Расширенный поиск
10 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Эл бла кёргенинг эрелей.
  • Къарнынг тойгъунчу аша да, белинг талгъынчы ишле.
  • Арба аугъандан сора, джол кёргюзтюучю кёб болур.
  • Мухар, кеси тойса да, кёзю тоймаз.
  • Билгенни къолу къарны джандырыр.
  • Ата Джуртун танымагъан, атасын да танымаз.
  • Тойгъан джерден туугъан джер игиди.
  • Сёлеш деб шай берген, тохта деб, сом берген.
  • Къызгъанчдан ычхыныр, мухардан ычхынмаз.
  • Ушамагъан – джукъмаз.
  • Сабийликде юретмесенг, уллу болса – тюзелмез.
  • Мен да «сен», дейме, сен да «кесим», дейсе.
  • Айтханы чапыракъдан ётмеген.
  • Аджал соруб келмез, келсе, къайтыб кетмез.
  • Тенгинг джокъ эсе – изле, бар эсе – сакъла!
  • Эрни эр этерик да, къара джер этерик да, тиширыуду.
  • Джарлы эскисин джамаса, къууаныр.
  • Телини эшигин, махтау джабар.
  • Сагъышы джокъ – джукъучу, акъылы джокъ – къаугъачы.
  • Ышармагъан – кюлмез, кюлмеген – къууанчны билмез.
  • Аз сёлешген, къайгъысыз турур.
  • Бойнуму джети джерден кессенг да, мен ол ишни этеллик тюлме.
  • Иги – алгъыш этер, аман – къаргъыш этер.
  • Джырына кёре эжиую.
  • Джарлыны эшигин махтагъан джабар.
  • Бал ашаргъа сюе эсенг, чибин ургъаннга тёз.
  • Джашынгы кесинг юретмесенг, джашау юретир.
  • Ариу сёзде ауруу джокъ.
  • Хар сёзню орну барды.
  • От этилмеген джерден тютюн чыкъмайды.
  • Джетген къыз джерли эшекни танымаз.
  • Дуния мал дунияда къалады.
  • Таула не мийик болсала да, аууш табылыр.
  • Уллу айтханны этмеген – уллаймаз.
  • Къарын къуру болса, джюрек уру болур.
  • Тойчу джашха къарама, къойчу джашха къара.
  • Къонакъ аман болса, къонакъбай джунчур
  • Аман адам этегингден тутса, кес да къач.
  • Окъумагъан сокъурду, сокъур ташха абыныр!
  • Эл ауузу – элек, анга ийнаннган – халек.
  • Атадан ёксюз – бир ёксюз, анадан ёксюз – эки ёксюз.
  • Кечеси – аяз, кюню – къыш, джарлы къаргъагъа бир аш тюш!
  • Малны кют, джерни тюрт.
  • Эте билген, этген этеди, эте билмеген, юретген этеди!
  • Болджал ишни бёрю ашар.
  • Джигер – джаннга къыйынлыкъ.
  • Акъыл бла адеб эгизледиле.
  • Иги сёз – джаннга азыкъ, аман сёз башха – къазыкъ.
  • Кийим тукъум сордурур.
  • Суугъа – таянма, джаугъа – ийнанма.

К вопросу о происхождении и времени расселения балкарцев и карачаевцев на нынешней территории

26.10.2016 0 343  Кокиев Г.А.

Кокиев Г.А.
Газ.«Социалистическая
Кабардино-Балкария».
1941. 28-30 января.

I

Даже самый беглый обзор этнического состава Северного Кавказа легко убеждает каждого, насколько он многообразен, разноплеменен и разноязычен. Отсюда безусловно был прав известный русский ученый академик В.Ф. Миллер, который Кавказ называл «горой языков», и не менее он был прав, когда говорил, что «нет другой местности на земном шаре, где бы на сравнительно небольшом пространстве заключалась такая масса разноплеменных и разноязычных народов».

Распутать этот исключительно сложный этнический конгломерат и проследить исторические пути развития каждого из горских народов представляет собою неимоверно трудную задачу. Трудность вопроса этногенеза горских народов усугубляется прежде всего тем, что почти все горцы до Великой Октябрьской социалистической революции не имели своей письменности, а потому не могли, естественно, создавать о себе письменных источников, по которым можно было бы проследить исторические пути развития этих народов.

Не лучше обстоит дело со вспомогательными, крайне важными при изучении истории бесписьменных народов, научными дисциплинами — археологией, этнографией, лингвистикой и историческим фольклором. Материал по этим дисциплинам не только не обобщен научно, но даже по многим народам не собран как следует. А между тем эти вспомогательные научные дисциплины, и в особенности данные исторического фольклора, при отсутствии письменных источников, могли бы оказать историку огромную, неоценимую помощь.

«Народная песня, — писал друг К. Маркса и Ф. Энгельса Поль Лафарг о значении памятников устного народного творчества, — невежественная и не утонченная, не знающая ни о цензуре, ни о полустишии, часто заменяющая рифму созвучием гласных и готовая отказаться от нее, когда она становится стеснительной, — песня, возникающая неведомо где и переходящая из уст в уста, эта песня есть верное, самобытное и непринужденное выражение народной души, ее спутница в радости и горе, энциклопедия ее знаний, ее религии, ее философии, — сокровищница, которой она доверяет свою философию и национальную историю. Вследствие этой точности и правдивости, устная литература обладает исторической ценностью большей, чем любое произведение отдельного индивида. Поэтому ею можно спокойно пользоваться без опасения быть введенным ею в заблуждение».

Эту несколько длинную цитату из П. Лафарга я привел для того, чтобы по возможности шире показать значение памятников устного народного творчества вообще, а для истории бесписьменных горских народов — в особенности.

II — III

Балкарцы, называющие себя «таулу», что значит «горцы», относятся к числу тех горских народов Северного Кавказа, о происхождении которых сохранилось наименьшее количество достоверных исторических известий.

Некоторые из сохранившихся известий выводят предков современных балкарцев из древней Булгарии на Волге и Каме и этнически сближают их с булгарами на Волге. Основанием для этнического сближения предков современных балкарцев с камо-волжскими булгарами послужило известие армянского историка V или IX в. н.э. Моисея Хоренского, который рассказывает о переселении в Армению, на почве внутренних смут, части волжско-камских булгар еще в I в. до н.э. Эту точку зрения поддерживали историк Карамзин [1] и известный переводчик Моисея Хоренского Эмин [2].

А между тем, если вчитаться в рассказ Моисея Хоренского о переселении части булгар в Армению, возникает сомнение относительно того, что эти переселенцы были именно из волжско-камской Булгарии. В самом деле, у Моисея Хоренского говорится, что «большие смуты возникли в цепи великой горы Кавказской, в земле булгар» [3].

Не решая вопроса о времени переселения части булгар в Армению — в I в. до н.э. или в IX в. н.э., когда жил Моисей Хоренский, — несомненно одно, что Моисей Хоренский имел в виду не волжско-камских булгар, а болгар, живших где-то недалеко от Центрального Кавказа и, вероятнее всего, на берегах реки Малки, от которой они, быть может, и получили свое название. В этой связи любопытно указание С. Броневского, что балкары, или малкары, жившие в Черных горах по реке Черек в деревне Уллу-Малкар, получили свое этническое название от реки Малки [4], которая по «Книге Большому Чертежу», составленной до 1598 г., известна под названием Палк [5].

В предположении, что балкарцы могли получить свое племенное название от реки Малки или, как ее и до сих пор называют осетины (да и кабардинцы. — Г.М.) Балки, — ничего невероятного нет, так как в древности переход топонимического термина в этнический был распространенным и обычным явлением.

Основной интерес свидетельства М. Хоренского для нас заключается в том, что оно, вопреки мнению Карамзина и других, переселившихся в Армению болгар связывает не с волжско-камской Булгарией, а с Центральным Кавказом, где их потомки живут и поныне.

Этническую связь предков современных балкаро-карачаевцев с северокавказской этнической средой, по-видимому, надо считать более вероятной. Что далекие предки современных балкаро-карачаевцев были связаны с северокавказской этнической средой, видно хотя бы из того, что некоторые древние топонимические названия тождественны с племенным названием карачаевцев. Племенное название карачаевцев, родственного балкарцам по происхождению племени, на Северном Кавказе было известно еще в IX в. н.э. Так, например, один из оживленнейших средневековых торговых путей, проходивший вдоль реки Кумы, мимо Эльбруса, через Карачай в Сванетию и Колхиду, которым в IX в. владели римляне, а после них — персы, охранявшие его военными гарнизонами, византийцам был известен под названием Коручон или Хоручон по имени карачаевцев [6].

Любопытно отметить, что в 1650 г. по этому древнейшему пути проходило московское посольство во главе с Никифором Толочановым и дьяконом Иевлевым в Имеретию. В статейном списке этого посольства мы находим некоторые не лишенные интереса сведения о балкарцах, которые, кстати, являются самыми ранними известиями русских исторических документов об этом народе.

Балкарцы, Баксанское ущелье

Посольство Толочанова 13 мая 1650 г. прибыло в Кабарду, а 17 мая — в Балкарию, где балкарские мурзы приняли его с большими почестями, а потом 31 мая они проводили посольство до Сванского перевала: «А провожали до тех мест болхарские владельцы, Алибек да Чеполов с братьями и детьми; и из-под гор воротились к себе в Болхары» [7].

Из статейного списка Толочанова мы узнаем о наличии в то время классовой дифференциации в балкарском обществе и о «независимости» балкарских мурз. «А те мурзы, — говорится в статейном списке, — не под государствою рукою живут, сами о себе» [8]. Верно, что балкарцы в то время не были под властью Московского государства, но неверно, будто балкарские мурзы жили «сами по себе». Они уже находились в вассальной зависимости от кабардинских князей. Однако Толочанов мог не знать об этом, тем более, что он брал свои сведения со слов балкарских мурз, которые из дипломатических соображений против исторической действительности могли умолчать о своей вассальной зависимости от кабардинских князей.

Помимо топонимических названий, сближающих балкарцев и карачаевцев с Центральным Кавказом и его этнической средой, есть и некоторые прямые указания о том, что «в Кабарде обитали в X в. теперешние коренные жители ее чегемы и балкарцы» [9].

Заслуживает быть отмеченным также известие древних греческих писателей о бытовании балкарцев на Северном Кавказе в 1306 г. [10] и, по всей вероятности, в тех территориальных пределах, в которых они живут в настоящее время.

Приведенный материал, отнюдь не претендующий на полноту, как будто говорит о том, что балкарцы и карачаевцы являются если не аборигенами, то во всяком случае древнейшими обитателями Северного Кавказа, имевшими общие с остальными горцами исторические пути, обусловившие общую со всеми горцами культуру, быт и психологию. Полное или частичное оседание балкарцев и карачаевцев на ныне занимаемой ими территории, по-видимому, произошло не позже X в. н.э. Поэтому едва ли можно считать состоятельной существующую в кавказоведческой литературе точку зрения, приурочивающую расселение балкаро-карачаевцев на нынешней территории к половине XVI в. Данная точка зрения впервые была высказана Сысоевым [11], а за ним была развита А.Н. Дьячковым-Тарасовым. Дьячков-Тарасов свою точку зрения впервые высказал в общей формулировке в работе, посвященной социально-экономическому строю Карачая [12].

В опубликованных тезисах Дьячков-Тарасов о времени появления карачаевцев на северокавказской почве пишет, что «этот народ вырос на глазах истории, ибо время его обоснования в бассейне реки Кубани относится к середине XVI в.».

Не приводя никаких фактических данных в обоснование своей точки зрения, автор далее пишет, будто «территория, занимаемая ныне карачаевцами, ко времени их прихода была пустыней», никем не заселенной, хотя и допускает, что в более ранние исторические эпохи эта территория была населена каким-то другим многочисленным народом полуномадного характера. В предшественниках карачаевцев, а следовательно, и балкарцев Дьячков-Тарасов склонен видеть «алан». Таким образом, Дьячков-Тарасов, приурочивая расселение балкарцев и карачаевцев на Северном Кавказе к середине XVI в., считает их без каких-либо оснований «младенчествующим» народом, выросшим, как он говорит, «на глазах истории».

Принципиально неверно, как это делает Дьячков-Тарасов, отрывать балкарцев и карачаевцев от алано-ясского союза племен, объединившего, за исключением кабардинцев, история которых параллельно прослеживается с I в н.э., почти всех горцев Северного Кавказа. Алано-ясская проблема вкратце сводится к следующему.

Аммиан Марцеллин, живший в IV в. н.э., пишет, это «аланы получили свое имя от гор» [13].

Слово «алан» проникло к римлянам через тюрков, в древнем языке которых оно означает просто «горцы».

Нетрудно заметить, что у всех приведенных авторов термин «алан» семантически сближается с «горой», «горным хребтом» и даже с «горцами». И это не случайно. Исторические предания Передней Азии свидетельствуют, что аланы были выходцами из Алтайских гор, где, по китайским летописям, это название было дано им на языке которых термин «алан» означает «горец».

Таким образом, прародиной термина «алан», по-видимому, является район Алтайских гор, откуда он через древнюю Согдиану был перенесен еще в I в. до н.э. какими-то «горцами», которые, переправившись через Нижнюю Волгу на Северный Кавказ, «заняли долины рек Терека и Малки» [14].

Термин «алан» первоначально был названием одного племени, которое, в силу господствующего положения, подчинило многочисленные терские племена Северного Кавказа и распространило на них свое собственное название. В этом отношении любопытно свидетельство Аммиана Марцеллина (IV в. н. э.), который говорит, что «аланы частыми победами мало-помалу покорили под свою власть соседние народы и дали им свое имя» [15]. Совершенно естественно, что победившее племя давало свое имя побежденным племенам. Ярким примером в этом отношении является Монгольская империя, в состав которой в разные исторические эпохи входили различные по происхождению завоеванные племена, которые, потеряв свое этническое название, были известны под именем победителя. Поэтому несомненно был прав французский ученый Вивиен де Сен-Мартен, когда он писал, что «под именем алан подразумевались, без сомнения, туземные племена северокавказского склона, с верховьев Кубани до Северного Дагестана, на которых аланы постепенно распространили свое владычество и которые образовали объединенный союз под именем господствующего племени» [16].

Итак, термин «алан» в историческом прошлом, несомненно, был собирательным названием для всех горских племен Северного Кавказа за исключением кабардинцев, а потому любое из горских племен, в том числе балкарцы и карачаевцы, имеет все основания считать себя потомками кавказских алан. Отсюда, безусловно, был прав и крупнейший ученый нашего времени, покойный академик Н.Я. Марр, когда он рассматривал аланскую проблему не только в рамках Кавказа, а в пределах всего юга России, не в узких границах одного лишь племени, а в широких рамках различных областей отечественной истории.

«Аланы, — писал академик Марр, — это уже история не только Кавказа, но и юга России. В них заинтересованы представители различных отраслей отечественной истории» [17].

Под термином «алан» на протяжении многих столетий скрывалось объединение различных по своему происхождению горских племен Северного Кавказа, этническое скрещивание которых происходило в определенных исторических условиях на базе дальнейшей эволюции социально-экономических условий.

IV

Изучение имеющегося в нашем распоряжении отрывочного материала приводит нас к выводу о несомненной этнической связи балкаро-карачаевцев с одной из ветвей аланского объединения племен и о том, что последними носителями термина «алан» в качестве этнического названия были балкарцы и карачаевцы, на языке которых этот термин в значении «друг» и «товарищ» сохранился и по сей день.

В «Кратком описании Абхазии», принадлежащем неизвестному автору, писавшему в начале XIX в., говорится, что «от Сухума имеется дорожка через нижние горы в Цебели и к аланам» [18]. В этой краткой выдержке заслуживает серьезного внимания географическое положение алан в начале XIX в. Сухум, как известно, —портовый город, столица нынешней Абхазии. К северу от Сухума, по правому берегу реки Кодор, в смежности с Абхазией лежит Цебельда, в документе называемая Цебели, а в смежности с Цебельдой к северу у верховья Кубани сплошной массой живут балкарцы и карачаевцы, называемые в документе аланами.

В этой связи небезынтересно примечание Гербера к «Географии Российской X в.», составленной профессором Байером, в котором Гербер говорит, что «от аланов есть также остаток, они живут подле авгазов, в ближайших городах к северо-востоку» [19]. Если посмотреть на карту Кавказа, нетрудно заметить, что ближайшими и непосредственными соседями авгазов, или абхазов, живущих в горах к северо-востоку, действительно являются балкарцы и карачаевцы, современное географическое положение которых совершенно точно совпадает с территорией алан, о которых идет речь у Гербера.

Не лишним считаю, наконец, привести данные из рукописной «Генеральной карты грузинских царств — Кахетии, Карталинии и смежных земель», обнаруженной нами в Московском военно-историческом архиве [20].

Карта принадлежит неведомому автору, но известно, что она составлена при департаменте Генерального штаба, где пользовались ею при завоевании Кавказа. Последнее обстоятельство до какой-то степени гарантирует относительную точность карты. Составлена она в конце XVIII в. Составитель карты в основном правильно ориентировался в кавказской геоэтнической среде. На карте все горские племена Северного Кавказа помещены в тех местах, где они живут и до сих пор. Но на ней нет ни балкарцев, ни карачаевцев. На территории, которую они занимают в настоящее время, вместо балкарцев и карачаевцев нанесены аланы.

Приведенный материал достаточно ясно говорит о том, что в XVIII и в начале XIX в. балкарцев и карачаевцев называли аланами. Из этого факта нельзя, однако, делать заключения, будто из всех северокавказских горцев только балкарцы и карачаевцы являются потомками древних кавказских алан. Напротив, в историческом прошлом термин «алан» был собирательным названием всех горцев, в том числе и балкаро-карачаевцев, которые общее название племенного союза горцев в качестве этнического термина сохранили дольше остальных горских народов.

Значительно сложнее решить вопрос о том, как давно «индивидуализировалось» общее название горских народов «алан» и в силу «каких исторических причин оно могло перейти к балкарцам и карачаевцам и сделаться их этническим названием.

Надо думать, однако, что термин «алан» на нынешней территории балкаро-карачаевцев существует с древнейших времен, во всяком случае задолго до появления на данной территории последовательно сменявших друг друга осетин и балкаро-карачаевцев. Имя древнейшего населения современной территории балкаро-карачаевцев могло перейти к позднейшим насельникам страны — осетинам, а за ними к балкарцам и карачаевцам. Переход этнического названия первонасельников определенной территории на другое племя — явление обычное и происходит вследствие того, что «в те или иные районы внедрялись иноплеменные народы, и новые этнические образования получали как бы наследственно, по заселенной ими стране, этническое название первых ее насельников» [21].

Из всего сказанного как будто следует, что балкарцы и карачаевцы относятся если не к аборигенам Северного Кавказа, то во всяком случае к числу его древнейших обитателей, в историческом прошлом объединившихся в так называемый аланский союз племен, куда входили в числе других горцев и балкарцы, и карачаевцы. Последними носителями собирательного названия были балкарцы и карачаевцы. Существующую точку зрения, приурочивающую появление балкаро-карачаевцев на Северном Кавказе к половине XVI в., следует считать несостоятельной, так как более ранние известия говорят, напротив, о расселении балкаро-карачаевцев на ныне занимаемой территории еще задолго до XVI в. и во всяком случае не позднее X в.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. История государства Российского. Т. 1. Прим. 41.
  2. Хоренский М. История Армении. Прим. 150.
  3. Хоренский М. История Армении. Т. 2. Гл. 9.
  4. Броневский С. Известия о Кавказе. СПб., 1823. Т. 1. С. 216.
  5. «Книга Большому Чертежу» изд. Языкова 1838 г. С. 60.
  6. Битков П. Опыт древней истории Осетии. Роспись, хранящаяся в отд. рукописей библиотеки Академии наук. № 37-35, л. 238, об. 240 и прим.39.
  7. Посольство стольника Толочанова. Изд. М. Полиевктова. Тифлис, 1926. С. 121.
  8. Там же. С. 120.
  9. Бутков П. О имени козак // Вестник Европы. 1822. № 21, 22. С. 190.
  10. Гак. Известия древних греческих и римских писателей о Кавказе. Тифлис, 1890. Т. 2. С. 208.
  11. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1913. Т. 43. С. 137.
  12. Записки Северо-Кавказского горского научно-исследовательского института. Ростов н/Д, 1928. Т. 1. С. 137—150.
  13. Миллер В. Осетинские этюды. М., 1887. Ч. 3. С. 42—50.
  14. Сен-Мартен. Указ. соч. С. 136.
  15. Миллер В. Указ. соч. С. 42.
  16. Сен-Мартен. Указ. соч. С. 140.
  17. Марр Н.Я. Кавказоведение и абхазский язык. Избранные труды. Л., 1933. Т. 1. С. 71.
  18. Военно-исторический архив Главного штаба, д. 18482, л. 4.
  19. Бергер И.С. Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие. СПб., 1760. Книга за октябрь. С. 320.
  20. ЦВИА. Фонд Военного министерства, департамент Генерального штаба, д. № 20493.
  21. Марр Н.Я. Кавказские племенные названия и местные параллели. Петроград, 1922. С. 12.

Кокиев Г.А.
К вопросу происхождения и времени расселения балкарцев и карачаевцев на нынешней территории //
История Кабардино-Балкарии в трудах Г.А. Кокиева. (сб. статей и документов).
Нальчик: Эль-Фа, 2005. С. 216—223

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет