Расширенный поиск
9 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Ариуну – ауруу кёб.
  • Кёлсюзден сёзсюз тууар.
  • Джашда акъыл джокъ, къартда къарыу джокъ.
  • Элни кючю – эмеген.
  • Оюмсуз атлагъан, аджалсыз ёлюр.
  • Чомарт джарлы болмаз.
  • Кийимни бир кюнню аясанг, минг кюннге джарар.
  • Къарнынг къанлынга кийирир.
  • Булут кёкге джарашыу, уят бетге джарашыу.
  • Тамбла алтындан бюгюн багъыр ашхы.
  • Адебсиз адам – джюгенсиз ат.
  • Билим къая тешер.
  • Юреннген ауруу къалмаз.
  • Ач къалгъандан, кеч къалгъан къолай.
  • Кёз – сюйген джерде, къол – ауругъан джерде.
  • Суу да къайтады чыкъгъан джерине.
  • Аманнга алтын чыдамаз.
  • Ачлыкъ отха секиртир.
  • Аз сёлеш, кёб ишле.
  • Кюн – узун, ёмюр – къысха.
  • Окъумагъан сокъурду, сокъур ташха абыныр!
  • Адамгъа аман кюн соруб келмейди.
  • Эринчекни аурууу – кёб.
  • Аман адам элни бир-бирине джау этер.
  • Тойгъа барсанг, тоюб бар, эски тонунгу къоюб бар.
  • Малны кют, джерни тюрт.
  • Къонагъы джокъну – шоху джокъ.
  • Урунуу – насыбны анасы.
  • Джылкъыдан – ат чыгъар, тукъумдан – джаш чыгъар.
  • Ашда уялгъан – мухар, ишде уялгъан – хомух.
  • Ёлген аслан – сау чычхан.
  • Окъуусуз билим – джокъ, билимсиз кюнюнг – джокъ.
  • Аш иеси бла татлыды.
  • Таукел адам тау тешер.
  • Ач къарынны, токъ билмез
  • Джыгъылгъанны сырты джерден тоймаз.
  • Арбаз сайлама да, хоншу сайла.
  • Шапа кёб болса, аш татымсыз болур.
  • Ата – баланы уясы.
  • Уллу сёлешме да, уллу къаб.
  • Сормай – алма, чакъырылмай – барма.
  • Ауузу аманнга «иги», деме.
  • Къонакъ болсанг, ийнакъ бол.
  • Мухардан ач ычхынмаз.
  • «Ма», - дегенни билмесенг, «бер», - дегенни билмезсе.
  • Тёрени джагъы джокъ.
  • Намыс болмагъан джерде, насыб болмаз.
  • Ёнгкюч къууана барыр, джылай келир.
  • Билим – акъылны чырагъы.
  • Артына баргъанны, къатына барма.

Музыкальное самодеятельное творчество карачаевцев в 1940 - 1950-е годы

21.05.2005 0 5176

И. Корчмарский,
Краснодар, 1988 г.

 В период временной оккупации фашистами территории Северного Кавказа, Родина не забывала своих сыновей и вселяла веру в скорейшее освобождение. Газета "Правда" писала 2 сентября 1942 года: "Враг не знает, что Кавказ всегда был страной сильных и смелых народов, что здесь в борьбе за независимость, рождали бессмертных борцов, что трусость слыла здесь всегда позорным преступлением. Здесь, у подножья гор, воспитывались поколения советских людей с львиным сердцем, с орлиными очами. Никогда не станут рабами гордые народы Северного Кавказа".

 Такую высокую оценку, данную органом ЦК ВКП(б), карачаевский народ оправдал вполне. В партизанские отряды, действовавшие в горах против отборных фашистских горных стрелков дивизии "Эдельвейс" ушли все, кто мог держать оружие.
 В стихотворении Н. Хубиева "Героям Марухского перевала" есть такая строфа:

Сжимая сталь иззябшими руками,
Вы здесь вели последний смертный бой,
И в том бою не прятались за камни,
А прикрывали камни вы собой.

 И не знал враг покоя ни днём, ни ночью. "Партизаны Кавказа не дают нам покоя. Всюду, где проходим, они вылезают из-под земли. За каждого пойманного партизана мы обещаем надел земли, но жители на это не идут. Они всячески помогают партизанам", - писал в своём дневнике один из фашистских офицеров. ("Непокорённый край", Ставропольское кн. изд., 1962г., стр.103).
 Весной 1943 года, вскоре после изгнания врага из Карачая, состоялось совещание интеллигенции области. Были оглашены имена представителей областной интеллигенции, отдавших свою жизнь в борьбе с фашистскими захватчиками (33, 1943г., 25/V).
 С первых дней начала Великой Отечественной войны в ряды Красной Армии ушли мужчины призывного возраста. На рабочих местах их заменили женщины, дети, которые трудились по 10-12 часов в день. Казалось, некому было посещать занятия кружков художественной самодеятельности, да и выступать-то было не для кого. Однако, в новых изменившихся жизненных условиях искусство доказало своё целебное воздействие. Оно вдохновляло на героический труд работников тыла, вселяло веру воинам Красной Армии в неизбежности победы над врагом, учила ненависть коварных фашистских захватчиков.
 29 июня 1941 года по Всесоюзному радио призывным набатом прозвучала песня А.Александрова на слова В.Лебедева-Кумача "Священная война", ставшая символом Отечественной войны:

    Вставай, страна огромная,
    Вставай на смертный бой.
    С фашистской силой тёмною,
    С проклятою ордой.

    Пусть ярость благородная
    Вскипает, как волна.
    Идёт война народная,
    Священная война!

 Вскоре слова этой песни в переводе на карачаевский язык Халимат Байрамуковой были опубликованы в газете "Къызыл Къарачай" (5 июля 1941г.). 13 октября в Микоян-шахарском ДК состоялся большой концерт, весь сбор от которого поступил на приобретение тёплых вещей для бойцов Красной Армии (33, 1941г., 29/XII). В концерте участвовали артисты Кишинёвского государственного театра русской драмы, находившегося на гастролях в  крае (33, 1941г., I/X), украинский оперный театр (33, 1941г., 27/III) и карачаевский национальный ансамбль. Вместе с ними на сцене были и самодеятельные артисты Дома культуры. Первое отделение было целиком отдано национальному ансамблю. Во втором отделении наряду с артистами театра особенно успешно выступила солистка ДК Т.Зорина, спевшая арию княгини из оперы А.Даргомыжского "Русалка" и песни из кинофильмов (33, 1942г., 15/X). Ещё раньше, в сентябре, прошли концерты молодых самодеятельных артистов-школьников, допризывников. Сборы от этих концертов целиком поступили в фонд постройки авиаэскадрильи "Северо-Кавказский комсомолец" (33, 1942г., 23/IX, I , X), танка "Таня" (33, 1942г., 29/IV).

 Задачей художественной самодеятельности в годы войны стало обслуживание фронта, госпиталей, напряжённо трудившихся работников тыла. Вместо крупных хоров, оркестров, танцевальных коллективов в этот период получили широкое распространение небольшие, мобильные концертные бригады. В репертуаре этих групп преобладали песни военной тематики, танцы, стихи, музыкальные сочинения патриотического содержания, отвечавшие призыву: "Всё для фронта, всё для победы!". Ушедших на фронт участников самодеятельности, руководителей коллективов заменили старые опытные кружковцы. Большую роль в эти годы играла детская художественная самодеятельность. Очень оперативно перестроил свою работу Микоян-шахарский Дом культуры. Вся его деятельность была подчинена задачам укрепления оборонной мощи нашей Родины. В помещении ДК ежедневно проводились лекции и доклады на военную тематику. Концерты, всевозможные постановки, кинофильмы несли в себе патриотическое, оборонное содержание. Национальный ансамбль, драмкружок и другие коллективы выступали на сборных пунктах перед красноармейцами, отъезжающим на фронт, в аулах, на пастбищах и в цехах предприятий. В первые же дни и недели ДК провёл свыше 50 концертов, 48 лекций, 8 концертов для обслуживания партийно-хозяйственного актива города (33, 1942г., 18/I). За этот же период времени работники ДК собрали и сдали в фонд обороны около 7000 рублей).
 Перестройка на военные рельсы проявилась и в том, что значительная часть работы, выполняемая прежде платными работниками, теперь делалась активистами безвозмездно. Сокращение штатов принесло экономию государству за 1941 год 12700 рублей. Несмотря на трудности военного времени, государство считало необходимым поддерживать культурно-просветительскую работу.

 Для этой цели в 1942 году Карачаевская область ассигновалась 6-ю миллионами 758 тысячами рублей (33, 1942г., 19/VI). В том числе на содержание и культработу в 5-ти Домах культуры 78000 рублей и для содержания национального ансамбля песни и пляски - 60000 рублей. Однако не во всех учреждениях культуры использовалась эта государственная помощь по назначению. В том же Микоян-шахарском ДК была ослаблена работа музыкальных коллективов и потребовалось активное вмешательство городских и областных партийных и советских органов для восстановления остро необходимых творческих групп (33, 1942 год, 17/II). Большую шефскую помощь оказали самодеятельным коллективам области артисты украинского оперного ансамбля, находившегося в марте 1942 года на гастролях в Карачае (33, 1942г., 27/III). Очень активную концертно-шефскую работу проводили детские самодеятельные коллективы (33, 1942г., 28/IV). Огромную роль сыграл здесь опыт олимпиад детского художественного творчества, получивший широкое распространение в предвоенные годы.

 Успешную концертную работу проводила самодеятельность детдома аула Нижняя Теберда, состоявшая из большого хора (70 человек), танцоров, акробатов, чтецов (33, 1942г., II/VI). В репертуаре хора были песни: "Гимн партии большевиков", "Песня смелых" и другие. Всегда с большим успехом выступали солистки хора - воспитанники Валя и Рита Шариковы, Рая Битковская, Гера Гребенников. Хорошо танцевали Соня Хе и Вера Бондаренко. Руководители художественной частью работники детдома М. Рецнер и П. Радолицкий.
 Периодически проводились вечера, посвящённые боевой советской песне. На одном из таких вечеров после доклада секретаря областного комитета ВЛКСМ о популярных песнях М.Исаковского и А.Суркова, выступил джаз-ансамбль войск НКВД, который исполнил песни: "Играй, мой баян", "Тельняшку", "Крутится, вертится шар голубой".
 4 июля 1943 года газета "Красный Карачай", идя навстречу пожеланиям читателей, поместила на своих страницах песню партизан Отечественной войны "Партизаны в лесах":

    Партизаны в лесах - как орлы в небесах,
    Что летают под солнцем лучистым.
    Знаем каждый маршрут, по лесам не пройдут
    Ни войска, ни машины фашистов.

Сообщалось, что такие песни будут печататься и в дальнейшем.
 Большим успехом пользовалась в крае концертная бригада, сформированная из выздоравливающих раненных бойцов и сотрудников энского госпиталя (33, 1942г., 12/V). По своему профессиональному уровню она превосходила многие подобные концертные группы краевой филармонии, хотя в составе её не было ни одного профессионального артиста. Деятельность этого коллектива явилась убедительным доказательством того, какими замечательными, талантливыми людьми богата наша героическая Красная Армия, армия мужества, силы и высокой культуры.

 Под мощными ударами Красной Армии ненавистные фашистские орды были выбиты из предгорий Северного Кавказа. За пять с половиной месяцев хозяйничанья в Карачаевской области враги всеми средствами стремились уничтожить национальную культуру. Они разграбили областной Дом народного творчества (это стало причиной, усложнившей работу по сбору документации и для этой статьи), ликвидировали национальный ансамбль, артисты которого отказались сотрудничать с оккупантами. Фашисты стремились пресечь все проявления прогрессивных национальных традиций (33, 1943г., 21/IX).

 Сразу же после изгнания врага, исполком областного совета вынес решение о возобновлении деятельности национального ансамбля песни и пляски. Художественное руководство возлагалось на одного из самых ярких представителей национальной культуры, одного из старейших участников ансамбля - Гемму Гебенова. В октябре 1943 года состоялся первый концерт возрождённого коллектива, в программе которого были лучшие пляски и песни карачаевского народа (33, 1943г., 16/X), а также новые песни, родившиеся в период оккупации: "Эльбрус проклинает", отображавшая мрачные дни господства фашистов в Карачае, "Счастливая мать", танец джигитов, колхозные танцы и другие. В программе комсомольско-молодёжного по своему возрастному составу коллективе было несколько массовых танцев народов Кавказа, которые очень артистично исполняли солисты ансамбля Ортабаев, Голоев и други. Особенно удачно были поставлены танцы "Люблю вас", "Друзья" и танец горских девушек. Шумными аплодисментами провожали зрители исполнителей карачаевской и чечено-ингушской лезгинок Боюнсузовым и Голаевым.

 Близилось победоносное окончание войны. Восстанавливались разрушенные города и посёлки, станицы и аулы. Возвращался к мирной жизни советский народ. Перенесшие невероятные потери и тяготы в войне, люди с ещё большей остротой ощущали радость жизни труда, творчества.
 Исторические судьбы нашей многонациональной страны нередко складывались таким образом, что продемонстрировать взаимопонимание, дружбу, взаимопомощь большие и малые народы могли не только в лихие годины войны, но и в мирное время. Многонациональными были стройки Днепрогэса и Магнитогорска, Московского метро и Кузнецкого угольного бассейна. На этих и многих других грандиозных строительствах складывалась и крепла не менее великая психологическая общность Страны Советов.

 В трудное время для карачаевского и некоторых других народов Северного Кавказа в период с 1943 по 1957 годы (19, стр.53), когда под влиянием культа личности Сталина были нарушены нормы ленинской национальной политики, народы эти были переселены в различные районы Среднеазиатских республик и Казахстана. Осваивая новые земли, карачаевцы активно включились в хозяйственную и культурную жизнь совместно с другими братскими народами страны. Сотни и тысячи сынов и дочерей Карачая были награждены орденами и медалями СССР, Почётными грамотами Верховных Советов союзных республик Средней Азии и Казахстана за образцовый труд (19, стр.52).  За короткое время, заимствуя опыт местного населения, карачаевцы научились выращивать новые для себя сельскохозяйственные культуры: хлопок и коноплю, сахарную свёклу и табак, рис и сою, фрукты и овощи. В годы проживания в Средней Азии, карачаевцы были размещены в районах Киргизии, Узбекистана и Казахстана. Рассказывает Алиев Султан Чорнаевич. Наша семья жила и работала в совхозе Пахта-Арал (Хлопок Арала) - крупнейшем и лучшем хлопководческом хозяйстве СССР тех лет. Был он организован ещё в 1928 году.  В период предвыборной компании в Верховный Совет СССР в 1946 году повсеместно активизировалась художественная самодеятельность. И в нашем посёлке поначалу стала собираться молодёжь на танцы. Танцевали кавказские, русские, украинские, узбекские, немецкие танцы. Чуть позже, когда с фронта вернулись бывшие танцоры государственного карачаевского ансамбля песни и пляски Магомет Ахтаов, Махты Хасанов, Эдик Чипчиков, карачаевские танцы стали пользоваться всеобщим признанием. Поначалу, танцевали в сопровождении самодельных ударных инструментов. "У одного парня-татарина по национальности, - продолжал свой рассказ Алиев, - нашлась гармонь. Я спел ему несколько кавказских танцевальных мелодий и он их быстро запомнил. С этого времени наши танцы стали особенно популярными среди всех тружеников совхоза Пахта-Арал. Их танцевали с удовольствием и русские, и казахи, и украинцы. Примерно через год удалось достать ещё несколько гармошек и некоторые из них переделать на лады кавказских гармоней. Без кавказских танцев не обходился ни один вечер. Большую организационную помощь в проведении танцев и организации самодеятельных коллективов оказало руководство совхоза. Нам была предоставлена в клубе большая комната для проведения репетиций в ненастные вечера. После выборов 1946 года самодеятельность сохранилась. В ней принимали участие представители всех народов, живших в совхозе. В исполнении интернационального хора звучали популярные в те годы песни "Катюша", "Огонёк", "Синий платочек" и другие. Сам я написал несколько шуточных и сатирических частушек в традициях нашего народа о парнях и девушках совхоза. Наша самодеятельность, - продолжал Султан Чорнаевич, - далеко не ездила. Обычно мы выступали перед тружениками посёлков отделения совхоза. Постоянным аккомпаниатором на гармошке был русский парень - Иван Федотов. Он играл по слуху всё, что заказывали. Никогда между нами не возникали никакие конфликты или споры. Все относились с интересом и уважением к искусству - песням и танцам своих и других народов. Часто пели тогда мою песню "Али" о гибели лейтенанта-карачаевца Али Эркенова на фронте. Пели её, как потом выяснилось, и в Узбекистане карачаевцы. Сочинял я и частушки для своего друга Нури Шидакова, влюблённого в Кубекову Мариам. Он спел их на одном из вечеров неожиданно для своей любимой. А через несколько дней уже теперь неожиданно для моего друга будущая невеста сочинила и спела ответную песню. Я специально так подробно привожу этот пример, который говорит о стремлении молодёжи сохранить свои лучшие поэтичные традиции. Некоторые из этих первых песен, возникших в те годы, вошли в различные песенные сборники по возвращении карачаевцев на Кавказ.

 В 25 км от столицы Киргизии г.Фрунзе плодотворно работала республиканская опытно-селекуионная станция по сахарной свекле. В то время это была единственная подобная организация в Средней Азии. Здесь велась серьёзная работа группой научных работников, среди которых были и карачаевцы. Много жителей из карачаевских аулов Нижняя Мара и Нижняя Теберда были расселены в двух отделениях семеноводческого совхоза. В свободное от работы время молодёжь с увлечением пела и танцевала. И здесь без карачаевских танцев не обходился ни один вечер или концерт. Вскоре организовался карачаевский танцевальный ансамбль. Его создателем стал известный писатель Осман Ахияевич Хубиев - глубокий знаток национального искусства.

Уже в 1945 году ансамбль выступал не только у себя в опытно-селекционной станции, но и в соседних поселениях карачаевцев. В ансамбле было 6 танцевальных пар, гармонистка и ударник. Программу вёл Магомет Хубиев, совсем в то время юный брат руководителя ансамбля. Вскоре самодеятельных артистов стали приглашать и в более отдалённые места от посёлка Майского, где базировался коллектив. Это были колхозы и совхозы Сокулукского района Киргизской ССР, а затем и в некоторые другие киргизские и русские поселения. Известность ансамбля росла. Однако, карачаевские танцы становились популярными не только благодаря концертной деятельности этого коллектива. Каждый вечер в клубах посёлков или прямо на удобных площадках улиц возникали импровизационные интернациональные концерты, где как бы стержневыми были карачаевские танцы. Некоторые из девушек, захватившие с собой из Кавказских аулов вместе с самым необходимым национальные гармошки, без устали и с нескрываемым удовольствием играли помногу часов на своём любимом инструменте. Особенно людно и празднично проходили дни и вечера в период подготовки и проведения выборов в Верховные и местные советы депутатов трудящихся. Музыка и танцы звучали в это время почти круглосуточно. Вскоре в посёлке Майском появился новый творческий коллектив - школьный струнный ансамбль. Им руководил скрипач-эстонец Ян Янович Розенберг. В работе кружка активно принимали участие и карачаевские школьники. Среди них был и М. Хубиев, игравший на скрипке. Руководитель кружка играл на мандалине. В сопровождении этого небольшого ансамбля хорошо пела песни военных лет Мария Чмырь. После окончания войны в магазинах Фрунзе появилось много трофейных аккордеонов и других музыкальных инструментов. Это позволило ввести в состав ансамбля новые инструментальные тембры, от чего расширились исполнительские возможности ансамбля. По воспоминаниям М.А. Хубиева заметно оживилась работа кружков самодеятельности поселкового клуба, когда его возглавил демобилизованный из рядов Советской Армии капитан Казаков. Энергичный руководитель, хороший художник, он делал удачные декорации для спектаклей драматического коллектива. Особенно запомнился спектакль "Гибель эскадры", где мне - десятикласснику, - продолжает М. Хубиев, - пришлось играть роль белого полковника. Вслед за произведением Корнейчука была инсценирована "Страна Муравия" А. Твардовского.

Ставил спектакль Беленко А.И. - человек, имевший высшее филологическое образование и влюблённый в театральное искусство. В дни премьер зал клуба, вмещавший 400 человек, был всегда полон. Вслед за клубными спектаклями, в которых принимали участие и старшеклассники, стали готовиться и отдельные фрагменты советских и классических пьес в средней школе. В 1949 году был поставлен отрывок из "Женитьбы" Н.Н.Гоголя. К 100-летию со дня рождения великого русского писателя коллектив учащихся Красно-Октябрьской вечерней школы рабочей молодёжи провёл вечер. Доклад на тему "Н.Н.Гоголь и русская литература" прочитал директор школы Колесов А.Я. Вслед за этим состоялся концерт, в программе которого помимо отрывков из "Мёртвых душ", "Тараса Бульбы" и "Женитьбы" были украинские, русские и карачаевские танцы. Информация об этом была напечатана в районной газете "Ленинский путь" (5 марта 1952 года). 30 декабря того же года в клубе посёлка состоялся большой новогодний вечер-концерт. Зал клуба не смог вместить всех желающих. В программе концерта был музыкально-литературный монтаж "Наши песни", где наряду с русскими, украинскими, киргизскими, эстонскими звучали и карачаевские песни и стихи:

КИРГИЗИЯ
   Над тобою свет зари струится,
   Древний край высоких гор, долин.
   Поднялась ты к солнцу, как орлица,
   Над снегами сказочных вершин.
     Я с тобою связан хлебом-солью.
     Навсегда, могилою отца.
     Ты во мне и радостью, и болью
     Будешь жить до самого конца.
   К памятникам Ленину и Фрунзе
   Возлагал я горные цветы,
   Песни пел, играя на комузе,
   Окрылённый радостью мечты.
     Ты дала мне крылья для полёта, -
     Научился я стихи слагать,
     Пить кумыс, куда вкснее мёда,
     Шёлк травы почтенно целовать,
   Миру, звёздам тихо улыбаться
   На вершинах белокрылых гор
   И в росе серебряной купаться,
    Любоваться зеркалом озёр.
     Слышу песни твоего акына,
     Справедливость защищал Токо
     Полюбила ты меня, как сына,
     Подняла как птицу высоко.
   Золотом богаты твои недра
   Стелется лугов твоих ковёр
   Твой народ талантливый и щедрый
   Дружбе, братству верен с давних пор.

 Вечер этот вновь продемонстрировал дружбу, взаимоуважение, добросердечность народов нашей страны.
 Весной 1953 года на районном смотре учителей Я.Я. Розенберг и М. Хубиев был отобран на областной смотр. "В 1955 году, - вспоминает Магомет Ахияевич, - я и мои братья Маджит и Назир неоднократно выступали в концертах перед населением своего посёлка. Я играл на скрипке, а мои братья на мандолинах. Мы исполняли карачаевские мелодии, эстонскую песню и другие. Я не скрипач, да и братья мои не очень хорошо играли на мандолинах, - продолжал М.А. Хубиев, - но трио наше было, по-видимому, интересно тем, что выступали три брата, которые никогда не переступали порога музыкальной школы". Этот семейный коллектив успешно выступал на смотрах в селении Сукулукское и в заключительном концерте во Фрунзе. Охотно приглашали самодеятельных артистов и в другие селения района и области, где жили родственники. До 1956 года посёлок Майский не был радиофицирован. И тем приятнее было услышать с первыми звуками, разнесшимися по посёлку, знакомые и любимые национальные мелодии в исполнении одного из ярчайших карачаевских музыкантов Геммы Гебенова. В 1956-57 годах он часто выступал по республиканскому радиовещанию как баянист.

 В 1956 году Министерство культуры Киргизской ССР и республиканский Дом народного творчества издали во Фрунзе репертуарный сборник "Споём вместе", в который был включены песни карачаевцев и балкарцев. Составителем сборника был Исмаил Рахаев. Открывался сборник карачаевской народной песней "Да здравствует наша партия". Помимо народных в сборник вошли песни современных поэтов, стихи и отрывки из пьес. В 1957 году то же издательство выпустило второй номер репертуарного сборника с тем же названием и того же составителя. Здесь был дан нотный текст песен "Балкарский фестивальный марш" и "Соединяю свой путь с твоим" на слова карачаевского поэта Азрета Эбзеева. Газета "Казахская правда" 6 января 1957 года в статье "Рождение ансамбля" сообщало своим читателям о том, что в Алма-Ате по инициативе студентов карачаевцев и балкарцев организован молодёжный ансамбль песни и пляски. "Позавчера, - писала газета, - коллектив в составе 30 танцоров впервые выступил на Новогоднем вечере молодёжи Фрунзенского района в зале филармонии им. Джамбула". Студентка зооветеринарного института А. Таукенова открыла концерт грустной старинной карачаевской песней, в которой рассказывалось о тяжёлом прошлом девушки-горянки. Но вот с победой советской власти приходит и радость: исполнительница сбрасывала с себя покрывало и по сцене стремительно поплыла её стройная фигура. Студент строительного института А. Алтуев поставил групповые танцы - колхозную лезгинку и "Вольный танец". Ранее им же были поставлены танцы "Скромности" и "Ревности".

С наилучшей стороны показал себя Алтуев и как танцор. Большой успех выпал также и на долю солистки ансамбля Зои Хаджиллаевой, исполнявшей песню горской девушки и татарскую шуточную "Урам Дайляр". Первое выступление ансамбля карачаево-балкарской песни и танца очень тепло было встречено зрителями. Газета "Алма-Атинская правда" (12 января 1957 года) рассказала о том, что в вузах столицы Казахстана обучалось много карачаевцев и балкарцев. Кто-то из них подал идею о создании карачаево-балкарского студенческого ансамбля песни и пляски, которая всем понравилась. Инициативу по созданию коллектива взяли на себя студенты Осман Сарыев, Аслан Кипкеев и Юсуф Кочкаров. Они обратились за поддержкой в партийную организацию зооветеренарного института, в котором обучалось большинство участников ансамбля. Студентам была предоставлена аудитория для репетиций и баян. Студент-строитель А. Алтуев довольно быстро поставил ещё один танец "Раскрепощённой горской девушки". Участники ансамбля помимо карачаевских и балкарских песен разучили несколько русских, казахских и татарских. Репетиции продолжались несколько месяцев. На первом концерте ансамбля, который также прошёл в филармонии, свободных мест не было. Ведущему Б. Тохчукову по настойчивому и единодушному требованию зрителей не раз приходилось вызывать исполнителей на сцену. Всем понравились танцы "Истемей", "Колхозная лезгинка", "Раскрепощённая горская девушка" и другие номера программы. Очень хорошо пели Зоя Хаджиллаева, Кемал Джетдиев, Борис Тохчуков, Жасблим Макбузов, Алма Инсибаева. Вслед за русской народной песней "Вдоль по Питерской" звучат "Песня горской девушки" и казахская "Гакку". Долгие и бурные аплодисменты раздавались после выступления участников балетного кружка - Фариды Крымшамхаловой, Апона Алтуева и многих других. Первые выступления ансамбля прошли очень удачно. Этот свой экзамен студенты сдали на отлично. Однако, по мнению многих заинтересованных в дальнейшем росте ансамбля зрителей, ему явно не хватало хоровой группы. Хора не было в ансамбле не от отсутствия желающих: их было достаточно. Не удавалось привлечь квалифицированного руководителя-хормейстера. Республиканский Дом народного творчества и горкома комсомола, несмотря на свои заверения и обещания, ничем помочь не смогли. Новому коллективу необходимо было и более просторное репетиционное помещение.
 В 1955 году был организован национальный карачаевский ансамбль песни и пляски и в Киргизском государственном университете в г. Фрунзе. Организатором этого коллектива был Ракай Таукенович Алиев.

 Даже из немногих приведённых выше примеров видно, что карачаевский народ в период его проживания в районах республик Средней Азии и Казахстана не только результативно трудились в сельском хозяйстве, в промышленности, но и оказался верным своим пристрастиям в сфере художественного самодеятельного творчества.
 9 января 1957года, исходя из решений XX съезда КПСС, была восстановлена Автономия карачаевского народа, который стал возвращаться в свои родные места (19, стр.52). Газета "Заря" - Орган Клухорского (Карачаевского) РК КПСС и районного совета депутатов трудящихся, 7 июня сообщала, что на свои земли прибыло уже 3 тысячи карачаевских семей, которые сразу же включились в активный труд. Новосёлам отпускались большие государственные кредиты на жилищное строительство и обзаведение личным хозяйством (19, стр.53). С первых же дней возвращения в родные места, возобновились занятия самодеятельных коллективов.
 Возвращение карачаевцев на Северный Кавказ совпало с моментом активной подготовки автономной области к торжественному празднованию 400-летия добровольного вхождения народов Карачаево-Черкесии в состав России. Партийные и советские органы провели большую организационную работу по возвращению карачаевцев на родные земли, их трудовому и хозяйственному устройству. Радостно, по-братски встретило многонациональное население области вернувшихся карачаевцев. Это была яркая демонстрация нерушимого единства трудящихся (19, стр.52). Большую экономическую и финансовую помощь оказало советское правительство. В течение 1957-1958 годов КЧАО получила кредиты на сумму 100 млн. рублей (37, 1957г., 27/III). Щедрую помощь в деле подготовки национальных кадров Карачаево-Черкесии, особенно за счёт молодых карачаевцев оказала вся страна. Они принимались на льготных условиях на учёбу в вузы и средние учебные заведения Москвы, Ленинграда, Ростова-на-Дону, Воронежа, Саратова, Орджоникидзе, Ставрополя и других городов России. Большим событием в культурной жизни национальной области стало открытие при Ленинградском театральном институте карачаево-черкесской студии для подготовки профессиональных актёров (19, стр.53). Одновременно Черкесский НИИ был преобразован в Карачаево-Черкесский научно-исследовательский институт экономики, истории, языка и литературы (КЧ НИИЯЛИИ) (19, стр.53). Возобновил свою работу пединститут в г.Карачаевске. Вновь стала выходить областная газета на карачаевском языке "Къызыл Къарачай" (19, стр.53). На руководящую работу партийно-советского аппарата были выбраны и назначены представители карачаевского народа (19, стр.53). Радостное возбуждение, творческий трудовой подъём проявлялся не только в сельскохозяйственных и промышленных коллективах, чьи успехи перед знаменательной датой были особенно высоки.

Огромный подъём переживала и художественная самодеятельность КЧАО. Во всех клубах, Домах культуры шла увлекательная подготовка к праздничным концертам. Наилучшие же коллективы готовились к поездке в Москву. Был разработан и утверждён подробный план проведения празднеств, посвящённых знаменательной дате в период с 20 сентября по 1 октября во всех городах и районах области (ГА КЧАО, ф.3601, ед. хр.I). С 20 по 22 сентября должны были состояться юбилейные сессии городских, районных сельских советов депутатов трудящихся. До 27 сентября планировались митинги, собрания трудящихся, посвящённые национальному празднику. По особому плану должны были пройти выступления коллективов художественной самодеятельности Ставропольского края в период с 21 по 23 сентября во всех районах области. В полдень 22/IX планировалось открытие областной выставки изобразительного и прикладного искусства художников-профессионалов и любителей. 27 сентября в 14 часов - митинг трудящихся областного центра и представителей всех районов, посвящённый закладке памятника Владимиру Ильичу Ленину и монумента дружбы. В это же время в Карачаевске и Хабезе планировались выступления концертных бригад Московских артистов. На летней площадке Зелёного острова в 17 часов - встреча участников показа русского искусства с трудящимися города, а в 19 часов в зале Дома Советов планировалась такая же встреча писателей Москвы. Следующий день празднеств открывался парадом-демонстрацией учащихся учебных заведений и физкультурников города на Комсомольской площади. Здесь же вслед за этим шествием должен был пройти митинг трудящихся Черкесска и районов области, посвящённый 400-летию присоединения к России. Выступление Московских артистов и коллективов художественной самодеятельности намечалось в 1230 на всех эстрадах города, а через час после начала концертов - матчевая встреча борцов и показательные выступления КЧАО. В летнем кинотеатре в 14 часов открывалась юбилейная сессия областного совета депутатов трудящихся. В 18 часов для участников сессии должен был состояться большой концерт московских артистов. Вечером того же дня - приём гостей облисполкома в кинотеатре им. А.М.Горького. До позднего вечера на площадях и улицах города шла демонстрация фильмов и молодёжный бал на Комсомольской площади.

 Основные мероприятия должны были произойти 29 сентября на ипподроме и на стадионе Зелёного острова: конно-спортивные состязания, выступление ставропольских гимнастов, футбольная встреча между командами ставропольского края и сборной Черкесска. Большим событием должно было стать выступление на эстраде Зелёного острова знаменитого государственного хора им.Пятницкого. Завершался этот день молодёжным балом, демонстрацией кинофильмов и праздничным фейерверком в центральном сквере. Утром 30 сентября гостей ждали автобусы для поездки в Домбайскую долину. И, наконец, 1 октября гостей празднеств принимали у себя труженики предприятий, совхозов, учреждений культуры.
 Был разработан подробный сценарий подготовки и хода празднования, расписан план оформления площадей, улиц города и населённых пунктов области. Лучшие коллективы художественной самодеятельности области и края были закреплены за определёнными концертными площадками. В Черкесске с концертами должны были выступить самодеятельные артисты АТК-91, завода "Молот", коллективы художественной самодеятельности края и Дворца пионеров г.Черкесска. В населённые пункты области - Карачаевского, Хабезского, Адыге-Хабльского, Мало-Карачаевского, Усть-Джегутинского районов на 2 дня направлялись с концертами коллективы художественной самодеятельности г.Ставрополя, городов-курортов Кавминводской группы, которые должны были выступать по графикам районных отделов культуры.

 Кульминацией юбилейных торжеств, без сомнения, стал показ литературы и искусства народов Карачаево-Черкесии в столице нашей родины Москве с 7 по 11 октября 1957 года. Этой ответственной поездке предшествовала напряжённая подготовительная работа большой группы деятелей литературы и искусства, а также лучших представителей самодеятельного художественного творчества национальной области.
 Для общего художественного руководства и оказания творческой помощи Министерство культуры РСФСР и Союз композиторов на 2 месяца командировали выдающегося советского композитора, Народного артиста РСФСР, председателя правления Московского отделения Союза композиторов Вано Ильич Мурадели.

 Работая в архивах и библиотеках Черкесска, Нальчика, Ростова-на-Дону, Краснодара, Москвы (многие документы 20-40-х годов пропали в годы войны), беседуя с участниками поездки в Москву, я очень живо представил ту жизнерадостную, бурную, праздничную, но и деловую атмосферу торжеств. Об этих незабываемых днях я счёл возможным напомнить читателю подробнее. Хотелось как бы возвратить теперь уже не молодых свидетелей и активных участников событий 30-летней давности к тем дням. Вернуть в их души искры молодости. А нынешняя молодёжь по описываемым событиям сможет оценить культурные завоевания старшего поколения и, учтя его опыт, сделать новый шаг вперёд в деле расцвета национальной музыкальной культуры области.

 Автору этих строк посчастливилось некоторое время общаться с Мурадели - замечательным человеком, композитором и музыкально-общественным деятелем. В период моего обучения в Московской консерватории с 1952 по 1957 годы Вано Ильич дважды встречался со студентами теоретико-композиторского факультета (дирижёрско-хоровое отделение, на котором я учился, в те годы входило в состав этого факультета). На одно из заседаний научно-студенческого общества Вано Ильича пригласили студенты композиторского отделения по инициативе аспиранта Сергея Агабабова, которому было известно о работе Мурадели над оперой "Октябрь". Мастер с нескрываемым удовольствием делился своими профессиональными "тайнами" с молодыми музыкантами, некоторые из которых вскоре стали его коллегами по Московской композиторской организации. На этом заседании НСО было получено согласие Вано Ильича о новой встрече с ним для беседы о музыке горских народов Кавказа. Она произошла примерно через год. На этой встрече меня особенно поразило то высокое чувство ответственности и требовательности к своей работе, о котором нам говорил Вано Ильич как учитель своим ученикам, хотя в консерватории он в те годы не работал. Из первой с ним беседы мы помнили, что композитор родился в грузинском городе Гори в армянской семье. С самых ранних лет слышал он песни многих народов Кавказа. И, тем не менее, приступая к работе над оперой "Чрезвычайный комиссар" ещё в 1940 году (после завершения она получила название "Великая дружба"), Вано Ильич принялся изучать мелодии чеченцев, ингушей и других народов, на территории которых разворачивались революционные события оперы. Не могу не поделиться и об одном комическом эпизоде, связанным с В.И. Мурадели, и дополняющем представление о его чертах характера - тактичности и остроумии. За два или три года до моего окончания консерватории Вано Ильич возглавлял ГЭК нашего отделения.

Среди выпускников был очень застенчивый, от природы заикающийся студент. Даже при едва заметном неудачно сказанном слове он краснел как красна-девица. И вот ему-то попался экзаменационный билет с вопросом: "Постановление партии об опере Мурадели "Великая дружба". Бедняга сидел перед Вано Ильичом красный, как спелый арбуз, и не мог сказать ни слова. На помощь пришёл сам председатель Государственной комиссии: "Вы, молодой человек, не краснейте и не заикайтесь, - сказал Мурадели с кавказским акцентом, - О своих ошибках я слышу почти ежедневно уже несколько лет". Дипломник был спасён. Думаю, что эти две встречи с Мурадели и возбудили во мне интерес к музыкальному творчеству горских народов Кавказа. Правда, ещё раньше, в 1947-1948 годах, в московском государственном хоровом училище им. А.В. Свешникова одним из моих учителей был Александр Филимонович Гребнев - автор-составитель первого нотного сборника адыгейских песен, вышедшего в свет в июне 1941 года. Однако, в ту пору рассказы А.Ф.Гребнева мною были восприняты недостаточно профессионально. Во всяком случае, в октябре 1957 года, приехав в Москву с места распределения для поступления в аспирантуру к профессору А.В.Свешникову и узнав о Днях литературы и искусства Адыгеи и Карачаево-Черкесии, тотчас же обзавёлся пригласительными билетами почти на все концерты и вечера. И лишь какой-то страшный грипп, оставшийся в Москве после только что окончившегося Всемирного фестиваля молодёжи и студентов, скосивший и меня, не дал мне возможности услышать и увидеть всё от начала и до конца.

 8 октября газета "Советская Россия" поместила статью В.Мурадели "Жизнерадостное искусство", в которой художественный руководитель Показа делился своими впечатлениями о проделанной подготовительной работе. "Последние два месяца, - писал композитор, - мне довелось провести в Адыгее и Карачаево-Черкесии. Я слушал там задушевные народные песни, восторгался зажигательными плясками, с интересом читал рассказы и стихи местных авторов. Мне, как художественному руководителю Показа, удалось заранее многое увидеть, узнать и я хочу рассказать читателям "Советской России" о самобытном, полном очарования и темперамента искусстве братских народностей". Характеризуя своих подопечных, Вано Ильич отмечал различие в составе и репертуаре национальных художественных делегаций. Но главное, что объединяло профессиональных и самодеятельных артистов - это творческое горение, удивительная работоспособность и "непрестанное стремление к совершенствованию мастерства". Мурадели подчеркнул большое благотворное влияние русской культуры на национальное искусство Карачаево-Черкесии и Адыгеи. "Радостно сознавать, что эта издавна зародившаяся дружба, - продолжал далее композитор, - ощущается не только в дни праздников, а повседневно. Существуют очень крепкие сердечные связи, ещё раз свидетельствующие о торжестве ленинской национальной политики, о нерушимой дружбе народов нашей страны". Действенным подтверждением высказанной Мурадели мысли было совместное братское единение в творческом показе черкесов и карачаевцев, русских и адыгейцев, абазинов и ногайцев. Многоопытный деятель музыкальной культуры нашей страны был поражён тем, что огромная любовь к искусству и самоотверженный труд в короткий срок из музыкально малограмотных или совсем неграмотных юношей и девушек в недалёком прошлом, сделали их тонкими исполнителями, умеющих тщательно отрабатывать музыкальные произведения.
 Профессиональный ансамбль песни и танца КЧАО в ту пору был интересен одарёнными людьми, неподдельной искренностью исполнения и своим своеобразным колоритом. Руководителю ансамбля А. Апкаряну удалось к московской поездке добиться впечатляющих успехов - высокого профессионального уровня исполнения при сравнительно небольшом численном составе артистов.

 На хорошо знакомом всем москвичам фасаде Дома Союзов была изображена гигантская цифра "400". Она обозначала, что 4 столетия назад адыгские народы Кавказа навеки связали свою судьбу с судьбой России. Та же цифра была закреплена на большом синем полотнище, перекрывавшем четыре центральные колонны в глубине сцены зала. На боковых колоннах слева и справа на фоне красных знамён две яркие эмблемы: Карачаево-Черкесии - в верхней части круга красные знамёна, а в центре, как два брата, фигуры горца и русского. На ободке сверкающими буквами была сделана надпись: "Карачаево-Черкесия с Россией 400 лет!". В противоположной  стороне эмблема Адыгеи: на фоне красных знамён и силуэта Спасской башни Московского кремля надпись: "400 лет с Россией".

 В торжественной обстановке группа известных деятелей культуры и искусства Москвы сердечно приветствовала своих дорогих гостей. С ответными словами благодарности выступили руководители Карачаево-Черкесской и Адыгейской творческих делегаций. Состоялся обмен памятными подарками и адресами. Стихотворением "Партии" на родном языке концертную часть открыл черкесский поэт Х. Гашоков (41, 1957г., 9/X). Взволнованность автора-чтеца передалось аудитории ещё до прозвучавшего вслед русского перевода в исполнении известного чтеца В.Шадрина. Заслуженный артист РСФСР В.Хохряков познакомил слушателей с отрывком повести А. Кешокова "Дочь шапсугов". Величественную картину явил собой объединённый хор Карачаево-Черкесии и Адыгеи под управлением В.Буримова. Этот сводный коллектив открыл 2-е отделение концерта сочинением М. Джегутанова на слова Х. Гашокова "Песня адыгских народов о Партии". Вслед за ней выразительно прозвучала "Песня о Ленине" Вано Мурадели на слова Ф. Абдулжалилова под управлением А. Апкаряна.

 Вечером на сценах двух лучших залов столицы показали своё мастерство талантливые посланцы автономных областей. Профессиональные и самодеятельные артисты Карачаево-Черкесии выступали в Колонном зале Дома Союзов. Гостей тепло приветствовали представители деятелей искусств и трудовых коллективов Москвы. Текстильщики комбината "Трёхгорная мануфактура" им. Дзержинского принимали литераторов КЧАО (19, 1957г., 9/X). От имени тружеников прославленного коллектива со словами привета обратились старейшая текстильщица К. Уколова и председатель фабричного комитета комбината Н. Мариненков. Вступительное слово о жизни и трудовых успехах народов национальной области сделал заместитель председателя областного исполнительного совета депутатов трудящихся Т.А. Баучиев. С чтением своих произведений на вечере выступил карачаевский поэт О. Хубиев, ногайский поэт С. Капаев и черкесский поэт Х. Гашоков. В переводе на русский язык стихи поэтов КЧАО прочитали Народная артистка СССР Е. Гоголева, Заслуженный артист РСФСР В.Сомов и другие.
 На одной из творческих встреч художественный руководитель объединённых коллективов КЧАО Л. Яресько дал высокую оценку некоторым артистам национальной группы, которые стали профессиональными исполнителями совсем недавно (35, 1957г., 7/X). Среди них талантливый певец, танцор и композитор М. Джегутанов, танцор Г. Дзыба, солист-тенор А.Хабичев.
 Большой мелодический дар М. Джегутанова не раз отмечал и В.И. Мурадели.

Как художественный руководитель показа в Москве Вано Ильич с удовольствием и благодарностью говорил о тёплом приёме, доброжелательности и глубоком понимании искусства представителей народов Северного Кавказа со стороны московской публики. Карачаево-Черкесию и Адыгею представляли три коллектива, насчитывавшие 600 человек. Это ансамбль песни и пляски КЧАО, большой самодеятельный коллектив сельской и городской молодёжи, ансамбль песни и пляски ААО. "Музыкально-танцевальная культура этих народов, - подчёркивал Мурадели, - отличается мужественной сдержанностью прославленных джигитов и горцев-чабанов. Нежной женственностью, изяществом и грацией отличаются женские танцы. В сочетании с богатыми национальными костюмами всё это производит сильное впечатление" (38, 1957г., 8/X).

 11 октября 1957 года на сцене музыкального театра им.Народных артистов СССР К.С.Станиславского и Немировича-Данченко состоялось торжественное закрытие Показа художественных коллективов Карачаево-Черкесии и Адыгеи (41, 1957г., 12/X). На русском языке мощно прозвучала песня о партии солиста хора М. Джегутанова. Торжественно и радостно неслись звуки знаменитого финального хора М.И.Глинки из оперы "Иван Сусанин" - "Славься!". Следующий номер концерта переносил зрителей на праздник в предгорье Кавказа. То плавные, то зажигательные горские танцы чередовались с лихой русской казачьей пляской. Содержательной и многоплановой получилась программа заключительного концерта. Черкесские, карачаевские, адыгейские, абазинские песни и танцы, а рядом с ними сочинения русских классиков и советских композиторов. Всё это прозвучало на высоком профессиональном уровне, с большим мастерством. Приподнято звучала песня Вано Мурадели объединённым хором о великом вожде и основателе советского государства В.И.Ленине. Прекрасно спел хор КЧАО под управлением Заслуженного артиста РСФСР Л. Яресько песню Х. Карданова "Черкесия моя" и черкесские частушки, написанные на слова К.Берникова - руководителем этого коллектива. Проникновенно и лирично прозвучала песня абазинских девушек. Удачное световое и сценическое оформление замечательного хора "Ноченька" из оперы А.Г. Рубинштейна "Демон" и прекрасное его исполнение мужской группой объединённого хора вызвали у слушателей всеобщее восхищение. Как и на всех предыдущих концертах высокий уровень мастерства проявили: исполненные ими национальные пляски, восхищали и зажигали аудиторию. Почти все танцы исполнялись на бис. Достойным финалом этого радостного и праздничного заключительного концерта стала песня В. Мурадели на слова адыгейского поэта С. Яхутля и П. Резникова "Песня дружбы".

 Переполненные яркими впечатлениями, радостным волнением от московских встреч, возвращались из столицы нашей родины посланцы национальных областей. Такие же незабываемые воспоминания оставили они о себе и у тружеников фабрик и заводов, студентов, деятелей культуры и искусства Москвы. В связи с 400-летием добровольного присоединения Карачаево-Черкесии и России и за успехи в Показе литературы и искусства в г.Москве, Приказом Министра культуры СССР участники художественных коллективов КЧАО Ставропольского края были награждены значком "За отличную работу" - 17 человек, Почётными грамотами Министерства культуры СССР и ЦК профсоюзов работников культуры - 20 человек. Высокими Правительственными наградами были награждены наиболее отличившиеся представители Карачаево-Черкесской Автономной области.

 Юбилейный творческий отчёт самодеятельных и профессиональных артистов, писателей и поэтов явился огромным стимулом для нового роста молодых национальных братских культур и, в частности, самодеятельного музыкального творчества автономной области.
 Убедительным подтверждением этому стал очередной областной смотр коллективов художественной самодеятельности в 1958 году (22, 1958г., ГА КЧАО ф 498, оп I, ед.хр.I). Организаторам: управление культуры облисполкома, ОДНТ, обком ВЛКСМ удалось не только составить творческий, конкретный план проведения районных смотров и итогового областного, но и добиться чёткого его выполнения (график проведения смотра по жанрам, помещения для переодевания участников, их отдыха и питания, обеспечение транспортом). Областной смотр, прошедший 14-15 июня в Черкесске, показал возросшее мастерство коллективов и отдельных солистов художественной самодеятельности многонациональной области. На смотре соревновались 14 хоров, более 20 танцевальных коллективов, несколько оркестров, вокальных ансамблей и много солистов. Жюри смотра отметило значительный рост культуры хорового пения. Целый ряд хоров выступал с 4-х голосным исполнением народных песен и произведений советских композиторов. Многие хоровые сочинения исполнялись на национальных языках. Ряд танцевальных коллективов порадовал интересными, хорошо поставленными танцами. В то же время жюри сочло необходимым отметить отсутствие хороших обработок национальных песен. Было обращено внимание на недостаточную подготовленность девушек-танцовщиц. Совершенно не выдерживался национальный рисунок костюмов некоторых коллективов. Как отрицательное явление жюри зафиксировало многократное участие в разных жанрах смотра одних и тех же исполнителей, а также низкий исполнительский уровень некоторых участников-солистов. Большим пробелом было отсутствие национальных номеров в программах Адыге-Хабльского, Преградненского, Усть-Джегутинского и Зеленчукского районов.

 После всестороннего обсуждения члены жюри совместно с членами комиссии по проведению смотра установили:

I. По Мало-Карачаевскому району
 Отметить хорошее выступление солистов - Аджибековой, Кондратенко. Танцоров и танцовщиц - Масличенко и Лизунову, Урусову, Чотчаева и Крылова. Жюри и комиссия отметили и существенные недостатки в подготовке коллективов района. На смотре отсутствовал ряд известных коллективов, небрежно были одеты некоторые коллективы и отдельные их участники, не были представлены все национальности, проживающие в районе.

II. По Карачаевскому району:
 Жюри отметило хорошее выступление хора (руководитель С.Рябов), его солистов Маршанкулова, Хубиеву Л., Мкурнали, Динаева. Отлично выступили солисты Хабичева А., танцевальный коллектив ДК г. Карачаевска, сельских клубов Хумара и К-Джурта, аккомпаниатор национальных танцев А.Кулова. Жюри отметило достаточно высокую культуру исполнения большинства номеров программы района, а также отметило недопустимость включения профессиональных руководителей (чтецов, инструменталистов - штатных работников клубов и ДК) художественных коллективов.

III. По Черкесскому району:
 Жюри особо отметило отличное выступление на смотре объединённого хора профсоюзов г. Черкесска (руководитель Н.В.Болонский), солиста Н.Росткина. Хорошо выступили: танцевальная группа артели "Химпром", исполнительница на фортепиано И. Спивак, хор УПМ ВОС (солистки Наседкины - мать и дочь), духовой оркестр завода "Молот" (руководитель Кузякина), солистка ВОС Демченко и Китерова. При общей хорошей подготовке, жюри отметило, что в смотре не принял участие ни один из пригородных коллективов, представлявших национальные искусства. Городской отдел культуры не оказывал помощи Псыжскому, Ново-Георгиевскому и другим самодеятельным коллективам. Было также отмечено неудовлетворительное состояние фортепиано, на котором исполнялись сочинения русских и зарубежных классиков. Из-за растроенности инструмента впечатление от этих номеров заметно снижалось.

IV. По Преградненскому району:
 Отличной оценкой жюри отметило выступление казачьего хора станицы Исправной (руководитель В.П. Ковганов, баянист П.Ф.Хмелёв) и хороший хор Исправненского ДК, а также солисту Кушнарёву В. Жюри обратило внимание на исключительную неорганизованность коллектива районного Дома культуры в подготовке к смотру. Сюда прибыл лишь один коллектив Исправненского ДК, и не было участников РДК, Сторожевского и Урупского ДК, а из сельских клубов был представлен лишь коллектив Рожокая. Совершенно отсутствовали национальные номера. Плохо и то, что хороший хор Исправненского ДК не имеет костюмов.

V. По Зеленчукскому району:
 Отлично выступил хор (руководитель Потодеева), солисты Шидакова и Апресова, а также коллектив духового оркестра (дирижёр Троянов). Как серьёзный недостаток в работе районного отдела культуры жюри отметило отсутствие на смотре национальных коллективов и, прежде всего, карачаевских. Жюри рекомендовало руководителю духового оркестра больше исполнять лучшие произведения советских композиторов, а не свои малоудачные сочинения. Весьма слабо прозвучал струнный оркестр и соло на баяне.

VI. По Хабезскому району:
 Жюри отметило отличной оценкой выступление танцевального коллектива РДК (танцы "Кафа" "Удж") и исполнителя на национальной гармонике Дагову. Хорошую оценку получили хор и солистки Гочияева, Камова, Азирова и Горбункова. Было отмечено активное участие в смотре танцевального коллектива Эльбрусского сельского клуба. Жюри высоко оценило общий уровень постановки танцев в Хабезском районе и, как отрадный факт, - большое число национальных танцев и сольных номеров в программе, а также активное участие в самодеятельности девушек-горянок. Этим творческая группа Хабезского района заметно превосходила все другие районы области.

VII. По Адыге-Хабльскому району:
 Самую высокую оценку жюри смотра получило выступление солистки Коновой, аккомпаниатора Кабердаевой и исполнителя на греческой скрипке Гаврилова. Немногим слабее выглядели танцевальный коллектив сельского клуба Спарты и солистка Катаганова. Была отмечена возмутительная неорганизованность в подготовке коллективов района к смотру. Не было представлено творчество абазинов, ногайцев и других национальностей, проживающих в районе. Хор, выставленный на смотр, звучал неслаженно даже в 2-х голосном пении. Одна из лучших исполнительниц Катаганова не спела ни одной национальной песни, ограничившись только русскими. Ряд танцев поставлен очень слабо, а танец "Ревность" был просто осуждён, как порочный в идейно-художественном отношении.
 После подведения итогов областного смотра, жюри распределило места следующим образом:
1 место - Зеленчукский район
2-3 места - поделили Черкесский и Карачаевский районы.
4 место - Хабезский район.
5 место - Мало-Карачаевский район.
6 место - Усть-Джегутинский район.
7 место - Преградненский район.
8 место - Адыге-Хабльский район.

 Исполком областного совета депутатов трудящихся отметил, что проведённый областной смотр художественной самодеятельности явился отчётом творческих сил самодеятельного искусства, выявил много способных коллективов и индивидуальных исполнителей (ГА КЧАО, оф.494, оп I, ед.хр I).
 В смотре участвовало более 700 человек - представителей всех национальностей, населяющих область, которыми было исполнено свыше 200 номеров в различных жанрах. Ряд исполкомов райсоветов (Карачаевский, Зеленчукский, Хабезский) хорошо руководили подготовкой к смотру и добились высоких результатов. Одновременно облисполкома отметил, что некоторые исполкомы райсоветов и в первую очередь Адыге-Хабльский и Преградненский не серьёзно подошли к подготовке коллективов на смотр, не использовали всех возможностей, в результате чего коллективы этих районов выступали на смотре очень слабо.

Исполком областного совета решил:
 За отличное выступление на смотре наградить почётными грамотами облисполкома следующие коллективы и отдельных исполнителей:
1. Сводный хор станицы Зеленчукской.
2. Руководителя хора т. Потодеева  Р.Н.
3. Объединённый хор профсоюзов г.Черкесска.
4. Руководителя хора т. Болонского Н.В.
5. Казачий хор станицы Преградной.
6. Руководителя хора т. Ковганова В.П.

 Облисполком обязал управление культуры (т. Кулов) принять меры по закреплению достигнутых в период областного смотра успехов, организовать систематическую помощь коллективам художественной самодеятельности, обеспечить активное участие всех культпросвет учреждений во Всероссийском смотре.
 Здесь важно отметить, что из-за нехватки, а точнее, отсутствие дипломированных специалистов-музыкантов, хореографов, хормейстеров и других, росту культуры на местах содействовали энтузиасты беззаветно преданные своему любимому делу люди такие, как Болонский Н.В., Ковганов В.П., Потодеев Р.Н. и другие. Отсутствие специального образования окупалось у них организаторскими способностями, глубокой любовью к избранному ими делу. Следует подчеркнуть и то, что уровень требований жюри смотра 1958г. Значительно повысился. В поле зрения его членов оказались не только исполнительский уровень, численный состав участников и принадлежность к той или иной коренной народности, но и внешний вид исполнителей, их артистичность, качество инструментов, о чём раньше так остро не ставился. Безусловно, на эту сторону рабрты жюри сильно повлиял качественный скачок, происшедший в год юбилея области и отчётной поездки в Москву художественной делегации.

 В 1958 году в Черкесске было 17 коллективов художественной самодеятельности, однако часть из них работала неудовлетворительно. Художественная самодеятельность в городе ещё не была массовой. Слабую методическую и творческую помощь оказывали методкабинет отдела культуры, ОДНТ. Непрочными оказались творческие контакты областного национального ансамбля, драматического театра с самодеятельностью, возникшие в период подготовки к юбилею - 400-летию вхождения народов КЧАО в состав России. Слабой была и материальная база клубов и ДК. Относительно удовлетворительным было состояние дел лишь в Черкесском городском ДК. Эти и другие причины не содействовали подъёму уровня самодеятельного движения в области.

 Заметным сдвигом к лучшему, интересными творческими замыслами отличался план работы ОДНТ на 1959 год. К ним следует отнести оживление собирательской работы для пополнения фондов образцов народного творчества и обработка песенного материала для подготовки фондов образцов народного творчества и обработка песенного материала для подготовки к изданию и включению в репертуар клубной самодеятельности; составление репертуарных сборников (I сборник в квартал для самодеятельности на национальных языках; подготовка к изданию сборника национальных  танцев народов Карачаево-Черкесии. В разделе методической работы планировалось:

Оказание помощи в создании
а). Казачьего ансамбля песни и танца в сопровождении оркестра народных инструментов в станице Исправной;
б). Карачаевского национального хора в г. Карачаевске;
в). Черкесско-Абазинского ансамбля в ауле Хабез;
г). Абазинского и ногайского коллективов в Адыге-Хабльском районе.
В разделе пропаганды коллективов художественной самодеятельности:
а). Принять участие в проведении внутрирайонных смотров и праздников песни в мае-апреле;
б). Провести декаду самодеятельного творчества районов Карачаево-Черкесии в г.Черкесске;
в). Провести конкурс для выявления лучших хоров, музыкальных коллективов;
г). Провести рапорты-концерты в честь XXI съезда КПСС;
д). Провести серию межрайонных обменных концертов: Хабезский район - Адыге-Хабльский; Зеленчукский - Преградненский; Карачаевский - Усть-Джегутинский; Мало-Карачаевский - Прикубанский;
е). Оказать шефскую помощь самодеятельности районов КЧАО силами лучших коллективов областного центра.

Имелся график проведения всех запланированных видов работы. В разделе подготовки кадров планировалось проведение недельных семинаров 60 часовой программе для руководителей хоровых, танцевальных коллективов и 3-х дневных для руководителей по обучению игры на национальной гармонике. Особенно ценными быди два пункта внеплановых мероприятий: создание показательной капеллы при ДНТ и хоровом обществе, а также эстрадного оркестра.
 Большим событием в музыкальной жизни России стала организация Всероссийского хорового общества - массовой организации, объединившей в свои ряды сотни профессиональных хормейстеров, музыкантов с десятками и сотнями тысяч самодеятельных и профессиональных певцов. Задачами новой общественной организации были: содействовать развитию хорового пения во всех видах и жанрах, приобщая, тем самым, миллионы людей к музыкальной культуре. Общество должно было содействовать организации коллективного хорового пения в школах, клубах, домах культуры, в колозах, МТС, совхозах, на промышленных предприятиях, в учреждениях, средних и высших специальных учебных заведениях - всюду, где их можно было создать, а создав, оказывать всестороннюю помощь. ВХО должно было способствовать распространению музыкальной грамоты среди своих членов, знакомить их на лекциях и докладах с историей хоровой музыкальной культуры. Все эти и другие задачи в конечном счёте сводились к одной: активно помочь партии, правительству музыкальными средствами воспитать нового человека, будущего активного, культурного строителя коммунистического общества.
 В самой гуще подготовительной работы по созданию ВХО посчастливилось оказаться и автору этих строк. Заинтересованные споры, дискуссии возникали постоянно, и в консерватории, и в общежитии. Конференции на дирижёрско-хоровом факультете консерватории, в Союзе композиторов СССР, в концертных организациях, Министерстве культуры, где нам часто приходилось бывать, как старшекурсникам дирижёрско-хоровой специализации - самым первым проводникам новых назревших идей. Конечно же, в центре всего этого движения был "Патриарх" советского хорового искусства, ректор Московской консерватории, профессор, Народный артист СССР Александр Васильевич Свешников. Именно он был назначен председателем Оргкомитета, а в дальнейшем на I-м Учредительном съезде единодушно был избран Председателем Всероссийского хорового общества. Ответственным секретарём ВХО стал один из наиболее талантливых учеников Свешникова А.А.Орлов. Членами оргкомитета стали известные в стране музыканты, деятели культуры, ответственные работники Министерств РСФСР. В 1957-1958 годах велась большая работа по созданию отделений общества в областях, краях, республиках России подготовка к I-му Учредительному съезду.

Приказом Министра культуры РСФСР главная организационная работа возлагалась на управление и отделы культуры. Методическая работа по созданию новых и укреплению работавших прежде хоровых коллективов ложилась на плечи ДНТ и общественного актива специалистов. В этот же период велась большая просветительская, пропагандистская работа о значении и роли нового общества, о формах его работы, усиленно формировался актив. Велись переговоры с будущими коллективными членами ВХО - заводами, фабриками, совхозами, колхозами, членские взносы которых были важной доходной статьёй общества. На эти средства печатались нотные сборники. Отдельные песни издавались листовками большим тиражом. Шились костюмы для участников самодеятельных коллективов, приобретались музыкальные инструменты и т.д. 1958 и 1-я половина 1959 годов были отведены на создание первичных организаций, формирование районных, городских, областных, краевых и республиканских отделений ВХО. Выборы делегатов на конференции, которые проводились в этот же период, должны были быть завершены весной 1959 года. В июле того же года в торжественной обстановке, в Большом зале Московской консерватории открылся I-й Учредительный съезд Всероссийского хорового общества. С содержательным докладом о состоянии хорового искусства в РСФСР и ближайших задачах ВХО по развитию хорового пения выступил А.В.Свешников. Председатель мандатной комиссии А.А.Юрлов довёл до сведения делегатов интересные данные: от 67 областей, краёв и автономных республик РСФСР на съезде присутствовало 372 делегата, представлявших 129902 члена ВХО. Среди делегатов было 106 руководителей хоров, 87 участников самодеятельности, 30 учителей, 20 композиторов, 103 женщины, 163 коммуниста, 18 комсомольцев. На съезде были представлены 19 национальностей России. В числе делегатов Ставропольской краевой организации хорового общества был хормейстер Черкесского  Дома пионеров Николай Васильевич Болонский и директор ОДНТ Леонид Алесандрович Худько. Помнится, во время перерыва во второй день работы съезда, который проходил в Кремле, стихийно возникла очередь для фотографирования делегаций вместе с наиболее известными деятелями искусства Страны. Особенно туго пришлось А.В.Свешникову, которого буквально тянули за руки и "присоседивались" рядом с ним на фоне Спасской башни Кремля или другого исторического памятника.

1-й съезд и создание ВХО несомненно сыграл большую мобилизующую роль, стал большим стимулом для дальнейшего роста хорового пения в России.
 Несмотря на многие трудности, которые придерживали более ускоренное развитие художественной самодеятельности национальной области, успехи её с каждым десятилетием становились очевидными.

 "Мы обоснованно гордимся достижениями советской многонациональной социалистической культуры. Вбирая в себя богатство национальных форм и красок, оно становится уникальным явлением в мировой культуре" (6). Считаю уместным закончить этот раздел статьи мудрыми и знаменательными словами из "Политического доклада ЦК КПСС XXVII съезду КПСС" (25/11-1986 года).

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Маркс К., Энгельс Ф.   Об искусстве: В 2-х т. - М., Искусство, 1961.
2. Ленин В.И.   Партийная организация и партийная литература. //Полн.собр.соч. - Т.12.
3. Ленин В.И.   Нужен ли обязательный государственный язык? //Полн.собр.соч. - Т.24. - с.294-295.
4. Ленин и музыкальная культура: Сборник. - М., Советский композитор, 1970.
5. В.И.Ленин о литературе и искусстве. - 3-е изд., доп. - М., Художественная литература, 1967.
6. Горбачёв М.С.   Политический доклад Центрального Комитета КПСС XXVII съезду Коммунистической партии Советского Союза. - М., Политиздат, 1986г. - 127с.
7. Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. - М., Политиздат, 1986г. - 352с.
8. Программа КПСС: Новая редакция. Принята XXVII съездом КПСС. - М., Политиздат, 1986г. - 80с.
9. По вопросу о казачестве: Резолюция апрельского Пленума ЦК РКП(б), 1925г. //КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. -

(Голосов: 1, Рейтинг: 1)

  • Нравится

Комментариев нет