Расширенный поиск
4 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Къалгъан ишге къар джауар.
  • Акъыллы айтыр эди, акъылсыз къоймайды.
  • Кёз – сюйген джерде, къол – ауругъан джерде.
  • Джигер – джаннга къыйынлыкъ.
  • Булут кёкге джарашыу, уят бетге джарашыу.
  • Адамны аты башхача, акъылы да башхады.
  • Айтхан – тынч, этген – къыйын.
  • Ач келгенни – тойдур, кеч келгенни – къондур.
  • Келгинчи, къонакъ уялыр, келгенден сора, къонакъбай уялыр.
  • Башынга джетмегенни сорма.
  • Къыйынлы джети элни къайгъысын этер.
  • Ач отунчуну ачыуу – бурнунда.
  • Джырчы ёлсе, джыры къалыр.
  • Ач уят къоймаз.
  • Джюрекге ариу – кёзге да ариу.
  • Къарнынг бла ёч алма.
  • Элни кючю – эмеген.
  • Ачлыкъда тары гырджын халыуадан татлы.
  • Билген билмегенни юретген адетди.
  • Юй кюйдю да, кюйюз чыкъды, ортасындан тюйюш чыкъды.
  • Джаз бир кюнню джатсанг, къыш талай кюнню абынырса.
  • Адам къаллай бир ишленмесе, аллай бир кесин уллу кёреди.
  • Сормай – алма, чакъырылмай – барма.
  • Билимсиз иш бармаз.
  • Тюкюрюк баш джармаз, налат кёз чыгъармаз!
  • Адамны сыфатына къарама, сёзюне къара.
  • «Ёгюз, джаргъа джууукъ барма, меннге джюк боллукъса», - дегенди эшек.
  • Къонакъ хазыр болгъанлыкъгъа, къонакъбай хазыр тюлдю.
  • Чёбню кёлтюрсенг, тюбюнден сёз чыгъар.
  • Джангызны оту джарыкъ джанмаз!
  • Эркишини аманы тиширыуну джылатыр.
  • Бал ашаргъа сюе эсенг, чибин ургъаннга тёз.
  • Бастасын ашагъан, хантусун да ичер.
  • Къартны бурнун сюрт да, оноугъа тут.
  • Юй ишлеген балта эшикде къалыр.
  • Ата Джуртуму башы болмасам да, босагъасында ташы болайым.
  • Тойгъа алгъа да барма, тойда артха да къалма.
  • Малны кют, джерни тюрт.
  • Хар адамгъа кеси миннген тау кибик.
  • Къарнынг ауруса, ауузунгу тый
  • Къаллай салам берсенг, аллай джууаб алырса.
  • Рысхы – насыбха къор.
  • Келинин тута билмеген, къул этер, къызын тута билмеген, тул этер.
  • Эски джаугъа ышанма.
  • Адамны адамлыгъы къыйынлыкъда айгъакъланады.
  • Кёб джат да, бек чаб.
  • Эшекни не къадар тюйсенг да, ат болмаз.
  • Аман эсирсе, юйюн ояр.
  • Татлы сёз – балдан татлы.
  • Гырджын – тепсини тамадасы.

Генерал-майор и полковник

24.11.2008 1 4005

Аминат Джаубаева,
Черкесск

Хусей Ильясович и Люаза Муссаевна Боташевы из Новой Теберды прожили жизнь настолько рядом, настолько тесно, что, как это иногда бывает у любящих людей, со временем стали похожи друг на друга. Супруги воспитали шестерых сыновей и одну дочь. Шесть сыновей - Марат, Мурат, Канамат, Мурадин, Айтек, Хаджибий, и ни один из них никогда не пытался пробовать "на зуб" алкоголь, не были праздны, потому как порядки в доме были сравнимы с армейскими.

Подростковый возраст мальчишек вобрал в себя жесткое воспитание (Хусей Ильясович был ровен, справедлив, но строг, ему не приходилось ни руку поднимать, ни голос повышать: в доме все принимали его поручение, как принимают приказ), серьезную учебу и массу обязанностей по дому. Вставали ребята с рассветом, помогали отцу по хозяйству, косили траву на сено... Словом, короткое по календарю детство было насыщенным по впечатлениям и настоянным на сенокосных травах и звездах тебердинского неба.

В то время как все больше молодых ребят стали бояться армий, избегать службы, потянувшись к убогим развлечениям, братья Боташевы просто рвались отдать долг Отчизне. Первыми, как и положено, отслужили старшие - Мурат и Марат. И вот уже окончил школу Канамат и дерзко вчитывается в условия приема военных училищ. Отец ничего сыну не навязывал, напротив, всячески поддерживал Канамата в его намерении. Оно и понятно: какой отец не связывает свои самые честолюбивые планы, надежды с сыновьями?

В Астраханское морское училище Канамат поступил сразу, но ровно через год прислал телеграмму из Ейска: "Хусей, я - курсант летного училища". Вот так, по всем правилам военного искусства: быстрота и натиск. А почему "Хусей", а не "отец"? - спрашиваю у Боташева-старшего.

- В детстве Канамат большей частью жил в семье моей тети Мукуят. Мукуят и ее муж Хасан Магулаевы были бездетные и упросили меня отдать им Канамата, - рассказывает отец Канамата. - Люди близкие, живут рядышком, я и согласился. Тетя, разумеется, звала меня Хусеем, ну и Канамат что услышит, то и повторяет... Магулаевы его, конечно, очень баловали - Канамат был для них светом в окне, но прямота сына, честность, самостоятельность, готовность прийти на помощь любому, кто в ней нуждается, - это также их капитал, их воспитание. Я знал, сын никогда не подведет ни меня, ни Мукуят с Хасаном, тем не менее не удержался и написал сыну: "Ты можешь быть кем угодно: моряком, дворником, летчиком, такелажником, но ты должен быть лучшим".

Хусей Ильясович теперь вправе гордиться лучшим летчиком. Канамату Боташеву - командиру авиадивизии Забайкальского военного округа - недавно присвоено звание генерал-майора. Но обо всем по порядку...

Реакция на переход Канамата из морского училища не у всех была однозначной. Особенно у женщин: "Люаза, это что же получается: из огня да в полымя. Ну зачем ты позволила своему сыну отрываться от природы, от земли в прямом и переносном смысле этого слова? Что хорошего - что в море, что в воздухе? Одно беспокойство"... "Значит, мой сын разгадал свое предназначение и сделал все, чтобы не упустить свой шанс, возможности самореализации, - спокойно отвечала мать, безоговорочно приняв сторону сына, а про себя думала: "Лети, Канамат, лети..."

У Льва Толстого есть "Рассказ аэронавта": "Первую минуту мне стало жутко, и мороз пробежал по жилам, но потом вдруг стало весело на душе, что я забыл бояться". Как и у всякого военного летчика, у Канамата за спиной многое: несостоявшиеся аварии, прыжки с парашютом, подвиги, о которых он никогда не распространялся, но вряд лм он в те минуты веселился, как вряд ли и боялся…


Канамат Боташев (крайний слева) с сослуживцами

Это был тренировочный полет. Самолет вышел из ангара и встал на полосе. Канамат летел первым. Голос по радио: "Вылет разрешаю". И вот уже самолет бежит по земле - быстрее, быстрее, вот колеса оторвались от земли, самолет как бы привстал, приподнялся и полетел в небо. Все спокойны, потому что начальство давно "махнуло" - в хорошем смысле этого слова - на летчика рукой: "У Боташева есть то, чему может научить только господь Бог". Но раз на раз, как говорится, не приходится. При посадке не сработало шасси - заклинило намертво… Какие разные ощущения довелось испытать Канамату в тот день… Вот ты взлетел и паришь в небе, как птица… А теперь надо сажать самолет, и не знаешь, как это сделать… "Боташев, немедленно катапультироваться", - приказывает руководитель полетов, но Канамат-то знает, что машина принципиально новая, рубежная для военно-воздушных сил страны, и он принимает самостоятельное решение, о чем и сообщает на землю. Руководитель полетов взрывается: "Немедленно катапультироваться! Никакой самодеятельности!" Но давно и не нами сказано: "Мнения людей, создавшиеся самостоятельно, похожи на гвозди - чем сильнее по ним бить, тем глубже они входят". Аэродром спешно приготовили к экстренной ситуации, на поле - много пожарных машин, "скорой помощи". И вот уже несется навстречу Канамату бетонная полоса, считанные доли секунды отделяют его от той грани, за которой, вполне возможно, уже ничего и никогда не будет. Но Боташев уверенно и хладнокровно совершает посадку. И тотчас бегут люди к самолету, подхватывают его на руки, качают - и снова Боташев взлетает в небо...

"Про таких, как он, говорят: не раб обстоятельств, а творец обстоятельств", - сказал, улыбаясь и слегка покачав головой, руководитель полетов, но тут же быстро стер улыбку с лица, и из радиорубки раздалось другое - с металлом в голосе: "Боташева ко мне!.."

В доме Боташевых в Новой Теберде тем временем - что ни год - чем меньше времени остается до лета, тем жарче разгораются споры: куда пойти учиться очередному выпускнику. Дошла очередь и до Мурадина. "Хочу, тоже в военное училище", - сказал он. Кто завел в организме Боташевых этот моторчик - Бог весть. Вроде наследственность тут ни при чем. Никто из родственников и ближайших предков кадровым военным не был. Казалось бы, если и делать жизнь ребятам, то с родного дяди Муссы Ильясовича, талантливого хирурга, занимавшего в свое время высокие посты в медицине - был главным врачом Урупской, Карачаевской райбольниц. Собственно, Мурадин, как и все его братья, дорожил и культивировал в себе эту связь с дорогим ему братом отца, его упорство в работе и высокочеловеческую простоту, но выбрал другую профессию - Родину защищать. И помог ему в этом не кто иной, - помните, как говорил герой в известной комедии: "Кто нам мешает, тот нам и поможет", - как сам Мусса Ильясович. - Пусть идет в военное училище, тем более что опыт проторения такого пути у нас уже есть, - сказал он.

Мурадин, окончив Орджоникидзевское военное училище противовоздушной обороны, служил на Дальнем Востоке. Поступил в Академию Генерального штаба Вооруженных Сил. Кстати, Мурадин - один из трех карачаевцев, когда-либо учившихся в стенах высокой академии. Двое других - два генерала, покойный Солтан Магомедов и ныне здравствующий Владимир Семенов. Сейчас Мурадин Боташев - полковник, начальник штаба противовоздушной обороны Балтийского флота, живет и служит в Калининграде.

В 1989 году в семью Боташевых приходит большое горе: погиб в аварии сын Мурат, оставив сиротами малолетних детей. Говорят, родители обычно сильнее дрожат над тем ребенком, потерять которого больше вероятней, а тут уходит из жизни надежда и опора. Молодой, полный сил мужчина, обладающий поразительной способностью владеть собой в любых обстоятельствах. "Я знаю, как трудны минуты эти, когда, законам жизни вопреки, не стариков своих хоронят дети - своих детей хоронят старики", - наверное, эти строки написал человек, потерявший сына. Если бы Хусей мог выразить свое горе в стихах, песне… Если бы только мог заплакать при всех отец, переживший сына…Но нет, глаза его сухи…В большом горе достойно держался отец, и только через неделю, когда все разошлись, разъехались, наконец-то оплакал сына…

Жизнь шла своим чередом. Канамат - в Забайкалье, Мурадин - в Калининграде, но встречались они часто. Как правило, в Москве, и этих встреч было достаточно, чтобы набраться друг от друга душевных сил, тем не менее братья сильно скучают по родительскому дому.

Марат живет рядом с родителями, здесь же, в родном ауле, обосновался и Айтек. Хаджибий работает в министерстве юстиции Калининградской области. Дочь Патия работает в Карачаевске. Сыновья не раз хотели подыскать родителям большую квартиру в престижных домах Карачаевска, Черкесска или Кисловодска, но мода на новые места, где собирается так называемая элита, стариков абсолютно не прельщала.

Если в других семьях показателем благополучия служат обладание имуществом, недвижимостью, материальное и служебное благополучие, то в семье Хусея Боташева, как и прежде, благополучие определяется духовным и сердечным богатством членов семьи. Большущей семьи, поскольку теперь у Хусея подрастают еще 14 внуков. Ему уже под 80, но он еще сполне крепок; быстро взобрался на табурет, чтобы достать с полки фотографии сыновей: "По-моему, тому, кто по-настоящему любит и делает свое дело, эта шумиха совершенно не нужна (Это Хусей Ильясович по поводу публикаций о присвоении звания генерал-майора своему сыну). Мое твердое убеждение таково - мужчинам не должно быть легко в жизни, им не нужно петь дифирамбы, мужчинам должно быть в жизни хорошо, честно и смело. И чтобы рядом был человек, который в тебя верит".

- Хусей Ильясович, а это правда, что аульчане устроили даже что-то вроде тотализатора, гадая, кого первым произведут в генералы - Канамата или Мурадина?

- Насчет аульчан не знаю, но мы с Люазой об этом думали. Мне-то без разницы, а вот она, ныне покойная, говорила: "Если придет успех, то пусть сначала к старшему." Мудрая была женщина. Почему была? - Хусей перевел взгляд на стену, на портреты отца, сына, жены, - они и есть, просто в другом мире… 

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментарии (1)

    Джаратама0
    Мусса
    14.08.2012 23:50:41

    02.06.2012 12:08
    Военный совет

    Гости:

    Канамат Боташев командир авиационной базы 1 разряда, генерал-майор

    Ведущие:

    Сергей Бунтман первый заместитель главного редактора радиостанции "Эхо Москвы"
    Анатолий Ермолин ветеран группы спецназначения "Вымпел", подполковник ФСБ в запасе

    С.Бунтман: Ну что же. Мы очередное заседание свое открываем. Оно идет в записи. Сразу я скажу. Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман – ведущие. А в гостях у нас специально приехавший на нашу передачу, за что мы ему очень благодарны, КанаматХусеевичБоташев - командир авиационной базы 1 разряда, генерал-майор. Здравствуйте, КанаматХусеевич. Добрый день.

    К.Боташев: Добрый день.

    С.Бунтман: 2 вещи. Действительно, мы вам очень благодарны, что вы специально приехали, специально к нам зашли на «Военный совет», чтобы рассказать о том, как ваша база живет, что она собой представляет. И второе: один из праздников все-таки совсем вот сейчас. Да. Это самое начало июня. Это один из ваших праздников. Ну, расскажите, пожалуйста, нам, что такое авиационная база ваша, чем она занимается и в чем ее особенность.

    К.Боташев:7000-ая авиационная база была сформирована в 2009 году и вошла в состав 1-го командования военно-воздушных сил и противовоздушной обороны. Как вы сейчас отметили, 1-го числа исполняется 70 лет 1-му командованию военно-воздушных сил и противовоздушной обороны, который был образован по слиянию 16-ой воздушной армии, 6-ой армии военно-воздушных сил и противовоздушной обороны. И вот эти 3 объединения, они практически были созданы в один год, в 42-ом году. И прошли, действительно, героический славный путь со времен Великой Отечественной войны, послевоенные годы и современное время. 7000-ая авиационная база – это авиационное соединение в составе 1-го командования ПВС и ПВО, который в свою очередь входит в состав (и территориально в том числе) в Западный военный округ.

    С.Бунтман: А теперь вот новый. Из наших 4-х военных округов. Да? Теперь он уже. Военных округов.

    К.Боташев: Да.

    С.Бунтман: В 9-ом году с какой целью она была образована? Это все в ходе преобразования, в ходе реформ, которые у нас ведутся в вооруженных силах. Вот здесь, как, какую задачу вам поставили и вообще командованию базы.

    К.Боташев: По принятию решения по созданию нового обликавооруженных сил. А по сути, это коренное преобразование, это организационное штатное качественное состояние. В том числе и изменение численного… как по личному составу, так и по вооружению военной техники. Это, естественно, коснулось военно-воздушных сил. В частности, авиационная база, она уже подразумевает, что в своем составе содержит авиационную технику, которая должна выполнять задачи по единому замыслу и плану командующего группировкой войск и сил на стратегическом направлении, т.е. после создания группировки, в том числе авиации.

    А.Ермолин: Вот до начала реформы и до перехода к новому облику, какой структуре вы соответствовали? Как это называлось? Или это принципиально новая структура?

    К.Боташев: До преобразования авиационное соединение – это были авиационные дивизии смешанного состава или однородного состава. Если взять также составы военно-воздушных сил, были соединения противовоздушной обороны, составляющих зенитно-ракетных войск и радиотехнических войск. Авиационная база,вернее авиационная дивизия, они включали в себя отдельные части – это были авиационные полки, истребительные, штурмовые, бомбардировочные.

    А.Ермолин:Такая традиционная, в общем(НРЗБ)

    К.Боташев:Да, традиционная.

    А.Ермолин: Т.е. можно сказать, что вас в единый кулак свели. Да? Сейчасдля… в интересах…вот как раз…

    К.Боташев: Ну, да. Одной из целей это преобразование было. Чтобы эти средства были в одних руках и применялись по единому замыслу. Знаете, да? Раньше авиационный полк, он обеспечивался батальоном или авиационно-технической базой и также по управлению отдельным батальоном связиРТО.

    А.Ермолин: Т.е. у каждого полка была своя логистика по сути дела.

    А.Ермолин: А сейчас общая. Да?

    К.Боташев: Да. Сейчас эти подразделения, они структурно вошли в состав авиационной базы. База 1-го разряда – это соединения, а база 2-го разряда соответствует авиационной части.

    С.Бунтман: А легко было привыкать к новой структуре? Потому-тоцель какая была? Сделать более рациональную, более гибкую структуру. Как оказалось, легко привыкать? Что вышло, на ваш взгляд, сейчас?

    К.Боташев: Когда принималось решение на переход, в частности, на авиационные базы, я проходил обучение в военной академии генерального штаба. Естественно, эти вопросы обсуждались там и, по сути, такое обсуждение было не только как бы среди преподавателей, но также и среди слушателей, между слушателями и преподавателями, потому что у каждого были свои взгляды, свое мнение. Были плюсы и минусы. И вот даже переход к новым формулировкам… Ну все-таки, человек, который всю жизнь привык к одним терминам – это с момента, когда он поступил в военное училище, служил в войсках. Конечно, были определенные трудности. Но в процессе дальнейшей работы, скажем так, формирование этих авиационных структур нового облика… тут уже как бы… эта привычка, она отошла в сторону. Потому что на первый план встало именно содержание этой работы, тех действий, которые было необходимо принимать, чтобы создать ту авиационную базу, чтобы она функционировала. А функционирование авиационной базы - это не только полеты, но и, во-первых, управление. Чтобы можно было отработать все необходимые документы, организовать повседневную деятельность, организовать боевую подготовку, обеспечить тот уровень боевой готовности всех компонентов – это управление, личный состав авиационной техники, чтобы соответствовать тем требованиям современным, современности…

    С.Бунтман: А скажите… Да, пожалуйста.

    А.Ермолин: Территориально. Что вы превратились в одну такую базу авиационную – это не значит, что у вас все подразделения…

    С.Бунтман: Всех свели в одно.

    А.Ермолин: Воинской части ведь все равно остались рассредоточены. Да?

    К.Боташев: История создания в 2009 году именно из нескольких частей, в том числе с управления 105-ойсмешанной авиационной дивизии, было создано именно на аэродроме Воронежа «Балтимор». Это управление 105-ой смешанной авиационной дивизии, разведывательно-авиационный был с аэродрома «Шаталово» и собственно бомбардировочный полк, который базировался на аэродроме «Балтимор» Воронежа. И отдельный дальне разведывательный отряд авиационный. Вот из этих частей была собрана или создана первоначальная авиационная база. В последующем, в состав ее вошли другие авиационные базы как в структурные подразделения авиационной базы. На данный момент они базируются на других аэродромах. Но основное, скажем так, командование авиационной базы находится на аэродроме Воронеж. И тем более планируется реконструкция этого аэродрома с последующим базированием всей авиации на этом аэродроме.

    С.Бунтман:Т.е. все-таки,в конце концов, будет вот такое сосредоточение?

    К.Боташев: Да. Это сделано с целью эффективного использования имеющихся сил и средств для подготовки. И тем более, что эта собранная авиация, она будет в том числе базироваться периодически на оперативных аэродромах по тем направлениям, которые будут соответствовать тем задачам по складывающейся обстановке на конкретный момент времени.

    А.Ермолин:Это несмотря на то что вы в одном месте сосредоточены, у вас есть… хочется употребить такой термин «аэродром подскока», куда вы можете вылетать и оттуда вести какие-то…

    К.Боташев:«Аэродром подскока»или оперативные аэродромы, аэродромы маневра.

    А.Ермолин: А в чьих интересах вы ведете подготовку и, в случае чего, будете вести боевые действия? Вот как организовано взаимодействие? Как… кто руководит? Кто принимает решения по задействованию того или иного вида боевой техники?

    К.Боташев: Авиация территориально сейчас входит в состав и подчинена командующему военными округами, в частности,мы – командующему западного военного округа. Поэтому применение всех сил и средств, в том числе и авиация, – оно будет по плану командующего после того, как будет принято решение на их применение, выработаны соответствующие предложения после их утверждения, когда будет сформировано решение на применение, авиация будет вести боевые действия по единому замыслу и плану.

    А.Ермолин: (НРЗБ)

    С.Бунтман: КанаматХусеевич, а вот… скажите, пожалуйста, когда удалось первый раз и как в последствиибыло проверить новые как раз способы взаимодействия и управления, проверить их эффективность. Вот как уже пришли к выводу, какие учения проводились, какие результаты, какие недостатки, может быть, были выявлены?

    К.Боташев: Ну, практически проверка дееспособности или готовности авиационной базы, она была проверена в 2010 году в ходе стратегических масштабных учений, когда необходимо было (в том числе и с соседней базы Южного округа выполнить перебазирование эскадрильи)дозаправка топлива в воздухе на Дальневосточный регион, данная задача была выполнена. И наша авиация, наши экипажи принимали активное участие как в подготовке непосредственно в Забайкалье, так и непосредственно в ходе самих учений. Это и при форсировании реки Онон и на учебном полигоне (НРЗБ) и обратное возвращение также с 3-мя дозаправками на свой аэродром. В последующем, в прошлом году также принимали участие на тех крупных учениях совместных, в том числе и с Белоруссией. Это на Урале, в Южном округе. С применением именно самолетов нашей авиационной базы. Ну, можно сказать, что задачи поставленные были выполнены.

    С.Бунтман: А куда дальнейший идет… Какой вектор развития дальнейшего? Кроме того переоборудования собственно и аэродрома вашего и усовершенствования базы. Вот какая задача именно у вас? Есть ли качественно новые задачи, которые сейчас стоят уже в 12-13 годах?

    К.Боташев: Задачи…они поставлены просто исходя из анализа истории развития вооруженных сил. Знаете, что постоянно идет совершенствование тех преобразований, того облика, который уже создан, уже произошел, потому что жизнь диктует условия, что необходимо дальнейшее совершенствование и корректировка. Вот для оптимального,более совершенного,применения имеющихся сил и средств. Так задачи- это то, что было озвучено выше: перевооружение, приведение аэродромной сети в нормальное состояние, отвечая современным требованиям базирования современной авиации, подготовка всего личного состава, это летного, инженерно-технического, связь. Особое внимание - это подготовка военнослужащих по призыву в связи с тем, что срок службы у них 12 месяцев, т.е. подход более интенсивный, и используя их по прямому назначению.

    С.Бунтман: А что у вас делают военнослужащие по призыву? Чем они занимаются? Как они используются?

    К.Боташев: Военнослужащие по призыву в авиационных частях, их предназначение: материально-техническое обеспечение, т.е. подготовка аэродромов, подготовка средств наземного обеспечения. Это водители, специалисты по энергоустановкам, это по газам (кислород, азот) и также содержание аэродромов. Знаете, это в наших условиях, особенно в зимнее время,–это очень большой титанический труд.

    С.Бунтман: Да, это физически. Но нужна ли здесь серьезная подготовка для них? Или этим можно заниматься уже в первый месяц призыва?

    К.Боташев: Даже если к нам приходят уже подготовленные специалисты, есть определенная система подготовки, начиная с курса молодого бойца, так называемая в штатных учебных подразделениях. Их изучение, в дальнейшем подготовка месячная, двухмесячная, иногда специалисты, младшие авиационные специалисты, они до трех месяцев должны подготовиться, чтобы оказать помощь в подготовке инженерно-технического состава авиационной техники.

    А.Ермолин: Вы заблаговременно можете заказывать тех или иных молодых бойцов, которые имеют определенную военно-учебную специальность? Опять же для работы, как вы там сказали, с азотом, кислородом…

    С.Бунтман: Т.е. проводить отбор.

    А.Ермолин: Это же такие вещи… мальчика без образования совсем трудно поставить на обслуживание боевой техники.

    К.Боташев: Такая работа по подаче заявок по тем специальностям, которые требуются, ведется. Но, к сожалению, поставка или получение молодого пополнения не всегда, к сожалению, отвечает тем требованиям или тем интересам, которые есть у нас по получению тех молодых людей, которые должны служить по призыву.

    С.Бунтман: Понятно. Я напоминаю, что у нас в гостях генерал-майор Боташев Канамат Хусеевич.И мы продолжим через 5 минут.

    С.Бунтман: Мы начинаем вторую часть нашего заседания. У нас в гостях командир авиационной базы 1-го разряда генерал-майор Боташев. Канамат Хусеевич, вот мы сейчас перед перерывом говорили о подготовке, ну и о трудностях и о задачах, которые есть, военнослужащих по призыву. Подготовку вот за последние2 года, 3 года уже, что существует собственно база, пополнение именно профессионалами – летчиками, инженерами. В связи с тем что происходит выпуск военных училищ, а набора нового нет, не было вот последние годы. Качественно, какое пополнение? Качество, количество и необходимость обучения в новых условиях молодых офицеров.

    К.Боташев: Да. Уже по сути, 2 года, как не было набора в военные учебные заведения. Но в этом году принято решение, поэтому этот набор возобновится и продолжится дальнейшее обучение и курсантов и слушателей в военных учебных заведениях различного уровня. На мой взгляд, прерывать обучение поступления в войска подготовленных профессионалов, которые получили профессиональное военное образование - это просто веление времени, потому что, когда то умение, традиции, просто дух российской армии должен передаваться не только по книжкам, по руководствам и наставлениям, по разным методикам. А как бы из рук в руки, показывая примером, т.е. это, наверно, очень большой эффект воспитания и поддержание тех традиций. Мы имели просто опыт 90-ых годов. Это инженерно-технический состав и летный состав в особенности, когда произошел разрыв между старшим поколением и новым. И, по сути, пришлось прикладывать очень много усилий и до сих пор, чтобы ликвидировать вот этот разрыв или укрепить эти связи, чтобы тот дух российской армии, который, наверно, отличается от других вооруженных сил, чтобы сохранить его.

    С.Бунтман: Ну, и потом действительно, просто материальная преемственность, потому что надо обучаться у тех специалистов, которые уже служат. Причем не дослуживающих, а у действующих специалистов. Вот насколько я понимаю, перерыв как раз был в том, что достаточно долго дослуживали те, кто дослуживал, а нового пополнения все не было и не было. Не шли в армию просто.

    К.Боташев: Да. Это была такая мера, чтобы максимально использовать опыт, знания тех людей, несмотря на возраст, особенно на руководящих должностях военнослужащих, чтобы максимально использовать и поддержать возможность вооруженных сил. Это была, скажем так, вынужденная мера.

    А.Ермолин: А с какой (НРЗБ) к вам сейчас будут приходить молодые лейтенанты? Какой у них опыт? И что вы с ними будете делать? Как будете ставить на крыло дальше?

    С.Бунтман: Не надо ли начинать с нуля все это?

    К.Боташев: Система обучения летной подготовки, она подразумевает: это отбор и обучение теории и практики в специализированных летных военных учреждениях. В частности, сейчас это было Краснодарское училище летчиков, которое сейчас является филиалом Воронежского авиационно-инженерного военного университета. В будущем, это военно-учебный центр, где курсанту даются первоначальные навыки. Это учебный самолет и далее специализация на боевом самолете. Где он, по сути, осваивает такие элементы техники пилотируемые, как взлет-посадка, пилотаж простой, сложный, частично боевое применение по воздушно-наземным целям. Некоторые уже имеют опыт полетов ночных. Структура нашего обучения и методика заключается в том, что когда, независимо даже,или курсант приходит, выпускник молодой, или летчик приходит в авиационную часть, здесь тоже требуется определенная методика. И нарушать ее никто не имеет права. Необходимо пройти и теоретическое обучение на тот самолет или тип самолета, который предстоит ему обучить. Пройти целенаправленную подготовку и после этого начинается с контрольных полетов собственно инструктора. Независимо или курсант, или молодой офицер, или достаточно опытный офицер переучивается на авиационную технику - вот этот комплекс мероприятий по обучению ему необходимо выдержать и провести. И от качества данных мероприятий зависит дальнейшее освоение и эксплуатация авиационной техники вот этими военнослужащими.

    С.Бунтман: Когда начинается специализация?

    К.Боташев: Специализация начинается уже практически на выпускных курсах.

    С.Бунтман: Не раньше? Т.е. человек должен получить общую базу. Да?

    К.Боташев: Общая база – это общеобразовательная. Далее - учебный самолет, сейчас таким является ИЛ-39. На смену ему или вместе, параллельно с ним ЯК-130, которые начали осваивать наши учебные части летные. И вот, в частности, с получением, освоением этого самолета ЯК-130, он позволяет без практического переучивания на какой-либо технике, т.е. обучить специализации, будь то бомбардировщик или истребитель, то ли какая-то еще специализация.

    А.Ермолин: Внутри училища до конца практически не понятно, кем ты будешь:истребителем, бомбардировщиком?

    К.Боташев: Специализация уже идет. Есть СУ-25, МИГ-29, на котором летали уже курсанты на выпускных курсах.

    А.Ермолин: А сколько должен налетать лейтенант с учетом училища, с учетом первичной подготовки, ну чтоб вы не переживали?

    К.Боташев: Вот в последнее время, как правило, это порядка за 200 часов приходят курсанты из летных училищ. И задача уже, которую мы претворяем в последнее время, как минимум, это 2 года. В год обучения или когда лейтенант приступает к полетам, он должен налетать за этот год не менее 100 часов. И при этом уровень его подготовки за год, как минимум, он должен быть подготовлен к боевым действиям, в простых и частично осваивать сложные метеоусловия. Вот такие требования.

    С.Бунтман: А скажите, насколько ваши подразделения более мелкие, насколько вы формируете исходя из разного опыта летчиков как раз. Потому что я знаю здесь-то как раз и внутри военного коллектива, если так можно сказать, и получается и передача опыта и взаимоподдержка.

    К.Боташев:Наверно, с одиночной подготовки начинается. А потом уже…

    С.Бунтман: Ну, это само собой. Но дальше какой, по-вашему, баланс? Какая-то система существует, когда разного опыта летчики появляются?

    К.Боташев:Когда формируются боевые расчеты летных экипажей, как правило, по задачам. Это 1-ая эскадрилья, самая боевая, 1 звено, 1 эскадрилья, способная решать все задачи. 2,3 – эти эскадрильи, хотя у них специализация и тип самолетов разные и с получением или с прибытием в авиационную часть выпускников, определяются уже звенья, где наиболее опытные летчики, инструкторы, методисты, чтобы они более качественно провели подготовку и ввод в строй данных летчиков, потому что этот процесс подготовки он идет непрерывно. В этом году подготовили к простым метеоусловиям одиночно. В следующем году то же летный состав осваивает уже групповую слетанность, ночные полеты. Через 3-4 года он уже должен осваивать сложные виды, когда используются максимальные возможности авиационной техники по всем показателям: по высоте, скорости, перегрузкам, по применяемому оружию. И как бы достигнуть такого уровня, но есть предел. Но такое в авиации не принято. Идет постоянная работа, совершенствование, поддержание уровня.

    А.Ермолин: К нам вот приходят на военный совет достаточно много летчиков, командиров, руководителей. Вот.И мы тут нахватались разной терминологии. Вот в этой связи, как вы считаете, на каком этапе, используя специальную терминологию, приходится вырывать перо молодому летчику, чтобы он не зазнавался? И характерно ли это для вашей подготовки? Это мы от вертолетчиков слышали, это я помню.

    К.Боташев: Да-да. Кстати, когда вот этот…методика обучения, почерк инструктора передается молодому летчику, он ее осваивает и, как бы, когда выполняет все эти установки, проблем, по сути, нет. Когда уже начинается самостоятельное осмысление и вырабатывается свой почерк, я бы не сказал, что перо вырастает. Потому что, если к такому определению, может это закономерный процесс…Вот в этом случае, чтобы это перо выросло в правильном направлении, чтобы не мешало полету сбиваться с курса, вот это дело командиров, методистов, инструкторов, чтобы вовремя направить. А этот срок у каждого может быть разный.

    С.Бунтман: По-вашему, это какой срок? Потому что мы знаем…Вот во многих мирных профессиях, начиная с…от вождения автомобиля, что самый наглый и опасный водитель – этот тот, который 3 года водит примерно. Вот… Не знаю. Он считает, что он гений, что он вообще гонщик высочайшего класса. Вот по вашему опыту, у вас ведь очень большой собственный опыт и ваших коллег.

    К.Боташев: На мой взгляд, все-таки это зависит от каждой личности, от каждого человека. Ну вот, если взять свой опыт, я думаю, это вот до сих пор можно ну как бы осваивать что-то, что-то делать, и когда более молодые и по опыту и по продолжительности просто, когда они говорят, вот как это рационально сделать, это действительно бывает очень полезно. Потому что, когда человек управляет самолетом в воздухе, действительно тут звание, погоны, возраст, они нисколько… играют какую-то решающую роль, а именно подготовка данного человека, который сидит за органом управления самолетом и его отношение.

    А.Ермолин: Вот известно, что война и мирное время, они востребуют разные типажи офицеров, в общем-то. Разных, разных профессионалов. Вот вы как командир, приветствуете появление таких потенциальных чкаловых? То есть таких вот хулиганов, которые там под мостом будут стремиться пройти?

    С.Бунтман: И одно время просто инициативных?

    А.Ермолин: Или Вы сразу в летчики-испытатели их начинаете сплавлять?

    С.Бунтман: Иди-ка ты, да, в испытатели.

    К.Боташев: Да, вопрос, он такой…однозначного ответа нельзя дать по разным причинам. Как бы подготовка в мирное время, да и то, что будет при ведении реальных боевых действий, конечно, это не одно и то же. Но если будут люди обученные, знают принципы, что надо делать и они.., возможно, придется уже превышать какие-то ограничения, но, чтобы эти ограничения не привели к каким-то катастрофическим действиям. Потому что понятно, что превышение, к примеру, угла атаки на 2-3 градуса, оно не приведет к ссадине самолета в военное время, но в мирное время это нельзя, потому что оно ограничено. В военное, наверное, это допускается. Но превышение, к примеру, ограничение других по…скажем так, по числу звука, как называют, по числу М, оно может привести как в мирное время, так и в военное время уже к катастрофическим последствиям. То есть, наверное, надо знать, что можно превысить, не потеряв себя, самолет. И не выполнив задачу. А в некоторых случаях, где можно что-то за данные допуски. Но чтобы оно просто отвечало тем задачам, которые возникают.

    А.Ермолин: Какое у вас соотношение заслуженных боевых летчиков, может быть даже с опытом участия в боевых действиях, молодых и, скажем, таких хороших тружеников, которые уже хорошо летают, но, в общем-то, еще не были обкатаны в настоящих боевых условиях?

    К.Боташев: Тех, кто реально принимал участие, в том числе, это в событиях 2008 года. Это достаточно молодые, ну, в пределах 40-ка лет, летчики, штурманы первого класса, ну и, в частности, штурман-капитан Шпитонков...Это имея звания Героя России за эти участия майор Сергеев (он сейчас на стадии увольнения, принял такое решение). Если в процентном отношении, то их не так много. Потому что в этих событиях в основном принимали участие категории летного состава, которые вы упомянули… которые были… ну т.е. держали на себе всю нагрузку летной подготовки, боевой подготовки. С момента формирования с 2009 года было принципиально принято решение, что облик новый необходимо комплектовать молодыми офицерами. Т.е. 43-44 года уже рассматривался как не перспективный или кандидат на увольнение. Хотя есть такие специальности и специализации, что в данном случае действительно возраст даже играл положительную роль. В частности, это руководители полетов той целой группы руководства, для которого нужно только… с возрастом, как правило, качество только улучшается.

    С.Бунтман: Общее видение, понимание.

    К.Боташев: Да-да. Это имеются в виду именно те, кто управляет полетами на аэродроме, имеет большой, громадный опыт жизненный…

    А.Ермолин: Тоже пришлось увольнять? (НРЗБ)

    К.Боташев: Да. Потому что, когда произошло обновление, было новое штатное мероприятие. Люди, военнослужащие, не все, т.е. не всем достались эти должностные клетки, скажем так, на которых можно было назначить.

    А.Ермолин: А я правильно понимаю, что летчиков уже, скажем так, даже на закате афганских событий были молодые,практически уже не осталось людей с афганским опытом.

    К.Боташев: По сути нет, только…только, может быть, единицы… единицы, которые в звании полковника уже продолжают службу в районе под 50 лет.То управление, как правило, объединение, это в отделах и армейская авиация и фронтовая авиация и транспортная авиация.

    А.Ермолин: А как вы в этой связи решаете задачу передачи то, что называется лучшего. Не получается ли, что у нас каждое новое поколение будет вынуждено нарабатывать свой собственный опыт и набивая все те же самые ошибки?

    С.Бунтман: Об этом говорили в перерыве.

    А.Ермолин: Есть какая-то связь, контакт? Связь вот с теми летчиками, которые могут с лейтенантами сесть и рассказать, как они там в ущельях летали, как они садились в… ситуации там… когда их там атаковали стингерами. Это совсем другие навыки, только по учебникам, наверно, их трудно изучить.

    К.Боташев: Как правило, такой опыт именно тех ветеранов боевых действий, в том числе и афганских… У нас есть события или памятные даты, когда мы проводим свои офицерские мероприятия, приглашаем ветеранов и как бы, завершая их за дружеским столом,..Т.е. вот этот процесс, я считаю,.. идет передача (НРЗБ)

    С.Бунтман: Непосредственно, в хорошей обстановке.

    К.Боташев: Да. Непосредственно, в хорошей обстановке. Тем более, город Воронеж, он особенен тем, что очень много руководителей- летчиков, штурманов, - которые служили в свое время, в том числе и на других аэродромах, они выбрали своим постоянным местом жительства этот город. И постоянно есть контакт.

    С.Бунтман: Ну, авиационный город. Что тут говорить.

    К.Боташев: А некоторые продолжают свою деятельность в качестве преподавателей в авиационном инженерном университете.

    С.Бунтман: Вот сразу просто, чтобы не забыть о мероприятиях и о праздниках. Вы принимаете участие и в парадах,как раз в авиационных разделах парадов и всевозможных прочих. Это требует специальной подготовки? Конечно, да. И какова она у вас?

    К.Боташев: Когда состоялся парад Победы с участием авиации,мы принимали участие… то, что обеспечивали подготовку авиационной техники. Собственно, на наших самолетах нашей авиационной базы выполняли подготовленные летчики… и с авиационной базы в Приволжске и 4-го государственного центра подготовки авиационного персонала города Липецк. На 100 лет принято решение, что уже непосредственно наш летный состав будет принимать участие на самолетах СУ-134, совместно будет осуществляться подготовка на самолетах МИГ-29.

    А.Ермолин: Вы довольны качеством и уровнем той боевой техники, которая сейчас стоит у вас на вооружении? Или наоборот, чувствуете, какие должны быть перспективы. Вот где мы, по сравнению с вооружениями других стран, находимся?

    С.Бунтман: Крупнейших.

    К.Боташев: Если взять ту авиационную технику, которая находится на вооружении авиационной базы,.. Возьмем самолеты МИГ-31 различных модификаций. Я считаю, что этот самолет отвечает тем задачам, которые он решает в полной мере, т.е. то оборудование, самолеты, которые поступили, МИГ-29 СМТ, оборудование, возможности позволяют в полной мере решать задачи по поражению как воздушных, так и наземных целей в любых условиях. Т.е. достаточно серьезные. Самолеты, которые поступили,.. или это СУ-34, ну вот опыт их эксплуатации 2 года. Нормальная подготовка при работающих системах. Практически они выполняют все задачи на всех разного рода учениях и своих и летно (НРЗБ), и командно-штабных, которые проводит и 1-ое командование и Западный военный округ.

    А.Ермолин: На каких летали?

    К.Боташев:Мне пришлось летатьна тех, которые на вооружении. Это СУ-24 и СУ-24МР.

    А.Ермолин:А вот с этой позиции, какие показатели являются ключевыми, чтобы определить, ну скажем, адекватность времени машин такого класса.

    К.Боташев: Адекватность времени…Вот когда начинаешь сравнивать 2 самолета по дальности, по боевой нагрузке, по максимальной скорости, при более глубоком рассмотрении в совокупности всех характеристик, оказывается, что первые впечатления или первые выводы, оценки, они могут быть ошибочны или требуют какой-то корректировки. Вот взять те же самые самолеты, которые мы эксплуатируем, это СУ-24МР. В частности, МР-ам пока нет замены. Это маловысотный самолет-разведчик, с его оборудованием, самолеты СУ-24М - это фронтовые бомбардировщики. Просто они на практике показали… с 80-х годов, а их предшественники СУ-24 70-х годов. Т.е. кругих задач, по сути, он ничуть не уже, как тех самолетов, которые сейчас поступают, современные. Естественно, мы понимаем, что с дальнейшим развитием и оборудованием, и оснащением, в том числе управляемыми ракетами,управляемого оружием СУ-34, это будет уже совершенно другой скачок в развитии.

    А.Ермолин: Я как раз про это хотел спросить.

    К.Боташев : Традиционные, какие боеприпасы есть у нас, мы их применяем. Считаю, что они соизмеримы, их возможности. А оборудованные или модифицированные самолеты СУ-24М по точностнымхарактеристикам, по способу применения,свободным маневрам боеприпасов неуправляемых. Т.е. точность у них примерно соизмерима, как с управляемым оружием.

    С.Бунтман: А скажите, пожалуйста,КанаматХусеевич, насколько ваше слово слушается, когда вы оцениваете ту или иную новую технику? Насколько вас слушают? Насколько вы можете дать свои рекомендации и поделиться своими замечаниями?

    К.Боташев: Существует целая система, скажем так, войсковых испытаний, где главком определил действие эксплуатируемой части. Это и целая программа полетов. Это по авиационной технике эксплуатации, по летной части (специальные полеты).И где осуществляются отчеты, доклады, донесения, в том числе и с выводами и со своими предложениями. Мне кажется, что та система, которая была - связь промышленности с летными частями, где какие-либо замечания или предложения, они принимались во внимание и по бюллетеням дорабатывались те или иные системы, - ну, наверно, надо эту практику восстановить и принимать во внимание.

    С.Бунтман: Она была прервана на некоторое время?

    К.Боташев: По сути, да. Потому что, когда и происходят вот такие изменения и в структуре промышленности, и в структуре вооруженных сил, хотя формально это все должно было действовать, но на практике, к сожалению,..это требует дальнейшего восстановления, укрепления и работы.

    С.Бунтман: Да. И взаимодействие, конечно. Спасибо большое, КанаматХусеевич.Я напоминаю, что у нас на нашем заседании был генерал-майор Боташев, командир авиационной базы 1-го разряда. Всяческих вам успехов везде: и в быту, и в повседневной жизни, и на учениях, ну и, не дай Бог, если что случится.

    К.Боташев: Спасибо.