Расширенный поиск
24 Апреля  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Хунаны тюбюн къазсанг, юсюнге ауар.
  • Мухардан ач ычхынмаз.
  • Аууздан келген, къолдан келсе, ким да патчах болур эди.
  • Элиб деген, элге болушур.
  • Джарашыу сюйген – джалынчакъ.
  • Билмейме деген – бир сёз
  • Зар адам ашынгы ашар, кесинги сатар.
  • Джылыгъа джылан илешир.
  • Айтылгъан сёз ызына къайтмаз.
  • Ач – эснер, ат – кишнер.
  • Ариу джол аджал келтирмез.
  • Сакъ юйюне сау барыр.
  • Ханнга да келеди хариблик.
  • Гитче джилтин уллу элни джандырыр.
  • Чыкълы кюнде чыкъмагъан, чыкъса къуру кирмеген.
  • Аллахдан тилесенг, кёб тиле.
  • Хар адамгъа кеси миннген тау кибик.
  • Кёл – къызбай, къол – батыр.
  • Аджашхан тёгерек айланыр.
  • Чомартны къолун джокълукъ байлар.
  • Окъугъан озар, окъумагъан тозар.
  • Джан саулукъ бермей, сан саулукъ бермезсе.
  • Къазанчы аман болса, къазаны къайнамаз.
  • Къайгъыны сюйген, къайгъы табар.
  • Чакъырылгъанны аты, чакъырылмагъанны багъасы болур.
  • Адам боллукъ, атламындан белгили болур.
  • Байны оноуу, джарлыгъа джарамаз.
  • Тёрдеги кюлсе, эшикдеги ышарыр.
  • Тулпарлыкъ, билекден тюл – джюрекден.
  • Намыс болмагъан джерде, насыб болмаз.
  • Акъыллы – эл иеси, тели – эл баласы.
  • Ёлген аслан – сау чычхан.
  • Байлыкъ келсе, акъыл кетер.
  • Къартны сыйын кёрмеген, къартлыгъында сыйлы болмаз.
  • Башсыз урчукъ тюзюне айланмаз.
  • Джаралыны джастыгъында сау ёлюр.
  • Ата джурт – алтын бешик.
  • Хазыр ашха – терен къашыкъ.
  • Нарт сёз – тилни бети.
  • Таукел адам тау тешер.
  • Къонакъ аз олтурур, кёб сынар.
  • Къонагъы джокъну – шоху джокъ.
  • Гугук кесини атын айтыб къычыргъанча, мен, мен деб нек тураса?
  • Сёз сёзню айтдырыр.
  • Джумушакъ терекни къурт ашар.
  • Келинин тута билмеген, къул этер, къызын тута билмеген, тул этер.
  • Таукел тауну аудурур.
  • Уллу атлама – абынырса, уллу къабма – къарылырса.
  • Адамгъа аман кюн соруб келмейди.
  • Ишни аллы бла къууанма да, арты бла къууан.

Рыцарь театра

15.04.2010 0 1942

Асият Cаракуева,
Нальчик

К 95-летию Рамазана Геляева
К 65-летию Великой Победы

Перепетии судьбы

В истории Балкарского театра имя Рамазана Кичиевича Геляева стоит особняком. Он - первый балкарский профессиональный драматург и режиссер. Геляев - автор первой национальной героической драмы "Кровавый калым" и ее постановщик.

У автора пьесы была мечта - написать трилогию о жизни своего народа, охватив конец XIX в., послереволюционные изменения и становление Советской власти в Балкарии. Он успел написать только первую часть, где действие разворачивается в 80-е годы XIX столетия.

Зесь мы попытались понять и осмыслить тайну личности автора, погибшего около 70 лет назад, и разгадать секрет "долголетия" его сгоревшей еще во время войны драмы. Пламя превратило листы этой пьесы в пепел, а ветер разбросал его по родной земле Геляева. Может, потому дух Рамазана, как кажется, витает над Балкарским театром, а "Кровавый калым" стал школой для последующих драматургов.

Двадцативосьмилетним Рамазан Геляев ушел из жизни - жестокая война не пожалела ни молодых, ни талантливых. Как ценный национальный кадр, Геляев имел бронь, был освобожден от военной службы. Но он решил вместе со своими сверстниками, актерами, которые были призваны в ряды Красной Армии, защищать свою землю, свою страну. Сохранилась автобиография Рамазана Геляева, по которой можно проследить его военный путь. С июля по ноябрь 1941 г. он учился во 2-м военном училище г. Орджоникидзе, после чего ему было присвоено звание лейтенанта. В декабре того же года был направлен в Армавирский СКВО, оттуда - в Нальчик, служил в составе 115 Кавказской дивизии. Старший лейтенант Геляев Рамазан Кичиевич погиб в 1943 г., защищая село Большая Мартыновка Ростовской области. В его лице молодое балкарское театральное искусство потеряло талантливого драматурга и режиссера. Не более счастливой была судьба и самой пьесы. Она сгорела при бомбежке театра в 1942 г.

Как потом вспоминала жена Рамазана Налбийке, в ту злополучную ночь 1944 г., когда выселяли весь народ в степи Средней Азии и Казахстана, она была у родителей в селе Яникой. Черновики Геляева, наброски новых драм, вся его библиотека остались у них дома в Нальчике. Ей не разрешили взять с собой что-либо из архива мужа. Но у некоторых актеров сохранились программа спектакля "Кровавый калым", фотографии драматурга. В архивах РАТИ (ГИТИС) и РГАЛИ найдены некоторые документы, касающиеся автора и его драмы, в том числе и режиссерская экспликация пьесы. Сохранились воспоминания его сверстников, зрителей и газетные рецензии на спектакль. Весь найденный материал позволит нам рассказать о режиссере и драматурге Рамазане Геляеве. Так же можно будет проследить рождение пьесы "Кровавый калым", дать ей оценку и выяснить какое насколько значительое влияние имела драма на дальнейшую балкарскую драматургию.

Детские игры уже вели в театр

Рамазан родился 15-го мая 1915 года в селении Верхняя Балкария Черекского района. Послереволюционные изменения 20-30-х годов прошлого века не могли не дойти и до далекого балкарского ущелья: создаются колхозы, открываются школы, здания мечетей превращаются в клубы...

Десятилетним мальчиком Рамазан начинает учиться в школе. Как впоследствии вспоминал его одноклассник Мухаммат Мамаев, он среди сверстников отличался серьезным отношением к учебе. А в другое время любил играть с мальчишками, часто разыгрывал их. Особенно ему нравилось надевать маску кеппая (маска козла - актера фольклорного театра, а костюмом его был тулуп, вывернутый наизнанку, в руках он всегда держал плетку). Маленький актер устраивал разные представления. Кылы, его мама, собственноручно сделала ему эту маску. Будучи профессиональным режиссером, он использовал любимый персонаж в постановке своей пьесы "Кровавый калым". В сцене свадьбы с плеткой в руках - неизменным его реквизитом - носился вездесущий кеппай, развлекая гостей и заодно доставляя огромное удовольствие зрителю. Те, кто видели спектакль, спустя более шестидесяти лет, вспоминали эту сцену, как самую яркую и театральную во всей постановке.

Дорога в искусство

После окончания начальных классов, пятнадцатилетний Рамазан решил продолжить образование в Ленинском учебном городке (ЛУГ) и выбирает Педтехникум. Там он проучился четыре года. В учебном городке тогда работало много различных кружков. Рамазан из балкарских юношей и девушек организовал театральный и одновременно ходил в хоровой кружок. Надо полагать, что с театром, как с видом искусства, будущий режиссер впервые познакомился в ЛУГе. Старшие курсанты городка (старших студентов называли курсантами) часто перед младшими разыгрывали пьесы. Бывало, они их переводили с русского языка или же во главе с учителями - вдохновителями молодежи - сами писали агитки. Думается, опыт старших товарищей Рамазан перенес в свой кружок. Как вспоминала писатель Миналдан Шаваева, участница всех его студенческих спектаклей, Рамазан сам переводил пьесы или же писал их для своих "актеров". К сожалению, 88-летняя Миналдан не помнила авторов пьес, их названия и сюжеты.

Надо отметить, что в 20-30 гг. прошлого столетия учителя, которые пришли во все горные села, были воспитанниками ЛУГа. Они, создавая театральные кружки, старались приобщить сельскую молодежь к искусству. Были большие успехи в этом трудном деле. Если вспомним, что одна третья часть первой Балкарской актерской студии (1935-1940 г.г.) начинала свою сценическую жизнь с самодеятельных кружков, понимаем, что эта работа дала положительные результаты. Короче говоря, театр понемногу начал входить в жизнь горцев. А в душе у Рамазана теплилась надежда о создании профессионального театра. Еще он свое будущее видел с черноглазой красавицей Байказиевой Налбийке, с участницей хора. После учебы они поженились и Рамазан начал свою трудовую жизнь учителем в родном селе. У них родился мальчик, назвали его Владимиром. Но недолго ему пришлось проработать на педагогическом поприще. Мельпомена настойчиво звала его к себе.

Вскоре в Нальчик из Москвы приехали профессор ГИТИСа, режиссер Малого театра Илья Яковлевич Судаков и его жена, актриса МХАТ Клавдия Николаевна Еланская. Они набирали талантливую молодежь для учебы в Балкарской актерской студии. Руководство республики и института позаботились и о режиссере, который после ее возвращения в Нальчик, мог бы взять на себя художественное руководство театром. Выбор пал на Рамазана Геляева. Казалось, детская мечта горского мальчика превращалась в быль.

Годы учебы

8-го сентября 1935 г. Геляев Рамазан был зачислен на режиссерский факультет ГИТИСа. Курс вел профессор И.Н. Берсенев. Рамазан жадно впитывал все, что давали ему на уроках. Как потом вспоминали выпускники первой Балкарской студии, параллельно учившиеся с их будущим режиссером, Рамазан после занятии приходил к ним на репетиции, внимательно слушал и наблюдал, как работают прославленные педагоги со студийцами. Он не пропускал ни одной премьеры в столичных театрах, мало того, всегда брал с собой нескольких студентов-актеров. Огромную любовь и преданность Геляева к театру доказывает один его поступок. На первом курсе в Балкарской студии учились всего пять девушек. Следующим летом было решено пополнить ее женский состав. Во время каникул Рамазан уговорил свою жену Налбийке поехать с ним в Москву, оставив годовалого мальчика его родителям. Он также встретился со своим товарищем по ЛУГу Чомаем Уянаевым и упросил отпустить с ними его младшую сестру - Баблук, взяв на себя всю ответственность за четырнадцатилетнюю девочку-подростка.

Спустя 60 лет после этого Баблук вспоминала годы учебы в институте, как самые счастливые, а Геляевых - Рамазана и Налбийке - с огромной теплотой и благодарностью. "Наверное, сидя на занятиях со студентами, он задумал свою пьесу", - говорил Исмаил Рахаев. А исполнитель главной роли Ахмат Кудаев в одном из интервью о нем сказал: "Думаю, наблюдая за нами во время репетиций, он видел способности каждого, и писал своих персонажей на конкретного актера. Особенно мы ценили его, как профессионала. Осознание того, что у Балкарского театра есть свой талантливый режиссер со знанием языка - это было счастьем для каждого из нас".

"Кровавый калым"

Смело можем утверждать, что пьесу "Кровавый калым" Геляев начал писать студентом. В отчете литературного и режиссерского отдела ГИТИСа за 1939-40 гг. есть список студентов, писавших пьесы. Там можно прочитать следующее: "Для ознакомления с балкарской пьесой Р.Геляева "Кровавый калым" сделано либретто этой пьесы на русском языке". Тот же список можно увидеть на последней странице книги "Записки ГИТИСа" (М. 1940). Из этого следует, что данный отдел и руководство института возлагали на Рамазана надежду, как на драматурга. Также нелишним будет сказать, что руководство института и педагоги всех студий были заинтересованы в постановке национальной пьесы. Потому всякая попытка каждого студента заняться драматургией, находила твердую поддержку у наставников.

Каждый раз, говоря о пьесе "Кровавый калым", мы спрашиваем: какую проблему поднимал Геляев Рамазан в своей драме? Каков ее сюжет? Как она была реализована на сцене?.. Как было сказано в самом начале статьи, пьеса сгорела во время войны, потому у нас нет возможности говорить о ее художественных достоинствах. Лишь по сохранившейся программе можно выстроить ход событий. Но, чтобы не гадать и не строить догадки, думается, будет разумнее обратиться к профессионалам, видевшим спектакль и привести слова самого Геляева из его статьи "Авторский замысел" в газете "Социалистическая Кабардино-Балкария" (от 6 июня 1941г. № 131):

"Меня, как автора пьесы, глубоко волновала трагическая судьба балкарки в условиях мусульманской феодальной Балкарии. После долгой борьбы, не останавливаясь перед адатом, Жансурат (главная героиня драмы - С.А.) бежит с любимым человеком Муратом и трагически погибает. Для меня не столько была важна фабульная линия - любви двух молодых людей, сколько связь всех личных событий с социальной, исторической почвой..."

В режиссерской экспликации к пьесе он пишет: "Мне более или менее в финале пьесы удалось осуществить расслоение классов в ауле. Жамауат (жители аула - С. А.) открыто защищает Мурата и его друга Ахмата и освобождает их от позорного столба, к которому они были привязаны цепями, как нарушители адата и мусульманской религии..."

"Праздник балкарской культуры"

Под такой шапкой вышла 6-го июня 1941 года третья полоса газеты "Социалистическая Кабардино-Балкария". Она полностью была посвящена драме Геляева и ее премьере в Балкарском театре. Надо отметить, что руководство республики и Всероссийское театральное общество (ВТО) уделили огромное внимание этому событию в культурной жизни народа. Со всего Северного Кавказа на премьеру были приглашены гости. Статьи И. Базоркина, М. Мазаева, Я. Бородовского и других были напечатаны в местных газетах. Среди них особо надо отметить рецензию профессора М.С.Григорьева, который специально был командирован в Нальчик руководством ГИТИСа. На него выпала нелегкая задача и почетная миссия - оценить дипломную работу Рамазана Геляева. Хочу привести отзыв профессора Григорьева на спектакль "Кровавый калым" с некоторыми сокращениями. Именно она дает полную характеристику постановке и отвечает на все поставленные выше вопросы в связи с этой драмой:

"31-го мая (1941.-С.А.) я просмотрел по поручению ГИТИСа дипломную работу тов. Геляева на сцене Балкарского театра в городе Нальчике. После спектакля состоялось обсуждение в присутствии коллективов балкарского, кабардинского и русского театров. Обсуждение... установило большую преданность тов. Геляева делу национального балкарского театра, умение работать с актером, умение дать задание композитору и художнику...

В жанровом отношении пьесу тов. Геляева необходимо охарактеризовать, как народную героическую мелодраму... Однако, познавательное значение пьесы значительно более широко. Вооруженный знаниями драматического наследства западной и русской драматургии тов. Геляев, сумел увидеть в этой теме нечто иное. Его Жансурат (арт. Кудаева М.), продаваемая жадным отцом за богатый калым тупому Касботу, напоминает Катерину из "Грозы" Островского и целый ряд образов женщин русской литературы, боровшихся за свое счастье. И дело не в том, что тов. Геляев списывал Жансурат с образов русской драматургии: нет - он сумел увидеть, что и Жансурат была "лучом света в темном царстве", что и она в борьбу за свободу своего чувства вкладывает самые лучшие свои устремления. Для Жансурат борьба за свободу чувства - единственно возможная для женщины форма протеста против страшного и уродливого быта богачей и эфенди, религией укрепляющий этот быт.

Понимание этого позволило тов. Геляеву не ограничиваться изображением только психологии любви: борьба Жансурат и ее возлюбленного Мурата (арт. Кудаев А.) за свое счастье показывается частью той борьбы, которая развертывается в дореволюционном ауле между богачами и бедняками. Героизм борьбы Жансурат и Мурат в восприятии зрителя истолковывается не только как героизм борьбы за личное счастье, но и как героизм борьбы за новую лучшую жизнь.

Пьеса и спектакль насыщены фольклорными элементами - обрядами, играми, песнями и танцами. Фольклор включен в пьесу совершенно естественно, а вовсе не по типу дивертисмента, который иногда включается в спектакль по удобному поводу. Музыка (композитор Т. Шейблер - С.А.), построенная на основе народных напевов, включена в должном количестве и с большим тактом, подчеркивая и эмоционально углубляя трогательные моменты в судьбе Жансурат и Мурата. Нет возможности в небольшой статье говорить об исполнении всех актеров. Тов. Геляеву удалось создать убедительные образы не только центральных персонажей, но и второстепенных. В массовых сценах вы видите не характерные гримы, а характерные живые лица, которые, кажется, вам приходилось встречать…

Спектакль обнаруживает хороший вкус тов. Геляева, чувство сценического такта, отсутствие штампа и наигрыша, следовательно - хорошую школу, что особенно делается ясным при сопоставлении работы балкарского театра с работой русского театра, которая подверглась жесточайшей критике на конференции критиков Северного Кавказа. Работа тов. Геляева производит отличное впечатление".

Из вышеизложенного можно сделать вывод: успех драмы "Кровавый калым" был в ее народности и правдивости изображаемых героев и событий. Пьеса воспринималась не только как сценическое произведение, зритель видел в нем жизнь и борьбу своих отцов и дедов. Драматургу и режиссеру Рамазану Геляеву настолько верно удалось передать характеры своих героев в сложных обстоятельствах, а молодым актерам полностью воплотить идею драматурга на сцене, что многие сидящие в зале узнавали этих персонажей. Потому пожилые люди в зале утирали слезы на глазах, а молодые вскакивали с мест, возмущенные действиями своих "врагов".

Рождение профессионального театра - событие в истории любого народа, а рождение национальной драматургии - огромный шаг вперед, без которого театр может оставаться безликим и не столь востребованным своим зрителем. Потому с постановки "Кровавого калыма" в истории Балкарского театра начинался новый этап. Его дальнейшее развитие было прервано Великой Отечественной войной, затем выселением всего народа в Среднюю Азию (1944г.). После его возвращения на Родину, заново возрождалась культура и литература. Балкарские драматурги продолжили линию Геляева и воплотили его идею.

Ученики Геляева

Поэт Исса Боташев, совсем молодым видевший постановку "Кровавого калыма", осуществит замысел Рамазана Геляева. Он напишет трилогию о прошлой жизни своего народа. Второй раз Балкарский театр откроется его героической драмой - "Рассвет в горах" (1958 г.) В ней показана борьба горцев с белогвардейцами. Вторая и третья пьесы известны под названиями "На рассвете" и "Встретимся ли"?

По-своему разработал геляевский сюжет и мотив драматург Омар Этезов в трагедии "Кровавая свадьба". Чувствуется, что так же под влиянием "Кровавого калыма" были написаны драмы "Завещание" и "Памятник" актера и драматурга Иссы Жантуева. Это не говорит о том, что все перечисленные драматурги повторяли сюжет сгоревшей пьесы Геляева. Тут дело, кажется, в том,что народ, переживший страшную депортацию, подсознательно сравнивал себя с героями тех драм и их борьба за лучшее будущее и свободу воспринималась как личная. Потому зритель ждал каждую премьеру театра и сопереживал персонажам на сцене, а на актеров смотрел как на народных героев.

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет