Расширенный поиск
24 Июня  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Ашхы тенг джолгъа салыр, аман тенг джолдан тайдырыр.
  • Сютден ауузу кюйген, суугъа юфгюре эди.
  • Ач къарынны, токъ билмез
  • Окъуу – билимни ачхычы, окъуу – дунияны бачхычы.
  • Къайтырыкъ эшигинги, къаты уруб чыкъма.
  • Чакъырылмагъан къонакъ къачан кетерин сормаз.
  • Аш берме да, къаш бер.
  • Эки къатын алгъан – эки ташны ортасына башын салгъан.
  • Ауругъанны сау билмез, ач къарынны токъ билмез.
  • Берекет берсин деген джерде, берекет болур.
  • Билеги кючлю, бирни джыгъар, билими кючлю, мингни джыгъар.
  • Адеби болмагъан къыз – тузсуз хант.
  • Этек чакъмакълары баш джаргъан, сёлешген сёзлери таш джаргъан.
  • Эркишиге тары кебек танг кёрюнюр.
  • Сибиртки да сыйлы болду, кюрек да кюнлю болду.
  • Шекер бла туз – бир болмаз, ушамагъан – юй болмаз.
  • Харам къарнашдан, халал тенг ашхы.
  • Аман адамны тепсинге олтуртсанг, къызынгы тилер.
  • Терек ауса, отунчу – кёб.
  • Мал кёб болса, джууукъ кёб болур.
  • Уллу атлама – абынырса, уллу къабма – къарылырса.
  • Айранын берсенг, челегин да къызгъанма.
  • Чыбыкълыкъда бюгюлмеген, къазыкълыкъда бюгюлмей эди.
  • Аджашханны ызындагъы кёреди, джангылгъанны джанындагъы биледи.
  • Булут кёкге джарашыу, уят бетге джарашыу.
  • Нёгер болсанг, тенг бол, тенг болмасанг, кенг бол.
  • Ариу сёзде ауруу джокъ.
  • Хансыз джомакъ болмаз.
  • Элни кючю – эмеген.
  • Ишлегенден, къарагъан уста.
  • Сууда джау джокъ, кёб сёзде магъана джокъ.
  • Туз, гырджын аша, тюзлюк бла джаша.
  • Байны къызы баймакъ болса да, юйде къалмаз!
  • Иги джашны ышаны – аз сёлешиб, кёб тынгылар.
  • Хатерли къул болур.
  • Джолунга кёре – джюрюшюнг, джагъанга кёре – юлюшюнг.
  • Билимден уллу байлыкъ джокъду.
  • Къартны сыйын кёрмеген, къартлыгъында сыйлы болмаз.
  • Тас болгъан бычакъны сабы – алтын.
  • Иги сёз – джаннга азыкъ, аман сёз башха – къазыкъ.
  • Адамны джюреги нени кёрюрге сюйсе, кёзю да аны кёрюрге ёч болады.
  • Баш болса, бёрк табылыр.
  • Тыш элде солтан болгъандан эсе, кесинги элде олтан болгъан игиди!
  • Асхат ашлыкъ сата, юйдегиси ачдан къата.
  • Айран тёгюлсе, джугъусу къалыр.
  • Зарда марда джокъ.
  • Адамны аманы адамны бети бла ойнар.
  • Къар – келтирди, суу – элтди.
  • Эр сокъур болсун, къатын тилсиз болсун.
  • Чомарт къонакъ юй иесин сыйлар.

Не сломленные судьбой

25.03.2016 0 778  Кучукова М.
События, произошедшие в 40-х годах ХХ века, оставили глубокие следы на судьбах всех, кто волей или неволей был в них вовлечён. Кроме участия в кровопролитной Великой Отечественной войне, большинству народов Северного Кавказа довелось испытать мучения ссылки, принёсшей столько горя и забравшей жизни немалого количества депортированных. Наш герой Мустафа Аслаккуевич Узденов во время репрессий был ребёнком, но всё, что творилось вокруг, запомнил чётко и навсегда. 

Недалеко от села Былым располагалось родовое поселение Узденовых, носившее название Гижгит. Там в феврале 1938 года и родился Мустафа. Со временем один край Былыма застроили домами, в которые переехали все жители Гижгита. Там же был основан колхоз им. Этезова, в котором трудились представители родов Узденовых, Толгуровых, Ахматовых, Афашоковых – занимались животноводством, заготовкой сена, посадкой и сбором капусты, картофеля, обработкой земельных участков и т.д. Аслакку, отец Мустафы, работал в магазине возле старой школы. До войны был открыт детский сад, в который ходили местные ребятишки: вместе с Мустафой его посещали Юсуп Шаваев, Асланбек Джаппуев, Мустафир Тебердиев, Шакман Атакуев и Исмаил Бапинаев.

После начала Великой Отечественной множество мужчин села ушли на фронт. А в 1942 году в Былыме впервые появились немцы, приехавшие на мотоциклах и велосипедах. Правда, в село они не вошли, обосновались в палатках за его пределами. Из эпизодов, связанных с их проживанием там, Мустафа живо запомнил следующий. Однажды его мать Айшат услышала весть о том, что скончалась родственница, и появилась необходимость пойти на соболезнование. В то время над рекой нависал  деревянный мост, по которому часть села сообщалась с другой – так называемым районом «Сарытюз». Вместе с местными женщинами Мустафа и его мама отправились в путь. Подойдя к переправе, они заметили немецких солдат, стоявших у её основания и чем-то ее обвязывавших. Увидев приближающуюся группу людей, военные стали их торопить с переходом, чем вызвали удивление. Когда женщины и мальчик спустились, им вслед прогремел громкий взрыв, - мост разлетелся на куски. «Складывалось впечатление, будто огромные черные птицы взлетели в небо, это была страшная картина», - вспоминает Мустафа Аслаккуевич. Оказалось, фашисты, отступая, уничтожали за собой подходы к месту своего недавнего обитания. 

Вскоре чужеземцы уехали, после чего в Былым прибыли советские солдаты, представители множества национальностей, которых расселили по домам сельчан. Спустя примерно год отбыли и они. Мустафа Узденов также вспоминает, как возвращались отвоевавшие своё, получившие ранения земляки, среди которых был и его отец. 

Утро 8 марта 1944-го хорошо помнится нашему герою: проснувшись рано, он захотел выйти на улицу, но у порога стояли двое грозных солдат с автоматами, не пустившие его наружу. Зайдя обратно, мальчик известил родных о произошедшем. Вскоре выяснилось, что село заполонили военные на американских кузовных машинах того времени - «Студебеккерах», куда стали загружать былымцев. Семье Узденовых попались очень строгие солдаты, которые даже не дали собрать вещи и заставили  лезть в грузовик без них. Айшат была женщиной богобоязненной и религиозной, хотела взять с собой Коран, однако и это запретили. Как говорит Мустафа Аслаккуевич, книгу отобрали, разорвали и обрывки её страниц, развеянные по огороду, так и остались лежать на сырой земле… В каждую машину заталкивали по пять семей, которые еле помещались и доехали до Нальчика буквально лежа друг на друге. Так Айшат и Аслакку, их дети Исмаил, Сакинат, Мустафа и Зайнаф оказались в числе депортированных. 

Их семью направили в Киргизию. Сев на поезд в Нальчике, 13 суток ехали к месту назначения. По пути чего только не видели: и побеленные снегом города, и нещадно палившее солнце, и поля, и степи, и болота… А на Волге на тот момент был построен новый мост, и эшелон, набитый спецпереселенцами, пустили первым, чтобы проверить его прочность – выдержит груз или даст трещину, а то и вовсе развалится? К счастью, он все-таки выдержал… Состав делал остановки по утрам, чтобы депортируемые могли поесть кашу и хлеб, которые им приносили на станциях, и иногда останавливались для других нужд и на короткий отрезок времени. Если кто-либо не успевал на третий гудок машиниста, его там и оставляли, не давали подняться, били прикладами. У Мустафы запечатлелось в памяти, как один старик не смог вовремя зайти в поезд, сколько он не просил, солдаты были непреклонны и безжалостно оставили его одного посреди степи. 

В дороге, проезжая Казахстан, Узбекистан и другие места, вынужденные пассажиры этого трагического рейса замечали, что вагонов становится всё меньше – по мере прибытия их отцепляли, а затем высаживали людей в нужных местах. Вагон, в котором ехала семья Аслакку, оказался последним. В итоге прибыли в село Саржон, куда поселили практически всех былымцев. Это было очень бедное село, где не было даже воды, не говоря уже о других удобствах. Огонь приходилось разводить с помощью сухой травы и веток. Балкарцев подселили по одной семье в каждый дом. Поначалу киргизы относились к ним с большим недоверием и, можно сказать, ненавистью, называя предателями и бандитами, - сказывалось влияние стереотипов, сформировавшихся благодаря общим фразам, которыми заклеймили выселенные народы. Но вскоре их мнение поменялось в лучшую сторону, поскольку на деле становилось ясно, что пришлые люди трудолюбивы, явились с миром и высланы с родной земли, по которой так отчаянно тосковали, совершенно незаслуженно. 

Через неделю после прибытия Аслакку вместе с Хамитом Узденовым, Къаншаубием Джуртубаевым, Хасуу и Иссой Ахматовыми, Магометом Кулиевым отправили на «трудовой фронт» валить лес вместе с пленными немцами в тайге. Там они пробыли в общей сложности полтора года. В это время семья жила в доме, куда её поселили. Из-за конфликтов между детьми, приведших к конфликту взрослых, Узденовы были вынуждены уйти. Айшат было невмоготу больше терпеть, как обижают и её, и детей, и, будучи сильной женщиной и не найдя другого выхода, недалеко от кладбища она вырыла землянку и вместе с детьми стала жить там. Сделать подобие крыши из сена и веток помогли местные мужчины. Дверью служил старый кийиз; окон и вовсе не было. Это время Мустафа Аслаккуевич вспоминает с содроганием: спали на голой земле, толком не было еды, в качестве воды в холодное время года использовали растопленный лед, а в теплое - набирали ее, когда было таяние, и она начинала течь с гор. Зимой было нестерпимо зябко, мороз пронизывал до костей, постоянно болели; весной и летом выползали змеи, которых ребята часто обнаруживали в своих спальных местах. Переселенцам были выделены земельные участки размером с гектар, на них было необходимо сажать, обрабатывать и собирать свёклу. Дети старались помогать своей матери выполнить план всеми силами, так как иначе она могла понести наказание.

Через два года для всех приезжих семей были построены двухкомнатные домики, Узденовы тоже переехали в один из них. Братья и сестры стали ходить в школу. Отучившись 4 класса в Саржоме, остальные Мустафе пришлось посещать в соседних селениях. Из-за отсутствия обуви ребята на занятия ходили босиком, и в холодные дождливые дни приходилось очень несладко. Зимой носили чувяки, сшитые матерью из набитых сеном овечьих шкур, которыми делились киргизы. Вообще, стоит отметить, что народ, приютивший опальных балкарцев, весьма тепло к ним относился и  помогал, чем мог, за что те, в свою очередь, очень благодарны им до сих пор.


2 класс, Мустафа третий в нижнем ряду слева направо

Получив общее образование, Мустафа окончил сельхозшколу по специальности бухгалтера. Затем поступил в техникум советской торговли в г. Фрунзе, где пробыл 4 года. Приехав обратно, устроился в районный центр заведующим сельмага и проработал несколько лет.

Несмотря на радостную весть в 1957 году о реабилитации репрессированных народов, осчастливившую всех балкарцев, семья Узденовых вернулась не сразу. Со временем жизнь наладилась, не было больше обязательных «отмечаний» у комендантов, ощущения того, что ты чужой… Но тем не менее, домой всё равно тянуло, и спустя 6 лет они приехали на Кавказ. 




Мустафа Узденов

По возвращении Мустафа проработал 17 лет заведующим столовой при угольной шахте в родном Былыме. После закрытия шахты стал бригадиром в былымском совхозе и оставался им 16 лет. Неоднократно был награжден за свои трудовые успехи. За эти годы, конечно, обзавелся семьей. С супругой Зухрой (девичья фамилия – Эристаева) воспитал пятерых детей: Джамболат служил на Байконуре, сейчас занимается строительством; Зулейха работала некоторое время учителем, на данный момент домохозяйка; Асият трудится в кафе у матери; Адмир работал шофером вместе с геологами; Алишер устроился на кирпичный завод «Gipsel». У четы Узденовых восемь внуков, которые радуют дедушку и бабушку. А дедушка, кстати, в свои почти 80 лет ежедневно делает зарядку из 15 видов упражнений (эта привычка осталась еще с детства), во время сезона занимается капустой наравне с домочадцами, ухаживает постоянно за домашним скотом. В Былыме Мустафу Аслаккуевича знают и уважают все.

Айшат нет на этом свете около 15 лет, а Аслакку - 22. Они прошли тяжелый жизненный путь, который выдержали бы немногие. И в этом большая заслуга в первую очередь именно матери, поддерживавшей семейный очаг всё это время. Остаётся только дивиться силе духа женщин, попавших в кошмарные условия, в одиночку с детьми, без мужей, но сумевших преодолеть все беды и поднять свои семьи. Если бы не было их таких, кто знает, чем бы закончилась незаслуженная ссылка, сломавшая столько судеб?

Мадина Кучукова,
Нальчик
Фото из архива

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет