Расширенный поиск
6 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Билмезни кёзю кёрмез, этмезни къулагъы эшитмез.
  • Акъыл сабырлыкъ берир.
  • Кёз – сюйген джерде, къол – ауругъан джерде.
  • Иши джокъну, сыйы джокъ.
  • Адам бла мюлк юлешмеген эсенг, ол адамны билиб бошагъанма, деб кесинги алдама.
  • Онгсузну – джакъла, тенгликни – сакъла.
  • Акъылсызны джууукъгъа алма, акъыллыны кенгнге салма.
  • Кёб ант этген, кёб ётюрюк айтыр.
  • Аууз сакълагъан – джан сакълар.
  • Хоншуну тауугъу къаз кёрюнюр, келини къыз кёрюнюр.
  • «Ма», - дегенни билмесенг, «бер», - дегенни билмезсе.
  • Ашхы – джыяр, аман – джояр.
  • Таукелге нюр джауар.
  • Кенгеш болса, уруш болмаз.
  • Аш иеси бла татлыды.
  • Кирсизни – саны таза, халалны – къаны таза.
  • Чабакъсыз кёлге къармакъ салгъанлыкъгъа, чабакъ тутмазса.
  • Кийиминг бла танылма, адамлыкъ бла таныл.
  • Нарт сёз – тилни бети.
  • Чакъырылмагъан къонакъ тёрге атламаз.
  • Байма, деб да, къууанма, джарлыма, деб да, джылама.
  • Атлыны кёрсе, джаяуну буту талыр.
  • Юй кюйдю да, кюйюз чыкъды, ортасындан тюйюш чыкъды.
  • Билген билмегенни юретген адетди.
  • Ауузу бла къуш тута айланады.
  • Къан бла кирген, джан бла чыгъар.
  • Уллу къашыкъ эрин джыртар.
  • Ёлген аслан – сау чычхан.
  • Юреннген ауруу къалмаз.
  • Къонакъ болсанг, ийнакъ бол.
  • Биреуню тёрюнден, кесинги эшик артынг игиди.
  • Тыш элде солтан болгъандан эсе, кесинги элде олтан болгъан игиди!
  • Чабар ат – джетген къыз.
  • Олтуруб кёрюнмей эди да, ёрге туруб кёрюне эди.
  • Ишге юренсин къоллары, халкъ бла болсун джоллары.
  • Аллахха ийнаннган кишини, Аллах онгдурур ишин.
  • Миллетни бойну – базыкъ, аны бла кюрешген – джазыкъ.
  • От этилмеген джерден тютюн чыкъмайды.
  • Чомарт джарлы болмаз.
  • Къарнынг тойгъунчу аша да, белинг талгъынчы ишле.
  • Къонакъны къачан кетерин сорма, къачан келлигин сор.
  • Биреуге аманлыкъны тилеме да, кесинге ашхылыкъны тиле.
  • Айтылгъан буйрукъ, сёгюлмез
  • Адамны сыфатына къарама, сёзюне къара.
  • Джахил болса анасы, не билликди баласы?
  • Ёзденликни кёбю ётюрюк.
  • Ашына кёре табагъы, балына кёре къалагъы.
  • Телини эшигин, махтау джабар.
  • Атлыны ашхысы, ат тизгининден билинир
  • Келинин тута билмеген, къул этер, къызын тута билмеген, тул этер.

...В памяти братского белорусского и родного карачаевского народа

07.05.2009 0 2456

Али-Мурат Каракетов,
Москва - Минск - Борисов - Сенно

К 90-летию со дня рождения Героя Российской Федерации Ю. К. Каракетова

Герой Российской Федерации, кавалер Ордена Боевого Красного Знамени и медали "Партизану Отечественной Войны 1-ой ст.", командир партизанского отряда, лейтенант Каракетов Юнус Кеккезович родился 8-го марта 1919 года в семье зажиточного скотовода и коневода Кеккеза Каракетова. Он был третьим ребенком в большой и дружной семье его отца. Их было четверо братьев и три сестры. Отец Юнуса до Октябрьской революции занимался разведением племенных пород лошадей, имел многочисленное поголовье скота. Кеккез рассказывал ,что его табуны паслись под Майкопом на поймах реки Лаба. Мать Юнуса, Саният, дочь Айбазова Наны из Эльтаркача, была под стать хозяйственному Кеккезу. Они вместе дружно растили свое семейство, приобщая их к традиционному нелегкому труду горцев. Старшие сыновья Юсуф и Юнус уже были хорошими помощниками отцу, сестры Морхджан и Апуаджан перенимали навыки домоводства у своей трудолюбивой матери Саният.

Грянули революция и последующая за ней коллективизация. Отцу Юнуса пришлось сдать свои табуны и гурты в колхоз. Все бы ничего, если бы не пришлось сдать в колхоз любимого породистого вороного жеребца Юнуса. Это было большим ударом для маленького Юнуса. Родителей поражала неуемная страсть маленького Юнуса к лошадям, которая сохранилась до конца его короткой героической жизни. Кеккез и Саният начали работать в колхозе за трудодни. В семье прибавились маленькие Азрет, Хамит и Байдымат. Работа в колхозе обеспечивала достаток в семье. Дети учились в школе, а в свободное от учебы время помогали отцу и матери. Юнус после уроков все время пропадал в колхозном табуне поближе к "своему" жеребцу Тайко. После окончания школы устроился работать табунщиком в колхозный табун. О его смелости и умении управлять лошадьми говорил тот факт, что, по воспоминаниям старожилов села Эльтаркач, он сумел поймать и приручить одичавшего девятилетного жеребца, который приносил много вреда селянам. Каждый горец, да и не горец понимает, какая смелость нужна для того, чтобы поймать и объездить одичавшую лошадь. Смелости и силы не занимать было не по годам развитому и спортивному Юнусу. Он всегда был первым по метанию камня (къол таш), по борьбе, по поднятию тяжестей. Учился в школе он также отлично, что помогло ему в армии поступить в школу младших командиров.

Юнусу нужно было учиться дальше, но он решил сначала отслужить в Красной Армии и после этого поступить в летную школу и стать кадровым офицером-летчиком. С мая 1938 года по февраль 1939 года он чуть ли не каждую неделю приходил в Усть-Джегутинский райвоенкомат и требовал, чтобы его направили проходить действительную военную службу. Тогда не было особого дефицита в призывниках, и ему отказывали. В очередной свой приход в военкомат он встретился с самим военкомом, который заинтересовался частым гостем. Дежурный офицер доложил военному комиссару, что Юнус Каракетов требует призвать его на действительную военную службу. Комиссар пригласил его в кабинет и расспросил по интересующим его вопросам. Комиссар ответами этого статного и гордого парня остался доволен. Юнус в тот же день получил повестку на прохождение действительной военной службы в строевых частях. Комиссар в учетном деле Юнуса отметил о целесообразности направления его в школу младших командиров. Видимо, военком, кадровый офицер разглядел в нем лидерские качества.

В феврале 1939 года Юнус был призван в ряды РККА. Из Ростова-на-Дону, после прохождения школы молодого бойца, Юнуса направили в полковую школу в Белоруссию, которую он блестяще окончил в июне 1939 года в звании сержанта. После выпуска из школы Юнуса назначают заместителем командира стрелкового взвода 2-го стрелкового полка 50-ой стрелковой дивизии 13-ой Армии Белорусского военного округа, расположенного в г. Полоцке Витебской области Белоруссии. По письмам домой служба Юнусу давалась легко. Через три месяца за особые успехи в боевой и политической подготовке его красноармейцев его взвода, Юнусу присваивают звание старшего сержанта и назначают на офицерскую должность командира взвода. За короткое время взвод Юнуса становится образцовым в полку по боевой и политической подготовке. Сам Юнус завоевывает звание лучшего снайпера части.


Автор статьи с Владимиром Семеновичем Шукайло - ординарцем командира партизанского отряда Ю.Каракетова

В апреле 1940 года коммунисты части приняли его кандидатом в члены ВКП (б). Командование неоднократно поощряло успехи Юнуса. На базе взвода Юнуса открывают школу снайперов части. В напряженной боевой подготовке прошел весь 1940 год и первая половина 1941 года. Гитлеровская Германия захватила Польшу и всем стало ясно, что войны с немцами не избежать. В начале июня часть Юнуса занимает боевые позиции под г. Молодечно.

22 июня 1941 года. Теплая июньская ночь не предвещала начала одной из самых страшных трагедий человечества. В предрассветный час начались бомбардировки и артобстрелы всей приграничной полосы СССР, где занимала оборонительные позиции и стрелковая часть Юнуса. За несколько часов были превращены в руины города у западной границы. После артподготовок и бомбардировок днем пошли в атаку танки и моторизованные части гитлеровцев. Против 13-ой Армии РККА, в составе которой была и 50-ая стрелковая дивизия под командованием генерала В.П.Евдокимова, наступала танковая группа генерала Гота (4 танковые и 3 моторизованных дивизий) и 9-ая пехотная армия Штрауса (12 пехотных дивизий). В такой тяжелой обстановке на подступах г. Молодечно, 23 июня 1941 года принял первый бой снайперский стрелковый взвод Юнуса Каракетова. По признанию военных историков, бой около города Молодечно был одним из самых ожесточенных и кровопролитных в первые дни войны. Такой отпор красноармейских частей на начальном этапе войны обескуражил немецких генералов. Приведу выдержку из оперативной сводки № 13 штаба Западного фронта о боевых действиях 13-ой Армии: " …13-ая армия, выполняя приказ командующего фронтом, с 21.00 ч 30.06.1941 года переходит в н.п. Тетерин. 50-ая стрелковая дивизия после боев под г. Молодечно, ведя сдерживающие бои, к 6.00 ч.28.6.41 г. вышла в район Околово. Дивизия удерживает укрепрайон Околово-Плещеницы - Соколы. Немцы в этих боях потеряли более 20 тысяч солдат и 12 танков".


Памятник заживо сожженным белорусским крестьянам в местечке Лидица 

Дивизия обороняла подступы к Минску. За скупыми строками сводки просматривается героизм, совершенный под Молодечно советскими войсками. Практически этот отпор был одним из самых крупных сражений, данных гитлеровцам в первые дни войны. Гитлеровцы были вооружены до зубов, имели многократное превосходство в самолетах, танках, самоходках, машинах десанта, живой силе. Имела немаловажную роль сосредоточенность их ударов, тогда, как нашим приходилось держать оборону по всему фронту. Немцы избегали затяжных боев, обходили укрепрайоны. Нужно признать, эта тактика в начале войны приносила им преимущество. После тяжелых боев часть в более или менее организованном порядке начала с боями отступать на восток для соединения с советскими войсками. Тяжелые были дни отступления как в моральном, так и в техническом плане. Связь с войсками была утеряна, было много раненых, не хватало боеприпасов, продовольствия. Все большаки были заняты гитлеровцами. И в этой тяжелой обстановке командование части дало приказ прорываться к своим повзводно.

Юнус выводил свой взвод, в составе которого осталось менее трети личного состава . От частых боевых стычек с немцами все меньше и меньше оставалось боевых товарищей. Они исполняли свой долг защитников родины из последних сил. Наступил день, когда Юнус остался с двумя своими тяжелоранеными бойцами. Это случилось под г. Борисов Минской области. Юнус в очередной раз определил своих тяжелораненых бойцов в сердобольные белорусские семьи, отдал им все, что было из лекарств и ушел в лес, чтобы пробиваться дальше к своим на восток. Шел Юнус с тяжелой душой. Остался совершенно один. Он исхудал, оброс жесткой щетиной, поизносился в тяжелых боях, но оружие не бросил, не переоделся в гражданскую форму, не сдался врагу. В руках он крепко держит снайперскую винтовку и думает, что дешево не отдаст свою жизнь. Но Бог сжалился над ним. Совершенно неожиданно он встретился со своим земляком Кичи-Батыром Хаиркизовым, тоже испытавшим всю горечь потери своих боевых товарищей и пробивающимся в одиночку к своим. Это был счастливый день для обоих, определивший их дальнейшую судьбу, принесший им обоим славу Героев. Представить трудно, как же они были счастливы, встретившись в глухом лесу два земляка, оставшиеся в живых после испепеляющих боев первых дней войны! Это был подарок судьбы, соединивший навеки имена двух Героев, их судьбы. С этого дня их жизнь приобретет совершенно другой смысл.


Памятник на месте гибели Ю.Каракетова

Мы можем только догадываться о чем они разговаривали между собой, что они вспоминали! Но однозначно одно, что, говоря об одном из них, невозможно не говорить о другом. Не будучи даже дальними родственниками, они стали ближе родных братьев. Оба не знали, что с их родными и близкими. Не знали они и о том, что старший брат Юнуса - Юсуф и старший брат Кичи-Батыра, тоже Юсуф, в первый же день войны ушли на фронт. Юсуф Каракетов погиб в 1941 году под Москвой. Старший брат Кичи-Батыра Юсуф Хаиркизов храбро сражался всю войну, был представлен к званию Героя Советского Союза и вернулся домой с многочисленными орденами в победном 1945 году.

После долгих разговоров о родине, они начали планировать, что им делать дальше. Юнусу 22 года, несмотря на яростные бои он не был ранен. Кичи-Батыру 23 года, в одном из скоротечных боев получил рану предплечья. Юнус перебинтовал ему плечо. Верные воинской присяге, они оба не могли допустить и мысли о легкой жизни для себя. Решили партизанить и воевать с ненавистным врагом вдвоем, разузнать, где передовые части немцев и прорываться к своим. Но последующие три года покажут, что Белоруссия окажется их судьбой. Все, что нужно было исполнить защитнику Отечества, они исполнят в белорусских лесах и Белоруссия станет их  второй родиной, где они покажут чудеса безмерного героизма. Она же станет их вечным пристанищем и она же навеки сохранит в своей благодарной памяти имена бесстрашных карачаевцев - "Коли Черного" и "Лени Черного".

Началась их совместная партизанская эпопея через три дня после встречи. Местные мальчишки рассказали им, что немцы гонят колонну пленных красноармейцев в сторону г. Борисов и должны пройти через лес. Оккупанты уже чувствовали себя хозяевами на чужой земле и потому могли позволить себе сопровождение колонн военнопленных поручить нескольким автоматчикам с собаками. Юнус с Кичи-Батыром проследили движение колонны и, когда она углубилась в лес, с криками "Бей фашистов!" напали на конвой. Конвоиры не успели даже понять, что случилось, как были уничтожены. Место скоротечного боя закамуфлировали, засыпали песком пятна крови, убрали трупы эсэсовцев и отвели подальше в лес военнопленных .С ними была проведена беседа. Измученным и раненым красноармейцам передали свои продукты и лекарства. Красноармейцы начали проситься в их несуществующий партизанский отряд. Они объяснили, что у них нет отряда, а есть одно большое желание воевать с врагом. Раненых направили к надежным патриотам - белорусам в глухие лесные деревни, куда фашисты не очень охотно заглядывали. Другим посоветовали подкрепиться и готовиться исполнять свой воинский долг, как подсказывает им их солдатская совесть и воинская присяга. В неразберихе первых дней войны немцы не сразу спохватились пропажи колонн военнопленных с конвоирами.


Александр Дмитриевич Клячин, бывший начштаба отряда Юнуса, с супругой Марией Платоновной

В первые месяцы войны партизанское сопротивление не было организовано. Только такие отчаянные смельчаки, как Юнус и Кичи-Батыр, интуитивно понимали необходимость сопротивления врагу в любой форме. Это уже зимой 1942 года на уровне Госкомитета Обороны начали предприниматься меры по организации партизанского движения. Кичи-Батыр с Юнусом по своим делам вполне заменяли один отряд. Это уже почувствовало и командование Борисовского немецкого гарнизона. За период с июля по декабрь 1941 года по документам Государственного архива Белоруссии ими было освобождено 840 (!) красноармейцев, убито 39 конвоиров, уничтожено 28 предателей, уничтожен 31 каратель, ранено более 40 немцев, взорваны 8 бронемашин, 7 мостов, возвращено населению более 200 голов скота. Немцы были в панике и комендант г. Борисов, гитлеровский генерал приказал отпечатать и распространить среди населения листовки о том, что в районе Борисова орудует крупный отряд диверсантов во главе с красными офицерами "Черным Колей" и "Черным Леней" и пообещал за их поимку по 15000 рейхсмарок. По тем временам эта сумма была довольно внушительная. Юнус с Кичи-Батыром смеялись над этими листовками, а население радовалось, что есть в лесах защитники. Они вдвоем были чуть не первыми сопротивленцами, которые давали местному населению какую-то надежду на защиту.

Такие герои-одиночки были основой создания в 1942 году мощного партизанского движения в Белоруссии. Местное население уже слагало легенды о "черных братьях", и по их примеру в лесах начали появляться партизаны-одиночки и маленькие группы. Местное население поддерживало "черных братьев", обеспечивало их продовольствием, теплой одеждой, своевременно предупреждало о передвижениях немцев, давало сведения о предателях. Безусловно, именно эта поддержка населения обеспечивала успех проводимым ими операциям и их неуловимости. Одной из таких групп была и группа полкового комиссара В.С. Леонова, которая была создана из отступающих красноармейцев.


Мемориальная доска, установленная в с. Моисеевщина Борисовского района Минской области

В своих воспоминаниях он пишет, что перед войной он был назначен комиссаром 260-го национального литовского полка в Особый Прибалтийский военный округ. С началом войны литовские офицеры подняли мятеж и начали расстреливать русский командный и политический состав полка. Практически литовские полки не сделали ни одного выстрела против наступающих немцев. Всем нелитовским командирам и комиссарам пришлось отступать в сторону Белоруссии. Леонов отступал вместе с командиром полка Китичиным. Получилось так, что ни их полк, ни они сами не принимали участие в тяжелых оборонительных боях 1941 года. 3 июля они, по его признанию, недалеко от г. Борисов услышали речь Сталина об организации партизанского движения. Командир решил пробиваться за линию фронта, а он решил остаться и организовать партизанскую группу. Он в октябре 1941года создал группу из 13 человек в Чашникском районе и приступил к диверсионным операциям. Юнус с Кичи-Батыром уже проводили рейдовые операции и в других районах - Хлопеничском, Лепельском и Чашникском районах. Один раз они встретились с группой Леонова и имели короткую перестрелку, не подозревая, что они тоже партизаны. После этой перестрелки, как вспоминает В.С.Леонов, он начал искать встречи с ними через местных активистов-комсомольцев.

"Однажды на рассвете в лесу мне доложили, что неподалеку от нас вблизи деревни Ковельщина появились два конника, по всем приметам "Коля" и "Леня", - вспоминает Леонов. - Они заметили наше движение и бросились к пулеметам. Вооружены они были по пулемету Дегтярева, карабину, нагану и гранатами. Я представился. Тогда "Ленька" (Кичи-Батыр Хаиркизров), находясь за пулеметом, попросил показать орденскую книжку. Я подошел к нему и предъявил. Они поверили и решили вступить в наш отряд. Это были военнослужащие Хаиркизов Кичи-Батыр Алимурзаевич - "Леня" и Каракетов Юнус Кеккезович - "Коля". Впоследствии Леня был у меня заместителем, а Коля - командиром отряда. Они храбро сражались и оба героически погибли".


Встреча с боевыми соратниками Ю.Каракетова на праздновании 9 Мая в Витебской области Белоруссии

С этого дня партизанский отряд Леонова начал быстро разрастаться. Кичи-Батыр становится заместителем командира отряда, Юнус командиром взвода. Полковой комиссар, имеющий немалый опыт работы с личным составом, быстро понял незаурядные командирские способности молодых горцев. На примете у них были спасенные ими военнопленные, активисты лесных деревень, которые выполняли поручения по проводимым ими операциям. Эти люди по первому же зову "черных братьев" могли превратить их небольшую группу в полк. Но суровые зимние условия, необходимость обеспечения одеждой, продуктами, жильем в оккупированной территории удерживала их от набора в отряд новых людей. На отрядном совещании решили подождать с комплектацией отряда до весны, а до этого так же активно продолжать операции с привлечением для их выполнения указанный актив. Отряд Леонова, усиленный легендарными "Колей" и "Леней", начал наносить ощутимые удары по тылам немцев, взрывать коммуникации, предприятия промышленности. Горела земля под ногами изменников Родины - полицаями, "народниками" Власова, бургомистрами и карателями. Партизаны уже зимой 1941-1942 годов проводили целые рейды по тылам врага. Позднее их партизанский товарищ, начальник штаба Сенненской партизанской бригады напишет в своих воспоминаниях: " С Леней и Колей воевать было не страшно, какой бы сложной обстановке ни была".

За зиму отряд Леонова В.С. уничтожил много живой силы и техники врага. С наступлением весны по общему решению и с одобрения Витебского подпольного обкома партии отряд Леонова разворачивается в полновесную партизанскую бригаду с закреплением зоны ответственности по Сенненскому району. Официально бригада была названа Сенненской партизанской бригадой. Командиром бригады стал Леонов В.С., заместителем - Кичи-Батыр Хаиркизов, командиром отдельного партизанского отряда с раздельной дислокацией стал Юнус Каракетов. Бригада, состоящая из пяти отрядов, должна была в течении короткого периода укомплектоваться людьми до 1000 человек. Перед командирами отрядов была поставлена задача - стать самостоятельными боевыми отрядами с самообеспечением, с отрядной разведкой, медициной. Эти организационные мероприятия не должны были влиять на каждодневную боевую деятельность партизан. Юнус начал интенсивно комплектовать свой отряд. Ему это сделать было нетрудно. У Юнуса и Кичи-Батыра было немало проверенных на деле активистов - комсомольцев, коммунистов, освобожденных из плена красноармейцев. Отряд Юнуса дислоцировался в Ковельском лесу между городами Сенно и Чашники. Оружием комплектовать помогали всезнающие местные мальчишки.

Знающие военные историки утверждают, что самим большим танковым сражением Великой Отечественной войны было не сражение под Прохоровкой, а под городом Сенно в июле 1941 года, где участвовало с обеих сторон до семи тысяч танков. Там немецкие танковые армии были отброшены назад, но советским танковым частям пришлось отступить, чтобы не быть отрезанными от линии фронта. Во время этого сражения было подбито много немецких и советских танков. Немцы вывозили понемногу свои танки на ремонт, а наши танки оставались, набитые вооружением, снарядами и патронами. Мальчишки по ночам перетаскивали к партизанам пулеметы, патроны и гранаты.

Юнус первым делом создал в своем отряде конный взвод. Он хорошо понимал, что для оперативного решения боевых задач в лесных условиях не было конкурентов лошадям. Видимо, сказывалась и его давняя страсть к лошадям. Одна старая партизанка рассказывала, что у "Черного Коли" была его личная ездовая лошадь, которая выполняла беспрекословно любые его команды. Скажет Юнус ему тихо: "Зайди домой!" - он заходил домой. Скажет: "Ложись!"- он ложился. Это было очень нужно, чтобы предатели не могли видеть в какой дом зашел Юнус. Или же на во время партизанской засады. Особо забавляло население и партизан, когда он кланялся за кусочки сахара или лихо отплясывал по команде Юнуса. Юнус даже в этой страшной войне оставался большим любителем лошадей. Я очень обрадовался, когда недавно, просматривая Интернет, увидел, что руководитель " КЧЭнерго" Каракотов Муратби Назирович на скачках, посвященных Дню Победы в Пятигорском ипподроме учредил три приза имени Героя Российской Федерации Ю.К.Каракетова. Лучшего памятника, кажется, ему и не нужно - потомок угадал самое большое увлечение своего знаменитого родственника.


На праздновании Дня Победы 

Просматривая "Дневник боевой деятельности отряда Каракетова", который хранится в Государственном архиве Республики Беларусь, я удивлялся плотности боевых операций его отряда. Юнус становился маститым организатором хитроумных и результативных операций. Его отряд за свои дела по праву стал передовым во всем партизанском движении Витебщины. Это достигалось железной дисциплиной и отличной боевой выучкой его бойцов. Юнус не употреблял спиртное и жестко пресекал пьянство. Как вспоминает ординарец Юнуса Шукайло В.С. из села Чарея Чашникского района, любимой его поговоркой по спиртному была: "Пьяный партизан не хозяин своей жизни". Партизаны отряда под личным руководством Юнуса проходили физическую подготовку, тренировки по рукопашному бою, по стрелковой подготовке. Не прощал и трусость, потому что знал - в самый ответственный момент трус поднимает панику. В общем, шла жесткая партизанская жизнь отряда. От командиров всех уровней он требовал армейской дисциплины. Комиссар его отряда Н.Рогов в своем политдонесении пишет, что в отряде случаев пьянства или бегства с поля боя не было. Можно сказать, Юнусу удалось в партизанских условиях создать почти армейский стрелковый батальон. Вот как об этом говорит начальник штаба отряда Юнуса Клячин А.Д., ныне здравствующий в возрасте 95 лет и живущий в г. Сенно: "Я удивлялся кадровой зрелости моего командира, хотя был старше его по званию (капитан РККА). Всегда отдавал приказания негромким и властным голосом, подчиняющим любого человека. Хоть я был старше его и возрастом, и званием, но слушался безоговорочно, потому что в его приказах не было ничего лишнего или обидного. Вспоминаю, как он учил бойцов стрелковому делу. Он виртуозно владел любым видом оружия. Стрелял без промаха даже при перекатывании, при беге, на скаку. А со стационарного положения так стрелял, что из пяти патронов мог попасть в "десятку" и при этом мы потом долго не могли понять, куда ушли остальные четыре пули. Потом до нас начало доходить, что он буквально "всаживал" все пули в одно отверстие. Вот такая кучность стрельбы была. Великолепный был снайпер! Его тренировки по рукопашному бою тоже были такие, что к нам приходили смотреть и перенимать опыт партизаны из других отрядов. Он стал бы очень большим военным, если б не погиб так рано".

Директор Сенненского музея К.А. Осипович дополняет старого боевого соратника Юнуса словами: "Население и партизаны "черных братьев" воспринимали как специально подготовленных Москвой офицеров и заброшенных к нам для разведки и диверсий. Эти легенды складывались именно из-за их физических данных и умения, из-за аккуратного внешнего вида в черных кожаных куртках. В наших местах они воспринимались просто сказочными былинными богатырями. И, вообще, было бы справедливей,если бы присвоили им звания Героев Республики Беларусь. Ведь они совершили все геройства на глазах у белорусов и погибли здесь. Они ни одного дня не были за пределами нашей республики. Служили здесь, партизанили и защищали нашу родину и похоронили их тоже здесь. Вся их жизнь - сплошное геройство!"

Специально привожу высказывания соратников Юнуса и Кичи-Батыра, чтобы статья не была похожа на статистический отчет, хотя даже сухая статистика тоже очень впечатляет. Так, за время деятельности отряда с марта 1942 года по июнь 1943 года, было уничтожено более 1000 немцев и полицаев, захвачено в плен более 200 врагов, взорвано 5 железнодорожных эшелонов, 12 автомашин, уничтожено 6 маслозаводов, 1 спиртзавод, 35 километров железнодорожных путей, 5 мостов, захвачено 1 танк, 2 орудия, много стрелкового оружия, боеприпасов и снаряжения, возвращено населению более 200 коров.

Отряд Каракетова наносил молниеносные и сокрушительные удары по фашистам. Фашисты уже не мелочились обещанием за их поимки какими-то пятнадцатью тысячами марок как в начале их деятельности. Готовы были заплатить уже сотни тысяч. Готовили и забрасывали к партизанам специальных агентов для устранения "черных братьев". Но партизанская разведка работала бдительно и быстро выявляла агентов. Спасала братьев всенародная любовь. Как же их было не любить, если они из лап смерти вырывали сотни и сотни белорусов? В селе Чарея в Чашниковском районе должны были расстрелять и сжечь все население за пособничество партизанам. Об этом доложили Юнусу вечером. Он немедленно снял свой отряд и помчался спасать людей от смерти. Маршевым ударом отряд разгромил гарнизон Чареи. Не ожидавшие нападения немцы ошалело бегали и попадали под кинжальный огонь пулеметов и скошенные падали целыми группами. Людей освободили и увезли с собой в партизанскую зону. В ту ночь было убито 29 немцев, сдались в плен 10 полицаев, которые тоже были расстреляны по суду жителей Чареи за их издевательства над мирными людьми. За этот период были и крупномасштабные операции, где участие принимала вся бригада. Особо следует отметить бой за партизанский аэродром в совхозе "Белица".

Сенненская партизанская бригада имела в своем составе более 1500 партизан. Шли непрерывные бои, было много раненых партизан. Нужно было отправлять за линию фронта детей, семьи коммунистов, раненых, получать почту, боеприпасы, продукты. Потому был организован этот аэродром специально для обеспечения Сенненской, 1-ой Заслоновской, 2-ой Заслоновской, Дубова, Кириллова, Старины, Дьячкова-Нарчука и Гудкова бригад. Партизанский аэродром сильно встревожил немцев. Начались почти ежедневные бои.


"Юнус, твой подвиг вечен в памяти братского белорусского и родного карачаевского народа"

Горела душа у Юнуса. Погиб его брат Кичи-Батыр. Погиб, геройски командуя операцией по ликвидации крупной колонны противника. Похоронили Кичи-Батыра без Юнуса, он был на задании. Когда он вернулся на место постоянной дислокации, все боялись сообщить ему о случившемся. Специально в отряд приехали командир бригады В.Леонов и комиссар бригады, секретарь Витебского обкома партии М.Любимцев. Сообщили и попытались утешить, но Юнус был безутешен. Весь почернел. Поехали на могилу Кичи-Батыра, постояли. Юнус дал клятву жестоко отомстить за смерть своего брата. Это было 8-го июня 1943 года. Он полностью выполнил свою клятву, жестоко отомстил за смерть Кичи-Батыра. Его именем он назвал свой отряд и громил врагов. Он сам тоже погиб в жестоком бою ровно через год, день в день, 8-го июня 1944 года.


Кичи-Батыр Хаиркизов

Так повелось, что все тяжелые операции поручались отряду Каракетова. "Кремень был командир, не отступит, грамотно всех расставит и спокойно руководит, если даже небо упадет на землю" - это слова начальника его штаба. Оборону аэродрома поручили сводной группе во главе с Юнусом, состоящей из отрядов Каракетова и его друга Николая Кащеева. Немцы собрали крупную хорошо вооруженную группировку из тысячи человек и после интенсивной артподготовки начали наступать. Первую атаку группа Юнуса отбила. Немцы предприняли еще одну атаку, контратакой отряды Юнуса выбили немцев из совхоза "Белица". Из донесения командира и комиссара Сенненской бригады штабу партизанского движения видно, что немцы потеряли убитыми более 100 человек. За этот бой рабочие совхоза вручили отряду Юнуса Красное Знамя. Отряд Юнуса стал Краснознаменным. Это был первый случай в партизанском движении. Рабочие совхоза "Белица" сложили частушки об этой победе Юнуса:

Немцы с танками засели
Забрать Белицу хотели.
"Колька Черный" огнем в ответ
И у немчуры танков нет.

Остальная часть частушки, к сожалению, забыта. Второе серьезное наступление немцы предприняли через месяц. Теперь, наряду с артиллерией, была применена и фронтовая авиация. Партизанский аэродром охраняла вся та же группа Юнуса. Итог операции был опять плачевен для немцев. Контратакой немцы были выбиты из Белицы. Другие отряды бригады, расположенные по пути отступления немцев, завершили операцию. Немцы опять потеряли убитыми и плененными более 100 солдат и офицеров и надолго оставили партизанский аэродром в покое. Это только несколько эпизодов боевой деятельности группировки Юнуса Каракетова. Его успехи периодически отмечались в приказах по Белорусскому штабу партизанского движения, на заседаниях Витебского подпольного обкома партии. У Юнуса был большой авторитет не только среди командования, но и у всех партизанских отрядов и среди населения.

Ему как-то стало известно, что в соседней области лежит в горячечном бреду карачаевец. Он срочно направился туда и узнал, что это Аскер Бархозов. Он был без сознания. Ухаживающие люди сказали, что без пенициллина он безнадежен. Он со своей группой напал на бургомистрат, захватил аптеку и все лекарства привез умирающему Аскеру. К сожалению, они после выздоровления Аскера не встретились - дороги войны их развели навсегда.

По размаху боевых действий отряд Юнуса давно уже вышел за отрядные масштабы. Да и бригада В.С.Леонова сильно разрослась, что мешало оперативному управлению. По словам его ординарца уже велись разговоры о разворачивании отряда Юнуса в бригаду. В 1943 году Юнусу и Кичи-Батыру были присвоены воинские звания "лейтенант", оба были представлены к награждению званием Героя Советского Союза, были награждены орденами Боевого Красного Знамени. После боев за партизанский аэродром Юнуса поздравил, как мастера партизанской войны, Белорусский штаб партизанского движения. Но у войны свои законы... Вскоре начались кровопролитные бои и не было времени на реорганизации.

1944 год. Советская Армия начала наступательные операции по всем фронтам. Немцам пришлось срочно снимать с Западного фронта войска и технику и перебрасывать на Восточный фронт. Белорусскому штабу партизанского движения поступил приказ из Москвы об усилении борьбы. Начали беспощадную рельсовую войну, днем и ночью летели под откос поезда, взрывались мосты, уничтожались телефонные коммуникации. Гитлеровцы несли колоссальные потери из-за диверсий на дорогах. По существу "Белорусская операция" приравнивалась к пятому фронту, дополняя фронтовые операции четырех фронтов. Гитлеровское командование решило уничтожить партизанское движение в Белоруссии. Часть направляемых на Восточный фронт регулярных войск с танками, артиллерией и авиацией бросили на борьбу с партизанами. Всего было задействовано 2 танковых и 9 пехотных дивизий СС. В помощь им придали власовцев. Начались неравные бои против отборных регулярных войск вермахта. По четко разработанному плану немцы разбили партизанскую зону Витебской области на две части и начали вытеснять их из лесов. Одна часть партизанских бригад была прижата к реке Ушачи и несла огромные потери. Партизанский штаб принял решение отвлечь противника и направила большую группировку партизанских бригад, в том числе и Сенненскую бригаду, на помощь окруженным. Но у гитлеровцев были свои планы и к этой группировке. Танковая дивизия СС и две пехотных дивизий СС начали теснить партизан к реке Березина под г. Борисов. Партизаны оказывали ожесточенное сопротивление, но силы были не равны. Партизаны, вооруженные, в основном стрелковым вооружением и легкой артиллерией, не могли противопоставить немецким танкам, войсковой артиллерии, авиации действенное огневое отражение. Только массовый героизм партизан спасал их от полного уничтожения. Сенненскую бригаду вместе с бригадами Заслонова, Старины, Нарчука, Кириллова, Дубова прижали к реке Березина. Сзади полукругом непроходимые болота озера Палик и реки Березина спереди - "Железное кольцо" блокады. Партизаны и отходящие с ними мирное население оказались в болотистом редколесье. Немцы начали методично бомбить партизан почти на открытом месте и топить их в болотах. Самолетам помогали огнем танки и фронтовая артиллерия. Партизаны несколько раз пытались прорваться из окружения, но немцы каждый раз жестко подавляли атаки и они захлебывались.

Штаб группировки держал в резерве сводный отряд Каракетова, состоящий из его отряда и отряда его друга Кащеева. Общая численность сводного отряда было более 400 человек. Юнусу поставили задачу прорвать кольцо блокады, чтобы спасти основные партизанские силы и мирное население. Примерно это было около десяти тысяч партизан и столько же мирного населения. Командир бригады В.С.Леонов знал, что Юнус обязательно выполнит задачу. Так было всегда .Зная его невозмутимость и пренебрежение к опасности, он попросил поберечь себя. 8-го июня 1944 года Юнус приступил к выполнению последней в своей жизни боевой задачи. Построил своих бойцов и объяснил им , что от их отваги зависит судьба почти двадцати тысяч человек. В атаку партизаны пошли вечером. Немцы не успели опомниться, как их фронт был прорван и начали панически бросать оружие и убегать. Юнус, пока немцы не опомнились, решил расширить фронт прорыва и укрепить фланги. В образовавшуюся брешь ринулись основные силы партизан. Спешно выводили людей из окружения. Немцы опомнились и бросились восстанавливать прорыв. Но не тут-то было. Юнус, как всегда, невозмутимо руководил боем. Обыденность его поведения вдохновляла его бойцов и они отражали атаку за атакой с флангов. Налетели бомбардировщики и начали утюжить позиции группировки Юнуса.

Партизанский штаб оперативно провел эвакуацию мирного населения и основных сил партизан. Юнус не давал команду на отступление, ждал пока подальше уйдут в лес спасенные ими люди. Немцы сатанели, их бесило то, что готовые к уничтожению партизанские бригады ушли из под самого носа. Всю свою злость они выместили на партизанах Юнуса. Позиции группировки Юнуса перепахали бомбами и снарядами. Во время очередной бомбардировки недалеко от Юнуса разорвалась бомба, и он получил тяжелое ранение. К этому времени уже погиб его закадычный друг, партизанский командир Кащеев. В тяжелом состоянии Юнус руководил отходом остатков своей группировки. Бойцы несли своего командира на руках. Но он умирал. На одном из сухих островках болот его положили на землю. Он в последний раз посмотрел на горстку своих людей, осташихся в живых после этого страшного боя, улыбнулся и закрыл глаза навеки. Улыбнулся, чтобы подбодрить людей и тому, что его отряд выполнил почти невыполнимую задачу и спас от неминуемой смерти большое количество людей. Партизаны плакали о потере своего мужественного командира. Они плачут и сейчас при упоминании его имени.

Похоронили его на этом островке под могучей елью. После войны его останки перезахоронили в братской могиле деревни Глубочица под г. Борисов. На этом месте установлен памятник из черного мрамора с портретом Юнуса. Решением Борисовского горрайисполкома его именем назвали улицу в центре Моисеевщинского сельского совета, куда административно входит Глубочица. Белорусы бережно хранят память о наших земляках, героически сражавшихся в партизанском движении Белоруссии. В одном из своих выступлений Президент Республики Беларусь А.Лукашенко сказал: "Белорусский народ никогда не забудет легендарных командиров партизанских отрядов Касаева О.М., Каракетова Ю.К., Хаиркизова К.А., героически сражавшихся и отдавших свои жизни за освобождение Республики Беларусь и за Победу над ненавистным врагом".

Действительно не забывают! В мае 2008 года принято решение Сенненского райисполкома: "Учитывая героические действия лейтенантов Каракетова Юнуса Кеккезовича и Хаиркизова Кичи-Батыра Алимурзаевича, проявленные ими во время борьбы с немецко-фашистскими захватчиками на территории нашего района, Сенненский районный комитет решил увековечить их память в г. Сенно. Их портреты будут размещены рядом с портретами двенадцати Героев Советского Союза, которые являются уроженцами Сенненщины или обессмертили свое имя на территории района, на Аллее Героев (центральная площадь г. Сенно). Председатель районного исполнительного комитета Э.Н.Герасименко". На этой Аллее есть бронзовый бюст П.М.Машерова, Героя Советского Союза, Героя Социалистического труда, командира одного из соседних партизанских отрядов в Сенненском районе. Он уроженец деревни Ширки Сенненского района, которая входила в зону ответственности партизанского отряда Юнуса Каракетова. Впоследствии он стал Первым секретарем ЦК Компартии Белоруссии, членом Политбюро ЦК КПСС. В одно время было мнение, что он станет Генеральным Секретарем ЦК КПСС. Этот выдающийся человек был знаком с "черными братьями", воевал с ними рядом. Президент Республики Беларусь с большим почтением относится к его памяти. Думаю, для нас тоже большая честь, что рядом с такими людьми увековечены имена представителей Карачаево-Черкесской Республики, и пока будет существовать Республика Беларусь, они не будут забыты.

И 9 мая 2009 года в г. Сенно вновь будут чествовать сразу двух Героев из нашей республики - Каракетова Юнуса Кеккезовича и Хаиркизова Кичи-Батыра Алимурзаевича.

В Карачаево-Черкесии память Юнуса тоже увековечена. Его именем названа улица в селе Эльтаркач, где родился Юнус и школа, где он учился. В городах Усть-Джегуте и Черкесске установлены бронзовые бюсты на Аллее Героев. Очень бережно к памяти Героя относятся директор его родной школы Мустафа Эдиев и его супруга - учительница Тамара Эдиева.

От имени всех родственников Юнуса хочу выразить благодарность всем, кто помнит и чтит имена Героев.

(Голосов: 2, Рейтинг: 1.5)

  • Нравится

Комментариев нет