Расширенный поиск
6 Июня  2020 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Битмегеннге сакъал – танг.
  • Биреуге аманлыкъ этиб, кесинге игилик табмазса.
  • Адам туугъан джеринде, ит тойгъан джеринде.
  • Сютден ауузу кюйген, суугъа юфгюре эди.
  • Ётюрюк хапар аякъ тюбю бла джюрюйдю.
  • Зарда марда джокъ.
  • Эллинг бла джау болсанг да, юйюнг бла джау болма.
  • Ашаса, ашамаса да, бёрюню ауузу – къан.
  • Туз, гырджын аша, тюзлюк бла джаша.
  • Эки элинги тыйсанг, джети элде махталырса.
  • Бети – къучакълар, джюреги – бычакълар.
  • Болджал ишни бёрю ашар.
  • Ариу сёз – джаннга азыкъ, аман сёз – башха къазыкъ.
  • Малны кют, джерни тюрт.
  • Ауузу аманнга «иги», деме.
  • Орундукъ тюбюнде атылсам да, орта джиликме, де да айлан.
  • Джарлыны тону джаз битер.
  • Къарнынг бла ёч алма.
  • Джаным-тиним – окъуу, билим.
  • Джауумдан сора, кюн кюйдюрюр, ётюрюкден сора, айыб кюйдюрюр.
  • Агъач халкъгъа алтынды, иссиликге салкъынды.
  • Эли джокъну – кёлю джокъ.
  • Кюлме джашха – келир башха.
  • Къуллукъчума, деб махтанма, къуллукъ – хаух джамчыды!
  • Эрни эр этерик да, къара джер этерик да, тиширыуду.
  • Махтаннган къыз, тойда джукълар.
  • Байдан умут эте, джарлыдан ёгюз багъасы къорады.
  • Иги бла джюрюсенг, джетерсе муратынга, аман бла джюрюсенг, къалырса уятха.
  • Адебни адебсизден юрен.
  • Ат басханны джер билед.
  • Алма терегинден кери кетмез.
  • Тойчу джашха къарама, къойчу джашха къара.
  • Акъыл къартда, джашда тюйюлдю – башдады.
  • Чабакъгъа акъыл, табагъа тюшсе келеди.
  • Ашлыкъны арба юйге келтирир, чана базаргъа элтир.
  • Тили узунну, намысы – къысха.
  • Берекет берсин деген джерде, берекет болур.
  • Къыз тиширыу кеси юйюнде да къонакъды.
  • Бичгенде ашыкъма, тикгенде ашыкъ.
  • Тилчи бир сагъатха айлыкъ хата этер.
  • Гугук кесини атын айтыб къычыргъанча, мен, мен деб нек тураса?
  • Къартны сыйын кёрмеген, къартлыгъында сыйлы болмаз.
  • Ойнаб айтсанг да, эслеб айт.
  • Билимден уллу байлыкъ джокъду.
  • Аз сёлеш, кёб ишле.
  • Къар – келтирди, суу – элтди.
  • Билеги кючлю, бирни джыгъар, билими кючлю, мингни джыгъар.
  • Рысхы – сют юсюнде кёмюк кибикди.
  • Ашхы адам – халкъ байлыгъы, ашхы джер – джашау байлыгъы.
  • Джуртун къоругъан озар.

Большой Карачай: заповедник горской архитектуры

11.11.2019 0 777  Тамбиева М.

Есть в Карачаево-Черкесии места, где к истории можно прикоснуться в прямом смысле этого слова. В верховьях реки Кубань, к юго-востоку от Теберды, существует настоящий заповедник деревянной горской архитектуры — это старинные аулы Хурзук, Учкулан и Карт-Джурт. Здесь сохранилось около 50 уникальных построек — старинных бревенчатых домов с необычными дерновыми крышами в духе «норвежской сакли», каких не встретишь не только на Кавказе, но и во всей восточной Европе. 

Правда, как долго еще простоят памятники зодчества, неизвестно. Предоставленные солнцу и ветру, оставшиеся без присмотра, срубы ветшают и рушатся на глазах. 

Фото: Зухра Биджиева 


Жили-были три аула 

До революции Учкулан, Карт-Джурт и Хурзук были главным культурным и экономическим центром всего Карачая, тут находились учебные и медицинские учреждения региона. В обиходной речи народа место до сих пор зовется «Большой Карачай». Все три аула расположены в нескольких километрах друг от друга в верховьях реки Кубань на высоте около 1500 метров. 

Дорога до древних аулов из туристических Кавминвод займет около четырех часов (примерно столько же, сколько и до популярного курорта Домбай). Качество дороги хорошее: на всем ее протяжении сделано асфальтовое покрытие. 

Традиционный карачаевский дом, подвергшийся перестройке 
(Фото: Зухра Биджиева)

Сейчас в трех аулах живет меньше 3 тысяч человек. В самом населенном — Хурзуке — всего около 1200 жителей. Работы в селах нет, вот молодежь и уезжает. Впрочем, местные жители рассказывают, что до депортации дела обстояли совсем иначе, а домов было так много, что «от одного до другого села можно было пройти прямо по крышам». 

И действительно, согласно Всесоюзной переписи населения 1926 года, в селах Учкуланского округа жило более 19 тысяч человек. Три села фактически сливались в единую агломерацию. 

После депортации карачаевцев в 1943 году эти территории отошли Грузии, в составе которой находились до 1955 года. Земли заняли грузинские сваны, а традиционные карачаевские дома стали приходить в упадок: их сжигали, пилили на дрова, разбирали и развозили для строительства официальных учреждений. Многие и вовсе были превращены в хлева. В итоге к возвращению хозяев выстоять удалось едва ли сотне домов. Сейчас осталось вполовину меньше. 

Точный их возраст не установлен, однако местные этнографы дают им до трех сотен лет. Строили такие дома из бревен, глины и дерна по особой технологии, которая сохранялась у карачаевцев вплоть до середины XIX века. 

Уменьшенная копия карачаевского сруба в школьном дворе, село Учкулан


Ферма, современная постройка «под старину»

Не будучи специалистом, трудно разобраться — это новодел 
или старинный дом после перестройки

Старый дом с надстроенным вторым этажом
(Фото: Зухра Биджиева)

Фото: Зухра Биджиева

Фото: Зухра Биджиева

Современный вариант традиционного дома

Фото: Зухра Биджиева


Дом построим — будем жить 

Практически все карачаевские бревенчатые сакли строились без фундаментов, потому что грунт в этой местности достаточно прочный и каменистый. 

— Вначале рылись неглубокие котлованы, по углам они укреплялись массивными валунами. На них в основание стен ставили наиболее массивные стволы особой смолистой сосны, — объясняет технологию строительства архитектор Ильяс Чагаров. — Затем начинали выкладывать стены. Стволы подбирались так, что зазоров между ними не было. Чтобы соединить бревна, в них вырубались специальные выемки. 

Фото из личного архива Ильяс Чагаров 

Высота стен составляла примерно 2,5−2,7 метра. Уже собранную стену несколько раз обмазывали желтой глиной, так что получался слой толщиной до 10 см. Из этой же глины делался и пол. Двери в домах устанавливались маленькие, в 2/3 среднего роста, окна отсутствовали. Делалось это для сохранения тепла. Лишь в некоторых домах вырезали небольшие окошки. 

В последнюю очередь настилалась крыша — она также была бревенчатой, делали ее одно- или двухскатной. Поверх бревен в несколько слоев выстилали глину и дерн. В итоге крыша не только отлично сохраняла тепло внутри, но и не протекала. 

— Получался на удивление энергоэффективный дом: зимой он сохранял тепло очага, а летом — приятную прохладу, — говорит Чагаров. — К тому же с земляной крышей, покрытой густым дерном, дома идеально вписывались в рельеф местности. Издалека их практически невозможно рассмотреть. 

Согласно устным преданиям, сделано это было специально, чтобы укрыть поселения от глаз неприятеля. Видимо, по этой же причине у срубных домов не было предусмотрено дымоходов в привычном понимании. Над очагом в крыше просто прорубалось оконце, куда выходил дым. В случае опасности его закрывали идеально подогнанным куском дерна, тем самым маскируя жилище. 

Дом Мухаммада апенди Байрамукова
(Фото: Зухра Биджиева) 

Сейчас дом Мухаммада Байрамукова пустует, 
нынешние владельцы хранят в нем старинную мебель и утварь, 
не решаясь самостоятельно проводить реставрационные работы 
без консультаций со специалистами 
(Фото: Зухра Биджиева) 

(Фото: Зухра Биджиева) 

(Фото: Зухра Биджиева) 

(Фото: Зухра Биджиева) 

Маймул — специальное приспособление, 
распределяющее нагрузку на балки, вырезался из цельного куска прочной древесины. 
Помимо чисто технических, маймулы выполняли также и декоративные функции
(Фото: Зухра Биджиева) 

(Фото: Зухра Биджиева) 


Сакля и сайдинг 

Сейчас таких домов в Большом Карачае можно найти около 50, больше половины из них находится в Хурзуке. Состояние построек разное: одни сохранились на удивление хорошо, от других остались только фрагменты стен. 

— Можно выделить три основных вида срубных домов в Большом Карачае, — рассказывает архитектор Ильяс Чагаров. — Наиболее древний из них — простой однокамерный дом. Со временем эти дома увеличивались за счет пристроек или, как их называли, «отоу», с отдельным входом, куда отселяли женившегося сына. Так появились дома типа «арбаз юй», в которых жилые постройки возводились вокруг крытого общего двора в виде многогранника. Такие жилые комплексы могли достигать поистине исполинских размеров, но, к сожалению, ни один из них не сохранился, именно эти дома пострадали в годы депортации больше всего. Более современный тип срубного дома — галерейный, это большие вытянутые строения с несколькими входами. Некоторые из них обитаемы до сих пор.

Один из самых крупных и хорошо сохранившихся домов этого типа — дом Мухаммада апенди Байрамукова, известного среди карачаевцев религиозного деятеля и главного кадия (судьи) Карачая XIX века. Впоследствии в нем жили трое его сыновей, а затем и внуки. Но называют его и по сей день «дом Мухаммада апенди Байрамукова», хотя построен он гораздо раньше (скорее всего, отцом или дедом кадия, но тут мнения ученых расходятся). Это очень крупный дом, метров пятнадцать в длину и пять в ширину. Уникален он, помимо размеров, еще и тем, что внутри каждого отсека есть по две просторные комнаты, хотя традиционно карачаевские срубы были однокомнатными. 

 Ахмат Чотчаев 
(Фото: Зухра Биджиева) 

Дом галерейного типа. 
Владельцы полагают, что возраст этой постройки — 150−200 лет 
(Фото: Зухра Биджиева) 

(Фото: Зухра Биджиева) 

(Фото: Зухра Биджиева) 

(Фото: Зухра Биджиева) 

— А в этом доме жили две сестры моего деда, — вспоминает выходец из Хурзука Ахмат Чотчаев, показывая еще одну из уцелевших построек. — Я здесь жил, когда приезжал к ним в гости. Вот тут, справа, была кладовая, а вот эти две комнаты были жилые. Дом, к сожалению, опустел, когда тетушек не стало, своих детей у них не было. Мы очень хотим хотя бы частично его реставрировать. По самым скромным подсчетам, этому дому 200−250 лет. 

Однако восстановление таких домов чрезвычайно проблемное дело: за годы многие из приемов строительства бревенчатых домов были утрачены. А специалистов по реставрации в республике нет. Поэтому многие занимаются ею самостоятельно — как получается. 

Например, дом Героя Советского Союза, партизана и майора Красной Армии Османа Касаева сегодня и вовсе не узнать. В нем до сих пор живут родственники героя. Однако недавно стены были обшиты сайдингом, и теперь рассмотреть за гладкой стеной современных стройматериалов старинную бревенчатую саклю невозможно. 

Остальные же дома, оставшись без присмотра, просто разрушаются. Сегодня ни один из них не причислен к списку памятников истории и культуры даже регионального значения. 

Фото: Милада Боюнсузова, из личного архива 
Ханафи Хасанов, заместитель директора по научной работе 
Государственного Карачаево-Черкесского историко-культурного 
и природного музея-заповедника им. М. О. Байчоровой: 

«Никаких исследований в советское время здесь не проводилось. И сейчас почему-то ученые обходят стороной это ущелье. Однако эти места могут многое поведать об истории народа и его культуре в прошедшие века. Если провести масштабные исследования, взять пробы, поработать сообща историкам, археологам, то мы вполне можем подавать документы в ЮНЕСКО. Это ведь действительно уникальные дома. Реконструировать один из этих домов, устроить в нем этнографическую выставку или музей — наша давняя мечта, но пока для столь важной работы нет ни соответствующих средств, ни пригодных специалистов. В 2014 году здесь проводила исследования группа ученых из Чехии и Польши. Возможно, когда данные этих исследований будут опубликованы, прольется свет на многие аспекты истории нашего народа. Даже по предварительным прогнозам ученых, некоторые дома в Хурзуке могут быть гораздо древнее, чем это принято считать»

Мариям Тамбиева,


(Голосов: 3, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет