштова подчеркнула, что память о войне – неотъемлемый элемент фольклорного нарратива о заселении черкесами новых территорий в диаспоре.

"Память о Войне лежит в основе этнокультурной и цивилизационной идентичности черкесов диаспоры. И в этом смысле говорить, что "кто-то со стороны искусственно реанимирует память о Войне", не приходится", - отметила она.

Ф. Озова посетовала на незаинтересованность государственных институтов в вопросе изучения черкесской диаспоры. "К сожалению, мало что делается. И если делается, то благодаря исключительно энтузиазму незначительного числа ученых и общественных деятелей. Определенная работа, проделанная фольклористами по сбору фольклора в 1990-2000 годах, практически сошла на нет. Она продолжается лишь единицами фольклористов-энтузиастов, как, например, Мадина Паштова. Исследования же историков по выявлению архивных документов в зарубежных архивохранилищах, начатые несколько лет назад, ныне, насколько мне известно, вообще прекращены", - заявила она.

Семен Чарный,
"Кавказский узел"

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет