Расширенный поиск
15 Декабря  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Юйюнгден чыкъдынг – кюнюнгден чыкъдынг.
  • Ишлегенде эринме, ишде чолакъ кёрюнме.
  • Джангызны оту джарыкъ джанмаз!
  • Элге къуллукъ этмеген, элге ие болмаз.
  • Къайгъы тюбю – тенгиз.
  • Арпа, будай – ащды, алтын, кюмюш а – ташды.
  • Къазанда болса, чолпугъа чыгъар.
  • Кенгеш болса, уруш болмаз.
  • Адебни адебсизден юрен.
  • Окъуу – билимни ачхычы, окъуу – дунияны бачхычы.
  • Берекет берсин деген джерде, берекет болур.
  • Къолунгдан къуймакъ ашатсанг да, атаны борчундан къутулмазса.
  • Эки элинги тыйсанг, джети элде махталырса.
  • Игини сыйлагъан адетди.
  • Къыз тиширыу кеси юйюнде да къонакъды.
  • Чабакъгъа акъыл, табагъа тюшсе келеди.
  • Биреуге аманлыкъ этиб, кесинге игилик табмазса.
  • Иги адам абынса да, джангылмаз.
  • Борчунг бар эсе, хурджунунга ойлаб узал.
  • Тёрдеги кюлсе, эшикдеги ышарыр.
  • Мен да «сен», дейме, сен да «кесим», дейсе.
  • Аманны тукъумуна къарама, игини тукъумун сорма.
  • Эрине къаргъыш этген къатын, эрнин къабар.
  • Ёнгкюч къууана барыр, джылай келир.
  • Джиби бир къат джетмей эди да, эки къат тарта эди.
  • Элни кючю – эмеген.
  • Рысхы джалгъанды: келген да этер, кетген да этер.
  • Адеби болмагъан къыз – тузсуз хант.
  • Насыб бютеу халкъны юлюшюдю.
  • Башсыз урчукъ тюзюне айланмаз.
  • Этни бети бла шорпасы.
  • Сабыр джетер муратха, сабырсыз къалыр уятха.
  • Билим – акъылны чырагъы.
  • Къуллукъчума, деб махтанма, къуллукъ – хаух джамчыды!
  • Суу да къайтады чыкъгъан джерине.
  • Таякъ этден ётер, тил сюекден ётер.
  • Айтханы чапыракъдан ётмеген.
  • Гугурук къычырмаса да, тангны атары къалмаз.
  • Джюз элде джюз ёгюзюм болгъандан эсе, джюз джууугъум болсун.
  • Бал ашаргъа сюе эсенг, чибин ургъаннга тёз.
  • Аман эсирсе, юйюн ояр.
  • Бюгюн дуния кибик, тамбла ахыратды.
  • Аш иеси бла татлыды.
  • Ишленмеген джаш – джюгенсиз ат, ишленмеген къыз – тузсуз хант.
  • Ёксюзню къалачы уллу кёрюнюр.
  • Хатерли къул болур.
  • Aдам боллукъ, сыфатындан белгили.
  • Тешик этген тынчды, аны джамагъан къыйынды.
  • Адеб этмеген, адеб кёрмез.
  • Джаз бир кюнню джатсанг, къыш талай кюнню абынырса.

За огненной чертой

25.08.2008 0 1287

В годы Великой Отечественной боевой путь воинских частей проходил через судьбы конкретных солдат и офицеров, где каждый из них, от командира дивизии до рядового, просто выполняли эту "адскую" работу под названием война.

 Эти годы войны хранят немеркнущие образцы мужества и самоотверженности миллионов людей, беззаветно защищавших свою Родину. И чем дальше мы отдаляемся от того тревожного и героического времени, тем величественнее предстают перед нами подвиги бесстрашных защитников нашего Отечества, и тем полнее осознается историческая значимость совершенного. К сожалению, даже спустя десятилетия со дня окончания войны, мы все еще не обладаем всеми необходимыми сведениями, чтобы полностью восполнить историю солдат и офицеров, воевавших в составе нашей доблестной армии. Ведь только память о тех событиях и людях, участвовавших в них, - вот все, что у нас, живущих в XXI веке, останется о великих героях войны. Каждый из них достоин того, чтобы его имя было вписано золотыми буквами в историю.
Вашему вниманию представляем материалы, фрагменты воспоминаний, основанные на многочисленных документах, почерпнутых из архивных материалов и газет. Эта история об одном из мужественных сынов своей родины, о комиссаре отряда им. Кутузова партизанской бригады "Буревестник" Махти Кульчаеве.
Родился и рос он в селении Верхняя Балкария Черекского района Кабардино-Балкарской автономной республики, в семье простого рабочего. Окончил семь классов. Был счетоводом в колхозе. Потом его избрали вторым секретарем Черекского райкома комсомола, а в 1939 году приняли в партию. Настала пора служить в армии. Война застала Кульчаева в одном белорусском городке.

Оккупированный гитлеровцами Минск ни за что не хотел преклонить колени перед врагом. Даже когда начались массовые аресты, продолжалась борьба. В каждом районе города, чуть ли не в каждом квартале в тылу врага действовали вооружённые силы партизанских формирований. Местные партизаны, знавшие территорию своего района как свои пять пальцев, максимально использовали все особенности рельефа и других местных условий для эффективной борьбы с врагом, выводили из строя боевую технику, уничтожали боеприпасы, доставляли взрывчатку в города. Немаловажную роль в партизанском движении сыграла и народная поддержка. Целые села становились надежной базой вооруженной борьбы, в них создавались вооруженные группы самообороны, контролирующие значительные территории. Таким образом, партизанские края выступали в роли надёжного тыла, снабжающего фронт продовольствием и бойцами. И подобно тому, как из маленьких родничков образуется в ущелье бурная река, так росла группа народных мстителей. Первый партизанский отряд был назван "Буревестником". Потом появлялись еще и еще... Теперь это была целая бригада, ряды которой собрали более 1700 человек: русские, белорусы, карачаевцы, балкарцы, адыгейцы, казахи, узбеки, татары…

Боевая биография белорусского партизана Махти Кульчаева богата незабываемыми эпизодами. Он принимал участие в боевых операциях под Слонимом, Барановичами, взорвал мост через реку Птичь, оборонял Могилев, Смоленск, бился с фашистами под Вязьмой. Партизаны во главе с Кульчаевым взорвали мост через реку Березину, сожгли немецкую комендатуру, где находились списки советских людей, которых фашисты собирались увезти в рабство. Они пускали под откос поезда, нападали на вражеские гарнизоны. Но мы расскажем лишь об одном боевом эпизоде, который он считал наиболее значимым в своей жизни.
Однажды Махти и его товарищи оказались в окружении. Закончились боеприпасы, продовольствие. Прорваться было невозможно. Люди решили: будем драться до последнего патрона. Положение казалось безвыходным: смерть или плен. Парторг Махти Кульчаев обратился к товарищам: "Есть выход. Пойдемте назад, в белорусские леса". Боец Калиновский предложил добраться до Борисовского заповедника под Минском, где работал лесничим много лет. Ему были знакомы там каждый куст, каждая тропка. И хотя до заповедника было далеко, партизанить решили в тех краях. Тут же избрали руководство отряда. Командиром стал лейтенант Горожанкин, начальником штаба - Иван Рябухо, комиссаром - Махти Кульчаев.
К деревне Заболотье подошли вечером. В этих местах, по заверению Калиновского, можно было устраивать партизанский лагерь. Трудный марш завершился благополучно.

Стемнело. Махти Кульчаев и Иван Рябухо пошли на разведку в деревню. Подползли к окну крайней избы и осторожно постучали. Скрипнула дверь, и на пороге появился высокий мужчина в полушубке. Сердито окликнул:
- Кого еще черти носят?
- Свои, отец, свои.
Хозяин как-то странно охнул и отступил, пропуская в дом нежданных гостей,
-Сынки мои, откуда вы? - Радостно заговорил он, поднося к их лицам дрожавший в руках каганец. - Смотри, мать, и в самом деле красноармейцы!

Хозяева дома рассказали, что немцев и полицаев в Заболотке нет, лишь изредка они сюда наведываются из соседней деревни Тростинец. Махти и Иван также узнали, что старостой в деревне работает бывший председатель здешнего колхоза коммунист Семен Шаковец.
Вскоре красноармейцы были размещены по домам надежных людей. Кульчаев попал в семью Тимофея Синкевича, сын которого Михаил служил в Красной Армии. Теперь под именем Михаила Тимофеевича в белорусской семье жил балкарец. Ему дали справку, что он член колхоза с 1930 года. Справки получили и все остальные, устроились на работу. Пригодилась круглая печать, что сохранил, Сечен Шаковец. Еще бы! Ведь коммунист Шаковец остался в деревне по решению подпольного райкома партии. Находясь среди народа, бойцы разоблачали лживую фашистскую пропаганду, вселяли в людей уверенность, сплачивали актив деревни и готовились к вооруженной борьбе. Вскоре они связались с подпольным райкомом партии.
10 июня 1943, года недалеко от Минска, между Шацком и Уздой, они уничтожили фашистских главарей Минской области - областного комиссара Людвига Эренлойтнера, правительственного инспектора Генриха Клозе, начальника областной жандармерии оборлейтенанта Карла Калле, и других высокопоставленных гитлеровцев. Об этой, операции сообщало московское радио, писала "Правда". Так о ней узнал весь мир.


Заведующий отделом истории партизанского движения Белорусского государственного музея П. Ловецкий, касаясь боевого пути Махти Темиркановича, приводит факты, цифры, даты. Он пишет: "За ними - настоящий человек, убежденность которого "созрела не в теплом, уютном доме, а в ливне пуль, огне и дыму?" А вот боевая характеристика на М. Т. Кульчаева, выданная 25 июля 1944 года командиром партизанской бригады "Буревестник", Героем Советского Союза Мармуловым, комиссаром Рябухо и начальником штаба Ловецким: "Особенно отличился товарищ Кульчаев в следующих операциях, то есть открытых боях, которых у Махти было 90…" Командиры выделяют лишь восемь "особенных":
30.09.1942 г. Латыговичи. Кульчаев отрезал огнем пулемета путь отступавшему врагу, обеспечил полный разгром фашистского гарнизона. Убил трех немцев
28.10.1942 г. Ясная Поляна, Червенский район. Кульчаев трижды отбил атаковавшего врага и дал возможность вынести семь раненых бойцов. Последним вышел из боя. За это сражение награжден орденом Красной Звезды.
10.06.1942 г. Кульчаев поджег две автомашины и убил двух немецких офицеров.
5.11.1943г. Отряд комиссара Кульчаев уничтожил 34 автомашины, 160 фашистов.
10 июня 1943 г. Главари фашистов в Минской области в сопровождении усиленной охраны ехали в Шацк. Партизаны открыли огонь по врагу, затем перешли в рукопашную. В разгар боя на помощь немцам поспешили автомашины. Парторг Кульчаев с группой партизан бросился им наперерез. В бою было уничтожено много фашистов, в том числе областной комиссар Людвиг Эрнайтер, производственный инспектор Генрих Клозе и другие крупные чиновники. Эта та самая операции о которой сообщило союзное радио и "Правда". В том бою Кульчаев был тяжело ранен. На больничной койке в полубреду вспоминал родных.
Его отца, Темиркана Уразаевича, хорошо знали в Черекском ущелье. Он активно боролся с серебряковскими бандами в годы гражданской войны. После коллективизации заведовал овцетоварной фермой, был ударником-активистом новой жизни. Вместе с отцом работали  и старшие братья - Касай и Мустафа.

Перед нами лежит пожелтевший от времени интересный архивный документ - копия письма комиссара отряда им. Кутузова партизанской бригады "Буревестник" Махти Кульчаева. В самом начале он передает "краснопартизанский привет" родителям и своим близким - Айшат, Майрыш, Фатимат и Тасли. Извиняется, что не давал знать о себе два гола, потому что находился в тылу врага, и сообщает, что бьет фашистов. Далее он пишет: "Прошу помочь Красной Армии. Отец, отдайте корову и последний пуд хлеба для снабжения армии. Передайте балкарскому народу привет и мою просьбу о помощи Красной Армии.
С приветом ваш сын Кульчаев Махти Темирканович".
Письмо датировано 8 июля 1943 года.

22.02.1944 г. Загай. Броском гранаты уничтожил пулеметный расчет противника и убил четырех фашистов, одного офицера взял в плен. О пленении гитлеровского офицера Кульчаев вспоминал: "Разведка доложила, что на днях из Узды отправляются на Восточный фронт 300 отдыхавших там немецких офицеров. На дороге Слуцк-Минск заблаговременно были заложены противотанковые мины, на краю леса отрыты ячейки для пулеметчиков и бронебойщиков, оборудован командный пункт. Когда машины с полицейскими прошли над минами, почти одновременно раздались четыре взрыва. Танкетки сразу же были выведены из строя. Моя "встреча" с гитлеровцами не входила в план операции. Это решило исход схватки. Гитлеровцы были сражены, прекратив сопротивление, сдались".

Так, не щадя жизни, сражался за Белоруссию, а потом поднимал из руин ее города и села Махти Темирканович. Многие годы герой партизанского движения работал заместителем председателя Минского сельского райисполкома, председателем Сленянского сельского Совета в Минской области.
После окончания войны Кульчаев заочно окончил Высшую партийную школу. 14 лет отдал восстановлению разрушенного войной народного хозяйства Белоруссии. В Нальчик он вернулся лишь в 1958 году. Работал заместителем управляющего "Главвторчерметом", начальником отдела кадров машиностроительного завода. Спустя 9 лет после возвращения в Кабардино-Балкарию он написал книгу о своих боевых друзьях и соратниках, воевавших на белорусской земле "За огненной чертой". В партизанских записках, автор по своим воспоминаниям, богатым архивным материалам в живой, очерковой форме излагает события тех лет. Интересно рассказывает о славном боевом пути партизанского отряда, о друзьях товарищах, называет десятки имен наших земляков, защищавших Родину вместе с белорусскими партизанами.
За проявленную самоотверженность и храбрость был удостоен шести правительственных наград:  орден "Красной звезды", орден "Красного знамени", орден "Отечественной войны I степени", орден "Отечественной войны II степени", медаль "Партизану Отечественной войны" I степени. В 1993г. Махти Темирканович получил пакет из Минска. В нем оказалась медаль "Партизану Белоруссии 1941 -1944 гг.". К прежним наградам прибавилась еще одна. Она нашла хозяина почти через полвека.

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет