Расширенный поиск
11 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Тил джюрекге джол ишлейди.
  • Къыйынлы джети элге оноу этер.
  • Джан саулукъ бермей, сан саулукъ бермезсе.
  • Этни да ашады, бетни да ашады.
  • Джарлыны тону джаз битер.
  • Юй кюйдю да, кюйюз чыкъды, ортасындан тюйюш чыкъды.
  • Ариу сёз аурууунгу алыр.
  • Кёб джат да, бек чаб.
  • Узун джолну барсанг, бюгюн келирсе, къысха джолну барсанг, тамбла келирсе.
  • Таякъ этден ётер, тил сюекден ётер.
  • Джогъун бар этген, барын бал этген.
  • Тойгъандан сора, ашны сёкме.
  • Гырджын – тепсини тамадасы.
  • Къууут – джелге, берне – бошха.
  • Ёзденликни джайгъан – джокълукъ.
  • Байдан умут эте, джарлыдан ёгюз багъасы къорады.
  • Къонагъынгы артмагъын алма да, алгъышын ал.
  • Алим болгъандан эсе, адам болгъан къыйынды.
  • Эки ойлашыб, бир сёлешген.
  • Босагъа таш юйге кирмей эди, тыбыр таш эшикге чыкъмай эди.
  • Суу да къайтады чыкъгъан джерине.
  • Ашхы атаны – джашы ашхы, ашхы ананы – къызы ашхы.
  • Тамбла алтындан бюгюн багъыр ашхы.
  • Ат да турмайды бир териде.
  • Джюз элде джюз ёгюзюм болгъандан эсе, джюз джууугъум болсун.
  • Адамгъа аман кюн соруб келмейди.
  • Хар адамгъа кеси миннген тау кибик.
  • Къыз чыгъаргъан – къызыл къымжа.
  • Ариу сёз – къылычдан джити.
  • Адамны аманы адамны бети бла ойнар.
  • Биреуге кёлтюрген таягъынг, кесинги башынга урур.
  • Хар сёзню орну барды.
  • Атлыны кёрсе, джаяуну буту талыр.
  • Кенгеш болса, уруш болмаз.
  • Аман къатын алгъан, арыр, иги къатын алгъан джарыр.
  • Тойчу джашха къарама, къойчу джашха къара.
  • Ашарыкъда сайлагъаннга – чий гырджын.
  • Къонагъы джокъну – шоху джокъ.
  • Джигер – джаннга къыйынлыкъ.
  • Экеу тутушса, биреу джыгъылыр.
  • Сабий болмагъан джерде, мёлек болмаз.
  • Джарлы джети элни сёзюн этер.
  • Ойнаб айтсанг да, эслеб айт.
  • Джаш болсун, къыз болсун, акъылы, саны тюз болсун.
  • Мал кёб болса, джууукъ кёб болур.
  • Асхат ашлыкъ сата, юйдегиси ачдан къата.
  • Аякъларынгы джууургъанынга кёре узат.
  • Бёрю да ач къалмасын, эчки да ашалмасын.
  • Кёб ант этген, кёб ётюрюк айтыр.
  • Аджалсыз ёлюм болмаз.

БИЗНИ ОМАР - НАШ ОМАР

10.05.2016 0 1638
10 мая исполняется 100 лет со дня рождения Народного артиста КБР и КЧР Омара Магометовича Отарова, который еще при жизни стал живой легендой и символом карачаево-балкарской народной песни. Ему посвящали и посвящают стихи и песни, имя певца носит ежегодный конкурс исполнителей народной песни в Тырныаузе… Омар Отаров настолько уважаем и любим в Карачае, Балкарии и зарубежных диаспорах, что его в народе называют «БИЗНИ ОМАР» - «НАШ ОМАР».


Омар Отаров

ПЕСНЯ И ПЕВЕЦ

У балкарцев и карачаевцев песенная культура – это часть исторического сознания – своего рода сгустки этнического сознания. Они были и есть нечто большее, нежели слова, положенные на музыку. Тюркская культурная традиция всегда восславляла народных певцов, складывала про них легенды и сказания. К мнению певцов всегда прислушивались, их личности сакрализовывались, а имена лучших из них передавались из поколения в поколение. В наши дни, когда наблюдается тотальная унификация культуры с одновременным отмиранием традиционной культуры, жанр народной песни балкарцев и карачаевцев переживает некое подобие ренессанса. Современные карачаево-балкарские артисты, в том числе и молодые, часто включают их в свой репертуар и, что самое главное, - эти песни с удовольствием слушают. Здесь, конечно, сказывается популярность стиля этномузыки, который связан с интенсификацией исторического сознания народа. Но не малая заслуга в этом «живой легенды» нашей сцены самоотверженного собирателя и исполнителя балкарских народных песен Омара Отарова.


Омар и Бийгат: 1940 г. / 2001 г. 

Он, бесспорно, – значительное явление в культуре Кавказа. С его именем прочно связано становление карачаево-балкарского народного песенного искусства. Его исполнение отражает наиболее тонкие характерные черты этнического музыкального восприятия. И именно этим объясняется столь широкая популярность Омара. Балкарская пословица гласит: «Песня рождается в Карачае, а исполняется в Балкарии». Баксанское ущелье было своего рода культурным мостом между Карачаем и Балкарией, через который происходило взаимовлияние единого карачаево-балкарского этноса. Символично, что в ХIХ веке здесь жили Исмаил Урусбиев и его сыновья Сафаралий и Наўруз, которые собирали и исполняли народные песни. Именно благодаря им до нас дошли многие тексты и ноты народных песен.

В Омаре Отарове, выходце из этого ущелья, несомненно, отразилась и близость Карачая – генератора музыкального народного творчества и хранителя песенного наследия, родины выдающихся исполнителей народных песен. Исторически сложившееся административное разделение карачаевцев и балкарцев не могло помешать издревле образовавшемуся здесь культурному пространству, и немаловажную роль в этом сыграли народные песни и их исполнители.

И в советское время, с его тенденцией к деэтнизации, Омар Отаров был любим и почитаем даже в самых отдалённых селениях Карачая и был своего рода «мобильным очагом» единого культурного пространства Карачая и Балкарии. Его гастроли и в наше время были значительным событием в культурной жизни Карачаево-Черкесии.

Пытаясь оценить роль Омара Отарова в культуре карачаево-балкарцев неизменно приходишь к выводу о невозможности его преувеличения. Благодаря Омару Магомедовичу происходит историческая трансмиссия песенной культуры карачаевцев и балкарцев – появляются молодые таланты, исполняющие народные песни «Гапалаў» и «Бийнёгер», «Хасаўка» и «Апсаты» и др. Они поются на свадьбах и других торжествах. Если верно выражение «Песня – душа народа», то будет жить и наш Народ.

Бузжигит Кучмезов, 
этнолог 
 
Кабардино- Балкарский государственный ансамбль песни и пляски. 1939 г.
 
ВОСПОМИНАНИЯ ОБ ОМАРЕ ОТАРОВЕ

Об Омаре я слышал много хорошего еще в детстве от своей матери, известной гармонистки Курацы Каширговой. Они были добрыми друзьями с 1938 года, когда в Нальчике на территории Ленинского учебного городка был создан общий ансамбль песни и танца Кабардино-Балкарии. Матушка тепло вспоминала супружескую пару Отаровых, (жена Омара, Бийгъат, была солисткой танцевальной группы). Во время депортации балкарцев, сокрушалась: «Как они выживают сейчас на чужбине». По словам матери, Омар был всеобщим любимцем в ансамбле, высокий, красивый, заводной. А как он танцевал! Его упорно пытались переманить в хореографическую группу, но он был певцом от Бога, рассказывала мне мать, и я в этом убедился позже, когда мне посчастливилось работать вместе с Омаром долгие годы в одном коллективе – хоре республиканского радио и телевидения. По возвращении на Родину он сразу был принят в хор и, разумеется, стал его ведущим солистом. Ко мне он относился особо, с нежностью.

Помню, при первой же встрече он сказал: «Сын Курацы не может быть плохим артистом, тем более – плохим человеком». Я горжусь тем, что считался его другом. Думаю, что не встречал в жизни людей более совершенных, чем Омар. Вы видели его руки? Огромные, мускулистые, руки настоящего мужчины, в которых ладно смотрятся и топор, и коса, и лопата. Ведь ему пришлось провести нелегкие годы высылки не в Средней Азии, со своим народом, а еще дальше, в адских местах, на Колыме. Оттуда возвращались лишь единицы. И что удивительно, он не озлобился на мир, я от него не слышал даже упрека в адрес человека, по чьему навету он угодил в Сибирь. И судьба компенсировала эти трудности великим талантом, завидным здоровьем и всенародной любовью. Как его встречали в далеких селениях Балкарии и Карачая! Это не передать словами. В горах его голос, красивый, профессионально «округло» поставленный самой природой, звучал с особой выразительностью, и скалы отзывались такой реверберацией, что мы, кто делал эжиў, замолкали, дивясь этому чуду! Он считал, что песня спасла ему жизнь. Так и было. В лагере на Колыме ему было легче, потому что он участвовал в концертах для зэков и их охранников, пел он русские песни и частушки. Кстати, в одном из таких представлений, по его воспоминаниям, принимала участие и великая Лидия Русланова, тоже заключенная. 
 
О. Отаров и Х. Карданов с делегатами Учредительного съезда Всероссийского хорового общества. 
В центре - известный советский дирижер А.В.Свешников, Москва, 1959

Омар говорил, что как только перестанет петь, он перестанет жить. Так и случилось, после того, как разогнали хор, его вскоре не стало...

А каким хлебосольным он был! Не было недели, чтоб он не завлек тебя в гости и не угостил свежим айраном и вкуснейшим сыром. И еще домой посылал гостинцы. Такой ухоженной коровы, как у Омара, я ни у кого нигде не видел! Он всех соседей зазывал к себе в гости, угощал их от имени Марты – это имя его знаменитой коровы – и пел им песни. 

Чему я еще очень удивлялся, так это его феноменальной памяти. И в 80 лет он знал наизусть сотни народных песен! А они ведь очень длинные. Его сильно огорчало, когда из-за специфики радио музыкальные редакторы начинали сокращать тексты этих песен: «Нам дается на концерт полчаса, и мы не можем его составить из одной только песни». И их тоже можно понять. Многие песни так и записаны отрывками. Заветной мечтой Омара было перезаписать их заново...

Так вот, о памяти. Он помнил назубок имена всех исполнителей, от кого он услышал ту или иную песню. Он великолепно знал историю этих песен и историю всего Кавказа от языческих времен до современности. А какой великолепный рассказчик он был!

У него не было музыкального образования, но песни он сочинял высокопрофессиональные. Помню, когда в Москве проходил съезд народных хоровиков, композитор Т.К. Шейблер настоял, чтобы туда поехал Отаров, хотя Омар отнекивался, мол, нот не знаю и русским плохо владею. «Зато ты – Мастер», – сказал Трувор Карлович.

Билял Каширгов, 
певец, композитор, заслуженный артист РСФСР


Кабардино-Балкарский хор радио и ТВ. 1968 г.



МОЙ ВЕЛИКИЙ ЗЕМЛЯК – ЖЫРЧЫ ОМАР

Каждый раз, когда Омар пел карачаевсо-балкарские народные песни, мой близкий родственник, известный народный певец из Тегенекли, Башир Залиханов неизменно вспоминал своего старшего друга  знаменитого Омара Отарова. При этом он говорил, что многим людям Бог дает голос, дает память, чтобы они могли запомнить большое количество песен, но совсем немногих Аллах одаривает талантом, способным передать красоту песни, душевную красоту и величие народа, создавшего эту песню. Таким счастливым от Бога человеком Башир считал Омара Отарова.

…В тяжелые годы ссылки балкарского народа песни Омара Отарова были не только грустными, они были полны жизненного оптимизма. Он верил, что справедливость восторжествует. Об этом говорит в своем стихотворении, посвященном нашему любимому Омару, доцент КБГУ Светлана Акаева:

…Песни Омара - как эхо в горах, 
Как птица-печаль в азиатских степях. 
Он в песне оплакал беды народа, 
Он песней сказал, что такое свобода.

Историю предков в своих песнях поет, 
Наказы потомкам от предков несет. 
И скифы, аланы, предки его, 
В той песне оставили имя свое.

Вот так и живет наш Отаров Омар,
Для нас его песни - божественный дар. 
Они помогают нам жить и творить, 
И горечь ударов судьбы пережить.


Омар Отаров и академик РАН М.Ч. Залиханов

На юбилее Омара я не смог присутствовать, был в заграничной командировке. По приезду в Нальчик со своей супругой Лидой поехал к нему в гости. Нас встретила Бийгат и пригласила в дом. Через некоторое время пришел Омар, улыбаясь, с полным ведром парного молока. Оказывается, он в Вольном Ауле умудряется держать корову, и у них с Бийгат всегда свой айран, сыр и даже масло. 

…За столом Омар спел с десяток замечательных старинных песен: «Бийнёгер», «Апсаты» и др. Спел по моей просьбе и песню «Каншаўбий». Потом он рассказал о том, как его в Киргизии, во время ссылки, по чьему-то доносу посадили как «врага народа»… В конце своего грустного рассказа Омар, улыбаясь, пошутил: «В тюрьме меня научили шить фуфайки и рукавицы для заключенных ГУЛАГа. Теперь Бийгат все женские дела, связанные с иголкой и шитьем, полностью возложила на меня». В разговор вмешалась Бийгат и со слезами на глазах рассказала, как она похоронила без Омара их маленькую дочку. Я, стараясь увести Бийгат от печальных воспоминаний, спросил: «Бийгат, дорогая, скажи, как сагитировал тебя этот джигит? Много ли песен он спел тебе на ушко, прежде чем ты согласилась стать его супругой?». Омар понял меня и произнес с улыбкой: «Она сама меня уговорила на ней жениться». Я подхватил его шутку и сказал, что и моя Лида меня с трудом уговорила на ней жениться. Под наш общий смех говорю, обращаясь к Омару: «Давай за женщин выпьем. Без них у нас, саксаулов, жизнь была бы неважная!». Он улыбается, женщины тоже улыбаются, и мы с Омаром, стоя, пьем за них, женщин.

Далее я спросил его: «Сколько, Омар, ты вообще знаешь песен старинных и современных?» Он ответил: «Более 400. В основном, они все старинные, исторические».

Я с удивлением слушаю его. Надо же иметь такую замечательную память! И уже произношу тост за нашего выдающегося Жырчы  народного певца. Далеко за полночь мы, попрощавшись, уехали из гостеприимного дома Омара и Бийгат.

Вскоре я улетел в Москву. Через некоторое время лечу на свою «вторую Родину»  в Киргизию  как сопредседатель Парламентского союза парламентариев наших стран. По приезду узнаю, что Омара не стало.

Очень расстроился, я знал и знаю, какого гражданина, какого Человека с большой буквы наш народ потерял.

Когда вернулся в Нальчик, я со своими друзьями поехал на кладбище в Вольный Аул, чтобы почтить его память и сделать последний поклон со словами: «Великое спасибо тебе, Омар, что ты вдохнул в наши песни жизнь, ты не дал умереть старинным напевам нашим! Долгие годы память о тебе, о твоих песнях останется в наших сердцах!».

Михаил Чоккаевич Залиханов, Герой Социалистического Труда,
академик РАН, политический и общественный деятель 


ЕСТЬ ТРИ ЧЕЛОВЕКА…

Есть три человека, которым фамилия и ни к чему, стоит произнести: Кязим, Къайсын, Омар – и понятно не только, о ком речь, но и о чем. 

Кязим – наши корни, Къайсын – ветви наши, Омар – птицы, поющие в ветвях тех. Всех троих объединяет одно важное, быть может, самое важное, качество – быть цельным человеком, невзирая на время и обстоятельства. Они составляют цельное триединство, образуют основу национальную – суть нашу, из которой мы растем и держимся за нее, а забудем – тут же рухнем. 

Кязим  дом наш и дух дома нашего, Омар  песни, звучащие в доме том, Къайсын – посол дома нашего в дома другие. Одно без другого почти немыслимо. Нет дома без песен и нет дома без поддержки домов других. Ведь дом всегда обращен к другим. И что их еще объединяет, так это труд и открытость. Все трое – великие труженики, все трое – искренние интернационалисты. И если бы у меня спросили об отличительной черте карачаевцев и балкарцев, я бы ответил – отношение к труду и к другим, иным, чем они сами. Культ труда и доброжелательность. 

У нас в народе говорят: «У кабардинцев крепче обычаи и традиции, у дагестанцев и вайнахов – крепче вера, у осетин – больше терпимости к другим, грузины – хлебосольнее нас». У нас другие народы упоминаются только по их самоназванию. Когда истребляли адыгов, наш народ сложил песню-плач. Я не знаю другого подобного «Уллу Ходж» случая. Это было самое ценное, что нас связывало, пока десяток-другой существ с непомерными желудками не разменяли эту драгоценность на пятаки… 

Мы стараемся придерживаться ценностей иных. И самое ценное из всех ценностей – это труд. И потому-то святые у нас не мелкие вожди, не грамотеи, тешащие лишь гордыню свою, а сплошняком труженики. 


Организаторы и участники конкурса народной песни им.Омара Отарова в Тырныаузе

Мне кажется, наш народ еще и разделяет труд: на необходимый – ради хлеба насущного – и тот, что для души – иногда эти понятия сливаются воедино, как при сенокосе. У нас, у горцев, труд и жизнь – синонимы. И потому-то наши святые сами вытрудили святость свою. И это всем понятно, и это незыблемо. Все, что не вытружено – тленно, все, что достигнуто трудом тяжким во спасение других – вечно. И если бы не Омар Отаров, мы потеряли бы половину из песен своих. Это ли не труд, это ли не достойно поклонения? Он и историю нашу помог сохранить, ибо народная песня дышит историей и свидетельствует о ней. Понимал ли Омар значимость труда своего? Да, понимал. Ему об этом говорил сам Кязим… И каждый встречный соплеменник выражал свою признательность работе Омара. И каждый встречный соплеменник восторгался певцом, слов он не подыскивал, ибо хорошо знал суть предмета. Но никогда, ни в одном интервью, на радио и в телепередачах никто не слышал от него слова: «Я». Этой буквы не было в его алфавите и пользовался он ею при крайней необходимости. 

«Вы же сидели в лагере?»– спрашивал корреспондент. «Да, – отвечал Омар, – в Воркуте». И все. Так посидел себе где-то, а потом и вышел. Сидели многие, но сиделец от сидельца отличается приверженностью к одному из двух слов: достойно или не достойно. Вряд ли Омар бежал с чашкой своей, расталкивая тех, кто послабей… И ни слова об этом. О порядочности он не говорил, он пел о ней и верил песне своей. Я знаю, как вел себя Омар в заточении, об этом знают все. У Омара был маленький желудок и большое сердце. И в сердце том не было мысли о ложке чечевицы, да и места не нашлось бы маленькой ложке той, ибо мы были в сердце его, и было нас много. «Как вы жили в Средней Азии?»  спрашивал корреспондент. «Мы хорошо работали и к нам хорошо относились другие народы, и мы их тоже любили». И все. Так, приехали к хорошим людям подзаработать. И не из показной скромности так говорил Омар, показного в нем и по мелочи не было – он был таким, каким выглядел. Просто долгие годы издевательств были для него эпизодом, страшным нелепым, но эпизодом. Лишь песня была жизнью. И только о ней можно было говорить всерьез. После такой жизни, еще и петь – уму непостижимо! Но Омар думал, что опора и спасение обездоленного в песне. Он понимал значимость и мощь песни. «От тайги, до британских морей, Красная армия всех сильней» – эта песня развязала войну. «Вставай, страна огромная» – эта песня войну победила. И Омар понимал это. 

Сидят (слева направо): С. Беппаев, З. Алтуева, М. Ульбашев, З. Кардангушев, О. Отаров, Х. Керефов. Б. Мизов 
Стоят(слева направо): А. Аппоев, Х. Юсупов, И. Отаров, З. Баппинаев, А. Атабиев, М. Жангуразов

…Я не был с ним знаком по двум причинам: мне было бы неловко при встрече за свое несовершенство. Я, как и все мои соплеменники, любил его и личное знакомство ничего к той любви не прибавило бы. Да и зачем знакомиться, если ты знаешь человека? Я видел его в телепередаче. Супруга Омара – Бийгат – неспешно готовила хычины. Омар доил корову, которая была «горожанкой». Корова, как равноправный член семьи, вносила свою лепту для поддержания дома общего – давала молоко. И все трое делали свою работу, не возвышаясь и не затеняя друг друга. И во всем была такая давно уж вытоптанная патриархальная простота, пахнущая несуетным величием, глядя на которую вдруг и самому захотелось сделать что-то хорошее. Просто так, по порыву. Я не сторонник памятников, особенно в наше время...,но один бы я поставил. Один – на троих: Кязиму, Къайсыну, Омару. И стоял бы он у Дома Скорбной Памяти в Долинске, и, глядя на него, мы вспоминали бы безвинно убиенных и восхищались бы мужеством выживших, выстоявших. Къайсын и Кязим слагали стихи, Омар пел песни. И стихи, и песни те спасли нас и будут еще спасать. И не важно, что песни те мы несли в себе и пели их не вслух. Важно, что они помогали нам выжить, и мы выжили. И спасибо тем Стихам и Песням, и спасибо их Творцам. И памятник этот, трем труженикам, трем спасителям, нужен не ради тщеславия нашего, а ради необходимости самой.

Борис Чипчиков,
писатель
 

О.М. Отаров и Б.С. Эбзеев
 

ОТАРОВСКОЕ ПЕСЕННОЕ ВОЛШЕБСТВО

Раннее деревенское детство не сохранило ярких общественных событий. Но в нашем небольшом клубе по субботам показывали кино, а однажды приехал театр. Спектакль шел на балкарском языке. По сцене энергично передвигался молоденький артист в красноармейской форме. Запомнился он яркой эмоциональной речью.

Много позже, уже живя в Нальчике, узнала его как Алексея Шахмурзаева, актера Балкарского театра, замечательного фотографа и сына Саида Шахмурзаева, одного из первых учителей своего народа, писателя и просветителя.

В нашем доме, как у всех, на стене висело радио, которое не выключалось. Газет в селе я не видела, а радио посвящало нас в жизнь огромной страны, ее литературу и искусство. Мы слушали инсценировки замечательных произведений самых различных жанров, мировую музыкальную классику, стихи поэтов всех народов, входивших в СССР.

В определенные часы московская трансляция прерывалась радиоэфиром Кабардино-Балкарии. Звучали названия местных населенных пунктов, известные в республике имена, передавались концерты по заявкам слушателей. Кабардинский и балкарский языки естественным образом входили в нашу среду обитания и становились той необходимой формой, через которую обогащалось наше понимание особенностей других культур.

Песни на этих языках были разными. Протяжными и ритмичными, танцевальными, а чаще были тягучими, приглушенными, вызывающими неясное чувство беспокойства или даже тревоги. Практически до студенческих лет многие из таких, тягучих, песен не осознавались мной лично как народные, как несущие в себе собственно историю. Уже позже я познакомилась с происхождением этих песен, с собирателями и исполнителями их, которых справедливо называют хранителями народной исторической памяти.

Голос Зрамука Кардангушева и песни об Андемиркане и Сармахо, уводившие в глубь веков, были знакомы с детства. Практически на излете жизни талантливого фольклориста и неповторимого исполнителя народных кабардинских песен мы познакомились и даже успели издать две его книги.

К сожалению, не случилось личного знакомства с легендарным певцом и просветителем Омаром Отаровым. Но голос его и песни, которые он пел в сопровождении хора республиканского радио и телевидения, никуда не ушли, как никуда из нас не исчезает детство.

Не знаю, сильный ли у него голос, но он проникновенный, завораживает необъяснимой печалью, которая ощущается даже при исполнении им энергичных и шуточных песен. Возможно, это диктуется горской сдержанностью, а может, глубоким переживанием им самим внезапных переходов человеческих эмоций из одного состояния в другое, зачастую, контрастного.

Драматический фон его исторических песен, понятно, диктуется их содержанием. Героическое прошлое карачаево-балкарского народа в исполнении Омара Отарова – это, конечно, сказ, овеянный многими веками, дошедший до нас в его подлинном величии и силе народной скорби. 

Поэтому так важно каждое слово, которое было некогда сказано и которое призвано донести важную информацию до души слушателя и его сознания. И Омар Магомедович четко проговаривает текст, выказывая при этом не только величайшее уважение к собственной истории, но и величайшее почтение тем безвестным авторам, которые посчитали необходимым оставить песенным словом след того или иного современного им события и послать тем самым весточку в будущее. 

Певец Отаров не просто озвучивал старинный текст, своей оригинальной голосовой манерой придавал народной песне не только яркое звучание, но волшебным образом он эту песню делал своевременной и современной. 


Братья Омар и Магомед Отаровы с племянниками

Он действовал как просветитель, внедряя в народное сознание уважение к родному фольклорному наследию, как очень значимому источнику исторической памяти, заполняя ее лакуны, порожденные бесписьменным периодом, сохраненными легендами и преданиями. Он пел об общем прошлом, о славных деяниях предков, о родовых и фамильных преданиях, о героях, сложивших свои головы за честь, достоинство, свободу. Такой путь проделывает истинная любовь к родной земле и собственной истории...

На таком пути рождается и крепнет любовь и уважение к соседним народам, которые также не заключены в коконы исключительного благополучия и процветания. Надо хотя бы раз просто послушать карачаево-балкарскую песню «Уллу-Хож» в исполнении Омара Отарова, чтобы понять вселенскую истину о том, что все мы есть только части единого человечества, и страдания одного народа отзываются болью у другого. 

Эта песня – плач эпохи Кавказской войны, она повествует о гибели черкесского аула. Он поет, а ты видишь отчаянных храбрецов, защищающих родной дом, осознаешь их гибель и с замиранием сердца понимаешь, что на место павших мужчин с оружием встают девушки и женщины. И этот дым битвы, и вид горящих жилищ приближает страшные те времена к нашим. А вплетение женских голосов хора к голосу Омара добавляет столь необходимые для данной ситуации ноты трагизма и лиризма одновременно, что вызывает не только озноб, но и ощущение личной сопричастности той давней драме.

По другому слушается и воспринимается, например, песня «Бызынгы». Здесь возникает чувство, что и сам текст и мелодия плывут не к тебе, слушателю, а плавно уходят ввысь, за покрытые льдом вершины, буквально в небо. И полет этот создают именно интонационные особенности голоса Омара. 

А песня «Сени кёзлеринг» интригует отголосками религиозный песнопений, формируя соответствующий настрой. 

Именно настрой на неослабевающее внимание слушателя характерны песням Омара. Это как раз тот случай, когда из песни нельзя выбросить ни одного слова.

Многим песням Омара самому действу массовость придает хор. А в обрядовой песне «Голлу», посвященной Солнцу, все массовое приглушается, и звучит скорее не песня как таковая, а именно проговариваемый текст. И здесь, в этой декламации, проявляется величальное начало, особенно когда звучат благопожелания. Возникает мистическая связь голоса и небесного свода с его самой заметной звездой.

Любопытно, вот тот же хор и тот же солист исполняют шуточную «Песню рыбака» («Чабакъчыны жыры»), здесь звонче хор, а Омар в каком-то далеко, настолько лидирует коллективное пение. Однако ты слушаешь именно его голос, а сопровождение воспринимаешь лишь необходимым фоном.

Скорее всего, и здесь тоже ярко проявляется главная особенность и назначение певца Омара Отарова, что почти исчезло у современных исполнителей. У него просветительство всегда предшествует зрелищности или развлечению. Всегда присутствует уважение к народной культуре и следование художественной национальной традиции, где неизменен этический подтекст, жизнелюбивый характер с обязательным сдерживанием личных эмоций. 


Омар Отаров и гости из Казахстана Людмила Хочиева и Энвер Султанов
в Фонде культуры КБР
 
Но они, эмоции Отарова, всегда прочитываются – в любой песне живет сам он, и жив он тоже песней. Можно слушать подряд или на выбор, будь это лирическая «Ариў Кулина» или драматическая песня о Рачикаўовых, где полярные, по сути, чувства, но ведь находит же Омар нужные оттенки, и даже не зная содержания и не понимая карачаево-балкарского языка, сколько-нибудь подготовленный слушатель поймет, о чем эти такие разные песни.

Конечно, это большой талант самого Омара, это огромное желание его вернуть народу недостающую часть не только его истории, но и многогранность этой прошлой жизни, многомерность национальной картины мира, включая эволюцию верований. 

Когда-то давно балкарцы прошли путем язычников, и Омар поет песню «Тепена», посвященную богине Огня. Современная физика говорит, что даже солнце имеет в своем составе некую толику воды, и в этом контексте так органично в чисто мужскую песню  обрядовый танец мужчин  вписываются женские голоса, облагораживая и обогащая ее звучание.

Как жаль, что больше нет у нас на радио и ТВ такого замечательного хора! Как печально, что время земной жизни Омара Отарова и вода, которую предназначено было выпить именно ему, закончились в 2002 году. 

Интернет подарил возможность познакомиться и насладиться его творчеством всем желающим. Насладиться и впустить в себя огромный мир выдающегося балкарского певца.

Мария Котлярова, заслуженный работник культуры РФ,
директор издательства В. и М. Котляровы 


ЖИЗНЬ КАК ПЕСНЯ

Омар Магомедович Отаров – один из самых выдающихся представителей карачаево-балкарской национальной культуры. Сохранив в своей памяти сотни старинных народных песен и исполняя их более шести десятилетий, он одарил светом и всеми красками ума и таланта бесчисленных безымянных певцов целые поколения, донес до нас живое биение их сердца.

«Какая колоссальная фантазия, какие описания природы, какие величественные типы! Из легенд их, кроме поэтической стороны, можно было бы узнать все их религиозные и нравственные идеалы, обыденную жизнь, историю с мифических времен до наших дней, потому что нет того выдающегося в их жизни события, которое не было бы воспето своим Гомером и песня последнего не переходила из рода в род» писал в 1879 году об устном народном творчестве карачаевцев и балкарцев П. Остряков.

Наверное, эти песни так любил слушать, а потом и петь мальчишка из аула Гирхожан Омар Отаров. С годами слава его как знатока и исполнителя народных песен росла, и в 1938 году он становится профессиональным певцом, солистом республиканского хора. К этому времени в репертуаре Отарова, по его признанию, было более трехсот народных песен. Благодаря его музыкальной памяти композиторы Т.К. Шейблер и А.М. Авраамов записали ноты десятков карачаево-балкарских народных песен, а профессор А.М. Покровский обрабатывал их для хора. Так в конце 1930-х годов О. Отаров оказался продолжателем дела, начатого в XIX веке известным просветителем Исмаилом Урусбиевым и его сыновьями.


Первый ряд (слева направо): З. Боташева, М. Каракетов, Хурриет Эрсой (Айджаякъ), О. Отаров, 
Т. Биттирова, Б. Тетуев
Второй ряд (слева направо): М. Ижаев, Б. Берберов, Уфук Таўкул, Х. Малкондуев

Омар Отаров принял эстафету народной песни от гирхожанских стариков и сумел в самое сложное время – в годы депортации – сохранить ее. И если в годы нечеловеческих испытаний и беспросветной тьмы («высланы навечно») народ сохранил себя, спас свой язык, сохранил обычаи, не потерял человечности, в этом есть большая заслуга и народной песни, народных героев. Песни ведь слагаются для жизни и вечности.

«Быть без песни – бездомным быть», - гласит балкарская пословица. Когда народ оказался на чужбине, Песня и Слово стали для людей частицей родины и домом. Ведь в народной песне выразилась сама душа народа: и большая радость, и великая боль, надежды и чаяния людей. В песнях живет история, в них отражена жизнь: и мирный труд, и борьба за справедливость, и веселые свадьбы, и тревога за саму жизнь, когда на родную землю посягал враг… 

Песни, которые пел и на чужбине Омар Отаров, напоминали о родной земле, ведь в них выражался несгибаемый дух народа, его стойкость и жизнелюбие, и они не могли не заряжать обездоленных людей верой, что наступит светлый день. Жизнь часто опровергала утверждение древних: «Когда гремят пушки, музы молчат». Балкарский народ и в годы изгнания продолжал творить, доказывая, что человеку и в самый трудный день Слово и Музыка всегда были нужны не меньше, чем хлеб и вода.

Омар Отаров – единственный в современной истории балкарцев Жырчы, и к нему, как это было в старину, люди относились с большим почтением и пиететом. И для такого признания одного голоса, хоть и волшебного, было недостаточно. «Со званием певца соединялась идея справедливости, и певцом мог быть только безукоризненный честный человек» писал в XIX веке П. Остряков. И, действительно, Омар Отаров являл собой «идеал прямизны в облике и нравственности, обогащенный максимами кавказской этики» (Ф. Урусбиева).

Имя Омара стало синонимом карачаево-балкарской народной песни. Посвятив всю жизнь песне, Омар Отаров сам стал песней на устах народа. О нем пишут стихи и песни, учрежден конкурс исполнителей народной песни, носящий его имя.

Вся жизнь Омара Отарова сложилась в одну прекрасную песню, и голос его стал связующим звеном между глубокой древностью и современностью.

Если вспомнить, что еще в XIX в. С.И. Танеев тревожился, что старые кавказские песни мало-помалу исчезают из памяти народа, то нельзя переоценить вклад Омара Отарова в дело сохранения песенной культуры балкарцев и карачаевцев.

В 2001 году мне посчастливилось встретиться с Омаром Отаровым, побывать в его доме.

В издательстве «Эльбрус» к 85-летию прославленного певца был намечен выпуск сборника карачаево-балкарских народных песен из репертуара Омара Отарова, им же составленного. Редактором издания была я. Рукопись сборника нуждалась в доработке и систематизации, и я обратилась к фольклористу Танзиле Хаджиевой с просьбой помочь в классификации песен по жанровому принципу. В процессе работы над рукописью мы выделили двенадцать разделов: в сборнике были представлены практически все жанры карачаево-балкарской народной песни.

Для разрешения некоторых вопросов, связанных с текстами песен, мы решили встретиться с самим Омаром Отаровым. И через день Али Атабиев, ректор Современной Гуманитарной Академии, всемерно поддерживавший Омара Отарова после роспуска хора радио, повез нас к великому певцу. 


Омар и Бийгат с А. Атабиевым, Х. Отаровым, А. Шаваевой и М. Отаровым

Омар Магомедович встретил нас очень тепло и дружелюбно. Был он прост, гостеприимен и доброжелателен. Весь облик его излучал доброту. Удивила детская чистота взгляда и голоса, годы не давили на него тяжелым грузом. Он был открыт и полон интереса к нам, ко всему, что происходило в тот день. Поразила и его память. На все мои вопросы по рукописи Омар Магомедович давал ответы, практически не задумываясь, - он знал и помнил тексты всех песен и восстанавливал верный их порядок с легкостью. Но что радовало особенно  он тут же начинал напевать их. 

С благодарностью Омар Отаров отзывался о замечательном черкесском композиторе, лауреате Государственной премии РФ Аслане Даурове, записавшем с его голоса ноты всех вошедших в сборник песен.

С.И. Танеев, зафиксировавший народные песни карачаевцев и балкарцев у большого их знатока князя Исмаила Урусбиева, отмечал с удивлением, что тот смотрелся моложе своих лет, «а фигура его дышит жизнью и цветущим здоровьем». Такое же впечатление производил Омар Отаров. Наверно, так благотворно влияет на человека любовь к музыке и песне. А петь может только человек со светлой душой.

Его волновал очень вопрос: кто же будет петь народные песни и дальше? Сокрушался, что теперь не так легко найти даже несколько человек, которые умели бы подпевать солисту эжиў. «Именно эжиў  одежда песни. Без него песня будет голая» говорил Мастер и был готов обучить своему искусству молодых. 

Когда мы закончили работу над рукописью и вышли во двор, Омар Магомедович сказав, что хочет поделиться с нами своей радостью, ушел ненадолго и появился, погоняя перед собой очаровательного теленка. Оказалось, у него есть корова, и она недавно отелилась. Как трогательно он любил все живое – большое и малое! Я запомнила этот день – высокое небо, залитый солнцем двор, умудренный жизнью аксакал с детской улыбкой на лице и чудесный теленок, как приветствие вечно новой жизни.
 

Сидят: А. Бадалова, Р. Энеева, О. Отаров, И. Хашхожева
Стоят: Т. Акаев, Р. Афаўнова, С. Ахматова, С. Гочияев

Вскоре книга Омара вышла с предисловием нашей прославленной поэтессы Танзили Зумакуловой, в которой она с гордостью подчеркивает: «Чтобы запомнить слова и мелодии четырехсот песен, чтобы сохранить их для народа, сколько нужно было таланта, памятливости, мастерства, мужества и любви! Все эти качества есть в Омаре». В дни празднования 85-летнего юбилея великого певца директор издательства «Эльбрус» А.С. Созаев на торжественном вечере в Нальчике вручил Омару Отарову его новую книгу. Мне приятно, что в этом подарке была и частица моего труда, труда моих коллег-издателей. Я рада, что Омар Отаров держал в руках эту книгу.
 
Подобно тому, что «мысль может быть сохранена только будучи мыслима» (В. Гумбольдт), так и старинная песня могла сохраняться во времени только будучи исполняемой. Более шестидесяти лет длилась сценическая и профессиональная деятельность Омара Отарова. Целые поколения выросли в атмосфере звучащей народной песни (благо, были грамзаписи, радио и ТВ). Голос Отарова стал такой же естественной частью нашей экологии, как небо, воздух, вода. Для моего поколения он был всегда. В его голосе, в песнях, что он пел, отражаются горы и небо родного края, и потому, наверное, те, кто сегодня надолго уезжают из Балкарии и Карачая, стараются взять с собой записи песен в исполнении Омара Отарова. Его голос по-прежнему ассоциируется с родиной.

Когда я сегодня смотрю и слушаю Омара Отарова, в особенности его концерты, записанные нашим телевидением на фоне гор, он вновь оживает, как эпический герой, и хор за его спиной кажется его ратью.

Жизнь в горах, на высоте географической, неизбежно диктует высоту духовную, и в моем воображении неповторимый чистый голос Омара Отарова поднимается ввысь, в космос, унося во вселенную звуки и мелодии карачаево-балкарской песни, которые пришли с небес и уходят в небо, согретые голосом и сердцем прославленного Жырчы. 

Асият Додуева,
заслуженный работник культуры КБР

 ***

Впервые песни в исполнении Омара Отарова я услышал после возвращения нашего народа из мест депортации, когда мне было лет семь-восемь.

Этот голос – темпераментный, зажигательный  ещё больше роднил истосковавшиеся души людей с родной землёй и, как бы пробуждая от горестного сна, поддерживал, возвращал уму и сердцу экс-изгнанников смысл бытия, звал к радости.

Задушевные, вобравшие в себя все оттенки национального мирочувствования и трепетно, естественно их отражающие песни Омара Отарова, были и остаются востребованными, желанными всё новыми поколениями благодарных слушателей.

Безусловно, великолепные народные песни в исполнении талантливейшего Жырчы Омара Отарова – эпоха в жизни и культуре каждого его соплеменника-современника. Его песни играли и играют большую благотворную роль в развитии национального сознания карачаево-балкарского народа.

Казий-Мухаммат Тоторкулов, 
директор республиканского книжного издательства КЧР
 
 
Омар Отаров в Карачае


ЕГО ИМЯ… 

Его имя для меня – синоним чего-то очень большого, объемного, мощного…

Не знаю, откуда и где зародилось это чувство. Скорее всего, еще в детстве, когда он впервые появился в нашем доме. Мы только приехали из Средней Азии, отец стал строить новый дом, а пока мы ютились в Яникое в маленькой саманной времянке. Было это в 1958 году. Я ходил во второй класс. И вот к нам в гости приехал знаменитый дядя Омар, который, по словам мамы, поет как никто в мире, и сам сочиняет песни. Рост у него был отнюдь, не маленький, но ведь среди многочисленных соседей, которые заполнили наш двор, были люди и повыше, тем не менее, дядя казался мне самым высоким и самым сильным из всех людей, кого я знал. Думаю, причиной тому были красивый и звучный голос Омара и то почтение и внимание, с каким внимали ему окружающие.

Позже, когда я уже был старшеклассником, за хорошую учебу родители презентовали меня заветным магнитофоном «Айдас». Так получилось, что одним из первых голосов, записанных на пленку, был голос Омара Отарова. И что меня тогда поразило: магнитофон совершенно не изменил его! Не было ни одного человека, чей голос совпадал бы с тембром записи на аппарате, а его звучал так, как будто он стоит вот тут, рядом! И когда он пел, и когда просто разговаривал. Позже я знал еще одного человека с такими особенностями голоса – Владимира Высоцкого. Кстати, дяде очень нравилось творчество барда, в особенности его военные песни.


О.М. Отаров в национальном казахском шапане, подаренном ему гостьями из Казахстана 
Г.Т. Назарбаевой и Л.Х. Хочиевой

К слову Омар относился очень внимательно, очень бережно. Ни в одной песне, исполненной им, в героической ли, лирической, шуточной, народной или авторской,нет ни одной, где бы слово затерялось, было невнятно произнесено. Дикция у него была фантастическая! Помню, не раз, встречая меня в вестибюле радио и протягивая традиционную карамельку, (он всегда носил в кармане конфеты для угощения), заботливо спрашивал: 
- Эгечден туўгъан, у тебя с зубами все в порядке?
- Да. А в чем дело? 
- Утром слушал твое чтение. Не понравилось, ощущение, что во рту у тебя горячая картошка…

 Он живо интересовался дикторской профессией. После поездки моей в Москву на учебу, расспрашивал, какие они в жизни: Левитан, Герцик, Высоцкая. Очень нравилась ему манера чтения Виктора Татарского:
- Говорит так, что доверяешь каждому слову. 

 У него был особый дар слушать. Так могут слушать только дети: искренне и с соучастием, с неподдельным интересом, а что было дальше? А рассказчика такого, как он, я не встречал, да и вряд ли встречу. Он знал историю каждой своей песни, историю народа с времен Тамерлана по сегодня, мог разъяснить генеалогию любому собеседнику. 

В начале 90-х, когда началась горбачевская оттепель, мне довелось, по приглашению, побывать в США. Гостил у соплеменников-мухаджиров, так называемой, «первой волны»  потомков ушедших за кордон еще в царские времена. Самым дорогим подарком для них были записи Отарова, они были там, но совсем немного и не качественные: копированные-перекопированные сотни раз. Слушая новые записи народного певца, многие плакали: и старые, и молодые. «Благодаря ему мы не забываем свои корни, свой язык»– говорили они. По их словам, имя Омара в их молитвах шло третьим, после Создателя и Пророка. Первой просьбой приехавшего из Нью-Йорка ко мне брата Галиба Озбека была встреча с Омаром Отаровым. Я никогда не забуду, с каким вожделением, усевшись на коврик перед живым кумиром, впитывал в себя заокеанский гость истории Омара вперемежку с куплетами песен. С не меньшим интересом слушал рассказы гостя хозяин дома. Беседа, сопровождаемая бесперебойной подачей все новых и новых кушаний хозяйкой Бийгат, закончилась далеко за полночь. «Я самый счастливый человек на свете, у меня есть, что рассказывать детям и внукам» радовался Галиб. 

Ильяс Созаев, 
заслуженный работник культуры КБР 


Мутай Ульбашев, Зарамук Кардангушев и Омар Отаров 
с учениками Нальчикской СШ №14

***
Такие выдающиеся певцы, как Омар Отаров и Зарамук Кардангушев, принадлежат к необычно редкой категории людей, которые являются почитателями гения своего народа. Кто слышал их пение, не может сказать, что они представляют маленький народ. Своим голосом, своим великим духом они вознесли песню да таких заоблачных высот, каких невозможно достигнуть простым старанием и даже мастерством, ибо для этого нужно иметь дарованную свыше способность чувствовать душу песни. И тогда достигает высот не только песенное искусство – величие обретает народ-песнетворец, давший жизнь певцам.

Адам Гутов, доктор филологических наук,
зав. отделом адыгской фольклористики КБИГИ 


ОМАРНЫ АДАМЛЫГЪЫ ДА ФАХМУСУНА ТИЙИШЛИ ЭДИ 

Отарланы Омар бла танышхан кюнюм мени журналист къадарымы эм жарыкъ бетлеринден бириди. Аны жыр фахмусуну юсюнден кёп айтылгъанды. Бу эскериўле аны адамлыкъ фахмусуну юсюндендиле. 

Мени телевиденияда ишлеген жылларымы ал кезиўю Радио бла ТВ хоруну хайт деген заманына тюшгенди. Анда битеў республикагъа атлары белгили жырчыла ишлей эдиле. Бизге, журналистлеге да, ала бла терк-терк тюберге тюше эди. Манга, сёзсюз, ол белгили адамланы жыргъа фахмуларындан сора да, аланы къылыкълары, бир бирлерине сакълыкълары, намыс этиўлери, сейир эди. Уллу хорну ичинде Отарланы Омар барындан да айырмалы эди. Сыфаты, чырайы, хали бла да. Хор эки къаўум бола эди: жыр башчыла (солистле) эм хорну артистлери. 

Бир-бир солистле (бир амал болса) уллу жыйыннга къошулуп, башха солистге эжиў этерге артыкъ сюймей эдиле. Омар аллайладан тюйюл эди. Менсиниў, керексиз жерде ёхтемлениў – бу ышанла аны юсюнде жокъ эдиле. Къысхасы, аны адамлыгъы да фахмусуна тийишли эди. Отарланы Омар жаш бла жаш, къарт бла да къарт бола билгенди. Аны юсюнден энчи айтыргъа сюеме. 

Белгилисича, журналистлеге ишибизни юсю бла кёп тюрлю адам бла жолугъургъа тюшеди. Бирлеге сёз азлыкъ этгенчады, иги баш урмасанг, тынгылагъан угъай, къараргъа да кюсемейдиле. Омар а аллайладан тюйюл эди. Къатындагъы жаш адамлагъа бир заманда да сансыз болмагъанды. Керек болса, билеклик этген, кёлюн кётюрген адам эди Омар. Къадарыны ачыўу, махтаўу да Омарны ич дуниясын тюрлендирмегенди. 

Халкъда жюрюген жютю сёзге, лакъырдагъа, оюннга, чамгъа да сакъ адам эди. Аны бла ушакъ этиў - уллу заўукълукъ эди бизге. Сёзге уста, тили бай, шатык, кимге да ангылашыныулу… Омарны эсини кючю уа бютюн да сейирге къалдыра эди. Хаў, аны репертуарында 400-ден артыкъ жыры бар эди. Ол аланы барын да кёлден билгенди. Ушакъ эте тургъанлай, къайсы жырны да жангылмай айта эди. Алай мен былайда башха затны юсюнден айтыргъа сюеме. Туўгъан эли Гирхожанда ётген сабийлигини, эллилерини, жуўукъ-ахлуларыны юсюнден хапар айтса, ол аланы бирини къалмай атларын сагъынмай къоймагъанды. 

Отарланы Омарны юйюнде болгъан журналистле аны къонакъбайлыгъын, юй бийчеси Бийгъатны татыўлу хычинлерин, Омарны кесини уа «бир жюз грамм этмей а» деўчюсюн бюгюн да унутмайдыла. Омарны халаллыгъыны юсюнден дагъыда. Бир жол съёмка этерге биягъы Омарлагъа барабыз. Кечиракъ башлагъан болур эдик ишибизни. Омар бла ушакъны камерагъа алдыра тургъанлай орамдан ийнек ёкюрген таўуш эштиледи. «Охо-да, ийнек ёкюрген таўуш къошулгъанлыкъгъа артыкъ хата болмаз, юйюнде алдыра ушайбыз да. Ушагъыбызны бёлмейик», - дейме ичимден. 

«Тохтачы, къызым, ийнекчигими тагъып, тынчайтайым да, съемканы алай бардырайыкъ, ансы сакълап турлукъду», - дегенни айтып, Омар ушагъыбызны кеси бёлдю. Ол заманчыкъда Омарны аўазында, къарамында, саў бетинде да болгъан жылыўлукъ бюгюн да кёз аллымдады. 

Айтханымча, Омар чамны, лакъырданы да бек сюйгенди. «Меникиле бир кесек грубыйледиле», - деп, бизге, жаш адамлагъа, намыссынып, нени болса да айтыргъа сюймеўчю эди. 


В первом ряду (слева направо): М. Этчеев, Р. Малкаров; 
Во втором ряду: К. Асанова, А. Мишаева, Омар Отаров, Н. Хаджиева; 
В третьем ряду: Д. Хаджиев, И. Баразбиев, И. Отаров, М. Мокаев


Энтда да бир кюнню эскермей болмайма. Омарны 80-жыллыгъы бла байламлы бериў хазырлай эдик. Омакъ жасалгъан студияда олтурабыз Омар бла. Съёмканы башлагъынчы бир кесек сакъларгъа тюшеди. Заманны къысхартыр мурат бла андан-мындан хапар айтабыз. Омар да мени буюкъгъанымы кёрюп, чамларын башлайды. Ол айта, мен да кюле, къубула... Бир заманда студияда режиссерну: «Ахузат, хватит кокетничать, идем на запись!» - деген гузаба аўазы чыкъды. Омар а ол сагъатдан:

- Осал жаш бла олтурады да, нек кокетничать этмей эди? – деп жуўаплагъан эди. 

Барыбыз да кюлдюк… Ма аллай жарашыўлу, тёгерегинде адамланы сюйген жырчы эди Омар. Биз да, Омарны жарыкълыгъыны хайырындан, ол кюн ишибизни тап, жюрегибиз сюйгенча, тынгылы этген эдик…

Бизни телевиденияны фондунда Отарланы Омарны юсюнден бериўле энчи жерни аладыла. Бюгюнлюкде ала телевиденияны «алтын фондуна» киредиле. Анда мени къыйыным да барды, деп мен бюгюн ёхтемленирге эркинме. 
 
Мишаланы Ахузат, 
КъМР-ни сыйлы журналисти
ОМАРНЫ АТЫ ОЗГЬАН ЗАМАНДА АЙТЫЛЛЫКЪ ТЮЙЮЛДЮ

Отарланы Омарны таныгъан, кесин бек насыплы адамгъа санаргъа боллукъду. Ол халкъ жырла бла бирге, тарыхыбызны билген, миллет тилибизни сюйген, адет-тёрелерибизни багъалагъан адамладан бири болгъанды. Омарны жырлары гитче заманымда къулагъыма чалынып, хар кюнден, энттада бир эшитирем деп, тансыкълап сакълап туруўчу эдим.

Андан сора да, радиода тынгыласакъ да, телевизорда къарасакъ да, таматала айтып, Омарны атын дайым жюрек кётюрюўлюк бла эшитгенлей келгенме. Шукур жашаўгъа, къадарны буйругъу бла, 1995-чи жылда радиону хоруна ишге келеме. Радиону юйюню босагъасындан атлагъанлай бийик санлы, бетинде да ингиликлери нюр жая тургъан, орта жыл санда бир огъурлу киши бла танышдырадыла.

– Жашчыкъ, мени атым Омарды, – дегенде, ол кюн бир насыплы адам бар эсе – мен эдим. 

Гитчелигимден бери ёнюн, айтхан сёзюн да тансыкълап, кесиме ариў юлгю этип тургъан ийнагъыбыз Омарны бетден-бетге кёрюп таныгъанымы къуўанчын а, айтып таўусхан да къыйынды.

Ол кюнден башлап, Омар бла хор чачылгъынчы ишлегенме. Ол юч жылны ичинде бизге, жангы келген жаш жырчылагъа насийхатлыкъ этгенлей тургъанды. Жыр айтыўда шарайыбыбызны эслесе, аны кёзюбюзге тутмагъанлай, бир сейир, айыпсыз, тюзетип къояр эди. Бир заманда тырман сёзюн да эшитмегенбиз.


Омар Отаров и Алим Газаев

Дагъыда, бизни сейир этдиргени - битеў айтхан жырлары эсинде сакъланнганы. Ала уа 400-ден аслам боладыла. Айта келип, жырны ортасында бир сёзню унутуп къойсакъ, такъыйкъаны ичинде тюзетип къоюўчу эди.

«Мен жырланы окъуп билмейме, ныгъышда олтургьан къартла бир кере айтсала, унутур амалым жокъ эди, эсимде тутама», – деп, айтыўчу эди. 

Омар кертиси бла да бизни миллетге Аллах саўгъагъа берген, огъурлу адам болгъанды. Кеси айтхандан билеме мен, ол тёрт жюзден артыкъ жырны биле эди. Кертиси бла да, магъаналы жырларыбызны, эрттеден келген жырларыбызны, сёз ючюн, «Апсатыны жыры», «Бийнёгер», «Бекмырзала-Къайсынла», «Ачей улу Ачемез»«Боз Алаша», «Нартланы жырларын» д.б. бюгюннге дери жетдирген – ол Омарды.

Дуния башында огъурлу адамла болгъан эселе, аладан бири Омарды, дейме мен. Аллай адамланы Аллах Омарны юлгюсюнде жаратхан сунама. Сёлешгенде аны аўзундан «бал» тама эди, магъаналы сёзле айта билгенди, ишин тынгылы толтургъанды. «Алтынны да болады шарайыбы», дейдиле аланла, Омарда уа не ишинде, не жашаўунда, не юйюр турмушунда, адетге сыйынмагъан бир шарайыб да табаллыкъ тюйюл эдинг. Мен да жашаўумда Омаргъа тюбеп, аны бла къысха танышханыма, Аллахха минг кере шукур! Жашаўумда тин, тарых, жыр байлыгъыбыздан бир зат кёрген эсем, жукъгъа юйренелген эсем да – ол да Омарны хайырынданды. Ол дуниясын алышханлыкъгъа, биз бюгюн да аны атын саўланы санында жюрютебиз. 

Къарачай-Малкъар халкъ жашагъан къадарда Омарны аты озгъан заманда айтыллыкъ тюйюлдю. Ата-бабаларыбыз ныгъышлада, жортуўулда, урунуўда, къазаўатны кезиўюнде жаратылгъан, къалыўбаладан бери аўуздан-аўузгъа айтыла келген жырланы, дуниягъа ёлюмсюз эталгъан, аланы бюгюннгю тёлюге сакълагъан Омар – кеси да ёлюмсюздю.
 
Газаланы Алим, КъБР-ни, КъЧР-ни халкъ артисти,
Ингушетия Республиканы сыйлы артисти 


 
ХАЛКЪЫНГА СЕН ЁМЮРЛЕДЕ ДЖЫР КЪАЛАСА

Таў джыр сени джюрегингде туўгъанды,
Дунияны эсин сеннге бургъанды.
Таў джырчысы, таў булбулу, Омар акка,
Кесинг таўса таўлуланы арасында.

Джыр гёзенинг хар кимден да бай этгенди,
Шам аўазынг Минги таўгъа джетгенди.
Халкъ тарихин джырла бла айтыб чыкъдынг,
Джарсыўланы ачыў бла тюл - джыр бла джыкъдынг!

Мыдах болсакъ, джырларынга къайтабыз,
Къуўанчда да сеннге алгъыш айтабыз!
Халкъ джыр кибик, сен бизни бласа,
Халкъынга сен ёмюрледе джыр къаласа! 
 
Таўрухладан тюшмесенг да, 
Джомакълагъа кирмесенг да,
Таўрухлуду сейир аўазынг,
Джомакълыды джырны тартханынг,
Къарачайда, Малкъарда да бизни Омар!
 
Байрамукъланы Фатима, 
КЧР-ни халкъ поэти



Из рукописи книги Танзили Хаджиевой 
«Бизни Омар – Наш Омар»

 

(Голосов: 5, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет