Расширенный поиск
6 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Джашда акъыл джокъ, къартда къарыу джокъ.
  • Намысы болмагъанны, сыйы болмаз.
  • Къонакъ хазыр болгъанлыкъгъа, къонакъбай хазыр тюлдю.
  • Чомартха хар кюн да байрамды.
  • Ётген ёмюр – акъгъан суу.
  • Сыфатында болмагъаны, суратында болмаз.
  • Термилгенинги табмазса, кюлгенинге тюберсе.
  • От этилмеген джерден тютюн чыкъмайды.
  • Игини сыйлагъан адетди.
  • Ханнга да келеди хариблик.
  • Ашына кёре табагъы, балына кёре къалагъы.
  • Къарт болгъан джерде, берекет болур, сабий болгъан джерде, оюн болур.
  • Байма, деб да, къууанма, джарлыма, деб да, джылама.
  • Керек ташны ауурлугъу джокъ.
  • Адам боллукъ, атламындан белгили болур.
  • Джол бла сёзню къыйыры джокъ.
  • Ачлыкъда тары гырджын халыуадан татлы.
  • Билим ат болуб да чабар, къуш болуб да учар.
  • Кюлме джашха – келир башха.
  • Ашлыкъ – бюртюкден, джюн – тюкден.
  • Кёб ант этген, кёб ётюрюк айтыр.
  • Эл тойса, тоймагъан, эл къойса, къоймагъан.
  • От кюйдюрген, сау болса да, тот кюйдюрген, сау болмаз.
  • Атлыны кёрсе, джаяуну буту талыр.
  • Алгъанда – джууукъ, бергенде – джау.
  • Ачны эсинде – аш.
  • Телини эшигин, махтау джабар.
  • Тёзген – тёш ашар!
  • Иги джашны ышаны – аз сёлешиб, кёб тынгылар.
  • Аз сёлеш, кёб ишле.
  • Уллу сёлешме да, уллу къаб.
  • Орундукъ тюбюнде атылсам да, орта джиликме, де да айлан.
  • Къайгъы тюбю – тенгиз.
  • Къуллукъчума, деб махтанма, къуллукъ – хаух джамчыды!
  • Башда акъыл болмаса, эки аякъгъа кюч джетер.
  • Тулпарлыкъ, билекден тюл – джюрекден.
  • Къызбайны юйюне дери сюрсенг, батыр болур.
  • Насыблыны баласы кюн кюнден да баш болур, насыбсызны баласы, кюн кюнден да джаш болур.
  • Тойгъа алгъа да барма, тойда артха да къалма.
  • Кёлсюзден сёзсюз тууар.
  • Джумушакъ терекни къурт ашар.
  • Тыш элде солтан болгъандан эсе, кесинги элде олтан болгъан игиди!
  • Агъач – джерни чырайы, кийим – эрни чырайы.
  • Итли къонакъ джарашмаз.
  • Джарлыны эшигин махтагъан джабар.
  • Адамны артындан къара сабан сюрме.
  • Къошда джокъгъа – юлюш джокъ.
  • Ишленмеклик адамлыкъды.
  • Чакъырылгъанны аты, чакъырылмагъанны багъасы болур.
  • Элни кючю – эмеген.

Из «Страны гор» в край «Большой реки»

28.11.2011 0 3821
Рустам Бегеулов,
заведующий кафедрой истории России
КЧГУ им. У.Д. Алиева;


Меджид Меджидов,
аспирант кафедры истории России
КЧГУ им. У.Д. Алиева.

Фотография анонса: Иван Козорезов;
Фотографии статьи: Хусей Бостанов.


Дагестан, расположенный в восточной части Главного Кавказского хребта, издавна называли "Страной гор". В противоположной же части Северного Кавказа, к западу от величественного Эльбруса, в высокогорных районах у истоков Кубани, находится Карачай - край "Большой реки", как по одной из версий переводится с древнетюркского этот гидроним, давший название и целому народу - карачаевцам.

Несмотря на относительную удаленность Дагестана от территории современной Карачаево-Черкесии, дагестанцы были не только частыми гостями в высокогорных районах республики, традиционно населяемых карачаевцами, но и со времен глубокой древности обретали здесь новую родину, нередко ассимилируясь с местным населением. Довольно интенсивными были и остаются этнокультурные контакты между двумя регионами.



Карачаевцы приобретали в Дагестане оружие, медную посуду, серебряные и золотые ювелирные украшения. Дагестанское оружие славилось далеко за пределами Кавказа. Особенно известен с древних времен как центр ремесленного производства аул Кубачи. Оружие и украшения, изготовленные кубачинцами, пользовались большим спросом на всем Кавказе, в том числе и в Карачае. Привезенные из Дагестана медные котлы для варки пищи, кувшины для ношения воды, кумганы для омовения служили предметом особой гордости для хозяйки дома. За изделия дагестанских мастеров карачаевцы расплачивались деньгами или же обменивали их на сукно местного производства, скот. Каждый торговец из Дагестана за право торговли в Карачае должен был выплачивать карачаевским князьям по одному рублю. Несмотря на это, дагестанцев, желающих торговать с карачаевцами, было довольно много.



Важную роль в развитии этнокультурных контактов карачаевцев с народами Дагестана играло отходничество. В карачаевских селениях работали дагестанские сапожники. Они шили обувь на подошве, имевшую вид туфель, которые носили с кожаными ноговицами, или более закрытые, с застежкой у щиколотки. Такую обувь на подошве карачаевцы называли кумыкской. Тюркоязычные карачаевцы всех дагестанцев независимо от национальности называли кумыками, так как языком межнационального общения у них был кумыкский. В конце XIX века дагестанцы завезли к карачаевцам шапки-ушанки, мода на которые вскоре стала всеобщей. Позже дагестанские мастера стали делать головные уборы непосредственно на месте, в карачаевских селениях. Для их изготовления использовались те же материалы, что и для обыкновенных меховых шапок (каракуль, шкуры молодых барашков), с той лишь разницей, что для верха широко употребляли тщательно отделанную и окрашенную кожу - сахтиян. Эти головные уборы отличались изяществом, хорошим качеством, считались престижными. Когда в начале прошлого века появились фабричные шапки, карачаевцы все равно предпочитали изделия дагестанских мастеров. Даже в наши дни в Карачаево-Черкесии, особенно в среде людей пожилого возраста, престижный, качественный головной убор ассоциируется с Дагестаном.




Из "Страны гор" в Карачай приезжали также мастера-камнерезы. Работая в карачаевских селениях, они оказали непосредственное влияние на развитие местного камнерезного искусства. Впрочем, дагестанским мастерам нередко приходилось считаться со вкусами заказчиков и корректировать свои изделия сообразно с локальными художественными традициями.

Однако самой многочисленной в Карачае группой отходников-дагестанцев были ювелиры, изготавливавшие пояса, нагрудники, серьги, броши, браслеты, украшения для конской сбруи. Большой наплыв ювелиров из Дагестана привел к тому, что их изделия к концу XIX века окончательно вытеснили продукцию местных мастеров. Правда, это была общая тенденция для всего Северного Кавказа. Ювелирное дело в регионе находилось почти исключительно в руках дагестанских мастеров-отходников, что во многом и привело к формированию сходного стиля традиционных украшений у всех северокавказских народов. Небольшие локальные отличия были связаны с тем, что мастера-дагестанцы в своих изделиях нередко считались с эстетическими представлениями местного населения. В наибольшей степени это выражалось в орнаменте. Например, в Карачае популярны украшения с геометрическим рисунком. Изготавливая вещь на заказ, учитывали все вкусы, пожелания и запросы клиента. Правда, при этом цена на товар значительно возрастала.

Общим для всех ювелирных изделий способом производства был метод художественного литья по выплавляемым моделям, что позволяло значительно сократить потери драгоценных металлов. Для изготовления формы дагестанские мастера использовали симсгипсоподобный и быстро затвердевающий материал, добываемый в Дагестане. Самый распространенный способ декоративной обработки - ручная гравировка при помощи своеобразных приспособлений. Другим, не менее распространенным способом художественной обработки металлов было и остается чернение. Реже применяли скань (напаянный на металлический фон узор из тонкой золотой или серебряной проволоки, гладкой или свитой в веревочки) и зернь (мелкие золотые или серебряные шарики, которые напаиваются в ювелирных изделиях на орнамент из скани и создают эффективную фактуру, игру света и тени). Эти приемы более трудоемкие, требуют больших затрат времени и труда. Стоимость ювелирных изделий, выполненных в технике скани или зерни, была намного выше, и делали их только на заказ, который могли себе позволить лишь довольно состоятельные люди. Еще одним широко известным дагестанским "брендом" было оружие. Оружейных дел мастера легко находили себе работу и рынок сбыта за пределами своей исторической родины. Немало было их и в Карачае. В регионе не сложилось крупных оружейных центров, но практически в каждом ауле был не один, а несколько мастеров-дагестанцев, удовлетворявших спрос местного населения. Существовавшая конкуренция, щепетильность и требовательность покупателей заставляли отказываться от штамповки и создавать штучные, оригинальные, качественные изделия.

Ценные клинки украшали золотом, насечками, рисунками, надписями из Корана. Рукояти также богато украшали золотом или серебром, гравировкой с чернью, что требовало большого искусства, терпения и труда. Ножны кинжалов и шашек изготовляли чаще всего из вороненого железа, на котором вырезали глубокий рисунок из изящных веточек, листочков, цветочных головок, затем в желобки вбивали тонкую золотую или серебряную проволочку, которую расплющивали. Поверхность украшали гравировкой. Иногда ножны изготавливали целиком из серебра, но такие изделия стоили очень дорого. Рукояти делали из кости и рога, вставляя пластинки из них в прорези ножен и украшая золотой или серебряной инкрустацией. Качество работы было настолько высоким, что проволочки никогда не выпадали. 

Способ изготовления хорошего оружия составлял секрет мастеров, и хорошая шашка или кинжал ценились очень высоко. К числу представителей профессий, подверженных отходу "на заработки", можно условно отнести и служителей исламского культа. Известно, что за распространение мусульманской религии среди горцев и за исполнение должности священнослужителей они получали определенное вознаграждение. Причем величина подобного вознаграждения назначалась по усмотрению аульного схода.



В Дагестане ислам укоренился гораздо раньше, чем в других регионах Северного Кавказа. Поэтому дагестанские проповедники и служители культа с миссионерскими целями довольно часто выезжали к соседним народам. Они сыграли довольно серьезную роль в исламизации карачаевцев и прочих этносов Западного Кавказа. В 1820-1826 годах должность главного духовного лица в Карачае занимал дагестанец Гази Агаев. Позднее выходцы из Дагестана нередко выступали в роли главных сельских эфенди в карачаевских селениях. Именно этим объясняется некоторая специфика в ритуальном обряде карачаевцев, сохраняющаяся до сих пор. У карачаевцев, придерживающихся абу-ханифитского направления религиозной практики (мазхаба), прослеживается влияние дагестанских шафиитов. Например, в Карачае во время похорон читают Коран на кладбище, хотя для последователей АбуХанифы это несвойственно.



Немало дагестанцев, тем или иным путем попадавших к карачаевцам, оставалось у них навсегда. Многие из них женились на местных девушках и давали начало новым фамилиям. Например, в начале XX века в карачаевское селение Учкулан из Дагестана приехал Муслим Ардуханов. Он открыл ювелирную мастерскую, а вскоре женился на девушке из местного рода Коркмазовых. Легенда гласит, что претендентов на ее руку было множество. Но отец девушки устроил состязание, поставив следующее условие: тот, кто первым доберется до высокой белой скалы и водрузит на ней флаг, тот и станет мужем его дочери. Видимо, знал отец невесты, что не было равных Муслиму по подъему в гору. Жених оправдал надежды и первым поднялся на скалу. Невеста досталась ему. До наших дней сохранился его дом, построенный в 1903 году в центре Учкула на, где и сейчас проживают его потомки Ардухановы. У карачаевцев немало других фамилий, берущих свое начало от выходцев из Дагестана и помнящих о своем происхождении. Среди них Алиевы, Борлаковы, Калахановы, Кумуковы (Кумыковы), Курмановы, Магаяевы, Магомедовы, Умаровы, Хаджилаевы, Халиловы. У некоторых из них, как у относительно недавних потомков переселенцев, в период депортации карачаевцев в 1943 году были шансы избежать репрессий по национальному признаку, назвавшись дагестанцами. Но все они предпочли разделить с карачаевским народом дорогу в неизвестность и все тяготы и горести 14-летнего пребывания на чужбине в условиях спецпоселения.

Дагестанцы, как отдельными группами, так и в составе этнически смешанных семей, проживают на постоянной основе в Карачаево-Черкесии и сегодня. В КЧР насчитывается более 5000 человек - выходцев из Республики Дагестан. Они по-прежнему вносят свой вклад в экономическое, политическое, культурное развитие Карачаево-Черкесской республики. Среди них много врачей, деятелей искусств, строителей и, традиционно, ювелиров. Формируются целые династии, как, например, семья Мунгиевых из Карачаевска. Уже несколько поколений из их среды выходят прекрасные мастера ювелирного дела, изготавливающие различные украшения, пользующиеся большим спросом у жителей города и всей республики.

Дагестанцы активно задействованы в строительной сфере Карачаево-Черкесии. Многие гостиницы в бурно развивающихся туристических центрах были построены уроженцами Дагестана. Они же принимали участие в строительстве нового корпуса Карачаево-Черкесского государственного университета. Знаменитую аллею славы Карачаево-Черкесии, где установлены бюсты уроженцев республики - Героев Советского Союза и Российской Федерации, проектировал дагестанец К.Т. Зарманбетов.



Новый виток в развитии связи между регионами получили с открытием в Карачаево-Черкесской республике представительства Республики Дагестан. Оно было утверждено указом Государственного Совета РД от 28 апреля 1999 года для содействия развитию торгово-экономических, культурных и иных связей между субъектами РФ. Первым представителем Республики Дагестан в КЧР был назначен М.М. Муфталиев, его первым заместителем - М.Ю. Магомедов, который впоследствии, в 2003 году, стал представителем Республики Дагестан в Карачаево-Черкесии и занимает эту должность по настоящее время.



В 2002 году был подписан договор о побратимстве (дружбе и сотрудничестве) между городами Карачаевском и Дербентом в области экономики, торговли, культуры, туризма и спорта. С тех пор каждый год идет обмен представительными делегациями между городами. В 2005 году такой же договор подписали Карачаевский городской округ и Левашинский район Дагестана. Все эти соглашения существуют не только на бумаге и не ограничиваются визитами чиновников. Ежегодно происходит обмен школьниками для отдыха с одной стороны на берегу Каспийского моря, с другой - на горных курортах Домбая и Теберды. С каждой стороны по 45-50 детей получают бесплатные путевки. В гости друг к другу ездят представители общественных организаций, деятели культуры. Из Карачаевского городского округа каждый год ездят на товарищеские встречи спортсмены: прежде всего борцы вольного стиля. Из Карачаево-Черкесского госуниверситета (КЧГУ) и из городского отдела культуры в последнее время участились выезды ансамблей песни и танцев в Республику Дагестан. Между художественно-графическими факультетами КЧГУ и Дагестанского государственного педагогического университета действует договор о сотрудничестве, в рамках которого регулярно проводятся конференции и выставки, развиваются связи между студенческими коллективами. Студенты-художники из Карачаевска проходят практику на берегу Каспийского моря, а их сверстники из Махачкалы - на высокогорных базах отдыха в Карачаевском районе. В Карачаево-Черкесском госуниверситете учится около шестидеяти студентов из Дагестана. У них в Карачаевске своя община, актив которой организует студенческий досуг и активно сотрудничает с руководством вуза и профкомом. Студенты-дагестанцы добиваются хороших результатов в учебе, состоят в научных обществах, занимаются спортом, ездят на научные конференции, участвуют во всероссийских выставках и фестивалях.

Будем надеяться, что интенсивные и взаимовыгодные контакты между Дагестаном и Карачаево-Черкесией, установившиеся в глубокой древности, будут развиты и продолжены сегодняшним и будущим поколениями.

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет