Расширенный поиск
20 Сентября  2018 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Адеби болмагъан къыз – тузсуз хант.
  • Къызбайны юйюне дери сюрсенг, батыр болур.
  • Чабар ат – джетген къыз.
  • Джангыз торгъай джырламаз.
  • Орундукъ тюбюнде атылсам да, орта джиликме, де да айлан.
  • Иги болса, тамадама – махтау, аман болса, меннге – айыб.
  • Алма терегинден кери кетмез.
  • Чомарт къонакъ юй иесин сыйлар.
  • Арба аугъандан сора, джол кёргюзтюучю кёб болур.
  • Ушамагъан – джукъмаз.
  • Акъдан къара болмаз.
  • Мухарны эси – ашарыкъда.
  • Кюл тюбюндеги от кёрюнмейди.
  • Адеб этмеген, адеб кёрмез.
  • Кеси юйюмде мен да ханма.
  • Джаханимни кёрмей, джандетге кёл салмазса.
  • Аманны тукъумуна къарама, игини тукъумун сорма.
  • Байлыкъ адамны сокъур этер.
  • Ат басханны джер билед.
  • Адеб джокъда, намыс джокъ.
  • Кирсизни – саны таза, халалны – къаны таза.
  • Къобан да къуру да къобханлай турмайды, адам да къуру да патчахлай турмайды.
  • Узун джолну барсанг, бюгюн келирсе, къысха джолну барсанг, тамбла келирсе.
  • Къуру гыбыт бек дыгъырдар.
  • Сагъыш – къартлыкъгъа сюйюмчю.
  • Адамны сабийин сюйген джюреги, бычакъча, джитиди.
  • Ёксюзню тилеги къабыл болур.
  • Билими азны – ауузунда кирит.
  • Тулпарлыкъ, билекден тюл – джюрекден.
  • Таула не мийик болсала да, аууш табылыр.
  • Къайгъыны сюйген, къайгъы табар.
  • Башы джабылгъан челекге, кир тюшмез.
  • Эртде тургъан бла эртде юйленнген сокъуранмаз.
  • Ата – билек, ана – джюрек!
  • Бир абыннган – минг сюрюнюр.
  • Билимсиз иш бармаз.
  • Ариу джол аджал келтирмез.
  • Кёбню кёрген – кёб билир.
  • Ач къалгъандан, кеч къалгъан къолай.
  • Кюлме джашха – келир башха.
  • Баланы адам этген анады.
  • Нёгер болсанг, тенг бол, тенг болмасанг, кенг бол.
  • Байлыкъ келсе, акъыл кетер.
  • Таукел тауну аудурур.
  • Эки итни арасына сюек атма, эки адамны арасында сёз чыгъарма.
  • Аш берме да, къаш бер.
  • Джарлы джети элни сёзюн этер.
  • Эки ойлашыб, бир сёлешген.
  • Айранны сюйген, ийнек тутар.
  • Кёзню ачылгъаны – иги, ауузну джабылгъаны – иги.

"Быть ближе к небу..."

04.09.2018 0 389  Бегеулов Б.
Мир знает много гор — Кавказ,Тянь-Шань, Памир, Алтай, Татры, Альпы и их величественные вершины — пик Победы, Конгур, Монблан, Маттергорн… Все горы прекрасны. Но Эльбрус один.

Нет и не может быть второго Эльбруса.

Тот, кому довелось видеть Эльбрус в предрассветный час, когда фантастические краски — синие, розовые, фиолетовые — переходят одна в другую, создавая в дымке утреннего тумана какое-то неестественное, волшебное свечение, не забудет этого зрелища никогда. Тот, кто побывал хотя бы раз у подножия исполина, испытал невероятное чувство — будто ты один на один с самой вечностью — будет до последнего часа хранить это чувство в памяти.

Поэт сказал так:

Ну что им Вечность, скалам этим? 
Ну что им наша суета?
Мы перед ними, словно дети, 
Хотя и дерзки иногда...

Не каждому дано вступить в единоборство с Эльбрусом. Но нет большего счастья для живущих на Кавказе (и не только на Кавказе), чем покорить его. И, понятное дело, желающих во все времена было хоть отбавляй, но Эльбрус так и остался для многих из них лишь дерзновенной мечтой.

Об Эльбрусе сказано много и написано много, стихов и прозы, возвышенных и совсем простых слов, разными людьми, в разное время. Одному Всевышнему известно, сколько знаменитых имен так или иначе связано с Эльбрусом.

В 19-м веке вершина Эльбруса была покорена всего 2 раза: первый раз — карачаевцем Хыйсой Хачировым в 1820 году, а второй раз, 31 июля 1868 года — обществом знаменитых английских альпоходцев: Д. Фрешвельдом, А. Мори и К. Текером, которые в сопровождении опытного альпоходца Франсуа Девуассу, уроженца долины Шамони, взошли на самую высокую точку вершины Эльбруса, что до сих пор никому еще не удавалось. Об этом восхождении они сообщают следующее: «28 июля — в селении Урусии, у князя Измаила, который с братьями своими оказал нам очень радушный прием.

29 июля — отъезд к Эльбрусу в сопровождении 5 носильщиков, следование вверх по долине Баксана до соединения его с ущельем, по которому идет дорога в долину Накра; оттуда к северо-западу вверх по ущелью, замыкаемому глетчером, спустившимся с Эльбруса, и бивуак на высокогорье близ подошвы глетчера: 8000 футов (9 часов).

30 июля. Подъем по долине мимо глетчера и по крутым обрывам к вершине на скале, с правой его стороны, почти на одинаковом уровне с огромной снеговой равниной к юго-востоку от горы, где мы раскидываем палатку на хорошо защищенном месте. 11950 фут. (4.5 часа).

31 июля. Выходим из палатки в 2 часа 10 минут утра: переходим большую равнину и поднимаемся на склоны, доходящие до подошвы высшей вершины (5.25 часа). Сланцевые скалы вплоть до вершины, достигнутой в 10 часов 40 минут утра.

Интенсивный холод был причиной трудности восхождения, но серьезного препятствия мы не встречали.

Вулканическое происхождение горы несомненно. Вершину образуют трехсторонний кратер, наполненный снегом. Окружающий его вал имеет три вершины, стоящие несколько поодаль одна от другой. Мы поднялись на все три вершины. Две из них не были покрыты снегом. На достигнутой нами первой вершине, которая нам казалась выше остальных, мы сложили знак из камней. Двое из наших носильщиков — Дяппоев Дячи и Сатаев Ахия — взошли вместе с нами на вершину. Остается еще окинуть взглядом область главной цепи Большого Кавказа к западу от Эльбруса. Отсюда видна вершина, напоминающая очертания зубра. Последние особи этого некогда очень распространенного животного обитают у северного склона, увенчанного местами фирном и льдом Эрцогского хребта, составляющего часть Большого Кавказа. Зубры водятся здесь у истоков обеих рек Зеленчук, в местностях, называемых Саадан и Эрхус. Они попадаются стадами в 7–10 голов в смешанных лесах с преобладающими сосновыми зарослями.

Покойный граф Сумароков Эльстон доставил в Кавказский музей один чудный экземпляр этой породы животных, которые ныне уже выводятся. Он был привезен в Тифлис на курьерских, летом 1866 г. Хотя правительством и отданы приказы относительно охранения этих животных, но кто станет среди этой глуши во всей строгости исполнять подобные приказания? Нет сомнения, что зубр прежде водился и в других регионах Кавказа, например, название одного из горнолыжных курортов Домбай происходит от карачаевского слова «доммай», что означает «зубр».

Прошло немало лет. Жизнь бежит все быстрее и быстрее, некогда даже оглянуться. И вот человек задумался, а не попробовать ли сесть на коней и подняться на Эльбрус?

Первая попытка восхождения на Эльбрус была предпринята в 1965 году, но, как отмечал старый альпинист В.Ф. Кудинов, «она не имела успеха — конники вернулись с «Приюта Пастухова» — далее лежал глубокий снег, и лошади не шли, несмотря на понукания своих всадников, горевших желанием въехать на вершину и установить этим своеобразный рекорд». Лишь спустя 33 года люди вновь рискнули повторить попытку. И риск был оправдан. Надежды возлагались на породу лошадей, отличающихся особой выносливостью и неприхотливостью. Речь идет о карачаевской породе лошадей. Разумеется, повествование о восхождении будет неполным без рассказа об этой лошади.

Карачаевская порода лошадей была известна европейцам как минимум с 18-го века. Немецкий исследователь П. Паллас (1790-е гг.) писал: «Карачаевцы выращивают небольшую, но выносливую и горячую породу лошадей, которые известны своими выдающимися качествами». Российский академик Генрих Юлиус Клапрот (1808 г.) отмечал, что лошади карачаевской породы «сильны, проворны и превосходны для езды по горам». Другой исследователь, С. Броневский (1823 г.), пишет: «У карачаевцев есть мелкая, но крепкая порода горских лошадей, известная под именем карачаевских», венгерский этнограф, участник экспедиции Эммануэля, Жан-Шарль де Бессе в 1829 г. также давал высокую оценку этой породе: «Карачаевцы разводят лошадей прекрасной породы... Они легки на ходу, и я не знаю другой породы, которая была бы более подходящей для езды по крутым склонам и более неутомимой». В свою очередь, русский автор В.В. Шевцов (1855 г.) давал такую характеристику: «Лошади их (т.е. карачаевской породы) считаются одними из лучших кавказских пород, они более ценны смелостью своею в езде по скалистым и крутым тропам; шаг их верен и спокоен. Вы, давши свободу своему коню, можете безбоязненно подниматься по такому неприступному пути, где только может уместиться копыто лошади вашей и где ни одна из других пород не может сделать ни одного шага».

Лошади карачаевской породы были зафиксированы в изданиях Государственной племенной книги горских лошадей (1935 г.), сборнике «Конские ресурсы СССР» (1939 г.), «Единой Государственной племенной книге лошадей Орджоникидзевского края» (1940 г.), в Инструкции по бонитировке племенных лошадей (1942 г.) и др.

В 1990-х годах в государственных племенных книгах и официальных перечнях пород СССР и России карачаевская порода и англо-карачаевская породная группа вновь обрели свое место. Это стало результатом десятилетий упорного подвижнического труда М.С. Токова, Б.Д. Узденова, X.А. Аджиева, К.-Г.М. Урусова. Особая заслуга принадлежит Клыч-Герию Урусову, который и являлся автором идеи конного восхождения на Эльбрус. Встречаясь с коллективом историков карачаевского отдела республиканского Института гуманитарных исследований, он неоднократно рассказывал им о своей идее

Тогда я работал заместителем министра образования КЧР, и мой кабинет находился по соседству с ИГИ, на втором этаже Дома правительства. Я увлекался альпинизмом, таким же любителем гор был и мой друг — кандидат медицинских наук Ахмат Мухутдинович Тебуев, работавший заместителем министра здравоохранения республики. Будучи людьми неравнодушными к прошлому своего народа, мы нередко встречались, чтобы побеседовать о тех или иных интересовавших нас моментах истории. Во время одной из таких бесед наш этнограф Индиана Каракетова, безумно влюбленная в родные горы, рассказала нам о давней мечте Клыч-Герия Урусова. Было это в 1996 году. Так мы начали обсуждение идеи осуществления доселе небывалого похода. Готовились тщательно, даже провели подробную разведку — в 1997 году наша группа в составе Ахмата Тебуева, Рамазана Хапчаева и Умара Байрамукова совершила восхождение на обе вершины Эльбруса с целью изучения возможных путей подъема лошадей на вершину. А в 1998 году мы разработали план подготовки, включавший в себя подбор состава группы, решение вопроса об экипировке, снаряжении конного состава и т.п. К счастью, нашлись настоящие патриоты, благодаря которым, хоть и с некоторым опозданием, но все же удалось решить основную часть материально-технического обеспечения экспедиции. На это дело ушло два месяца: июнь и июль. Команда была окончательно сформирована еще в июне. Участников экспедиции было девять человек и с ними три лошади. Руководителем альпинистской экспедиции был Ахмат Тебуев. Одной из заслуг и альпинистских удач А. Тебуева явилось изобретенное им приспособление для горных восхождений на лошадях: подковы со съемными стальными шипами. 

В альпинистскую группу кроме нас с Тебуевым вошли профессиональный альпинист Рамазан Хапчаев, Умар Байрамуков и Эльдар Кубанов. В «кавалерийскую часть» вошли: К.-Г. Урусов, Мурат Джатдоев (а. Хурзук, лошадь — Имбирь), Магомет Биджиев (а. Учкулан, лошадь — Даур), Дахир Каппушев (а. Карт Джурт, лошадь — Хурзук). Альпинисты были движимы азартом покорителей, в то время как конников, прежде всего, заботили безопасность и здоровье своих питомцев. Эти «векторы интересов», как потом оказалось, не всегда совпадали, и порой их расхождение могло обернуться даже срывом экспедиции. 7 августа альпинистская группа выехала в Большой Карачай и в час дня добралась до аула Учкулан, где ее поджидали конники. Далее участники экспедиции прошли через аул Хурзук, миновали погранзаставу и двинулись вверх по ущелью реки Уллу-Кам. Уже в четыре часа пополудни были у «Ворошиловских кошей», где сделали привал и устроились на ночлег. В три часа ночи 8 августа группа двинулась в сторону перевала Хотю-Тау. Через три часа у подножия перевала остановились, легко позавтракали и вновь продолжили путь.

В девять часов добрались до перевала. Здесь позавтракали, отдохнули и стали ожидать балкарских проводников, которые по договоренности должны были встретить экспедицию на этом участке, чтобы сопровождать по леднику Большой Азау. Ожидание продлилось три часа и оказалось безрезультатным (как впоследствии выяснилось, балкарцы неправильно сориентировались по дню встречи). Ждать далее не имело смысла, и мы продолжили движение по перевалу самостоятельно. Переход через Хотю-Тау (3555 м) был очень сложным. Позже К.-Г. Урусов вспоминал: «Я на этом перевале до этого не был и, если бы не видел своими глазами, как переходили лошади... я не поверил бы, что там могут пройти лошади». Согласитесь, слова одного из лучших знатоков лошадей карачаевской породы многого стоят!

В полдень группа достигла ледника. Люди, а особенно животные, подвергались здесь немалой опасности. Мы шли километров девять, под ногами были трещины шириной до метра и более. Неширокие трещины мы перепрыгивали, широкие обходили. Внизу, под ледником протекала вода, мы очень опасались, что лошади могут испугаться. Но все же в три часа дня экспедиция добралась до озера, где встретилась с проводниками. Через час начали спуск и по скальному гребню вышли на лавовый выступ, где расположена станция канатной дороги «Старый Кругозор» (3000 м).

9 августа. Основная база. Утром группа вышла с лошадьми на «Приют 11-ти», который был определен в качестве штурмового лагеря. Животных разместили в недостроенном сооружении метрах в 10-ти от высокогорной гостиницы. День ушел на интенсивную подготовку к тренировочному выходу к «Скалам Пастухова».

10 августа. Стихия. В два часа ночи группа двинулась в путь. К.-Г. Урусов, которого начали мучить головные боли, остается в лагере. Я, А. Тебуев и Р. Хапчаев дошли до высоты 4800 м, после чего спустились вниз. Остальные добирались до высоты 5100 м (т.н. «Косая»). Здесь погода ухудшается: резко понижается температура воздуха, начинает дуть шквальный ветер, в лицо бьет снежная крупа. В течение трех часов ожидаем перемены погоды, но тщетно. Решили спускаться в лагерь. В пять часов вечера было проведено «экстренное совещание», на котором приняли решение спустить лошадей на уровень «Старого Кругозора» (где имелся естественный корм) и покормить, а также переждать непогоду. Три конника с лошадьми и А. Тебуев спустились вниз.

11 августа. День перед штурмом. Почти весь световой день прошел в ожидании улучшения погоды. Только в четыре часа пополудни появились явные признаки прояснения. Нельзя было затягивать время, и руководители экспедиции решили поднять лошадей к штурмовому лагерю. В восемь часов вечера животные получили увеличенную порцию овса, были укрыты бурками. Решено было включить в штурмовую группу семь человек и две лошади (Имбирь, получивший травму, был оставлен в лагере).

12 августа. Штурм. Первой в два часа ночи на вершину двинулась «пехота»: У. Байрамуков, Э. Кубанов, Р. Хапчаев и я. Это было сделано с учетом того, что при синхронном выходе пеших и конных последние далеко опередили бы первых и вынуждены были бы поджидать их близ седловины, попусту тратя время и рискуя замерзнуть. Поэтому конники (М. Биджиев, М. Джатдоев, Д. Каппушев) вышли лишь полтора часа спустя, с тем чтобы догнать нас на седловине. Тем не менее «конница» догнала пеших альпинистов на переходе от «Приюта Пастухова» к седловине, примерно, на уровне 5200 м.

Достигнув ее, пятеро решили двигаться дальше, но, не зная маршрута, выбрали неудачный путь: лошади стали проваливаться в рыхлый снег. Возникла опасность, что животные могут поранить себя стальными шипами подков, и ребята вернулись к разрушенной во время войны хижине, находящейся на седловине. Состояние снега было таким, что конники очень опасались за лошадей и отказывались продолжать путь, однако их все-таки уговорили. Пологая часть седловины оказалась весьма трудной для прохождения: животные своими копытами не раз пробивали наст и глубоко до колен проваливались в снег. Лишь выйдя на крутой участок, непосредственно ведущий к восточной вершине, мы обрели более или менее твердую почву: снежный покров был не очень глубоким и перемежался с каменистыми насыпями, которые тянулись по северо-западному склону до самой вершины.

На подъем ушло почти два с половиной часа.

Ближе к вершине конники надели бурки (было очень холодно) и на лошадях в 11 часов 30 минут достигли вершины. А там свирепствовал ураганный ветер, он поднимал кусочки вулканической породы, которые били в лицо и в объективы съемочной аппаратуры. Из-за пронизывающего, ледяного ветра долго задерживаться на вершине не стали. Сфотографировали пейзажи, сфотографировались сами и начали спуск. Всего за 25 минут достигли седловины, откуда в полдень, в половине первого дня, начали спуск к «Приюту 11-ти». К пяти часам пополудни мы вышли уже к лагерю.

Хотелось бы упомянуть о жительнице Республики Ингушетия Лейле Албогачиевой. Она присоединилась к экспедиции еще на пути к «Приюту 11-ти» и с разрешения руководителей участвовала в восхождении и поднялась на восточную вершину, став, возможно, первой ингушкой, поднявшейся на Эльбрус.

14 августа группа вернулась в Большой Карачай, затратив ровно неделю на проведение экспедиции. Лишь спустя несколько месяцев после ее окончания власти отметили Почетными грамотами и подарками людей, увековечивших себя не только записью в Книге рекордов Гиннесса, но и в истории мирового альпинизма...

Но был один безмолвный свидетель, о котором тогда решительно никто не думал, но именно этот свидетель предопределил продолжение истории, в которой, казалось бы, была поставлена точка. Это — Западная вершина горы.

Для актера лучшая роль та, которая еще не сыграна им, а для покорителя вершин лучшая высота та, которая еще не взята.

Мы никак не могли удовлетвориться своим первым спортивным достижением. Перед нашим взором стояла магическая цифра «21» — на столько метров Западная вершина превосходит Восточную. Лишь эти метры отделяют конных первовосходителей 1998 года от «абсолютного рекорда». Ведь по строгим научным измерениям именно Западная вершина является наивысшей точкой Европейского континента и России. Во-вторых, еще в 1950 году на Восточную вершину уже взбиралось вьючное животное, китайский як. А на Западной вьючных животных еще не было. И, наконец, в-третьих, 1999 год был юбилейным — в этом году исполнялось 170 лет со дня первого восхождения Хыйсы Хачирова.

Снова началась подготовка. Руководителем был назначен Ахмат Тебуев. Опыт прошлого восхождения показал, что кованые шипы квадратной формы при сильном ударе о камни и твердый лед имеют свойство иногда откручиваться. На этот раз шипы были круглой формы и вытачивались на токарном станке. Их изготовление было поручено Умару Байрамукову.

В июле была достигнута договоренность с Эльбрусской поисково-спасательной службой, которая должна была оказать организационную помощь в восхождении и выделить сотрудников для сопровождения группы на вершину. В команду вошли все три конника — участники похода 1998 года, причем М. Биджиев и М. Джатдоев со своими прежними лошадьми (Дауром и Имбирем), а Д. Каппушев — с Игилик (лошадь по кличке Хурзук находилась в то время на дальних выпасах).

В экспедиции кроме нас с А. Тебуевым участвовали прошлогодние восходители — Э. Кубанов, У. Байрамуков, а также Марат Хачиров, однофамилец первого восходителя на Эльбрус.

14 августа в шесть часов вечера группа вышла из аула Хурзук и через три часа добралась до «Ворошиловских кошей», где, как и в прошлый раз, был устроен ночлег. 15 августа в восемь часов утра участники экспедиции двинулись вверх по тому же маршруту. Сравнительно легко преодолев перевал, уже в час дня были на леднике, который также прошли без особых проблем. Оттуда мы спустились к «Кругозору», где и расположились базовым лагерем. 16 августа был посвящен отдыху, подготовке снаряжения и конкретной схемы восхождения. Вначале погода не особо обнадеживала, но ночью небо очистилось от облаков.

17 августа стоял ясный солнечный день. Экспедиция в полном составе при лошадях поднялась к верхней станции канатно-кресельной дороги «Гара-Башы», где остановилась на ночлег. 18 августа ночью пешие альпинисты вышли раньше конников и остановились у разрушенной хижины на седловине. Около трех часов ночи в путь двинулась и конная группа, которая около семи часов утра на седловине воссоединилась с остальными участниками восхождения.

Здесь решили посовещаться. Спасатель Эльбрусской спасательной станции Абдул-Халим Ольмезов, сопровождавший группу, сообщил, что снег, окутавший крутой склон Западной вершины, весьма рыхлый и сыпучий. Поэтому, сказал он, чтобы избежать ненужного риска, надо подняться на самой легкой из трех лошадей. Таковой оказался «новичок» — Игилик.

В последствии стало ясно, что такое решение было оправданным. С большими усилиями лошадь преодолела опасный участок очень крутого склона Западной вершины. Затем по пологому предвершинному плато группа вышла к невысокому (10–15 метров) холмику вершины, где установлена скульптура тура. Игилик делает последние шаги... Все! Высочайшая вершина Кавказа, России и Европы покорена «абсолютно». Случилось это в 10 часов 36 минут 18 августа 1999 года.

На следующий день мы проводили А. Тебуева и М. Хачирова в Черкесск, а 20 августа по испытанному маршруту вернулись в Хурзук. Здесь состоялась торжественная встреча с руководителями республики и жителями этого древнего аула.

В истории покорения высочайшей вершины Кавказа, России и Европы перевернута еще одна, безусловно, славная страница. Вот те слова, которыми генерал армии В.М. Семенов приветствовал в тот день покорителей Эльбруса: «Вы совершили настоящий спортивный подвиг. И совершили его во имя торжества патриотизма, верности славной российской истории, во имя России и утверждения высоких идеалов мира и согласия, самых чистых помыслов человека».

Я бы добавил к этим словам высказывание альпиниста Е. Иордамишвили: «Ведь пока есть горы, будут следы на их склонах, будут записки на их вершинах. Это закон борьбы человека с горами. И в жизни каждого рано или поздно наступает момент, когда он должен встретиться с природой лицом к лицу и ощутить, что человек и в малом сильнее ее. Двадцать тысяч поколений существует человечество, из них 19800 поколений — девяносто девять процентов — боролись с природой без помощи электричества, машин и науки. В нынешних поколениях осталось еще порядочно тревожной крови предков. Слово «подвиг» означает действие, которое не каждому дано совершить. Но идущие в горы, как правило, не думают о подвиге, мечтая лишь насладиться ни с чем не сравнимым чувством первопроходителей, хотят видеть целые страны, лежащие у их ног под облаками, чтобы тень от руки простиралась на сотни километров и фиолетовое небо было к ним чуточку ближе, чем к остальным людям...»

Борис Бегеулов,
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет