Расширенный поиск
23 Июля  2018 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Эли джокъну – кёлю джокъ.
  • Бозанг болмагъан джерге, къалагъынгы сукъма.
  • Аман къатын алгъан, арыр, иги къатын алгъан джарыр.
  • Келинни – келгинчи, бёркню кийгинчи кёр.
  • Тюзлюк шохлукъну бегитир.
  • Уясында не кёрсе, учханында аны этер.
  • Ёлюк кебинсиз къалмаз.
  • Джангызны оту джарыкъ джанмаз!
  • Алтыда кюлмеген, алтмышда кюлмез.
  • Шайтан алдады, тюзлюк къаргъады.
  • Бети къызарыучу адамны, джюреги харам болмаз.
  • Бермеген къол, алмайды.
  • Сибиртки да сыйлы болду, кюрек да кюнлю болду.
  • Тюзлюк тас болмайды.
  • Бети – къучакълар, джюреги – бычакълар.
  • Гырджын – тепсини тамадасы.
  • Бир абыннган – минг сюрюнюр.
  • Ичимден чыкъды хата, къайры барайым сата?
  • Джигер – джаннга къыйынлыкъ.
  • Татлы тилде – сёз ариу, чемер къолда – иш ариу.
  • Алим болгъандан эсе, адам болгъан къыйынды.
  • Сёлеш деб шай берген, тохта деб, сом берген.
  • Къатын къылыкъсыз, эр тынчлыкъсыз.
  • Адам бла мюлк юлешмеген эсенг, ол адамны билиб бошагъанма, деб кесинги алдама.
  • Кёзден кетген, кёлден да кетеди.
  • Ургъан суудан башынгы сакъла.
  • Къуллукъчума, деб махтанма, къуллукъ – хаух джамчыды!
  • Къарыусузгъа кюлме, онгсузгъа тийме.
  • Ат да турмайды бир териде.
  • Къобан да къуру да къобханлай турмайды, адам да къуру да патчахлай турмайды.
  • Ашда уялгъан – мухар, ишде уялгъан – хомух.
  • Къонакъ аз олтурур, кёб сынар.
  • Къыйынлы джети элге оноу этер.
  • Садакъачыны джаны – къапчыгъында.
  • «Ма», - дегенни билмесенг, «бер», - дегенни билмезсе.
  • Ышармагъан – кюлмез, кюлмеген – къууанчны билмез.
  • Босагъа таш юйге кирмей эди, тыбыр таш эшикге чыкъмай эди.
  • Аш кетер да бет къалыр.
  • Къазанда болса, чолпугъа чыгъар.
  • Ишни ахырын ойламай, аллын башлама.
  • Юй ишлеген балта эшикде къалыр.
  • Атадан ёксюз – бир ёксюз, анадан ёксюз – эки ёксюз.
  • Ашарыкъда сайлагъаннга – чий гырджын.
  • Биреуню тёрюнден, кесинги эшик артынг игиди.
  • Таукел тауну аудурур.
  • Аякъларынгы джууургъанынга кёре узат.
  • Ач бёрюге мекям джокъ.
  • Ауурну тюбю бла, дженгилни башы бла джюрюген.
  • Къайгъыны сюйген, къайгъы табар.
  • Юйюнгден чыкъдынг – кюнюнгден чыкъдынг.

Коллекция К.А. Иностранцева – источник сведений о женских домашних промыслах Карачая конца XIX века

06.04.2018 0 327  Зельницкая Р.Ш.
В Российском этнографическом музее (РЭМ, ранее – Этнографический отдел Русского музея императора Александра III, в советское время – Государственный музей этнографии народов СССР /ГМЭ/) хранится более 16 вещевых коллекций, представляющих традиционную культуру карачаевцев. История формирования данных коллекций охватывает период с 1906 г. по 1980-е годы.

В начале 1930-х гг. после длительного перерыва, возобновляются экспедиции ГМЭ в Карачай. В этот период сбор предметов традиционной культуры в значительной степени регламентировался идеологическими установками, в соответствии с которыми предпочтение при выборе памятников материальной культуры для пополнения музейных коллекций отдавалось предметам, относящимся к хозяйству и быту наиболее бедных слоев населения. Тем не менее, этнографы, ставившие целью восполнить дореволюционную карачаевскую коллекцию Этнографического отдела, продолжали свою научно-полевую исследовательскую деятельность.

Уже в середине 1940-х гг. собрания ГМЭ пополнились экспонатами (88621 ед.хр.) московского Музея народов СССР /МН/, прекратившего существование в 1947 году. К сожалению, мы не можем точно сказать, когда и какой именно из многочленных кавказских экспедиций МН были собраны вещи, представляющие культуру карачаевцев, но можем определить период комплектования коллекции серединой – второй половиной 1920-х гг.

Основоположником научного изучения традиционной материальной культуры карачаевцев можно считать К.А. Иностранцева (1876-1941), который еще с дореволюционного времени стоял у истоков создания этнографического отдела Русского музея /ЭО РМ/. Он руководил исследованием народов Кавказа, Поволжья, Средняя Азия, а также приграничных России азиатских стран [1].

Константин Александрович окончил курс наук в Санкт-Петербургском университете по факультету восточных языков и был удостоен диплома I степени, выданного Управлением Санкт-Петербургского учебного корпуса (1899). Он был учеником основателя петербургской школы арабистики барона В.В. Розена; в 1902 г. был назначен хранителем ЭО РМ; в 1908 г. стал доктором востоковедения и в том же году оставил службу в ЭО РМ согласно прошению. За время работы в ЭО РМ он совершил пять экспедиций на Кавказ и Крым, откуда привез этнографические коллекции, которые послужили основанием для формирования фонда по этнографии народов Кавказа ЭО. Всего лично им было собрана 31 коллекция, в т.ч. 8 фотоколлекций.

Будучи специалистом по сасанидскому Ирану, К.А. Иностранцев занимался изучением музейных коллекций Западной Европы, что сделало его первым российским исследователем, «который начал такое разностороннее исследование предметов исторической этнографии» [2]. После назначения его хранителем в ЭО, он из кабинетного ученого превратился в этнографа-полевика. С 1903 в его компетенцию вошло изучение материалов по этнографии народов Кавказа, Средней Азии, Крыма и сопредельных стран.

Впервые К.А. Иностранцев посетил Кавказ в 1903 г., где целью было установление контакта с местными этнографами и администрацией для выяснения условий получения необходимых для музея материалов. Кроме того, нужно было найти собирателей и распределить между ними задачи [3]. В ходе экспедиции 1903 г. он посетил Южный Кавказ (Тифлис, Кутаис, Батум, Елизаветполь и Баку). Следующая поездка К.А. Иностранцева состоялась в 1904 г. – уже на Северный Кавказ. В ходе этой командировки он посетил Дагестан и Чечню, а поездку завершил в Тифлисе, где приобрел у местных ковроторговцев 10 наиболее типичных для кавказского региона ковров. 

Следующая экспедиция состоялась на Северо-Западный Кавказ. К сожалению, архивные материалы, находящиеся в РЭМ, не содержат подробных сведений об этой командировке и истории формирования коллекции. В настоящее время дополнительные сведения мы можем почерпнуть из протоколов заседаний, где фондообразователь на заседании отдела «доложил, что предполагается совершить месячную экскурсию на Кавказ в Терскую и Кубанскую обл» [4]. На заседании решили одобрить его командировку, ассигновать для нее 1000 руб. и «затребовать через канцелярию музея открытый лист на имя К.А. Иностранцева» [5]. По заданию ЭО РМ, в сентябре 1906 г. К.А. Иностранцев отправился в экспедицию в Терскую и Кубанскую области, но, как отмечалось выше, подробными сведениями об этой поездке мы не располагаем; в архиве РЭМ отсутствует отчет фондообразователя об экспедиции. Единственный документ, свидетельствующий о ней, это его краткий доклад на заседании отдела за 30.09.1906 г., где он «доложил отчет своей командировки» и «представил карту с обозначенным маршрутом». В протоколе отмечается, что сбор материалов производился, главным образом, у «карачаевских татар» в селении Карт-Джурт. Общее количество вещевого материала не указано, все расходы составили 629 руб. 89 коп. (из 700 выделенных), включая стоимость приобретенных предметов (361 руб. 40 коп.). Остаток средств был возвращен «в канцелярию музея» [6].

Итак, результатом этой поездки стал сбор этнографического материала в Большом Карачае (Карт-Джурт). Привезенные предметы были включены в вещевой фонд музея под коллекционным номером 1084, коллекция состояла из 59 номеров. Хотя, к сожалению, регистрацией привезенных предметов занимался не сам фондообразователь (она закончилась в феврале 1907 г.), судьба первой карачаевской коллекции сложилась благополучно. Карачаевскую коллекцию зарегистрировала сотрудник ЭО, регистратор А. Рогозина, которая сотрудничала с музеем с мая 1907 г.

Обратимся к характеристике коллекции. В коллекцию №1084 входят: образцы золотого шитья, галуны, тесьма, шнурки для часов, снаряды для плетения тесьмы, снаряд чистки золотого шитья, обувь, ковры, игрушки, пороховница с принадлежностями, посуда и утварь, ткацкий станок с принадлежностями, модели сакли, полевых орудий и упряжь.

В Карачае (как и на всем Кавказе) встречаются предметы импортного производства, т.к. данный регион был включен еще со времен Великого шелкового пути в систему торговых отношений. Такие предметы роскоши как шелк [7], бархат, тонкое сукно, имевшие большую популярность, особенно среди представителей высшего класса, являлись привозными. Низший слой карачаевского населения также частично использовал привозные ткани, но дороговизна привозимых тканей не позволяла приобретать их, а в качестве сырья для изготовления одежды низы использовали домотканые ткани. При шитье одежды использовался каждый кусок материи, о чем говорят свидетельства очевидцев, отмечавших, что домашняя повседневная одежда горца могла быть целиком сшита из отдельных кусочков ткани [8].

Историческая литература, музейные коллекции, архивные документы свидетельствуют о высоком мастерстве карачаевских рукодельниц. Женщины занимались выделкой шерсти, ткачеством, изготовлением бурок в свободное от домашних дел время. «Женщины, бесспорно, главные деятельницы местного кустарно-промышленного дела: на них лежит наибольшая и самая тяжелая часть труда. Не отрываясь от своих земледельческих и домашних работ, женщина занимается производством войлочных изделий», – пишет о горянках В. Маргграф [9]. Мастерицы пряли из шерсти, а также из кон конопли (кендир), которую привозили из Закавказья. Высшим мастерством являлось умение обращаться с шелковыми нитями. Именно из этих ниток ткали «престижные» ткани для праздничных нарядов и платков.

Особым мастерством славились рукодельницы, занимавшиеся золотошвейным искусством – очень трудоемким занятием, как по исполнению, так и дороговизне материалов. Золотое шитье всегда высоко ценилось, и вышивки часто передавались из поколения в поколение [10].

Для шитья золотом карачаевские женщины использовали прямоугольные рамы. В коллекции представлен один экспонат под номером (1084-3) /рис.1/. В книге описи он зарегистрирован как рама для вышивок «кергич».


Коллекция также содержит образцы золотого шитья (1084-2/6) /рис. 2/, «хурджун» кисет из красного бархата, украшенный золотым шитьем (1084-4 /рис. 3/, 1084-5,) «бохча»-кисет (1084-6) из кожи, которая застегивается сплетенной золотой нитью петлей, образец вышивки для женских башмаков (1084-9), украшенный золотым и серебряным шитьем, образцы золотого и серебряного галуна (1084-11/7) /рис. 4/, которые свидетельствуют о развитости данного вида рукоделия среди карачаевских женщин. В коллекции имеются также инструменты, которыми работали мастерицы. Это «кыргач» – рогообразная кость для чистки золотого шитья (1084-14) /рис.5/, «халы канга» – снаряд для наматывания золотых и серебряных нитей (1084-16).



Обработка шерсти, равно как и ткачество, являлось одним из традиционных домашних промыслов карачаевок, т.к. основой скотоводства исследуемого народа было овцеводство, дававшее богатое сырье для производства шерстяных изделий. Карачаевские овцы по сообщениям исследователей были «особой породы, шерсть необыкновенно длинная, тонкая и мягкая, как кашемир» [11]. К инструментарию обработки шерсти относится экспонат из коллекции – «джамчы  тарак» – снаряд для расчесывания шерсти (1084-49) /Рис. 6/.


Кроме того, широко было развито домашнее производство тканей. «В прядильном деле мастерицы ткали как из шерсти, так и из волокна конопли. Техника подготовки рунной шерсти подобна той, которая применялась при бурочном и бурочно-кошваляльном производстве. В зависимости от качества шерсти насчитывалось несколько ее разновидностей. Для изделий из тонкого сукна предпочтительно шла шерсть, состриженная с годичной овцы. Для выделки сукна высокого качества – нити из осенней стрижки» [12]. Полученные нити использовались для получения тканей различного качества. Технология изготовления тканей требовала от мастерицы определенных навыков. Более качественные ткани оставляли для домашнего пользования, а на продажу шли более грубые ткани, изготовленные из шерсти осенней стрижки. Предмет (1084-50/7) «кергич-туткан-агач» – ткацкий станок подтверждает развитость домашнего производства домотканого сукна. Помимо целого ткацкого станка сохранились и отдельные части других станков. Они зарегистрированы под номерами 1084-51 – «кисую» /ниченки/ – часть ткацкого станка в виде двух пар деревянных палок, соединенные основой из шерстяной коричневой нити, 1084-52 «чепкен-тарак» (бёрдо) /рис.7/ – часть ткацкого станка в деревянной раме – «набилки» 79x20 см, укреплены близко поставленные ребром одна к другой тонкими пластинами из камыша – бёрдо.


К сожалению, из-за того, что во время ВОВ бомбы попали в здание музея, некоторые предметы были исключены. В их числе – снаряд для наматывания тесьмы, отвертка, ложка из пальмового дерева, железная вилка; модели сохи, ярмо, носилки для тяжестей, деревянная лопата, сакля и инструмент для обработки дерева.

Жемчужиной коллекции являются костюм богатой карачаевки, который, как известно, принадлежал княжне Крымшахаловой.

Костюм княжны состоит из:

1) «Ока-бёрк» – шапка круглая из красного бархата; дно плоское, украшено розеткой из нашитого золотого шотья с мелкими круглыми шишечками из золотой нити на наружных и внутренних углах и серебряной овальной формы крупной шишечки в центре, усаженной мелкими золотыми шишечками; верхний край обшит сквозной тесьмой, выплетенной из золотого шнурка с нашитыми внизу золотыми шишечками. Орнамент растительный, верхний и нижний края обшиты серебряным галуном. С левого бока спускается кисть длиной 39 см, выплетенная из золотого шнурочка с шестью кисточками из золотых нитей, унизанных на концах голубым бисером; подкладка из черной шагреновой кожи [13].

2) «Ока-чепкен» – платье из красного бархата на подкладке из тонкой гладкой шелковой лилового цвета ткани. Так же как и на шапке, на платье нашиты фигуры золотого шитья.

3) Нагрудник к платью (нам не известно народное название). Нагрудник состоит из двух кусков красного бархата на подкладке из шагреновой кожи. Оба куска соединены 17-тью парами близко нашитых одна к другой длинных серебряных застежек. С одной стороны на концах серебряные пуговки с чернью, а с другой – петля.

4) «Дженкуч» – два крыла к костюму (верхние половинки рукавов) из красного бархата украшенные нашитыми фигурами золотого и серебряного шитья. Орнамент растительный: вокруг обшит серебряным галуном. У верхнего края пришиты по три петли из тонкого шелкового шнурочка для прикрепления к нижней части рукавов платья.

5) Пряжка пояса к костюму серебряная с чернью, золоченым орнаментом филигранной работы и вставками сердолика. Боковые концы заострены треугольниками.

6) «Кюлек» – два рукава к костюму из белого канауса; длинные гладкие, широкие внизу, с одним косым швом; обшиты по краю золотым галуном и сквозной тесьмой, плетенной из золотого шнурка. К верхнему краю пришиты восемь петель из тонкой белой шелковой тесьмы с серебряными кисточками на концах; прикрепляются под нижней частью рукавов платья.

7) Юбка к костюму, из белого канауса, гладкая прямая; у пояса заложена складочками, пришитыми на обшивку из шелковой ленты, с такими же завязками.

Таким образом, знакомство с предметами из коллекции 1084 позволяет составить определенное представление о развитости у карачаевцев таких традиционных домашних промыслов как обработка шерсти, ткачество и золотое шитье, а также о культурном и экономическом взаимодействии карачаевцев с другими народами Кавказа.

Примечания:

1. Дмитриев С.В. Фонд Этнографического отдела Русского музея по культуре народов зарубежного Востока: история формирования и судьба (1901-1930-е гг). – СПб.: Филологический факультет СПБГУ, 2012. С. 244.
2. Васильева Н.Е. К.А. Иностранцев как сотрудник Этнографического отдела Русского музея // Из истории формирования этнографических коллекций в музеях России (XIX–XX вв.): Сб. науч. трудов. СПб.: Гос. музей этнографии, 1992. С. 42.
3. Архив РЭМ. Оп 1. Д № 66, Л 726.
4. Архив РЭМ. Оп 1. Ф.1. Оп. 1. д 31. Л 54.
5. Архив РЭМ. Оп 1. Ф.1. Оп. 1. д 31. Л 61.
6. Архив РЭМ. Ф.1. оп. 1. д 31.Л 60.
7. О существовании на территории привозного шелка свидетельствует найденный на территории Сентинского монастыря византийской шелковой ткани с вышивкой золотой нитью [Мизиев И.М. Балкарцы и карачаевцы в памятниках истории. — Нальчик, 1981. — 124 с.]
8. Студенецкая Е.Н. Одежда народов Северного Кавказа. XVIII—XX вв. М., Наука. 1989., С. 39.
9. Маргграф О.В. Очерк кустарных промыслов Северного Кавказа с описанием техники производства. М., 1882. С. 17
10. Байрамукова А.Х. Золотошвейное искусство народов Северного Кавказа: вопросы стилистики и семантики // Молодой ученый. — 2016. — №7. — С. 1069-1071. — URL https://moluch.ru/archive/111/27665/ (дата обращения: 29.01.2018).
11. Швецов В. Очерк о кавказских горских племенах с их обрядами и обычаями в гражданском, воинском и домашнем духе // Москвитянин. 1855. Кн. 1, 2. № 23-24. С. 51.
12. Кочкаров У.Ю. Шаманов И.М. Промыслы и ремесла // Карачавцы. Балкарцы. Отв. ред. Каракетов М.Д. Сабанчиев Х.- М.А. М., Наука. 2014. С. 178-179.
13. Следует отметить, что здесь и далее приведены описания предметов данные регистратором А. Рогозиной в 1907 г.


Зельницкая (Шларба) Р.Ш.,
Санкт-Петербург
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет