Расширенный поиск
20 Ноября  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Кёкдеги болмаса, джердегин кёрмейди.
  • Аууздан келген, къолдан келсе, ким да патчах болур эди.
  • Джарлыны тону джаз битер.
  • Киштикге къанат битсе, чыпчыкъ къалмаз эди.
  • Намыс сатылыб алынмайды.
  • Ач, тоймам, дейди, тойгъан, ач болмам, дейди.
  • Хар ишни да аллы къыйынды.
  • Тил джюрекге джол ишлейди.
  • Чакъырылмагъан къонакъ – орунсуз.
  • Джолунга кёре – джюрюшюнг, джагъанга кёре – юлюшюнг.
  • Эки къатын алгъанны къулагъы тынгнгаймаз.
  • Адамны артындан къара сабан сюрме.
  • Нарт сёз – тилни бети.
  • Аман хансны – урлугъу кёб.
  • Акъылсызны джууукъгъа алма, акъыллыны кенгнге салма.
  • Мал тутхан – май джалар.
  • Тамырсыз терекге таянма – джыгъылырса.
  • Тели турса – той бузар.
  • Къатыны харакетли болса, эри къымсыз болур.
  • Адеб джокъда, намыс джокъ.
  • Ётюрюкден тюбю джокъ, кёлтюрюрге джиби джокъ.
  • Ариуну – ауруу кёб.
  • Ашын ашагъанынгы, башын да сыйла.
  • Тынгылагъан тынгы бузар.
  • Терслик кетер, тюзлюк джетер.
  • Игини сыйлагъан адетди.
  • Кесине оноу эте билмеген, халкъына да эте билмез.
  • Сёз сёзню айтдырыр.
  • Бет бетге къараса, бет да джерге къарар.
  • Тилчи тилден къаныкъмаз.
  • Аман адамны тепсинге олтуртсанг, къызынгы тилер.
  • Къуллукъчума, деб махтанма, къуллукъ – хаух джамчыды!
  • Окъугъан – асыу, окъумагъан – джарсыу.
  • Тенгинг джокъ эсе – изле, бар эсе – сакъла!
  • Уллу сёзде уят джокъ.
  • Ач къарынны, токъ билмез
  • Адам боллукъ, атламындан белгили болур.
  • Чабакъ башындан чирийди.
  • Мени джылытмагъан кюн, меннге тиймесин!
  • Малны кют, джерни тюрт.
  • Аманнга да, игиге да оноусуз къатышма.
  • Эринчекни эр алмаз, эр алса да, кёл салмаз, кёл салса да, кёб бармаз!
  • Мадар болса, къадар болур.
  • Джиби бир къат джетмей эди да, эки къат тарта эди.
  • Кёлсюзден сёзсюз тууар.
  • Чоюнну башы ачыкъ болса, итге уят керекди.
  • Минг тенг да азды, бир джау да кёбдю.
  • Дуния малгъа сатылма, кесингден телиге къатылма.
  • Арбаз сайлама да, хоншу сайла.
  • От этилмеген джерден тютюн чыкъмайды.

Дети депортации. 70 лет спустя…

01.11.2013 2 3243  Салпагарова М.
Мариам Салпагарова


Депортация в Среднюю Азию стала для нашего народа тяжелейшим испытанием даже в сравнении с Кавказской войной, продолжавшейся сто лет. Стёрто поколение, потеряно культурное наследие, покороблен дух народа. Несмотря на то, что Карачай уцелел, нельзя уверенно говорить о его целостности на сегодняшний день. Не может попытка уничтожить народ не сказываться на его дальнейшем существовании.

- Лишения, выпавшие на долю народа, остро переживаются каждым отдельным его представителем даже спустя поколения, - говорит кандидат психологических наук Мариям Эркенова. - Но в чрезвычайных ситуациях у человека активизируются заложенные глубоко внутри силы самосохранения, именно благодаря им карачаевский народ выстоял период депортации в относительной целости и сохранности. Каждому народу свойственна генетическая память, которая обусловливает специфические формы его духовной культуры. Под генетической памятью понимают способность «помнить» то, чего помнить никак нельзя, то, чего не было в непосредственном жизненном опыте человека. Она находится где-то на задворках памяти, а, значит, у каждого карачаевца глубоко в подсознании заложена боль депортации 1943 года. Но что говорят они, сами дети депортации…

Анзор Тамбиев, заслуженный врач КЧР, был депортирован в возрасте восьми лет. Он третий из пяти детей в многодетной семье Муссы Тамбиева, без вести пропавшего на фронте. Помнит, как рано утром стоял перед дулом автомата, полусонный, в нижнем белье, рассказывает, что мама поспешила зарезать пять овец и, засолив, припасла на дорогу в течение получаса. Комендантам же запрещавшим брать с собой более одного пакета с вещами сказала: «У меня пятеро детей! Либо мы умрём с голоду, либо вы нас расстреляете сейчас же!» Комендант промолчал. А пока мама Анзора собиралась в дорогу, энкавэдышники переворачивали столы, швыряли стулья в разные стороны, разбивали предметы быта, надменно спрашивали про фотографии на стене и расстреливали их забавы ради… Эмоции захлёстывают и Анзор сквозь зубы, имитируя руками, рассказывает, как безжалостно один из тех порвал похоронку на отца, его последнее письмо-треуголку из фронта… Отныне для маленького Анзора закончилось детство: 14 суток в товарном вагоне и добро пожаловать в душный Казахстан с быками, бричками и непосильным трудом на бескрайних полях. Позже Анзор вспомнит: «Мы с моим другом Назбием не могли только быков запрягать, маленькие слишком были, а остальное всё делали сами».

В тот пасмурный ноябрьский день в соседнем грузовике ехал четырехлетний Шагабан Каппушев со своей матерью и сёстрами. Он вспоминает, что всю дорогу до железнодорожного вокзала игрался с защёлками на кузове Студебеккера (военная грузовая машина) и даже прищемил себе палец… Шагабан рано потерял своего отца, точней, он его так и не видел в жизни. Его отец, раскулаченный советской властью, был приговорен к 10 годам принудительных работ на Беломорканале и на берегах Баренцева моря. По возвращении 36-летнего Халита Каппушева, отца Шагабана, не могли узнать – он выглядел глубоким стариком! «Он был известным в селе религиозным проповедником, даже в период заключения с ним была маленькое издание Корана. А мне только видится его лицо то ли во сне, то ли наяву непонятно – я не знаю своего отца, никогда не видел», - с плохо скрываемой горечью в глазах признаётся Шагабан. А по прибытию в Среднюю Азию на станции Карабалта мать Шагабана с четырьмя детьми простояла до самого утра следующего дня –люди на бричках приезжали за рабочим человеческим ресурсом, а куда годилась мать-одиночка и её четверо детей! Отныне для Шагабана началась пора голода, нищеты и ежедневной смерти со всех сторон…




Дети депортации - это дети, у которых не было детства. С самого раннего возраста они по мере возможности добывали хлеб для своей семьи. Двенадцатилетний Адемей Хапаев вынужден был отрабатывать четыре долгих года в тракторной бригаде Джамбульской области: «Я не помню, чтобы мне там что-нибудь платили, - говорит Адемей. - Там кормили хорошо, это была своего рода экономия семейного бюджета». После четырехлетнего стажа прицепщиком в тракторной бригаде, Адемей решил продолжить обучение и 16-летним подростком пошёл в 5-ый класс. Адемей был старше всех в классе и учился хорошо, но учителя каждый раз строго отчитывали его за какие-то «неправильные» слова в его речи. Видимо, четыре года работы в тракторной бригаде отразились на лексиконе молодого парнишки, но не менее, Адемей отличался неимоверным усердием в учебе. Сегодня Хапаев Адемей Батдалович - отличник просвещения СССР, Заслуженный учитель Российской Федерации, а также Народный учитель Карачаево-Черкесской республики.

Эти люди только маленький осколок детей того времени, однако каждый человек, переживший депортацию, это отдельная драма, о которой можно говорить бесконечно! Карачаевцы относились к депортации как к роковой судьбе, философски воспринимали все страдания, выпавшие на их долю.

- Депортация воспринималась многими карачаевцами как наказание за богоотступничество в послереволюционные годы, и именно поэтому обращение к вере помогло карачаевцам выжить в условиях геноцида, - утверждает кандидат философских наук Нюр-Магомет Лайпанов. - Они никого не винили, никогда не озирались по сторонам с вопросом «За что?». Они гордо, с высоко поднятой головой выдержали все лишения. Но с другой, с медицинской точки зрения, по причине депортации потеряно целое поколение народа. – Как ребенок времен депортации, узнав некоторые вещи со слов других людей, я не чувствую себя полноценным! – признаётся Заслуженный врач КЧР Бурхан Эркенов. - Людей 1939 – 1945 годов рождения у нас почти нет, их очень мало. Я, как врач сижу на приёме, и для меня человек этих лет рождения чрезвычайная редкость! А у них ведь дети должны были быть… Это даже не демографическая яма – демографическая катастрофа! Можно выявить множество заболеваний на почве засевшего страха депортации! Говорят, к примеру, о синдроме Чернобыля, а по моему убеждению, существует неизученный синдром депортированных, людей, безжалостно высланных с родной земли и выброшенных на погибель…



Ученые: пережитый страх передается по наследству
Как показали проведенные на животных исследования, события, имевшие место в жизни предыдущих поколений, могут накладывать отпечаток на поведение потомков, передаваясь посредством своего рода генетической памяти.


(Голосов: 2, Рейтинг: 4.5)

  • Нравится

Комментарии (2)

    Джаратама0
    Tinsirme
    01.11.2013 22:29:59
    Эмоции захлёстывают и Анзор сквозь зубы, имитируя руками, рассказывает, как безжалостно один из тех порвал похоронку на отца, его последнее письмо-треуголку из фронта…


    Быллайлары бланы ичинде интда бек кёбдюле! Къагъытны къой, "ол къолуна саут алыргъа болур" дегенлерин а ёльтюрген этгендиле! Кертисида: "АмаНга игилик этсенг -- юйюнге сау бармазса". "Исси къаптырырга бла бизге болурла!" деб башларына кельмесе, ол адам къабукъну кииб тургъан джануарлагъа, бизни бошамай тохтарыкъ тююльдюле! Аны себебли, бир-бирибизге билек болуб, онг этмесек кесибизни, тас этерикдиле!
    Билим, ёхтемлик, адетлерибиз -- бизни кючюбюз! Сора джоюмда благъа болсун, а ол керексиззатлагъа (берне, къалын,билим болмай диплом алгъан, ...) -- не къадар аз!

    Ёльгенлерибизни Аллах джандетли этсин! Къалгъанларыбызгъа саулукъ, тынчлыкъ, ... буюрсун!
    Кесибизни барды мадарыбыз эм онглу болургъа, нек турабыз блай!? Болаикъ! Бу сагъынылгъан
    къыинлыкъланы джаннгыдан кёрмез ючюн.
    Джаратама0
    GRH
    11.01.2014 03:22:03
    Сакъ болугъуз кесигизге, ариу тутугъуз, битюн да бек тышында айлянгъан сабийле! Дуния къатышыбды, ачыулары джегсе - алларына чыкъкан таулу адамны аярыкъ тююлдюле. Сакъ болугъуз, аналарыгъызны джагъысыныгъыз!