Расширенный поиск
9 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Ётген ёмюр – акъгъан суу.
  • Садакъачыны джаны – къапчыгъында.
  • Таукел тауну аудурур.
  • Айырылмаз джууугъунга, унутмаз сёзню айтма.
  • Билимсиз иш бармаз.
  • Къалгъан ишге къар джауар.
  • Дууулдаса – бал чибин, къонса – къара чибин.
  • Этим кетсе да, сюегим къалыр.
  • Джырчы джырчыгъа – къарнаш.
  • Байлыкъ болгъан джерде, тынчлыкъ джокъду.
  • Кимни – тили, тиши онглу, кимни – къолу, иши онглу.
  • Джылыгъа джылан илешир.
  • Айырылгъанланы айю ашар, бёлюннгенлени бёрю ашар.
  • Айранны сюйген, ийнек тутар.
  • Тюзню ётмеги тюзде къалса да, тас болмаз.
  • Кёб джашагъан – кёб билир.
  • Билгенни къолу къарны джандырыр.
  • Аш кетер да бет къалыр.
  • Бети бедерден, намыс сакълама.
  • Адамны сыфатына къарама, сёзюне къара.
  • Тамчы таш тешер.
  • Тыш элде солтан болгъандан эсе, кесинги элде олтан болгъан игиди!
  • Къонакъ аз олтурур, кёб сынар.
  • Къарт айтханны этмеген, къартаймаз.
  • Окъуусуз билим – джокъ, билимсиз кюнюнг – джокъ.
  • Ашхы атаны – джашы ашхы, ашхы ананы – къызы ашхы.
  • Эл тойса, тоймагъан, эл къойса, къоймагъан.
  • Тёрени джагъы джокъ.
  • Эринчекге кюн узун.
  • Эркишини аманы тиширыуну джылатыр.
  • Бермеген къол, алмайды.
  • Къызын тута билмеген, тул этер, джашын тута билмеген, къул этер.
  • Чакъырылмагъан къонакъ тёрге атламаз.
  • Хар сёзню орну барды.
  • Башда акъыл болмаса, эки аякъгъа кюч джетер.
  • Адам сёзюнден белгили.
  • Биреуню эскиси биреуге джангы болмайды.
  • Ата Джуртча джер болмаз, туугъан элча эл болмаз.
  • Джумушакъ терекни къурт ашар.
  • Байдан умут эте, джарлыдан ёгюз багъасы къорады.
  • Адамны аманы адамны бети бла ойнар.
  • Келлик заман – къартлыкъ келтирир, кетген заман – джашлыкъ ёлтюрюр.
  • Къартны сыйын кёрмеген, къартлыгъында сыйлы болмаз.
  • Ёгюзню мюйюзюнден тутадыла, адамны сёзюнден тутадыла.
  • Ашхылыкъ джерде джатмайды, аманлыкъ суугъа батмайды.
  • Бюгюн дуния кибик, тамбла ахыратды.
  • Ариу сёз джыланны орнундан чыгъарыр.
  • Аллахха ийнаннган кишини, Аллах онгдурур ишин.
  • Ёлмесенг да, къарт дамы болмазса?
  • Нёгер болсанг, тенг бол, тенг болмасанг, кенг бол.

Ногайцы

03.07.2011 0 3283

 

В.Б. Виноградов

Средняя Кубань. Земляки и соседи

В старинной ногайской песне-здравице есть простые и трогательные слова:
Пусть дом этот будет счастлив и богат.
Достаток его прибудет.
Пусть по верблюженку вам народят
Все восемь ваших верблюдиц.
Пусть изобилье пошлет вам творец.
Пусть будут возы от поклажи тяжки.
Рождаются пусть у ваших овец
Только двойняшки.
Пусть будет угодно ему и сподручно
Устроить все так, чтоб сбылася мечта,
Чтобы счастливо на пастбищах тучных
Паслись все четыре вида скота.
Далеко не каждый знает сейчас, что эта песня-заклинание (как и многие другие, воспевающие не только кормилицу степь, но и "истоки горного холодного ручья", "ущелье, где дует ветер с высот", горы, что "седыми снегами одеты") несколько веков распевались ногайцами, которые долго и в полном достатке проживали по Средней Кубани, на обоих ее берегах - высоком правом и низменном левом, до самой реки Лабы и подошвы лесистых Черных гор. Сегодня их лишь изредка встретишь в городах и селениях Краснодарского края. Однако часть этого почти 75-тысячного народа живет по-соседству - в Карачаево-Черкесской Республике и Ставропольском крае. Причем, корни многих ногайских фамилий уходят в наши места, в некогда многолюдную и деятельную среду "кубанских татар".

Общие сведения о ногайцах выглядят так: "Ногайцы (самоназвание - ногай) - старейшие жители северокавказских степей. Корни ногайского этноса уходят в Золотую Орду. Этноним ногайцев происходит от имени одного из военно-политических деятелей этого государства - хана Ногая, который при хане Берке отделился от Золотой Орды и сформировал самостоятельное политическое объединение - Ногайскую Орду. В конце XIV века в нее входил ряд крупных племен, кочевавших на обширной территории степей Нижнего Поволжья, Северного Кавказа и Приазовья. В этногенезе ногайцев принимал участие ряд монгольских и тюркских племен, обитавших на просторах Прииртышья, Казахстана, Средней Азии. В процессе формирования ногайского этноса важную роль играли половцы (кипчаки, куманы), язык которых составил основу ногайского. Основным видом хозяйственной деятельности ногайцев было кочевое скотоводство. Ногайский этнос - важный элемент мировой кочевой цивилизации. По вероисповеданию ногайцы - мусульмане, вынесли эту религию из Золотой Орды.

С XVIII века ногайцами управляли специально созданные приставства, которые сохраняли и уважали их родовые традиции. В 1860-х годах после окончания Крымской войны значительная часть ногайцев, особенно из Приазовья, эмигрировала в Турцию. Часть уехавших затем возвратилась обратно. В 1864 году реэмигранты основали крупнейший в центральной части Северного Кавказа ногайский аул Канглы.

Ногайский язык относится к кипчакской ветви тюркских языков. В деловой переписке ногайцы длительное время пользовались арабским письмом. Собственная грамматическая система была создана лишь в XX столетии. В 1928 году ногайский просветитель А.-Х. Ш. Джанибеков, одно время работавший учителем школы в ауле Ачикулак, создал ногайскую письменность на основе латинской графики, в 1938 ногайский литературный язык был переведен на русский алфавит. Из среды ногайцев вышли ученые, литераторы, общественные деятели. По переписи 1989 года в СССР проживало 75 180 ногайцев, из них в РСФСР - 73 703. Советская демографическая статистика неправильно относила ногайцев к народностям Дагестана, под рубрикой, которых они проходили во Всесоюзных переписях. В Дагестане проживает лишь около трети ногайского этноса, остальные - в ряде районов Ставропольского края, Карачаево-Черкесии и Шелковском районе Чечни.

Территориальная разобщенность ногайского этноса затрудняет развитие ногайской культуры. Центрами изучения ногайского языка, истории, этнографии, культуры являются Черкесск и Махачкала. В этих городах издается литература на ногайском языке, ведутся радио- и телепередачи... Создано общество возрождения и развития ногайской культуры "Бирлик". (В Черкесске уже пятый год издается общественно-политический и художественно-литературный ногайский журнал "Половецкая луна", - В. В.). Ногайская проблема является одной из сложных этносоциальных проблем Северного Кавказа. В настоящее время ее реальное решение возможно лишь на принципах экстерриториальности, так как выдвигаемые некоторыми руководителями "Бирлика" программы создания той или иной формы ногайской территориальной автономии затрагивают интересы Дагестана, Ставропольского края и Чечни".

В новейшей научной разработке проводится мысль, что конкретно на Кубани предки ногайцев кочевали "по крайней мере, со времен гуннов. Дело в том, что в составе гуннов было племя уйсун, относимое исследователями к догуннской эпохе. У современных ногайцев уйсуны носят фамилию Исупов. Этноним сирак бытует также в составе нынешних ногайцев и своим названием восходит к одноименному племени сарматской эпохи, обитавшему на берегах Кубани. Среди ногайцев распространено племя "Къобаншылар", то есть Кубанские, со своей оригинальной тамгой, и носят они фамилию Кубанов..." Все это подчеркивает глубокие корни ногайцев на Северо-Западном Кавказе, питавшиеся ранней тюрко-язычной средой, включавшей кроме гуннов еще и древних болгар, хазар, печенегов (канглы), гузов и т. п. Впоследствии, не позднее XVI века, правобережье Кубани (от устий до начала верховий), а также равнинное междуречье Кубани и Лабы были населены родоплеменными подразделениями ногайцев. Вплоть до конца XVIII столетия они плотно входили в орбиту военно-политических действий и интересов грабительской по своей сути политики и практики Крымского ханства и стоявшей за ним султанской Турции. По многочисленным свидетельствам западноевропейских, турецких путешественников и российских научно-документальных источников ногайцы кочевали, в частности, в низовьях Лабы, вдоль Урупа и обоих Зеленчуков, соседствуя с адыгейскими племенами, бесленеевцами, абазинами и восточно-славянским населением казачьих станиц и крепостных слобод. В истории их предков (еще со времен Золотой Орды!) было немало страниц, озаренных пожарами, окрапленных кровью невинных жертв и отмеченных слезами и плачами никем не считанного количества людей разных народов и племен, осиротевших, захваченных в плен и проданных на чужбину ногайскими мурзами и султанами, их безжалостным, неукротимо воинственным окружением.

Сменялись поколения, но, как и прежде, честолюбие ногайских вожаков жаждало славы, а конные толпы "рядовых" стремились вслед в надежде добычи. Много претерпело от ногайцев и нарождающееся с конца XVIII века черноморское и линейное казачество. Но глубоко, однако, неверно списывать (как это не раз делали дореволюционные историки) именно не счет "народов тюркского происхождения, принявших ислам, глубокую рознь между славяно-русами и кавказскими горцами". Напротив, кубанским ногайцам вместе с черкесами, абазинами и другими обитателями местных берегов приходилось не раз вести жестокую и героическую борьбу с войсками крымского хана и турецкого султана в Закубанском крае. И когда в последний раз в 1790 году 30-тысячная турецкая армия была разгромлена российскими войсками в прибрежье Верхней Кубани, - под русскими знаменами сражались и кавказские ополчения, в том числе ногайский отряд, предводительствуемый подполковником Мансуровым, чей "род" населял земли между Зеленчуком и правобережьем Урупа, соседствуя в первой трети XIX века с владениями еще одного ногайского деятеля - российского офицера, писателя и просветителя - Султана Казы-Гирея, чьи произведения публиковал в своем "Современнике" и высоко оценивал А. С. Пушкин.

Султан Казы-Гирей из станицы Прочноокопской (где он командовал линейным казачьим полком) убежденно писал в своих "Записках" наместнику Кавказа: "Россия стала моим вторым отечеством, не менее родным, и ея пользы не менее драгоценными, тем более, что из пользы России только может истечь благо моего родного края". Он ставил вопрос о разработке местных природных богатств и развитии торговли на Кубани. По его мнению, прежде всего надо было бы образовать особый аул на берегах Лабы, который стал бы экономическим, общественным и культурным центром, притягательным для кавказской молодежи. Со временем он стал бы выполнять функции города (в сущности, это предвидение города Майкопа!). Казы-Гирей выражал озабоченность, что "закубаппы" мало ценят свою землю и предлагал меры по "возбуждению" у них интереса к промышленной разработке природных богатств, вынашивая мысль о постепенном вовлечении местного хозяйства в общероссийскую экономическую жизнь. Подобный путь нелегкого прозрения истинных перспектив своего народа проделали и многие другие ногайские современники.

<...> Чем ближе шло к закату Крымское ханство, тем сильнее становилось его давление на ногайские кочевища, в которых ханы видели мощный резерв противодействия российскому закреплению на Кавказе. Известный российский историк В. Н. Татищев, в бытность в ту пору астраханским губернатором, в своей официальной переписке неоднократно сообщал, что ногайцы, вместе с иными "юртовскими татарами", часто уходят на Кубань и в Крым. Перемещения эти происходили "от разных причин". Тогда у кубанских ногайцев насчитывалось около 62 000 "казанов", то есть семей, кормящихся из одного котла. Это значит, общая численность народа на Кубани достигала многих сотен тысяч, создавая немалые трудности и помехи проведению российской политики на Северо-Западном Кавказе. Уже упоминавшийся В. Н. Татищев упорно предлагал (в том числе и императрице Елизавете Петровне в 1743 году) перечень разнообразных мероприятий с целью "удержания" ногайцев "от побегов на Кубань", объясняя задачу возвращения их с Кубани "в немалую пользу нашу". Однако вольнолюбивые степняки плохо поддавались "державному приручению".

Наконец, в недрах властительного Санкт-Петербурга родилась и воплотилась в указе Екатерины II идея переселения ногайцев из Прикубанья в далекие приуральские степи. Воплощение ее в жизнь было возложено на выдающегося русского полководца А. В. Суворова. В ход пошли переговоры, взаимные заверения в миролюбии и дружбе... Царские власти не чурались откровенного подкупа феодальной верхушки, задабривая ее пирами и дарами. К примеру, во время сбора 9 июля 1783 года, устроенного А. В. Суворовым по поводу присоединения Крыма к России, русский полководец собрал 6000 ногайцев, которым разъяснил: отныне все владения Крымского ханства, включая степное Кубано-Донское междуречье, находятся в подданстве России. Притом, сам А. В. Суворов в своих политических маневрах исходил из достаточно предвзятого отношения, к "кубанским татарам" - ногайцам, которые отличаются-де "всегдашним непостоянством, легкомыслены, лакомы, лживы, не верны и пьяны..." Подобная характеристика оправдывала эти лукавые воздействия на вожаков народа, и сулила как будто скорый и прочный успех. Ногайцы, действительно, частью двинулись по указанному властями маршруту в североприкаспийские степи. Но трудно примириться с потерей той земли, что для нескольких уже поколений была родной кормилицей! Активно усердствовали к тому же и турецкие агенты, с новой силой развернувшие агитацию среди ногайцев, причем, теперь уже и против Крымского хана, подпавшего под зависимость России. Результаты не замедлили сказаться.

Уже к началу 1780-х годов до 130 семейств "Касаевских ногайцев" на турецких суднах переправились в Румынию. Вслед за ними буджакские ногайцы (18000 человек) перешли на сторону Турции и откочевали к Аккерману. А оставшиеся на Кубани ногайцы, без ведома крымского хана, избрали себе сераскира и стали готовиться к "отложению" от Крыма. Было спровоцировано нападение на Ейскую крепость. И тогда оказался отброшен обычный суворовский девиз - "благомудрое великодушие более полезно, чем стремглавый меч"! 1 октября 1783 года в Закубанье, между реками Лабой и Урупом, в районе заброшенного старинного городища (Кременчук) состоялось сражение между ногайцами и войсками Суворова. Говоря словами самого военачальника, произошла "полная рубка татар". Одновременно, страшное поражение с фланга реки Кубани нанес отряд генерал-майора Леонтьева. По мнению историков, в долинах Урупа и Лабы ногайцы потеряли тогда только убитыми свыше 7000 человек. А сколько раненых и искалеченных, захваченных в плен?! Аналогичные "репрезалии" против ногайцев предпринимались и позже. Достаточно вспомнить рапорт генерала П. Текелли 1789 года, сообщавший о новой экспедиции против ногайцев, "поселившихся в окружности Анапы, особенно ногайских татар, живущих близ моря, так же и прочих народов, обитающих от реки Лабы и далее". А "нарочито жестокие" действия другого генерала - Портнягина - вызвали возмущение даже среди его сослуживцев, обвинявших военачальника в "преступлениях и несправедливости" и требовавших преданию его военно-полевому суду.

Потрясенные обрушившимися несчастиями, горем и страхом, ногайцы Кубани стали массово и неудержимо переселяться в Турцию, а частью перекочевали вглубь лесистых предгорий, к адыгам и абазинам. Уже к рубежу XIX века, как подтверждают очевидцы, "Кубанский край от Кавказской линии до Азовского моря весь остался безлюден..." Тогда же запустели и "закубанские равнины", воспетые А. С. Пушкиным. Но уходили не все. В начале прошлого столетия ситуация несколько изменилась в связи с наметившейся ориентацией части ногайцев на Россию. Ее придерживались наиболее дальновидные вожаки и деятели из числа ногайцев Средней Кубани, такие, как называвшиеся выше Султан Казы-Гирей, Измаил Алиев и другие.

В 1828-1829 годах на верность России присягнули "закубанских ногайских владельцев с подданными и крестьянами" 64 аула, состоявших из 1089 семей (3325 душ обоего пола). Присягу, в частности, принесли султаны Батар-Гирей, Селим-Гирей, княжна Айша Камыкаева, мурза Теспим Асламбеков, калмурза Алагыр-Мурзи, каплан Карамурзин и их родственники. Среди присягнувших было 108 семей "ногайских мурз и простого народа, бежавших в прошлом 1828 году от Кубани" в горы и возвратившихся вновь с изъявлением миролюбия и "совместничества". В итоге, проживавшие "по левому берегу реки Кубань, от устья реки Малый Зеленчук до устья реки Уруп", оказались прочно в подданстве Российского государства. Приближался мирный период истории!... Но молох вражды еще не исчерпал себя... В ходе длительных военных действий в Закубанье вплоть до середины XIX века ногайцы оказались разорваны: немалая часть нашла мир и оседлость в границах нынешней Карачаево-Черкесии и прилегающих с севера районов (интересно, что степь к востоку от Низовий Урупа называется до сего дня черкесами "Казма губга", что по-ногайски обозначает - обрабатываемое поле, то есть территория, где обитали ногайцы - оседлые земледельцы), а большая, поддаваясь посулам райской жизни в единоверной чужбине, ушла в Турцию.

Очевидцы рассказывали: "Расставание с родиной и соседями-русскими носило драматический характер. В ногайских селениях раздавался плач женщин и детей. На кладбищах происходили потрясающие сцены прощания с родными могилами. Когда русские уговаривали остаться, ногайцы со слезами отвечали: "Нельзя - все идут, грех оставаться". Один из серьезнейших исследователей этнографии и истории ногайцев подчеркивает: "Ногайские поэты тех годин всенародного бедствия, как это видно из дошедших до нас литературных и фольклорных произведений, обращались с пламенными стихами к родному народу, призывая его не покидать родные края, не верить лживым речам своих мурз, князей и турецких султанов. Но тщетно!..." (А. И.-М. Сикалиев-Шейхалиев). Таков грустный удел "круговой поруки", что губила народ, лишала его достойного будущего... Испить свою долю в родных местах решились немногие (подобно, например, ногайцам аула Капланова, что находился напротив станицы Прочноокопской, на другом берегу Кубани). А те (как считается, около 700 000 ногайцев в общем счете), что в разное время покинули Закубанье и иные места ногайского обитания на Северном Кавказе, затерялись, растворились на "Туретчине", где сегодня собственно ногайцев - лишь маленькие группки. Но и оставшиеся в Отечестве еще много раз по настоянию властей меняли места обитания: то сселяясь вместе, то "прорежаясь" представителями других народов.

Итог получился плачевным: современные ногайцы, с трудом сохранившие историко-культурное единство, оказались разорваны границами четырех субъектов Российской Федерации (Ставропольский край, Карачаево-Черкесия, Дагестан, Чечня), а на Кубани (в Краснодарском крае) их проживает всего несколько тысяч человек. Даже историческое название раздольного Предкавказья - "Ногайская степь" - стало стираться из памяти насаждением странного термина - "Черные земли". Так сурово распорядилась история с многочисленным и мужественным народом, приобщенным (через своих тюркоязычных предков и непосредственно) ко многим достижениям и событиям мировой культуры и истории. Новейшие изыскания не оставляют сомнений в наличии у ногайцев, в том числе кубанских, письменности и письменного языка в XIV - начале XX века, что опровергает некоторые традиционные представления. Письменность базировалась на основе арабской графики, общей для всех мусульман.

Сохранившаяся в архивных делах Посольского приказа обширная дипломатическая переписка великих князей Московской Руси с ногайскими ханами и мурзами XV-XVII веков дает яркие образцы того, что "ногайские грамоты писались обыкновенно на своем языке и оне для государя переводились толмачем в Посольском приказе" (Г. Перетяткович). Письменность обслуживала и внутриордынское делопроизводство ногайских ханств. Ногайские рукописи начала XX века свидетельствуют, что в прошлом существовали исторические сочинения "Тарихи ногай" ("История ногайцев") и "Таварихи-и-ногай" ("Ногайские летописи"). Это подтверждается и мнением первых в России историко-этнографических обзоров "ногайских татар" в первой половине XIX века. Есть сведения, что ногайские феодалы Кубани имели писаную "конституцию", защищавшую их интересы...

Стоит ли удивляться огромной тяге к национально-культурному возрождению современных ногайцев - потомков народа многочисленного, широко расселенного, носителя самобытной культуры?! И вот уже несколько раз за последние годы собираются представительные общенародные съезды ногайцев, обсуждающие злободневные проблемы своего бытия в обозримом будущем. Рецепты выхода из национального кризиса рождаются трудно, даже мучительно. Но залогом того, что насущные проблемы будут решены, является вся долгая и поучительная судьба народа, заметной долей своей истории связанная со Средней Кубанью, население которой должно знать и помнить об исторически недавних своих земляках.

Литература:
Историко-географические аспекты развития Ногайской Орды. Махачкала. 1993.
Калмыков И. X., Керейтов Р. X., Сикалиев А. И. Ногайцы. Историко-этнографический очерк. Черкесск. 1988.
Керейтов Р. X. К истории некоторых ногайских фамилий. Черкесск. 1994.
Керейтов Р. X. О пребывании ногайцев на Средней Кубани и некоторых аспектах изучения этого вопроса // Материалы заседания, посвященного 30-летию научно-творческой, педагогической и общественной деятельности школы академика В. Б. Виноградова. Армавир. 1994. С. 26-27.
Очерки истории Карачаево-Черкесии. Т. I. Черкесск. 1967.
Очерки истории Ставропольского края. Т. I, II. Ставрополь. 1986. 1987.
Половецкая луна. Общественно-литературный журнал. Черкесск. 1991, 1992, 1993, 1994.
Сикалиев (Шейхалиев) А. И.-М. Ногайский героический эпос. Черкесск. 1994.
Феофилактова Т. М. На военных дорогах Кубани (вторая половина XVIII века). Краснодар. 1992.

(budetinteresno.info)

(Голосов: 2, Рейтинг: 3)

  • Нравится

Комментариев нет