Расширенный поиск
18 Октября  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Аджалсыз ёлюм болмаз.
  • Соргъан айыб тюлдю, билмеген айыбды.
  • Суугъа – таянма, джаугъа – ийнанма.
  • Ач къарынны, токъ билмез
  • Ёгюзню мюйюзлери ауурлукъ этмейдиле.
  • Бойнуму джети джерден кессенг да, мен ол ишни этеллик тюлме.
  • Ачлыкъ отха секиртир.
  • Ауузу бла къуш тута айланады.
  • Эки ойлашыб, бир сёлешген.
  • Башынга джетмегенни сорма.
  • Таш ата билмеген, башына урур.
  • Ётген ёмюр – акъгъан суу.
  • Тойгъан антын унутур.
  • Джерни букъусу кёкге къонмаз.
  • Юй кюйдю да, кюйюз чыкъды, ортасындан тюйюш чыкъды.
  • Бастасын ашагъан, хантусун да ичер.
  • Ойнай билмеген, уруб къачар.
  • Ариу сёз – джаннга азыкъ, аман сёз – башха къазыкъ.
  • Ариуну – ауруу кёб.
  • Кийимни бичсенг, кенг бич, тар этген къыйын тюлдю.
  • Кеси юйюмде мен да ханма.
  • Ётюрюк хапар аякъ тюбю бла джюрюйдю.
  • Кёзден кетген, кёлден да кетеди.
  • Тил бла келеди джыр да.
  • Айтханы чапыракъдан ётмеген.
  • Мени джылытмагъан кюн, меннге тиймесин!
  • Аман эсирсе, юйюн ояр.
  • Эр абынмай, эл танымаз.
  • Экеу тутушса, биреу джыгъылыр.
  • Къонагъынгы артмагъын алма да, алгъышын ал.
  • Уясында не кёрсе, учханында аны этер.
  • Насыблы элин сюер, насыбсыз кесин сюер.
  • Ата Джуртун танымагъан, атасын да танымаз.
  • Таугъа чыгъаллыкъ эсенг, тюзде къалма.
  • Джиби бир къат джетмей эди да, эки къат тарта эди.
  • Рысхы – сют юсюнде кёмюк кибикди.
  • Игиге айтсанг – билир, аманнга айтсанг – кюлюр.
  • Ауурну тюбю бла, дженгилни башы бла джюрюген.
  • Тойгъан джерден туугъан джер игиди.
  • Ач къалгъандан, кеч къалгъан къолай.
  • Аурууну келиую тынч, кетиую – къыйын.
  • Эринчекге кюн узун.
  • Адеб джокъда, намыс джокъ.
  • Келинни – келгинчи, бёркню кийгинчи кёр.
  • Ишленмеген джаш – джюгенсиз ат, ишленмеген къыз – тузсуз хант.
  • Адамны бетине къарама, адетине къара.
  • Зар адамны насыбы болмаз.
  • Ойнаб айтсанг да, эслеб айт.
  • Юй ишлеген балта эшикде къалыр.
  • Адамны адамлыгъы къыйынлыкъда айгъакъланады.

"Жизнь-бухгалтер оценит убытки"

15.02.2009 0 1078

Светлана Солодских

 

Михаил Бегер - член Союза писателей России, народный поэт Карачаево-Черкесии. В одном из его недавних стихотворений появилась строка, вызвавшая бурную реакцию его читателей. Михаил Леонидович заявил: "Я - последний поэт России!". На вопрос, что это может значить, он отвечал: "Но я же не написал, что я - первый, я сказал только то, что сказал…"

Когда-то, в конце 70-х, уже всеизвестный Евтушенко провозгласил: "Поэт в России больше, чем поэт". Сказал и будто сглазил - с тех самых пор незаметно и незримо, но поэтический бум в стране словно бы пошел на убыль. Что-то в глубинах общественного сознания нарастало и происходило. Менялись ценности. Что было дальше, мы знаем: материальное живо прибрало к своим рукам идеальное. Но формула Евтушенко, будучи без преувеличения гениальной, не только сохранила старый, но обрела и новый смысл. Поэт и сегодня больше, чем поэт, если в своей искренности способен заменить целый штат политологов, депутатов, историков. Иными словами, бесстрашие и искренность превращают поэта и в ворожею, и в прорицателя, и в заклинателя, имеющего право не только предварять, но даже и определять политику. Об этом, кстати, столетие назад говорил самый парадоксальный из русских исследователей литературы Василий Розанов.

Сегодня всю правду о нашей жизни первыми сказали провинциальные поэты, и это, если хотите, - культурное чудо. Они опередили время, и все, что сказали, уже сбывается и еще сбудется, как рано или поздно сбывается на Руси правда.

Знакомство с Михаилом Бегером происходило в такой последовательности: сначала ставропольские писатели принесли в редакцию его стихи, затем я позвонила ему в Черкесск, а потом приехал в Ставрополь и он сам. Уже через несколько минут нашего общения он сказал: "А можно перейти на "ты", ну не умею я иначе, понимаешь? Мы же Господу не говорим "вы", потому что предельно доверяем, вот я хочу, чтобы и с людьми так…". Уже скоро я поняла, что седовласый, обаятельный Михаил Бегер в своих словах и мыслях строг и честен, или, говоря иначе, похож на свои "предваряющие политику" стихи.

…От былого меня
    да от прежнего -
Глыба боли средь
    поля безбрежного,
Ветра хрип, безнадежно
         простуженный,
День, печалью всерусской
         завьюженный,
А по полю -
       вконец озверелые
Черно-красные псы!
           Черно-белые!
Доллар скалится
        жутко и весело.
Интервенция духа.
             Рецессия.

Эти строки написаны до того, как в мире признали наличие всеобъемлющего кризиса, но дело не в том, что поэт "что-то такое" действительно предсказал. Суть в другом. Улавливая витающее вокруг предощущение апокалипсиса (а для творческого человека подобное мировосприятие вполне естественно), он ищет некий, им самим сформулированный смысл. Ведь мы живем во времена, когда кое-кто утверждает, что все лучшее в русской литературе и поэзии уже написано, но что-то же заставляет одних писать, а других читать стихи?! Душа требует неустанного путешествия по России, и там, где такое поэтическое путешествие из географического превращается в историческое, мы начинаем искать "формулу спасения".

…Мы уйдем.
     Забудут наши лица
Близкие, знакомые,
                друзья.
Как же ты дала нам
            оступиться,
За тебя с врагами
         не схватиться,
Родина любимая моя?..

В стихах поэта множество подобных вопросов и признаний: судьба России для него больше, чем главная "поэтическая тема", это тема его личности, его душа и его боль.

…Я Родину безумно
                так люблю.
Спроси, за что, -
       пожалуй, не отвечу.
Я не смогу простой
            обычной речью
Поведать то,
       что сердцем пропою…

Если все неумолимые вопросы наших поэтов перевести с языка поэтического на прозаический язык нового столетия, мы лицом к лицу столкнемся с русской историей, которая, как вопрошающая тень отца Гамлета, никогда не отпускает нас. Почему, скажем, за один только прошедший век дважды рухнуло мощное государство? И что в таком случае может означать понятие Родины? Есть ли она действительно у нас? Почему люди живут с ощущением нового падения и новой катастрофы?

- На такие неумолимые вопросы, - ответил Михаил Леонидович, - надо искать такие же беспощадные ответы. Отчего дважды рухнули? Если отрешиться от всех привычных аргументов и посмотреть в самую суть, то ответ окажется не экономическим, не политическим, а… поэтическим. Страна как место проживания перестала быть Родиной. Вот причина! Для русских людей, так уж у нас сложилось, Родина - это не место процветания, а место спасения. Уходит это мистическое чувство, и нас покидает чувство Родины.

После красноречивой паузы мой собеседник продолжал:

- Начали воевать с прошлым, ломать его смысл, и все стало рушиться. Воюем с историей, но рвем по живому связь с вечным. Нужен преемственный исторический смысл, только он и восстановит Родину.

По мысли поэта, самое страшное - потерять идеал, свою "небесную Родину", "звездную Русь". Пока о ней помнят и ждут ее возвращения, у человека есть будущее и есть Родина. В стихотворном сборнике М. Бегера "Симфония на кончике пера" встречаются и другие подсказки - драгоценные "формулы спасения":

…Сегодня: "Пушкин? -
                     и "хи-хи"
"Хи-хи" - позорное до боли.
     Как бы невежд былых грехи
Сорняк возрос
              на русском поле.
О, полно, Русь!
              В себя вглядись
В руках Всевышних
                    ты фигура,
Пока сражается за жизнь
              Тобой рожденная
                     культура…

Беседа с поэтом на фоне его стихов подходила к концу, но интерес к его личности, а следовательно, и вопросы ну никак не хотели уменьшаться: "Я горжусь, что родился я русским", - процитировала вслух я новую его строчку. "Как же так, - спросила я искреннего Михаила Бегера, - "Народный поэт Карачаево-Черкесии" с такой некарачаевской, нечеркесской и даже нерусской фамилией - интересно же?!" В ответ - открытая улыбка: "Да не волнуйся, пожалуйста, я и в самом деле русский, а фамилия, в некотором смысле, - загадка нашей семьи".

Как рассказывала внуку его бабушка Серафима Стаценко, "пришел хороший мужик и стал жить". Время было смутное: то красные лютуют, то белые, многие лишились и документов, и фамилий. А они народили трех сыновей (один из них - отец Михаила), жили в Черкесске, больше всего на свете любили русскую песню, на которой и вырос мальчик Миша, а вместе с ним - и его пожизненная любовь к поэзии Сергея Есенина. Кстати, народный поэт Карачаево-Черкесии Михаил Бегер, постоянный участник Лермонтовских чтений в Пятигорске, мечтает учредить в Черкесске ежегодный День поэзии, проводимый у памятника Есенину. Один такой поэтический сход ему с энтузиастами уже удалось провести. А вообще, признался Михаил, он все чаще чувствует себя одиноким в родном городе. Писательская организация большая, а русских писателей и поэтов мало, русских изданий нет, одна на всех русскоязычная газета…

Зато интересен другой факт: в свое время открыла поэта не кто иной, как наша "Ставропольская правда", именно на ее страницах 33 года назад впервые были опубликованы его стихи… А вообще-то, "по плану", мне все-таки хотелось спросить, что же он имел в виду, заявив "всему человечеству": "Я последний поэт России!"? А потом встретилось вот это бегеровское стихотворение, и надобность в ответе, пожалуй, отпала:

Жизнь-бухгалтер
       оценит убытки,
Каждый промах
     возьмет на учет.
Приплюсует
    к ошибкам ошибки,
И предъявит
    неслыханный счет.
И ободранный ближним,
           как липка,
Подпоясан нуждой
            и тоской,
Я пойду по распутице
             хлипкой,
Пепел дней
    разгребая клюкой.
И по терниям
     выйдя к отавам,
Помолясь на восход
            и закат,
Я поведаю звездам
           и травам
Все, чем был так
    несметно богат.



(stapravda.ru)

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет