Расширенный поиск
11 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Артына баргъанны, къатына барма.
  • Тынгылагъан тынгы бузар.
  • Кёзюнде тереги болгъан, чёбю болгъаннга кюле эди.
  • Бир абыннган – минг сюрюнюр.
  • Билим къая тешер.
  • Хар ишни да аллы къыйынды.
  • Элде адам къалмаса, ит тахтагъа минер.
  • Насыб бютеу халкъны юлюшюдю.
  • Айтылгъан буйрукъ, сёгюлмез
  • Эки итни арасына сюек атма, эки адамны арасында сёз чыгъарма.
  • Тойну къарнашы – харс, джырны къарнашы – эжиу.
  • Суу ичген шауданынга тюкюрме.
  • Азыкълы ат арымаз, къатыны аман джарымаз.
  • Джарлы эскисин джамаса, къууаныр.
  • Минг тенг да азды, бир джау да кёбдю.
  • Эл ауузу – элия.
  • Соргъан айыб тюлдю, билмеген айыбды.
  • Аман адам этегингден тутса, кес да къач.
  • Юреннген ауруу къалмаз.
  • Уясында не кёрсе, учханында аны этер.
  • Нарт сёз – тилни бети.
  • Эм уллу байлыкъ – джан саулукъ.
  • Ашхы атаны – джашы ашхы, ашхы ананы – къызы ашхы.
  • Айранны сюйген, ийнек тутар.
  • Кёбню кёрген – кёб билир.
  • Тёзген – тёш ашар!
  • Кенгеш болса, уруш болмаз.
  • Мухар, кеси тойса да, кёзю тоймаз.
  • Бет бетге къараса, бет да джерге къарар.
  • Джарашыу сюйген – джалынчакъ.
  • Джаралыны джастыгъында сау ёлюр.
  • Ата – билек, ана – джюрек!
  • Тешик этген тынчды, аны джамагъан къыйынды.
  • Айран тёгюлсе, джугъусу къалыр.
  • Окъугъанны бети джарыкъ.
  • Адеб джокъда, намыс джокъ.
  • Орну джокъну – сыйы джокъ.
  • Телиге акъыл салгъандан эсе, ёлгеннге джан салырса.
  • Ана къолу ачытмаз.
  • Окъумагъан сокъурду, сокъур ташха абыныр!
  • Алим болгъандан эсе, адам болгъан къыйынды.
  • Ушамагъан – джукъмаз.
  • Дженгил джетерикме деб, узун джолну къоюб, къысхасын барма.
  • Билгенни къолу къарны джандырыр.
  • Алтыда кюлмеген, алтмышда кюлмез.
  • Намысы болмагъанны, сыйы болмаз.
  • Джаным-тиним – окъуу, билим.
  • Экеу тутушса, биреу джыгъылыр.
  • Ашаса, ашамаса да, бёрюню ауузу – къан.
  • Биреуге аманлыкъ этиб, кесинге игилик табмазса.

Фамильно-родовая структура карачаевцев и ее корреляция с результатами исследования Y-хромосомы ДНК

08.02.2016 1 3548  А.Х.-А. Катчиев, Т.Б. Узденов, Х.Б. Хасанов
На современном этапе развития исторической науки такие ее подотрасли, как кавказоведение и тюркология, во многом исчерпали свои внутренние ресурсы и уже не могут перманентно снабжать научный мир открытиями, о которых можно было бы сказать, что они перевернули наши представления об этногенезе тюрков Северного Кавказа – карачаевцев и балкарцев. Практически все имеющиеся по карачаево-балкарцам источники достаточно давно введены в научный оборот и исследованы, однако в вопросах интерпретации материалов и в вопросах их этногенеза остаются существенные разногласия в научном сообществе. Сложившаяся традиция возведения этногенеза карачаевцев и балкарцев к трем этническим компонентам – кавказским автохтонам, аланам и тюркоязычным народам в целом не подвергается сомнению ни «традиционалистами», ни их оппонентами. Камнем преткновения остается лишь вопрос относимости средневековых алан к тюркам или иранцам. При том, что каждая из сторон приводит свои доводы в обоснование своей версии, без дополнительных материалов спор о предмете оказывается бессмыслен. 

Однако в последние годы благодаря успехам ученых в расшифровке ДНК человека появилась возможность дать ответы на многие вопросы, казавшиеся до последнего времени абсолютно неразрешимыми. 

Справка: Дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК) – это макромолекула, обеспечивающая хранение, передачу из поколения в поколение и реализацию генетической программы развития и функционирования живых организмов. Она представляет собой двойную спираль, состоящую из четырех взаимосвязанных элементов – нуклеотидов, которые располагаются внутри этой спирали в виде нуклеотидных пар в определенной последовательности. Находятся же эти молекулы в ядре каждой клетки организма внутри хромосом. 

Каждая клетка человека содержит 23 пары гомологичных (однотипных) хромосом, то есть всего 46 хромосом, 23 из которых человек получает от половой клетки матери и 23 – от половой клетки отца. Из них 44 хромосомы соматические (аутосомные), отвечающие за фенотип, и две хромосомы, отвечающие за пол человека: XY – у мужчин и XX – у женщин. 

При этом только одна хромосома и соответственно молекула ДНК из 46 передается в практически неизменном виде от родителей к ребенку (точнее от отца к сыну) – это половая Y-хромосома. Это свойство Y-хромосомы имеет значение как для установления отцовства конкретного человека (только в отношении сына!), так и для исследования генеалогий целых родов. Помимо исследования Y-хромосомы ДНК, производится также исследование митохондриальной ДНК. 

Митохондрия является клеткой, которая передается от матери к детям и, следовательно, используется для установления материнства женщины в отношении детей обоих полов. Если по Y-хромосоме можно проследить происхождение человека вплоть до хромосомного Адама, то по митохондриальной ДНК можно проследить происхождение до самой хромосомной Евы. 

Благодаря неизменной структуре Y-хромосомы ДНК и митохондриальной ДНК, появился абсолютно надежный инструмент генеалогического исследования. У человека (желательно мужчины, поскольку только у мужчин можно выявить и Y-хромосому, и митохондрию, у женщин же только митохондрию!) отбирается материал, содержащий клетки человеческого организма – слюна, кровь и т.п., затем данный материал исследуется в лаборатории, из него выделяется ДНК, производятся SNP- и STR-анализы и выявление гаплогруппы и гаплотипа ДНК. 

Работа по народам Кавказа в целом и по карачаевцам и балкарцам в частности велась популяционными генетиками с различной частотой и интенсивностью. Главными недостатками этих работ были недостаточно глубокое снипирование – слишком малое число исследуемых локусов (участков Y-хромосомы) – обычно 17-маркерный формат гаплотипов, а также недостаточная репрезентативность выборок. Помимо этого, отсутствие в ряде исследований ссылок на фамилии протестированных и населенные пункты, из которых они происходят, с указанием их гаплотипов, создает немалые трудности для анализа генетической структуры популяции, ведь отбор материала в равной степени мог быть произведен как у представителя древнего рода, так и рода совершенно молодого, основанного представителем иной этнической группы. С целью восполнить имеющиеся недостатки в работе популяционных генетиков и выявить генетическую структуру карачаевского и балкарского общества, межродовые связи в составе данной этнической группы, а также проследить дальнейшие связи карачаевцев и балкарцев с другими этническими группами и древними народами, группа энтузиастов приступила к созданию карачаево-балкарского ДНК-проекта –  https://www.familytreedna.com/public/KBalkarDNA/

В рамках этого проекта был протестирован 261 представитель карачаево-балкарского народа. Из них 168 – карачаевцы, 93 – балкарцы. Балкарская часть проекта растет сейчас особенно интенсивно, потому мы полагаем преждевременным анализ гаплогруппного состава балкарской части карачаево-балкарского этноса. В то же время карачаевцы протестированы неплохо, охвачено заметное большинство крупных по численности и старых родов. Особенность крупных карачаевских родов в том, что они часто имеют родовые подразделения – атаулы. Желателен охват как можно большего числа атаулов карачаевских родов, а также необходимо продолжать работу по тестированию родов, не охваченных еще настоящим проектом. 

Среди карачаевцев распространены следующие гаплогруппы Y-хромосомы ДНК и их субгруппы: E1b1b1, G2a1a, G2a2b1, G2a2b2a1a2, I2a1b3a1a, J1, J2a1b, J2a1h, J2b, R1a, R1a-Z2122, R1a-Z2123, R1b1a1, R1b1a2, T1a2 [https://www.familytreedna.com/public/KBalkarDNA/default.aspx?section=yresults]. 

Несмотря на относительно большое разнообразие представленных среди карачаевцев гаплогрупп, доминирующими среди них являются две основные – R1a-Z2123 и G2a1a, представляющие, по нашему мнению, две основные линии, формировавшие карачаевский этнос: автохтонное население горных долин Западного и Центрального Кавказа (G2a1a) и пришлый тюркоязычный этнос (R1a-Z2123). К первым, возможно, примыкают также другие субклады гаплогруппы G, наличествующие у карачаевцев, и частично J2, ко вторым – R1a-Z2122 и R1b1a1



Протестированные карачаевские роды в целом можно отнести к следующим гаплогруппам (мы разделили их на субгруппы по родству между собой; проставленный знак вопроса означает, что сделано слишком мало маркёров, чтобы уточнить наличие или отсутствие родства, и родство определяется по степени вероятности). 


G2a1a

1) Аджиевы, Акбашевы, Гаппоевы(?), Темрезовы(?), Болуровы(?), Байчоровы, Узденовы, атаул Габзай Хубиевых, Кечеруковы. Сюда же вошли балкарцы Моллаевы. Что касается Болуровых, то их гаплогруппу еще следует уточнить через тестирование и других представителей их рода, поскольку генеалогические предания упорно выводят их из Чотчаевых. 

2) Текеевы, Тамбиевы, Долаевы, Абайхановы. 

3) Семеновы, Кормазовы, Джанибековы и Байрамуковы. Достаточно неожиданно увидеть в этой группе Байрамуковых, тем не менее, это подтверждается через тестирование двух атаулов этого рода – Ибакъ и Дебо. Семеновы, Коркмазовы и Джанибековы действительно оказываются потомками одного человека, а Байрамуковы, судя по всему, их близкие родственники. 

4) Биджиевы, Лайпановы, Эркеновы, Дотдаевы, Джашеевы, Башлаевы. 

5) Атаевы, Созаруковы. 

6) Лепшоковы. 

7) Шахановы.


G2a2b1

Борлаковы. 


G2a2b2a1a2

1) Хасановы;

2) Бадаховы;
 
3) Абрековы.


R1a-Z2123 (R1a-YP451) (снип YP451 обычно называют «карачаевским», поскольку распространен главным образом у карачаевцев и, в несколько меньшей степени, у балкарцев): 

1) Боташевы (къартджуртские), Акбаевы, Касаевы (?);
 
2) Крымшамхаловы, Дудовы, Карабашевы, Коджаковы, Чипчиковы, Чотчаевы. 

На первый взгляд несколько неожиданно попадание Чотчаевых в группу, состоящую исключительно из представителей княжеской сословной группы, однако в эту же группу может попасть достаточно большая группа фамилий, имеющих пока лишь 12 маркёров. Это означает то, что княжеское сословие в Карачае не было пришлым. 

3) Батдыевы, Байрамкуловы, Салпагаровы (атаул Габий), Катчиевы. Катчиевы, судя по всему, отделились от общего корня несколько раньше, но этот момент можно уточнить, сделав апгрейды гаплотипов Байрамкулова, Каппушева и других наурузовских родов;
 
4) Тохчуковы, Кулиевы (Чегемское общество Балкарии);

5) Карамурзины, Айдеболовы, Жанхотовы. Примечательно попадание Карамурзиных, являющихся ответвлением кабардинского княжеского рода (пши) Мисостовых, в группу таубиев общества Малкар – Айдеболовых и Жанхотовых. И все вместе они входят в большую группу, преобладающую у карачаевцев и частично у балкарцев;
 
6) Темирболатовы;

7) Бостановы. 


В эту же группу R1a-Z2123 (YP451) входят роды, которые вследствие недостаточности данных (имеется всего 12 маркёров) мы пока не можем классифицировать по степени близости к другим родам: 

Бегеуловы, Болатовы, Боташевы (хурзукские), Голаевы, Каппушевы, Дотдуевы, Ижаевы, Казиевы, Каитовы, Кипкеевы, Кубаевы, Мамаевы, Мамчуевы, Токовы, Халкечевы, Чагаровы, Элькановы. 


R1a-Z2122:
 
1) Хубиевы (атаул Мырза), Салпагаровы (атаул Биченчи), Гербековы;

2) Шунгаровы, Караевы;

3) Байрамуковы (атаул Тырнак);

4) Шамановы. 


R1a (неустановленный субклад): 

1) Ахтаовы, Джуккаевы;

2) Дотдаевы (атаул Тонтешик). 

Ахтаов с Джуккаевым полностью совпали на 12 маркёрах, но свидетельствует ли это о наличии между этими фамилиями родства, можно будет сказать только после апгрейда их гаплотипов хотя бы до 37 маркёров. 


R1b1a1

Хубиевы (атаулы Амырхан, Акъай, Хашкен), Кагиевы. 

Для Хубиевых этот субклад, судя по всему, является основным. Распространен данный субклад в большей степени у балкарцев, особенно, чегемцев. 


R1b1a2:
 
1) Кубановы, Джатдоевы, Деккушевы (?);

2) Эдиевы.


I2a1b3a1a

Урусовы, Шидаковы, Батчаевы, Кульчаевы. 


J2a1b

1) Гочияевы, Ачабаевы;

2) Каракотовы;
 
3) Байкуловы. 


Этот субклад из карачаево-балкарцев представлен главным образом у балкарцев, протестированные карачаевцы не имеют длинных гаплотипов (у каждого из них всего лишь по 12 маркёров), потому пока невозможно определить наличие или отсутствие родства между ними. Но даже исходя из 12-маркерного гаплотипа, видно, что между Каракотовыми, Байкуловыми и Гочияевыми родство вряд ли возможно. С другой стороны, Гочияев и Ачабаев на 12 маркёрах полностью совпали. 


J2a1h

Кочкаровы, Мамаевы (Верхняя Балкария), Бытдаевы. 

12-маркерный гаплотип Бытдаевых не дает возможности точно определить степень их родства с Кочкаровыми и балкарскими Мамаевыми, но на 12 маркёрах Бытдаевы полностью совпали с Кочкаровыми. 


J2b (?):
 
Чомаевы. Необходимо уточнение гаплогруппы Чомаевых. 


J1
1) Алиевы;
2) Кумуковы;
3) Эсеккуевы; 
4) Болатчиевы.


E1b1b1
1) Богатыревы; 
2) Айбазовы;
3) Хосуевы.
 
Хосуевых необходимо перепроверить, поскольку они, как и Алботовы, считаются происходящими от Бостановых. 


T1a2
1) Тоторкуловы; 
2) Эбзеевы.


Распределение гаплогрупп и субкладов по протестированным в рамках Карачаево-Балкарского ДНК-проекта на настоящий момент 106 карачаевским родам (не фамилиям, поскольку некоторые протестированные фамилии включают в себя несколько родов) следующее: 

E1b1b1 – 3 (2,8 %), G2a1a – 31 (29,2 %), G2a2b1 – 1 (0,9 %), G2a2b2a1a2 – 3 (2,8 %), I2a1b3a1a – 4 (3,77 %), J1 – 4 (3,77 %), J2a1b – 3 (2,8 %), J2a1h – 2 (1,88 %), J2b – 2 (1,88 %), R1a – 5 (4,7 %), R1a-Z2122 – 7 (6,6 %), R1a-Z2123 – 34 (32 %), R1b1a1 – 2 (1,88 %), R1b1a2 – 3 (2,8 %), T1a2 – 2 (1,88 %). 



При изучении этногенеза карачаевцев невозможно обойти вопрос происхождения родов, составивших основу карачаевского этноса. Отдельные исследователи прошлого порой слишком настойчиво пытались представить карачаевцев этнической группой, сформированной из беглецов от соседних народов – адыгов (кабардинцев), сванов, абхазов, осетин, кумыков [Алиев У. Карачай. Историко-этнологический и культурно-экономический очерк. Изд. 2-е. Черкесск, 1991. С. 58], полагая, что «в формировании карачаево-балкарского народа, кроме внутреннего развития, большую роль сыграл приток представителей разных племен. Из всех примешанных к основному элементу карачаевцев и балкарцев тюркский составил большинство» [Лайпанов Х.О. К истории карачаевцев и балкарцев. Черкесск, 1957. С. 20]. 





Результаты исследования Y-хромосомы ДНК позволили в определенной степени решить задачу, поставленную исследователями прошлого о наличии или отсутствии существенной доли инородного элемента в этногенезе карачаевцев. Разумеется, само по себе образование карачаевского этноса происходило из смешения двух равнозначных компонентов – автохтонного, близкого к картвело-сванскому, и пришлого – тюркского. Как на заре формирования карачаевского общества, так и в более поздние времена, в той или иной степени, в него влились и другие компоненты, но насколько существен был этот инородный компонент? 

Как правило, исследователи «находят» в карачаевцах и балкарцах в первую очередь адыгский или адыго-абхазский элемент. Но судя по результатам исследования Y-хромосомы ДНК, среди карачаевцев и балкарцев характерный для адыгов субклад G2a2b-P303 находится в явном миноре, а его доля среди старых родов Карачая и Балкарии не превышает размер статистической погрешности. Разумеется, доля условно «адыгского» субклада была бы существенно выше, если бы адыги, абхазы и абазины приняли непосредственное «участие» в этногенезе карачаевцев и балкарцев. 

Приблизительно то же самое можно сказать и о влиянии осетин и кумыков на этногенез карачаевцев. У осетин, карачаевцев, балкарцев и сванов, конечно, общий автохтонный компонент, представленный субкладом G2a1a-P18, который часто бывает довольно трудно разграничить по этническим группам, но у осетин имеется и специфический «чисто осетинский» кластер данного субклада, который у карачаевцев и балкарцев не встречается вовсе. Если бы осетины оказали влияние на этногенез карачаевцев и балкарцев, то каким образом данные народы смогли бы избежать появления в их среде специфического осетинского кластера? 

Следует также отметить полное отсутствие у карачаевцев восточно-евразийских гаплогрупп С, О, N, Q [Литвинов С.С. Изучение генетической структуры народов Западного Кавказа по данным о полиморфизме Y-хромосомы, митохондриальной ДНК и ALU-инсерций. С. 11 // [http://ibg.anrb.ru/LitvinovSS.pdf]. У балкарцев из восточно-евразийских гаплогрупп наличествует только гаплогруппа Q у группы родов-потомков легендарного Басията – родоначальника князей Малкарского общества. Этот факт свидетельствует в пользу того, что формирование карачаевцев и балкарцев произошло до монгольского нашествия XIII века. 

В недавнем прошлом основным методом генеалогических реконструкций являлась работа с архивными документами, поиск предков осуществлялся порой лишь по созвучию и совпадению родовых имен. В результате, многие роды, никогда не имевшие общего предка, считали друг друга родственниками. Ныне же благодаря ДНК-генеалогии мы можем утверждать, что балкарцы Абаевы и Абаевы-осетины не имеют общего предка и являются лишь однофамильцами. То же самое можно сказать о карачаевских и осетинских Гаппоевых, о балкарских и ингушских Мизиевых и многих других фамилиях. При нынешних возможностях генетической науки мы можем серьезно корректировать генеалогические предания. 

Первые подробные сведения о происхождении карачаевских родов дал Начальник Баталпашинского уезда Кубанской области Н.Г. Петрусевич в составленных им документах «Список лиц свободных сословий Бий, Чанка и Узден в Карачаевском обществе Баталпашинского уезда» [ЦГА РСОА Ф. 262 оп. 1 д. 23 лл. 50 – 86] и «Записка о горцах Баталпашинского уезда» [ЦГА РСОА, Ф. 262, оп. 1, д. 71 лл.102-121] (Далее, соответственно, «Список …» и «Записка …»). За основу генеалогических исследований происхождения карачаевских родов полагаем необходимым взять именно эти документы, как наиболее ранние.

Традиционно карачаевское общество делилось на «каумы»: Адурхай, Будиян, Науруз, часто еще и Трам, Хустос, Шадибек. Есть еще группа родов, которая носила наименование Запишле. Была также группа т.н. «аксюекских» родов – представителей высшего сословия Карачая – бий и чанка. Считалось, что члены одного каума имеют одного родоначальника, соответственно, являются кровными родственниками. Возможно, когда-то у каумов были родоначальники, носившие, соответственно, имена Адурхай, Науруз, Будиян и т.д., но включение всех членов каума в число прямых потомков родоначальника, судя по всему, не соответствует действительному положению. 

Среди членов каума Адурхай есть как родственные друг другу роды: а) Урусовы, Шидаковы, Батчаевы и Кульчаевы (у них гаплогруппа I2a1b3a1a) и b) Лайпановы, Эркеновы (у них гаплогруппа G2a1a), так и роды, совершенно не родственные ни первым двум группам родов, ни друг другу: Чомаевы (J2, но их гаплогруппу еще следует уточнить!), Байчоровы (G2a1a), причисленные к Батчаевым Шунгаровы (R1a-Z2122) [См.: «Список …»], Болатовы, которые, по мнению Н.Г. Петрусевича [См.: там же], отделились от Чомаевых, а Долаевы – от Эркеновых. Оба эти мнения оказались ошибочными. Совершенно ясно то, что потомками легендарного Адурхая должны быть либо Урусовы, Шидаковы, Батчаевы и Кульчаевы, либо Лайпановы и Эркеновы. Однако Лайпановы с Эркеновыми оказались в группе близкородственных им Биджиевых, Дотдаевых, Джашеевых и Башлаевых, которые никогда к родам, происходившим от Адурхая, не причислялись. Следовательно, если Адурхай существовал, то к его прямым потомкам по мужской линии, вероятнее всего, следует отнести Урусовых, Шидаковых, Батчаевых и Кульчаевых. Не исключено, что этот список немного увеличится по результатам тестирования еще некоторых родов. 

Каум Будиян также включает в себя как родственные друг другу фамилии: а) Акбаевы и картджуртские Боташевы (R1a-Z2123); b) Текеевы, Тамбиевы (G2a1a), так и совершенно не родственные им и, вероятно, друг другу роды: Байрамуковы (G2a1a), Деккушевы (R1b1a2), Элькановы (R1a-Z2123), Чотчаевы (R1a-Z2123). Хотя в отношении Элькановых и ряда других родов, пока не протестированных, делать такие выводы, наверное, преждевременно, поскольку с Чотчаевыми у Элькановых на 12 маркёрах полное совпадение. В этой связи, пока совершенно невозможно установить прямых потомков легендарного Будияна, если он, конечно же, реально существовал. Что касается родства таких родов как Текеевы и Тамбиевы, то этим фактом опровергается версия о кабардинском происхождении Тамбиевых, предок которых якобы был передан Карче кабардинцами взамен убитого карачаевца. Подтверждает реальное, а не искусственное, родство Текеевых и Тамбиевых не только генетический материал, но и длительное избегание этими родами брачных связей друг с другом, которое впервые было нарушено лишь в 1919 году [Тамбиев И. О Карачае и Балкарии. Сборник очерков, статей, заметок – Ставрополь, 2003. С. 98]. 

Вопреки мнению Н.Г. Петрусевича о том, что хурзукские и картджуртские Боташевы происходят от одного человека, только от разных его жён, согласно материалам тестирования Y-хромосомы ДНК, хурзукские и картджуртские Боташевы не имеют между собой родства по мужской линии. И хотя обе ветви этой фамилии входят в т.н. «карачаевский» кластер R1a-YP451, расхождение между ними составляет около 2,5 тысяч лет, следовательно, говорить о том, что они являются представителями одного рода, невозможно. 

Каум Науруз имеет гораздо более реальные очертания в связи с тем, что Байрамкуловы, Салпагаровы, Батдыевы (R1a-Z2123) и, возможно, Каппушевы, Кубаевы, Мамчуевы, Голаевы (R1a-Z2123) окажутся родственны между собой. Выбиваются из этого ряда Кочкаровы (J2a1h), а также Аджиевы с Гаппоевыми (G2a1a). Однако высока вероятность того, что Аджиевы и Гаппоевы тоже близкородственны друг другу. Тем не менее, нам представляется, что нет сомнений в том, какие именно роды могут считаться потомками легендарного Науруза. 

Также абсолютно реальные очертания имеет каум Трам, все представители которого – Джанибековы, Семеновы и Коркмазовы (G2a1a)  находятся в близком родстве друг с другом. Неожиданно лишь то, что Байрамуковы также оказались родственны трамовцам. Судя по всему, родоначальник Байрамуковых приходился близким родственником Траму – родоначальнику Семеновых, Коркмазовых и Джанибековых. 

Роды, входившие в каум Шадибек [см.: «Список …»], оказались разного происхождения: а) Хубиевы (R1b1a1) выводятся Н.Г. Петрусевичем из Крыма, однако более или менее близкие их родственники – балкарцы, главным образом, чегемские, но Кагиевы, отделившиеся от чегемских таубиев Келеметовых, тоже явно родственны Хубиевым, но не очень близко; b) Хасановы (G2a2b-P303), по утверждению Н.Г. Петрусевича, «...пришельцы из Крыма не в особенно давнее время» [см.: там же], что вполне вероятно, учитывая то, что их гаплогруппа, не будучи характерна для карачаевцев, весьма характерна для крымских татар; с) Бытдаевы (J2a1h), вероятнее всего, окажутся родственны Кочкаровым; d) Тохчуковы, предок которых Тохчук, по известной легенде, попал в Карачай из Кабарды в уплату вместо убитых во времена Карчи, относятся к самой распространенной в Карачае ветви R1a, что заставляет усомниться в правдивости легенды; e) Биджиевы (G2a1a) входят в достаточно большую группу родственных между собой карачаевских родов, указание Н.Г. Петрусевича на то, что Биджи по преданию был сыном Хубия, родоначальника Хубиевых, ныне не заслуживает внимания; f) Джашеевы считаются отделившимися от Хасановых, однако эта точка зрения не подтверждается результатами исследования ДНК; g) вероятность того, что Кечеруковы и Дотдаевы между собой родственны, тоже невысока. 

Роды, называющие себя Запишле тоже, судя по всему, имеют разное происхождение: Кипкеевы, Каитовы и Дотдуевы имеют гаплогруппу R1a-Z2123, однако близки ли они между собой, сказать без апгрейда до 37 маркёров невозможно. Каракотовы (J2a1b) не могут иметь родства с вышеназванными фамилиями по прямой мужской линии. 

Алиевых (J1) и Борлаковых (G2a2b1) Н.Г. Петрусевич выводит из Кумыкской плоскости Дагестана, что вполне вероятно, поскольку их гаплогруппы не характерны для Карачая и являются минорными, а гаплогруппа Алиевых – J1 – является наиболее характерной именно для Дагестана. 

Кубановы, Джатдоевы (R1b1a2) и Богатыревы (E1b1b1), по наиболее распространенной версии их этногенеза, изложенной в том числе и в «Списке...» Н.Г. Петрусевича, имеют одного родоначальника с абазинскими агмыста-ду Лиевыми. Однако результат тестирования Лиева [https://www.familytreedna.com/public/KBalkarDNA/default.aspx?section=yresults] не подтвердил эту версию, поскольку у Лиева оказалась характерная для адыго-абхазских народов гаплогруппа G2a2b-P303. Более того, Богатыревы оказались не родственны Кубановым и Джатдоевым, при том, что оба последних рода показали наличие родства между собой. 

Айбазовы (E1b1b1) показали наибольшую близость с гаплотипами армян. Полагаем, что предания о происхождении родоначальника Айбазовых из Армении имеют под собой реальную почву. 

Версия, что предком Тоторкуловых мог быть русский, озвученная Н.Г. Петрусевичем, не имеет под собой никакой основы, поскольку гаплогруппа Тоторкуловых T1a2 для русских крайне нехарактерна. 

Также не имеет под собой никакой основы версия происхождения Узденовых из племени кызылбеков (абазин), поскольку Узденовы входят в группу родственных карачаевских фамилий. 

Версия о происхождении Катчиевых (R1a-Z2123) от Чомаевых (J2) не может быть принята в связи с тем, что эти роды относятся к совершенно разным гаплогруппам. При том, что гаплогруппа Чомаевых еще подлежит уточнению, она, тем не менее, уже не может быть R1a. Катчиевы оказываются близки наурузовским родам, но их предок был, судя по всему, не потомком Науруза, а его родственником. 

Судя по изложенной Петрусевичем истории происхождения рода Ахтаовых (R1a), братьями Ахтаовых по мужской линии должны были быть Тамбиевы (G2a1a), что, однако, совершенно не соответствует действительности. Зато Джуккаевы вполне могут оказаться родственниками Ахтаовых. 

Абайхановы (G2a1a) оказались достаточно предсказуемо родственны Долаевым, а через них - Текеевым и Тамбиевым. Версия о происхождении Долаевых от Эркеновых, разумеется, ныне не заслуживает доверия. 

Акбашевы (G2a1a) оказались достаточно предсказуемо близки Гаппоевым и Аджиевым. 

Фамилии высшего сословия Карачая – бии и чанка – это, главным образом, потомки легендарного Карчи [см.: «Записка …»]. Существовал ли сам Карча, установить с помощью ДНК вряд ли возможно, но данные исследования Y-хромосомы ДНК дают возможность несколько откорректировать имеющиеся на данный момент сведения о происхождении княжеских родов. 

Упоминание Крымшамхала как зятя Карчи немного не вписывается в картину, которую мы имеем по результатам тестирования. Крымшамхаловы, Дудовы, Карабашевы, Коджаковы, Чипчиковы являются близкородственной группой родов, из которой невозможно выделить Крымшамхаловых в качестве рода иного, нежели остальные, происхождения. Все эти роды, как и все остальные карачаевские R1a-Z2123, относятся к «карачаевскому» кластеру R1a-YP451. К этому же кластеру относятся Казиевы, в этой связи вызывают некоторые сомнения слова Н.Г. Петрусевича, что родословная Казиевых ведется от Болотоковых [см.: «Записка …»]. Также вызывает сомнения версия происхождения Казиевых от Рачикаовых – чегемских таубиев, уничтоженных Балкаруковыми, поскольку Туудуевы и Джаубермезовы, которые также отмечены Петрусевичем как потомки Рачикаовых, имеют другую гаплогруппу Y-хромосомы ДНК – J2a1b. 


Так же входят в «карачаевский» кластер Карамурзины, несмотря на происхождение от кабардинских пши Мисостовых [см.: там же]. При этом, мнение Петрусевича о принадлежности Карамурзиных к мисостовскому колену – это не результат его умозаключения или умозаключений его информаторов, а результат точной осведомленности, поскольку переселение сыновей Магомета Карамурзина в Карачай произошло относительно недавно, и их статус «пши» был известен, однако в Карачае, подчеркивает Н.Г. Петрусевич, Карамурзины имели статус «чанка» [см.: там же]. Магомет Карамурзин как князь «Мисостовой фамилии» упоминается в числе кабардинских землевладельцев, бежавших к непокорным горцам [ЦГА КБР, ф. 2, оп. 1, д. 1712, л. 13 об.]. В этой связи не остается сомнений в том, что карачаевские Карамурзины представляют собой отрасль кабардинского княжеского рода Мисостовых. И показательно то, что Карамурзины, как и таубии общества Малкар Жанхотовы и Айдеболовы, входят в один общий субкластер в составе «карачаевского» кластера R1a.

В тот же «карачаевский» кластер R1a входят и Темирболатовы, однако они составляют отдельную ветвь и не могут считаться родственными по мужской линии с Крымшамхаловыми, Дудовыми, Карабашевыми, Чипчиковыми и Коджаковыми. В пояснении Н.Г. Петрусевича мы видим оговорку, что «насчет Темирбулатовых существует мнение, что произошли не от мужской линии Джантугана, все десять сыновей которого умерли без потомства, а от женской линии, то есть от дочери Джантугана» [см.: «Записка …»]. Именно эта точка зрения в большей степени подтверждается материалами исследования ДНК, нежели точка зрения о происхождении Темирболатовых от Карчи по мужской линии. 

В отношении происхождения рода Кагиевых (R1b1a1) от чегемских таубиев Келеметовых сомнений не возникает, так как Кагиевы сближаются с Баразбиевыми, Малкаруковыми, Мурачаевыми и рядом других фамилий, выходцев из Чегемского общества. Возникает лишь сомнение в обоснованности отнесения происхождения полумифического предка чегемских таубиев Малкаруковых (Балкаруковых), Келеметовых, Баразбиевых и Кучуковых от пришельца из Абадзехии, поскольку практически все близкие им гаплотипы обнаруживаются в Балкарии, в Карачае (Хубиевы) и среди ногайцев – Кассаевы. Версия о происхождении Келеметовых из Дигории, в этой связи, совершенно не заслуживает внимания не только потому, что для Осетии данный субклад совершенно нехарактерен, но и в связи с тем, что ближайшие связи балкарского кластера субклада R1b1a1 обнаруживаются именно среди иных тюркских народов – казахов, узбеков, хотя следует признать, что находятся они от балкарской группы на очень значительном «расстоянии». 

Не сомневаемся в том, что некоторые коррективы в полученную благодаря проведенному генетическому анализу фамильно-родовую структуру карачаевцев еще будут внесены, поскольку тестирование карачаевских родов и родовых подразделений – атаулов продолжает вестись, однако вряд ли эти коррективы будут радикальными. 

Благодаря исследованию ДНК мы видим, что у карачаевского народа имеется собственная этническая основа, базовый (наряду с G2a-P18) карачаевский субклад R1a-YP451 имеет древность около 2,2 тыс. лет. Инородные включения в этническую основу карачаевцев происходили отнюдь не с такой интенсивностью, как это описывалось некоторыми историками прошлого. Теперь мы можем констатировать, что первый карачаевский историк И. Тамбиев ошибался, полагая, что «немногочисленные балкарцы и карачаевцы свой национальный организм строили за счет других, и этот организм впитал в себя представителей многих народов» [Тамбиев И. О Карачае и Балкарии. Сборник очерков, статей, заметок. – Ставрополь, 2003. С. 141], поскольку включавшиеся в состав Карачаевского общества инородные элементы были довольно немногочисленны, а чаще всего представители иных этнических групп, попадавшие тем или иным путем в Карачай, не становились членами Общества, а посему длительное время не могли оказывать влияние на этногенез карачаевцев. Соотношение инородных элементов к коренным в Карачае было далеко не в пользу инородных, более того, сама по себе доля инородных элементов в Карачае не просто была не выше, но и порой заметно ниже, чем в соседних с Карачаем обществах – в Кабарде, у абазин и др. 

Свое мнение о том, что карачаевский этнос – это конгломерат, состоящий из многих народов, И.Х. Тамбиев обосновывал следующим образом, утверждая, что Семеновы и Халкечевы, дескать, беглые русские солдаты; Чотчаевы, Узденовы и Эбзеевы – выходцы из Сванетии; Тамбиевы и Тохчуковы – кабардинцы; Акбаевы – абазины; Алиевы – кумыки; Айбазовы – армяне; Каракотовы, Гебеновы, Каитовы и Кипкеевы – выходцы из Абхазии [см.: там же. С. 141]. Другие исследователи прошлого так же настаивали на «пришлости» ряда карачаевских родов. По мнению У.Д. Алиева, родоначальники Тохчуковых и Тамбиевых имели кабардинское происхождение [см.: Алиев У. Карачай. Историко-этнологический и культурно-экономический очерк. Изд. 2-е. Черкесск. – 1991. С. 50, 57], а Хубиевы – кызылбекское (абазинское) [см.: там же, с. 57], Урусовы, Семеновы, Халкечевы – русское [см.: там же, с. 58]. Х.О. Лайпанов приводит в качестве примеров «пришлого элемента» в Карачае такие фамилии как Айсандыровы и Семеновы, которые, по его мнению, русского происхождения от неких беглых русских солдат Александра и Семена; Айбазовы – армяне, Тамбиевы и Боташевы – кабардинцы, Хубиевы – черкесы и т.п. [Лайпанов Х.О. К истории карачаевцев и балкарцев. Черкесск, 1957. С. 20]. Данные ошибочные тезисы раз за разом повторяются во многих работах отечественных и даже зарубежных историков. 

Следует отметить, что в числе приводимых И.Х. Тамбиевым, У.А. Алиевым, Х.О. Лайпановым и др. исследователями родов действительно имеются роды пришлые, но давно ассимилированные и ставшие составной частью карачаевского этноса. При этом с рядом тезисов данных авторов согласиться не представляется возможным, опираясь уже не только на материал генеалогических преданий, но и на материал генетических исследований. Так, род Хубиевых, который у Н.Г. Петрусевича имеет крымское происхождение, у А.Н. Дьячкова-Тарасова – мегрельское [Дьячков-Тарасов А.Н. Заметки о Карачае и карачаевцах // СМОМПК, вып. 25. – Тифлис, 1898. С. 63], у У.Д. Алиева – кызылбекское (абазинское), а у Х.О. Лайпанова – черкесское, на самом деле входит в целую группу балкарских родов. И, судя по всему, следует считать, что носители данного субклада – R1b1a1,  в который входят и Хубиевы, были одними их тех, кто «принес» тюркский язык в горы Балкарии. 


Еще более непонятно то, что такой многочисленный род как Семеновы, имеющий родственные связи с другими такими же многочисленными родами Коркмазовых и Джанибековых, раз за разом пытались отнести к потомкам некоего беглого русского солдата Семёна. О том, что эти попытки совершенно безосновательны, было известно и тогда, а теперь и результаты исследования ДНК подтверждают, что никакого отношения к карачаевским Семеновым никакой русский солдат Семён иметь не может, поскольку субклад карачаевского Семенова – G2a1a – является одним из базовых у карачаевцев, а у русских он практически не встречается. Кроме того, подтверждено родство Семеновых с Коркмазовыми, Джанибековыми и Байрамуковыми. Отнесение вышеназванными авторами Халкечевых так же к потомкам некоего русского солдата тоже не имеет под собой реальной почвы, поскольку Халкечевы, как оказалось, принадлежат к так называемому «карачаевскому» кластеру R1a, который для русских абсолютно не характерен. 

Утверждение Х.О. Лайпанова о том, что Айсандыровы также происходят от беглого русского солдата Александра, не выдерживает никакой критики, поскольку роды чанка Айсандыровых и Минкоевых отделились от Дудовых [см.: «Записка …»], и не было никаких оснований утверждать, что они могли произойти от некоего беглого солдата, которому, к тому же, в Карачае точно не могли присвоить сословный статус «чанка». Так же абсолютно беспочвенно отнесение Х.О. Лайпановым к кабардинцам карачаевских Боташевых. Боташевы относятся к «карачаевскому» кластеру гаплогруппы R1a. 

В отношении возможного происхождения Чотчаевых из Сванетии высказался отрицательно и Н.Г. Петрусевич [см.: «Список …»], это же подтверждается и принадлежностью Чотчаевых к «карачаевскому» кластеру R1a-YP451, который для сванов совершенно нехарактерен. О сомнительности кабардинского происхождения Тохчуковых и, особенно, Тамбиевых мы высказывались выше. Каитовы и Кипкеевы также не могут быть отнесены к выходцам из Абхазии (которая фигурирует в качестве их родины лишь по причине наличия у абхазов рода Дзапшба, с которым и связывают Запиш) в связи с тем, что принадлежат к «карачаевскому» кластеру гаплогруппы R1a. Что же касается Каракотовых, то при том, что они, как и абхазы Дзапшба, имеют общую гаплогруппу J2, ни о каком родстве этих родов речи не идет, так как их отделяет друг от друга чуть менее двух десятков тысяч лет [https://www.familytreedna.com/public/Adyghe/default.aspx?section=yresults].

Такое же случайное созвучие родовых имен Акъбай и Экба позволило И. Тамбиеву сделать вывод о якобы абазинском происхождении Акбаевых, при том, что этимология личного имени родоначальника этой фамилии является тюркской, а сам род Акбаевых никогда не считался пришлым в Карачае. Акбаевы, как и картджуртские Боташевы, входят в «карачаевский» кластер R1a-YP451, что исключает их возможное происхождение вне карачаево-балкарского этноса. 

Уместно заявить, что результаты анализа Y-хромосомы ДНК не только позволяют опровергать голословные утверждения отдельных авторов о происхождении тех или иных родов, но и в одних случаях опровергать, а в других – подтверждать действительно существовавшие генеалогические предания. Данное исследование позволяет сделать вывод, что едва ли не половина генеалогических преданий оказывается вымышленной. И чем более глубокий хронологический период охватывает предание, тем больше в нем искажений. В этой связи необходимо с большой осторожностью относиться к легендам о происхождении карачаевцев из Турции, Крыма, к легендам о происхождении балкарцев из Маджара и т.п., поскольку слишком большой временной отрезок между событием из прошлого и временем фиксации легенды не оставляет сомнений в том, что в длинной цепочке рассказчиков должен был присутствовать и элемент художественного вымысла. 

По данному вопросу мы разделяем следующую точку зрения Х.О. Лайпанова: «Интересно отметить, что легенды о турецком происхождении мы находим у всех мусульманских народов Северного Кавказа. Так, например, адыги, по утверждению шапсугской легенды, своей родиной считают г. Анатолий (Турция), откуда родоначальники адыгских племен якобы переселились вместе со своими приверженцами. Легенда абадзехов об их происхождении по содержанию ничем не отличается от карачаево-балкарского предания. Сказания чеченцев, ингушей, кубанских черкесов также говорят, что предки их вышли из Турции… Известно, что первоначально в Карачай и Балкарию магометанство стало проникать из Турции и Крыма. Позже ислам в Карачае и Балкарии распространяли муллы Дагестана и Кабарды. Принимая ислам, господствующие классы Карачая и Балкарии возводили Турцию и Крым в «священную» родину. Они афишировали легенду о своем «светлейшем» турецком происхождении, стараясь этим упрочить свою власть над трудовым народом. Многие историки приводили эту легенду как источник и на ее основе писали о крымском и турецком происхождении карачаево-балкарского народа» [Лайпанов Х.О. К истории карачаевцев и балкарцев. Черкесск, 1957. С. 12–13]. 

В этой связи ясно, что в вопросе этногенеза карачаевцев и балкарцев народные предания не могут считаться достоверным источником, и необходимо опираться в большей степени на иные материалы, в том числе и на результаты исследования ДНК древних народов – человеческих останков различных археологических культур. Пока мы можем наблюдать, что преобладающая у карачаевцев и балкарцев, но практически отсутствующая у осетин гаплогруппа R1a, ее «восточная» ветвь, доминирует у народов скифского круга [Волков В.Г., Харьков В.Н., Степанов В.А. Андроновская и тагарская культуры в свете генетических данных // Труды Томского областного краеведческого музея им. М.Б.Шатилова. – Томск, 2012.- Т.XVII. C. 147–166]. 

Что же касается непосредственно алан, то анализа их останков пока не проведено. Исследованные останки, относящиеся к лесостепному варианту Салтово-Маяцкой культуры [Афанасьев Г.Е., Добровольская М.В., Коробов Д.С., Решетова И.К. О культурной, антропологической и генетической специфике донских алан // Е.И. Крупнов и развитие археологии Северного Кавказа. М. 2014. С. 312-315], традиционно считавшиеся аланскими, показали результат, близкий неолитическим культурам Западной Европы и совершенно не встречающийся на Кавказе, в том числе, ни у осетин, ни у карачаевцев и балкарцев. Следовательно, данные останки не могут иметь отношения к аланам, что вполне согласуется с историческими источниками, которые никогда не располагали алан в районах распространения Салтово-Маяцкой культуры, и выводы о принадлежности к аланам лесостепного варианта этой культуры были сделаны вопреки этим источникам. Мы, однако, вправе рассчитывать на то, что работа по выявлению собственно аланских захоронений и тестирование останков на предмет выявления их гаплотипов будет продолжаться. Главным при этом вопросом остается вопрос интерпретации этнической принадлежности захоронений, считающихся аланскими. 

Сопоставление результатов генетического исследования современных этнических групп и древних народов, бесспорно, поможет определить степень их корреляции, а значит, и установить наличие либо отсутствие генетической преемственности. Ни одна другая наука, ни все они в совокупности не могли с такой же степенью достоверности, как популяционная генетика и ДНК-генеалогия, выполнить эту задачу. Использование в генеалогии и историографии этого нового направления в науке, несомненно, приблизит нас к разгадке происхождения как карачаевцев и балкарцев, так и многих других народов Кавказа и Евразии.

А.Х.-А. Катчиев, Т.Б. Узденов, Х.Б. Хасанов,
Черкесск/Москва/Карачаевск



(Голосов: 9, Рейтинг: 4.56)

  • Нравится

Комментарии (1)

    Джаратама0
    murik260591
    13.02.2016 14:08:11
    А когда будут результаты балкарцев?