Расширенный поиск
4 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Айтылгъан сёз ызына къайтмаз.
  • Келлик заман – къартлыкъ келтирир, кетген заман – джашлыкъ ёлтюрюр.
  • Аз айтсам, кёб ангылагъыз.
  • Джылар джаш, атасыны сакъалы бла ойнар.
  • Эллинг бла джау болсанг да, юйюнг бла джау болма.
  • Къошда джокъгъа – юлюш джокъ.
  • Тил бла келеди джыр да.
  • Билим къая тешер.
  • Ашарыкъда сайлагъаннга – чий гырджын.
  • Биреуню тёрюнден, кесинги эшик артынг игиди.
  • Артына баргъанны, къатына барма.
  • Джаханимни кёрмей, джандетге кёл салмазса.
  • Тюз сёз баргъан сууну тыяр.
  • Чакъырылгъанны аты, чакъырылмагъанны багъасы болур.
  • Сакъ юйюне сау барыр.
  • Тыш элде солтан болгъандан эсе, кесинги элде олтан болгъан игиди!
  • Дуния мал дунияда къалады.
  • Джаш къарыу бла кючлю, къарт акъыл бла кючлю.
  • Малны кют, джерни тюрт.
  • Таукел къуру къалмаз.
  • Мураты болгъанны джюрек тебюую башхады.
  • Байлыкъ болгъан джерде, тынчлыкъ джокъду.
  • Адам сёзге тынгыла, акъыл сёзню ангыла.
  • Байлыкъ адамны сокъур этер.
  • Биреу къой излей, биреу той излей.
  • Суу кетер, таш къалыр.
  • Кёзню ачылгъаны – иги, ауузну джабылгъаны – иги.
  • Тин – байлыгъынг, терен саулугъунг.
  • Къулакъдан эсе, кёзге ышан.
  • Тюзлюк тас болмайды.
  • Аман къатын сабий табса, бий болур…
  • Таула не мийик болсала да, аууш табылыр.
  • Эки ойлашыб, бир сёлешген.
  • Халкъны юйю – туугъан джери.
  • Хата – гитчеден.
  • Хатерли къул болур.
  • Ким бла джюрюсенг, аны кёзю бла кёрюнюрсе.
  • Джарлыны эшигин махтагъан джабар.
  • Ачлыкъда тары гырджын халыуадан татлы.
  • Уясында не кёрсе, учханында аны этер.
  • Кёкдеги болмаса, джердегин кёрмейди.
  • Уллу къазанда бишген эт, чий къалмаз.
  • Ауругъаннга – кийик саулукъ, джетген къызгъа – чилле джаулукъ.
  • Джашлыкъ этмеген, башлыкъ этмез.
  • Къобан да къуру да къобханлай турмайды, адам да къуру да патчахлай турмайды.
  • Байлыкъ келсе, акъыл кетер.
  • Эринчекге кюн узун.
  • Адам къыйынлыгъын кёлтюрюр, зауукълугъун кёлтюрмез.
  • Гугурук къычырмаса да, тангны атары къалмаз.
  • Ариу сёзде ауруу джокъ.

Вспоминая титанов

12.05.2015 0 1723  Хасанов Х.
Наверное, нет человека в постсоветском пространстве, в чей дом не дошел бы какой-нибудь осколок Великой Отечественной войны. Моя семья тоже не оказалась исключением. И в этой статье я хочу рассказать о своем дедушке и его братьях. 

Мой прадед Кази-Магомед Хасанов, больше известный в народе как Тату Хасанов, женился на дочери Даут-Хаджи Хубиева Джамбале. Происходило это в конце XIX - начале XX века. Вскоре после женитьбы у Кази-Магомеда и Джамбалы родился старший сын Осман, а за ним еще трое: Алий, Абдул и Абдуллах, которые умерли в младенчестве. Но Всевышний не оставил Тату и Джамбалу с одним сыном и подарил им еще шесть сыновей: Манафа, Мудалифа, Ханапия, Ибрагима, Мухаммада, Харуна и одну дочь Асият. Семья прадеда была большой и дружной, всегда и во всем они опирались друг на друга. Сегодня я, будучи молодым и слушая рассказы о них, осознаю, что они в полном смысле слова понимали, что значит быть одной семьей.


Кази-Магомед (Тату) Хасанов
 
После революции и гражданской войны наступило смутное время - время насилия и безнравственности. Прадед умер молодым. Он скончался в 1926 году у себя дома, в ауле Хурзук, от болезни, которую заработал из-за частых переходов за Кавказский хребет по заснеженным горам. В Закавказье он уходил так часто, потому что искал своего кровника из числа абреков-сванов, в стычке с которыми погиб его единственный брат Нанду.
 
Несмотря на то, что он скончался скоропостижно, он оставил весомый след в истории, ведь у него осталась большая семья, которая потом себя проявит. 

После смерти отца главой семьи, как подобает, становится старший сын Осман. Даже после смерти отца семья продолжала жить в достатке. Когда в ауле Хурзук основали колхоз имени Молотова, старший брат деда сказал ему отогнать в колхоз отару овец в количестве 500 голов. Второй брат Мудалиф держал магазин в ауле. В один из прекрасных дней подозвал к себе моего деда, тогда еще ученика четвертого класса, сунул ему в карман трояк, а затем попросил его поехать в Микоян-Шахар, дабы поступить на педрабфак. У старших братьев деда была заветная мечта, чтобы младший брат получил образование. Так, по воле судьбы, мой дед, Ибрагим Хасанов, поступил и окончил педрабфак с отличием. Для продолжения обучения его отправили в Ленинградский коммунистический Институт им. Крупской. 


Ибрагим Хасанов

Для юноши с Кавказа в довоенный период оказаться в большом городе, и ни в каком-нибудь, а в самом Ленинграде, было достаточно сложно: отовсюду шум, гудки первых машин, непривычная глазу горца суета. Я помню, хоть и отрывками, рассказы деда об этом: первое, о чем он задумался, когда попал в большой город, как найти указанный адрес? Но долго думать не пришлось, к нему подошел незнакомый старик, который узнав, что юноша с Кавказа, обрадовался и проводил его прямо до кабинета ректора. Образ этого прекрасного человека, который помог незнакомцу, показав путь, не покидал его никогда. 

22 июня 1941 года. Дедушка рассказывал, что это был необычайно теплый летний день, и только короткие строки правительственного сообщения о нападении врага доносились до слуха. 

За несколько дней дедушка сдал госэкзамены, получил на руки диплом и тут же сдал его и свои вещи на хранение и ушел на фронт. 

Поначалу он попал в запасной полк в Вологде, затем его назначили старшим в группе из 16 человек, пересадили на коней и отправили в Эстонию. По прибытии принявший их офицер указал на куст и сказал, чтобы всадники отдохнули под его тенью. После долгого пути вся группа заснула крепким сном. Проснулись они от грохота, это был артобстрел. Людей разбросало кого куда. Дед кое-как добрался до своего коня, которого очень любил и который не раз его спасал от смерти; тут из кустов показался солдат Баиев, потом снова артобстрел - и ни души в округе. Началось отступление. Через сгоревшие деревни, оставленные дома. 

Дед рассказывал, как в один из дней он всю ночь провел в дозоре, сидя на дереве, к утру заснул. В те дни и сон являлся большой роскошью, и, видимо, пользовались каждой минутой. Когда проснулся, кругом - полумрак, солнце было окутано дымом пожаров и разрывов, свои отступили. Немцы были уже рядом, был слышен их говор. Как он догонял своих - целая эпопея. Рассказывая об этом, он вспоминал один эпизод. Догонял он своих ночами и лесом. И вдруг увидел полуторку в лесу со своими солдатами, пошел к ним. Поторопил их, поскольку была угроза пленения. Но как только машина выехала на дорогу, над ней пронеслись два самолета. Изрешетили всю кабину. Все, кто был в кузове, погибли. Дед и раненый водитель остались живы. Не успел он вытащить раненого из машины, как она взорвалась. Тяжелый был водитель, вспоминал дед. Нес он его три дня, пока не встретил повозку с санитарами. Что потом стало с водителем, неизвестно.
 
Дедушка рассказывал много историй о войне, говорил, что перестал бы себя уважать, если не сделал того, что должен был. Он много раз глядел смерти в глаза, но по воле судьбы остался жив-здоров и подарил жизнь своим потомкам. 

Он рассказывал одну историю про паренька. Как-то раз им дали команду сдержать немцев и, по возможности, отбросить назад. Задача была сложной. Рядом с ним в окопе оказался совсем молодой паренек, родом с Украины. И перед боем вспомнил юноша дом, родину, говорил, если останется в этот день жив, то будет жить долго. В тот день полегло около 30 человек. И тот мальчишка тоже. Была в военные годы среди солдат примета, если перед боем человек начинает рассказывать о себе и о родине, о самом сокровенном, значит, недолго ему осталось. 

Так получилось, что в военное время дед мало рассказывал про себя своим однополчанам, да и к тому же особо нечего было рассказывать, ведь он ничего не знал о судьбе своих шестерых братьев, которые воевали на разных фронтах, не подозревал, что народ выселили.
 
Под Нарвой часть, в которой служил дедушка, попала в окружение. Был отдан негласный приказ «лучше умереть, чем сдаться в плен». Все начали выбираться из окружения, тихо и бесшумно. В тот день под Нарвой из 99 человек той части спаслись лишь 17. Выбрались они на берег, а немцы на пятки наступают, им надо переправляться на другой, а под рукой ничего нет - надо импровизировать. Вот и пустил тогда дед своего коня вперед. Долго плыл верный друг по Нарве, но посередине реки их настигло большое бревно. Конь, верный друг, который был с ним долгое время, не смог обогнуть его и, заржав в последний раз, пошел ко дну. Дед же, забравшись на бревно, чудесным образом выплыл на берег. 

Потом был Ораниенбаум. С этого плацдарма 2-ая ударная армия должна была нанести главный удар по Стрельнинско-Петергофской группировке немцев. Перевозка войск на этот плацдарм была сопряжена с большими трудностями, но, наконец-то, в их распоряжении оказались танки, пушки. В Ораниенбауме судьба свела деда с питерцем Андреем. Он служил телефонистом. Он много рассказывал о своей семье, сыне, о Ленинграде, читал письма родных. Ленинград был в 30 километрах от них, но он не мог туда попасть даже на час, немцы отрезали их под Петергофом. По счастливой случайности в один из дней ему удалось попасть в город. Андрей вернулся на фронт совсем другим: хмурым, поседевшим человеком с потухшими глазами. В части не знали, что с ним делать и хотели уволить, но дедушка заступился за него и не отпускал от себя. Прошло время, и Андрей рассказал дедушке все, что с ним произошло. Со слезами на глазах он рассказал, как нашел свою мать и жену в голодном городе, как его жена убила их родного сына, засушила тельце бедного мальчишки на чердаке и съела, а сама позднее выбросилась из окна на набережную. Дед мог бы написать мемуары, но считал, что никому не интересен осадок его человеческой памяти. Однако к старости его мнение изменилось, но годы уже брали свое, и дед не мог припомнить все так же ясно, как ранее. 

Позже дед попадает в госпиталь, где целый месяц лежал на больничной койке с высокой температурой и весом в 39 килограмм. После госпиталя его отправляют в Томск на учебу в артиллерийское училище, но поспешно отзывают в связи с депортацией карачаевского народа. 

Судьба хорошо потрепала деда, он даже родных своих не сразу увидел после снятия с фронта. Его с земляками-карачаевцами в составе 300 человек эшелонами отправили валить лес в Сибирь. В Сибири дедушка чудом избежал гангрены ноги и с трудом добрался до степей Средней Азии. 

В Казахстане ему удалось найти свою единственную сестру Асият, там же узнал о смерти своих шестерых братьев на разных фронтах ВОВ, на его руках оказались малолетние дети его старших братьев. Казалось, что силы его иссякли, но семья и любовь к близким дали ему второе дыхание, дали силы не потеряться в голодных степях и начать новую войну - войну за жизнь. 

Говорили, что дедушка не мог поверить, что все его шестеро братьев, молодые, здоровые, статные, вот так просто могли взяться за руки и исчезнуть на войне. В его душе, как и в душе любого человека во время войны, теплилась крошечная надежда, что произойдет чудо, но чуда не было...

После возвращения в родные края он всю оставшуюся жизнь работал учителем в разных школах. Позднее вышел на пенсию. До последних своих дней, даже когда ему перевалило далеко за 80, он сам ложился и сам вставал, управлялся по хозяйству. Умер дед 13 августа 2002 года в возрасте 86 лет.
 
Мой дед, Хасанов Ибрагим, был уважаемым человеком. Везде, где он побыл, начиная с Ленинграда, Казахстана и заканчивая Хурзуком, Тебердой и его последним местом обитания Кумышом, о нем запомнили только хорошее, просто потому что другого и не было. Любой, кто его знал при жизни, думаю, и в нынешнее время может быть тому свидетелем. 

Пока дед был жив, он писал в архивы Москвы, Сталинграда, Киева и других городов Союза в надежде хоть что-то узнать о своих братьях, но каждый раз к нему приходил отрицательный ответ, в советское время порой попросту отмахивались. Уже после его смерти, когда стали собирать базу «ОБД-Мемориал», я начал свои поиски. Проведенные за компьютером дни напролет все же дали положительный результат. 

Самый старший брат моего дедушки, Хасанов Осман, родился в 1902 году. Он ушел на фронт, уже остепенившись, и к моменту его ухода у него уже родились трое детей. Его жену, урожденную Апаеву Зурум Гиляевну, и его троих детей постигла участь всего карачаевского народа: они были депортированы в Среднюю Азию несмотря на то, что именно в этот год Осман отдал жизнь во имя родины.


Осман Хасанов

Осман был уважаемым человеком в ауле Хурзук. Знавшие его люди очень тепло отзывались о нем. Как подобает истинному горцу, он был отличном стрелком. Благодаря своим навыкам служил в 351 стрелковом полку 308-й стрелковой Краснознаменной дивизии. Осман пропал без вести. Благодаря «Мемориалу» мне удалось найти примерное местоположение его пропажи: село Петропавловка, Днепропетровской области, Украинской ССР. Он был не единственным карачаевцем, который пропал там. При поиске я обнаружил, что смертью храбрых там пали еще девять наших земляков, а именно: 

Байрамуков Ибрагим Зекерьяевич, 1900 года рождения; 
Шунгаров Исман (Осман) Казибекирович, 1904 года рождения; 
Кочкаров Ислам Тохтарович, 1901 года рождения; 
Шидаков Махмуд Абулкеримович, 1909 года рождения; 
Лепшоков Добай Джаматович (Джамалович), 1904 года рождения;
Абайханов Ибрагим Азретович, 1917 года рождения; 
Мыркаков Ибрагим Атлыевич, 1903 года рождения; 
Матакаев Батыр Генперипович (?), 1904 года рождения; 
Батчаев Али Джамбулатович, 1900 года рождения.

Второй брат моего деда, Хасанов Мудалиф, родился около 1905 года. Он также женился до войны. Его жена, Дудова Айшат Акуевна, и трое сыновей Салых, Халис и Борис были депортированы со всеми вместе в 1943 году.


Мудалиф Хасанов

Мудалиф пропал без вести в 1944 году. При помощи электронных библиотек выйти на его след не удалось, но удалось узнать, что он пропал, уже выбыв с фронта, по дороге домой к родным в Казахстан. Я смог выяснить, что он был в госпитале в городе Омске, но что было дальше, известному одному лишь Богу. 

Третий брат моего дедушки, Хасанов Манаф, примерно 1907 года рождения. Как и старшие братья, Манаф успел жениться до войны, и его жена, Кульчаева Муклимат Отаровна, и трое детей Хаджи-Мурат, Мурат и Люаза были депортированы в Казахстан. 


Манаф Хасанов

С помощью данных с электронной базы «Мемориала» информацию о нем найти не удалось. Но дедушка рассказывал, что Манаф пропал под Севастополем. Есть надежда найти хоть какую-нибудь информацию о нем после обновлении 2015 года на сайте «Мемориала». 

Хасанов Ханапи, еще один брат моего деда, примерно 1914 года рождения. Женат не был. Дедушка рассказывал, что во время войны он уже служил в Советской армии. Судя по рассказам вернувшихся с фронта сослуживцев, Ханапи был участником Финской войны и успел повоевать на фронтах ВОВ. Предположительно пропал под Сталинградом в 1943 году. 


Ханапи Хасанов

Хасанов Магомед, другой брат моего дедушки, примерно 1919 года рождения. Магомед женат не был, служить отправился еще до начала войны. 

По рассказам деда и его сестры Магомед погиб под Сталинградом. Мне удалось найти информацию в базах «Мемориала» о Магомеде Хасанове, однако достоверно идентифицировать в нем брата моего деда пока не удалось, по причине чего информация с сайта не прилагается.


Магомед Хасанов

Самый младший из братьев, Хасанов Харун, примерно 1923 года рождения. Он ушел на войну добровольцем, совсем молодым, со своим старшим братом Магомедом. Может, это было в подражание старшим братьям, может, судьба, лишь одному Богу известно. Мы знаем лишь то, что он отдал свою жизнь за Отчизну. Предположительно, из рассказов деда, пропал без вести в 1943 году под Киевом.


Харун Хасанов

Ханапи Хасанов,
Карачаевск


(Голосов: 5, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет