Расширенный поиск
8 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Акъыллы башны – тили къысха.
  • Насыблы элин сюер, насыбсыз кесин сюер.
  • Ана къойну – балагъа джандет.
  • Дууулдаса – бал чибин, къонса – къара чибин.
  • Окъ къызбайны джокълайды.
  • Байлыкъдан саулукъ ашхыды.
  • Ётген ёмюр – акъгъан суу.
  • Тёрени джагъы джокъ.
  • Ким бла джюрюсенг, аны кёзю бла кёрюнюрсе.
  • Тойгъандан сора, ашны сёкме.
  • Тенгинг джокъ эсе – изле, бар эсе – сакъла!
  • Къыйынлы джети элни къайгъысын этер.
  • Ёнгкюч къууана барыр, джылай келир.
  • Телини эшигин, махтау джабар.
  • Биреуге аманлыкъ этиб, кесинге игилик табмазса.
  • Айтылгъан сёз ызына къайтмаз.
  • Борчунг бар эсе, хурджунунга ойлаб узал.
  • Магъанасыз сёз – тауушсуз сыбызгъы.
  • Ушамагъан – джукъмаз.
  • Джогъун бар этген, барын бал этген.
  • Тулпарлыкъ, билекден тюл – джюрекден.
  • Эл ауузу – элия.
  • Этим кетсе да, сюегим къалыр.
  • Иесиз малны бёрю ашар.
  • Эки къатын алгъанны къулагъы тынгнгаймаз.
  • Ашхы – джыяр, аман – джояр.
  • Ачыкъ джюрекге джол – ачыкъ.
  • Тюкюрюк баш джармаз, налат кёз чыгъармаз!
  • Биреуге аманлыкъны тилеме да, кесинге ашхылыкъны тиле.
  • Урунуу – насыбны анасы.
  • Башда акъыл болмаса, эки аякъгъа кюч джетер.
  • Эркишиге тары кебек танг кёрюнюр.
  • Мени джылытмагъан кюн, меннге тиймесин!
  • Тамырсыз терекге таянма – джыгъылырса.
  • Эшекни не къадар тюйсенг да, ат болмаз.
  • Элиб деген, элге болушур.
  • Кюл тюбюндеги от кёрюнмейди.
  • Джылар джаш, атасыны сакъалы бла ойнар.
  • Уллу суу бла уллу ауруудан башынгы сакъла.
  • Джашда акъыл джокъ, къартда къарыу джокъ.
  • Аурууну келиую тынч, кетиую – къыйын.
  • Насыб бютеу халкъны юлюшюдю.
  • Мухарны эси – ашарыкъда.
  • Ичимден чыкъды хата, къайры барайым сата?
  • Илму – джашауну джолу.
  • Экеулен сёлеше тура эселе, орталарына барыб кирме.
  • Къарт бла баш аша, джаш бла аякъ аша.
  • Асхат ашлыкъ сата, юйдегиси ачдан къата.
  • Узун джолну барсанг, бюгюн келирсе, къысха джолну барсанг, тамбла келирсе.
  • Хар ишни да аллы къыйынды.

Кисловодск (Нарсана) в судьбе Карачая

08.04.2013 2 6264  Лайпанов Н.-М.

Текст выступления Нюр-Магомета Лайпанова, кандидата философских наук, почетного доктора Карачаевского научно-исследовательского института, на IV-х Крымшамхаловских чтениях 2012 года, которые успешно прошли по приглашению директора и хранителя Музея Н.А. Ярошенко Н.С. Бескровной, удостоенной в 2011 г. медали Ислама Крымшамхалова, в г. Кисловодске 31 марта 2012 года в Кисловодском Гуманитарно-техническом университете (в народе Гочияевском университете – по имени и заслугам его создателя и первого ректора Гочияева Бориса Рамазановича).


Нюр-Магомет ЛАЙПАНОВ,
24 марта 2012 г. с. Красный Курган.


Кисловодск (Нарсана) в судьбе Карачая
(опыт исторической эссеистики)



Историческая судьба любого народа вписана в его естественно-географическое пространство, что составляет тот этно-социальный и культурный ландшафт, который без данного этноса всегда ущербен, неполон, несостоятелен. И, как тут не перекраивай карты, границы, административно-территориальное деление, этнос живет там, где ему комфортно, патриотично, дома. Кисловодск, Нарсана, изначально является естественным продолжением «долины жизни» нынешней восточной границы Карачаево-Черкесии, его района – Малокарачаевского, который исторически было бы справедливо все-таки именовать Нарсанинским или Кисловодским, как это было изначально. Ведь неоспорим факт, что в пореформенное время Карачая, в последнюю треть XIX века, когда впервые ему стали возвращать исконные территории исторического Карачая, изъятые в период строительства укрепленных пунктов российского кубанского и терского линейных казачеств. Тогда все, что не являлось Большим Карачаем, стали именовать Малым. И нынешний Малый Карачай к тогдашнему Малому Карачаю, отнюдь, не имеет никакого отношения[i].

Постановлением ВЦИКа от 20 января 1921 года об образовании Горской АССР создавался Карачаевский округ (куда вошли западная часть Нальчикского округа, часть Пятигорского отдела и южная часть Баталпашинского отдела Кубанской области), с центром округа городом Кисловодском[ii]. Такое возвращение в пределы Нарсаны-Кисловодска как бы указывает на неслучайность естественного тяготения карачаевцев – к историческому ареалу своего обитания.

Еще до окончания Кавказской войны карачаевские селенья и хутора фиксируются в русских документах по рр.Хасауту, Мушту, Кичмалке, Лахрани[iii]. Кроме того, коши – а многие из них были стационарными и носили характер хуторов – располагались в других местностях нынешнего Малого Карачая (так. в 1850 году карачаевцы Байчоровы держали кош в верховьях Подкумка[iv]). Таких кошей на так называемых Эшакаконском и Абуковском участках у карачаевцев до 1859 г. было около 300, но и после этого осталось порядка 70-ти[v].

Дело в том, что в 1859 г., при разделе Кавказской линии на два крыла – левое (будущая Терская область) и правое (будущая Кубанская область), карачаевские земли оказались в составе Терской области, а часть карачаевцев была вынуждена переместиться в Кубанскую область или стала арендовать переданные в казну вчерашние собственные же земли в бассейне р.Терека. Как иронично отмечала В.П. Невская в своей знаменитой работе «Карачай в ХIХ веке», такое положение дел «было облечено в форму «монаршей милости» и дарования им их собственных земель».[vi] Следует подчеркнуть, что всё это, конечно же, диктовалось именно экономически и социально обусловленным развитием капитализма в России, что на региональном уровне смотрелось как свидетельство эволюции взаимоотношений Карачая с Россией.

Не случайно В.П. Невская писала, приводя огромный статистический архивный материал, что к концу ХIХ века карачаевцы снабжали своей животноводческой продукцией, строительным и отопительным пилолесом не только Кисловодск, Ессентуки, Пятигорск, но стали также по существу главными поставщиками мясомолочного продовольствия, строевых лошадей в царскую армию на юге страны, леса, изделий из шерсти и кож, бурок на все Кубанское войско, домотканых полстей и сукна, одновременно получая от России все необходимое для жизни в хозяйстве и быту[vii].

Одновременно, наступление в России капитализма и новых производственно-хозяйственных преобразований, докатившееся до окраин империи, протянуло сюда на Кавказ прогрессию и культурно-образовательных связей. Экономическое освоение Кавказа «превратило его в сырьевую и топливную базу русской промышленности, в рынок сбыта ее продукции»[viii], а карачаевское патриархальное общество было мощно вовлечено в социально-экономическую культурную среду русско-казачьего и соседнего горского населения Северного Кавказа. Карачай, территориально входивший частью в Кубанскую, а другой – в Терскую области, как бы имел два центростремительных вектора связей с Россией с выходами как через станицу Баталпашинскую на города Ставрополь, Екатеринодар, Ростов, так и через Кисловодск-Ессентуки-Пятигорск–Нальчик на Тифлис-Баку.





При этом именно Кисловодску (Нарсане) была отведена особая историческая роль, связующая Карачай с «пятью горскими обществами» (Баксанским, Холамским, Чегемским, Бызынгийским, Черекским), как до революции именовали нынешнюю Балкарию. Для уточнения некоторых деталей того времени нужно подчеркнуть здесь и то, что Пятигорск (Бештау) также продолжал оставаться перекрестком Кавказа, связывая Кисловодск (Нарсану) с дорогами как на восточный Кавказ, так и с северным направлением (Ставрополь, Ростов, Москва). Именно потому в г.Пятигорске тогда же возникает для обучения карачаевских детей Карачаевское приходское училище, здание которой и поныне находится Пятигорская средняя школа №2 , о чем недавно была хорошая публикация в газете «Карачай»[ix]. А также, как свидетельство уже экономических товарно-хозяйственных и деловых отношений между Карачаем и Россией, возник целый торговый район на окраине Пятигорска, который вплоть до 30-х годов ХХ века назывался Карачайка[x].

Как представляется, давно назрела научная работа, посвященная реконструкции, условно говоря, «карачаевской экспозиции» на тогдашних Кавказских Минеральных Водах, которая без суеты и предвзятостей точно установила бы весь спектр тогдашних взаимосвязей Карачая и карачаевцев с Кавказскими Минеральными Водами, с его населением, а также установила, как бы сказали в недавние времена, долю трудового участия карачаевцев в истории российского восстановления всей, по Пушкину, стороны «бештовых гор» и возрожденных здесь городов Кавказских Минеральных Вод.

Подчеркнем сознательно, именно возрожденных, ибо, как показывают археологические раскопки и исследования последних десятилетий вокруг Кисловодска, десятки аланских поселений, включая цитадели, располагались близ Кисловодска – по Эшкакону, по Аликоновскому ущелью до Медовых водопадов, по Эшкакону[xi]; выше Аликоновки располагаются остатки старинного карачаевского поселения Эмуркъа[xii]. Более того, здесь имеются поселения, датируемые 1700-1800 лет до н.э.[xiii] Добавим сюда 2 тысячелетия новый эры - и получим цифру 3700 лет… Это при том, что вся поддающаяся записи история человечества исчисляется какими-то 4500-5000 лет. Видимо, несколько опрометчиво на въездах в города КМВ даётся датировка в 200 лет со времени образования этих городов.




Думается, именно с учетом того значения, которое придается Правительством России развитию курортно-туристического кластера на Северном Кавказе в целом, было бы уместно написать везде, что этим городам более 3700 лет, а временем начала возрождения или восстановления этих городов отметить даты российского освоения края. Ведь написано же в Дагестане, что городу Дербенту 2000 лет, и это не только не снижает «российскость» этого славного города-крепости, города подлинной воинской славы, а, наоборот, эта дата подчеркивает всю древность всей нашей Российской Федерации. Основным богатством самой большой страны мира выступает древность культур её народов, её многонациональное разнообразие и духовное единство, что само по себе является цивилизационным феноменом в мировой истории.

Ведь неучет как в науке, так и обыденной нашей жизни естественных реалий жизни конкретной исторической территории в условиях нашей многонациональности и мультикультурности, равно и перекосы в этой тонкой этносоциальной нише нашего общества порождают самые нелепые суждения уже в быту, питая маргинальную среду. Экспонирование карачаевцев и балкарцев, как последних наследников алан, а, стало быть их предшественников сарматов, скифов, не просто досужие умопостроения (на обратной позиции сегодня остаются только сталинистские и неосталинистские ретрограды от истории), а исчерпывающая констатация, о чем еще писали такие корифеи отечественной истории осетины В.И. Абаев[xiv], Кокиев Г.А.[xv]. Она дана и в серьезной кавказоведческой работе известного археолога и историка В.Б. Ковалевской «Кавказ и Аланы», которая пишет, что на Указателе в районе Медовых водопадов «при раскопках кобанского могильника мы спросили нашего антрополога Г.М. Романову о том, как выглядели те, чьи могилы мы вскрываем, она ответила: - «Высокие, стройные, с длинными ногами и руками, с выступающим носом», - и тут же добавила:- «Чтобы легче было представить, посмотрите на нашего чабана» (рядом с базой экспедиции жили пастухи-карачаевцы»)[xvi].

Автохтоны данного географического ландшафта КМВ – карачаевцы, естественно болезненно реагируют, когда с упорством достойным лучшего применения, их аланское наследие игнорируется, замалчивается, нивелируется. На практике жизни вольное обращение с собственной историей, этнонимией и топонимией, создает порой неудобопроизносимую тавтологию. И здесь не придумаешь ярче примера для иллюстрации сказанного, когда при выезде из современного города Пятигорска по дороге на греческий поселок Санамер (бывший Тельмана) видишь указатель птицефабрики «Бештаугорец». И ничего, слово как слово. И оно не сейчас изобретено, а еще в советские времена. В переводе с карачаевско-русского получается буквально: Беш (пять), тау(гора)+горец! Буквально: «Пятьгоргорец». Вот так, русское ухо как бы уже свыклось, какие только эксперименты не производили с великим русским языком! А вот карачаевское ухо отказывается слышать эту тавтологию… Семантической нагрузки в этом странно сокращенном слове нет вовсе. Но именно это слово как бы иллюстрирует все несуразное и непонятное, что в предыдущие десятилетия делали с нашими языками, культурой, национальными и межнациональными отношениями. Пытаюсь представить мышление изобретателя этого слова: наверно, он считал искренно, что сохраняет местный колорит, сочетая не сочетаемые в одном сложносокращенном слове тюрские корни -беш и -тау и русское слово –горец! Мне представляется, что это не птицефабрику так обозначили, а нас всех, кто живет в этой долине от Пятигорска до Кисловодска – от Кисловодска до Терезе… Не карачаевцы мы, не абазины, не русские …а именно пять-гор-горцы (бештаугорцы)!..

А, между тем, помимо казенного официоза, слава Богу, есть музей Крымшамхалова в Теберде, который посещают ежегодно тысячи туристов со всей России. Есть Музей Ярошенко в Кисловодске-Нарсане, стены которого видели много великих ученых и музыкантов, историков и писателей, русских и зарубежных. Это такие форпосты или очаги культуры и куначества - символы дружбы русских и карачаевцев, освящаемые этими великими именами и их личной дружбой! А на семейном, личностном уровне – в памяти народа - практически все былое учтено уже давно и навсегда: как у каждого карачаевца, связанного уже не одним поколением с Кисловодском - Нарсана, Ессентуками – Эсентюк, Пятигорском – Бештау, Горячеводском – Джылысуу-Иссисуу(бытуют оба варианта), Железноводском – Темиркъан-къала, так и у укорененных, также не одним поколением на КМВ, русских, помнящих до сих пор о карачаевских приходских школах, о постоялых дворах и слободках, о карачаевских кварталах и улицах, сенных и дровяных площадях, скотных базарах… О том, что «цены на скот на Кисловодском и Пятигорском базарах зависели от того, какое количество скота пригнано карачаевцами для продажи»[xvii], о личной дружбе дедов и прадедов, порой свидетельствующих о самом близком и трепетном к друг другу отношении. Возникновение рядом с русскими поселениями карачаевских, а в случае с Кисловодском – совместное проживание привело к том, что «между горцами и русскими завязались тысячи разнообразных связей: производственных и поземельных, торговых и политических, родственных и культурных»[xviii].

Для меня лично Нарсана-Кисловодск – это родина моей матери и всех ее родственников, Казиевых и Байчоровых, переехавших в Нарсану из Большого Карачая и Теберды в 1900 году. До сих пор стоят их дома на улицах Ксении Ге и Авиации (Баязет-орам), на Ольхове и Бермамытской, на Ермолова и Казачьей слободе на Базарчике…

Да, это те Байчоровы, о которых великий кавказовед В.П. Невская в своем фундаментальном труде «Карачай в ХIХ веке» писала: «Уздени Байчоровы …к концу ХХ века собрали в своих руках огромные массивы земель от Мары до Кисловодска»[xix], а «крупнейший скотовод Карачая Джамбулат Байчоров снабжал молоком и мясом все курорты Минводской группы. Но главным рынком сбыта его продукции служил Кисловодск. Многие карачаевские богачи имели в Кисловодске свои дома и проводили там большую часть года. Байчоров снабжал курорт не только молоком и мясом, но и кумысом, который охотно пили приезжавшие больные. В хозяйстве Байчоровых имелись специально отобранные молочные кобылицы, которые систематически доились, и молоко их шло на приготовление кумыса»[xx]. Потомки сына этого Джабулата Аккачыка Байчорова сегодня живут в с. Красный Курган Малокарачаевского района.

Мои прадеды Байчоровы Хызыр и Гапа Асланмырза-Хаджиевичи на рубеже 19-20 веков и вплоть до революционных годов были главными поставщиками строевых лошадей в Кубанское войско, шерсти и кож в Ростов и Харьков, Москву…до сих пор их дома на улице Ксении Ге и Авиации (Баязетской), а потомки живут как в Кисловодске, так и в Малом Карачае…

Кстати, к потомкам Асланмырза-Хаджи Байчорова в Кисловодске относятся и Костя Абукович Байчоров, известный предприниматель и строитель, и Сосланбек Османович Байчоров – начальник ОКСа Администрации г. Кисловодска и депутат городской Думы, и Марат Халитович Байчоров – известный врач-диагностик городской поликлиники, и Узденов Исса Сулейменович, заместитель председателя Кисловодского Карачаевского общества «Алан»… внук Байчоровой Байдымат Асланмырза-Хаджиевны, сестры Хызыра и Гапы Байчоровых…

Город Кисловодск к концу XIX века становится местом жительства и карачаевского чиновничества и предприимчивой части народа, здесь покупают или строят в городе дома также потомки старшин Карачая - Крымшамхаловы и Дудовы, Казиевы и Карабашевы, Кубановы и Тамбиевы, Лайпановы и Узденовы, Текеевы и Шидаковы, Боташевы и Хубиевы, Байрамуковы и Блимготовы, Алиевы и Гогуевы, Гочияевы и Батчаевы … и многих других карачаевских родов и фамилий… Где-то на Катыхина, если не ошибаюсь, до сих пор стоит особняк старшины Хурзука Хызыра Байрамукова – отца Исмаила Хызыровича и Зои Хызыровны Байрамуковых, известных ученых-педагогов из КЧГУ имени У.Дж. Алиева. А прямой потомок знаменитого старшины Мары Блимготов Кочар-Хаджи, много лет возглавляющий Кисловодскую инфекционную больницу, до сих пор в строю, почетный кисловодчанин, укоренен здесь уже не в одном поколении.




В каждой из этих карачаевских фамилий можно услышать сотни удивительных историй о братских и куначеских отношениях с русским населением города Кисловодска. Удивительная история случилась с другим моим родственником Шаулухом Шидаковым, двоюродным братом моей прабабушки Кёккез, дочери Ахмата Шидакова (атауул Темирлери). Кстати, по имени этого Ахмата Шидакова[xxi] названа знаменитая вершина Ахмат-Къая (Ахмед-гора) на западной границе КЧР и Краснодарского края.

Так вот, Шаулух в начале ХХ века поселился в казачьей слободе Кисловодска, арендовал земли впоследствии совхоза «Кисловодский», по-карачаевски - «(Джети суу башы), и в 1903 году, когда была построена на Белом Угле первая в России гидроэлектростанция на реке Подкумок[xxii], к своим кошам протянул электричество, на котором работали у него сепараторы и сыродельня, освещались овчарня, фермы. Наверно, это было первое электрифицированное сельхозпредприятие в России.

И дальше удивительная, уже ставшая фактом литературной переписки, история, рассказанная знаменитым писателем Андреем Терентьевичем Губиным в письме к карачаевскому литературоведу Кази-Магомету Тотуркулову в 1979 году:
 

«Мне дорого, что Вы карачаевец. Не просто потому, что мой земляк, а потому что мое детство было тесно переплетено с одной карачаевской семьей, на окраине Кисловодска, нити этого сплетения тянутся еще от моих дедов. Это были Шаулох Шидаков, его жена Таус. Их уже нет. Где-то в моем архиве есть письмо Шаулоха из колхоза Талапты, Джамбульского, кажется, района из Казахстана. А их дочери и сейчас живут в Карачае - Роза и Рая, последняя подруга моего детства, мы с ней одногодки…»[xxiii]

Интересно, когда тете Рае я рассказал о своей находке-письме А.Т. Губина в книге К-М. Тотуркулова, где речь идет об их семье, она, готовясь к ответу на мое сообщение, воскликнула: «Бизни Андрейгеми айтаса?!» Буквально: «Ты про нашего Андрея говоришь?!». Она рассказала мне, что отец Андрея, Терентий не боясь никаких властей, посылал в Казахстан в ссылку продовольственные посылки Шидаковым… Сам Андрей Губин признавался впоследствии, что многие образы горцев в знаменитом романе «Молоко волчицы» списаны им именно с этой семьи Шидаковых и их родственников карачаевцев…

Признаться, я пишу это, а в памяти всплывают множество таких сюжетов из совместной жизни моих бабушек и дедушек с русским и казаками города Кисловодска и соседних станиц… Думается: вот где настоящая кладезь истинных отношений горцев и русских, других народов, живущих рядом и вместе вот уже второе столетие … Часто, бывая в городе Кисловодске, который для карачаевцев всегда, неистребимо – Нарсана, я читаю таблички на домах с названиями улиц Кисловодска: тут и Азербайджанская, и Грузинская, и Аджарская… и еще …и еще … но не вижу нигде улицы Карачаевской…[xxiv]

Видимо, что-то тут не так… Не следствие ли это вот той, упомянутой глупой тавтологии про «пятьгоргорцев»?.. И это в городе, где в 1943 году было более 900 карачаевских домов и особняков, более трех десятков учреждений и зданий Малокарачаевского исполкома только в районе Колоннады, в городе, где карачаевцы сегодня по численности занимают третье место?!. Где и ныне многие карачаевцы верой и правдой служат своему родному городу, возглавляя предприятия и учреждения, являясь врачами и учителями, строителями и предпринимателями… почти треть депутатов городской Думы всегда карачаевцы… Что же это за беспамятство постигло нас всех?

На сайтах города к знаменитым кисловодчанам относят девчушек-кисловодчанок, участвующих в очередном конкурсе красоты, а вот днем с огнем не увидишь ни слова, ни об одном из знаменитых карачаевцев, которые принесли почет и славу этому городу. Только из одного класса Карачаевской образцовой школы №7 города Кисловодска вышли такие знаменитые люди, как генерал-полковник Солтан Кёккезович Магометов, главный военный советник группы советских войск в Сирии, в Афганистане, бывший 1-й зам. командующего Забайкальским военным округом, зам. начальника Военной Академии имени М.В. Фрунзе; Магомет Абдурзакович Боташев, крупный государственный деятель и дипломат СССР, бывший глава исполнительной власти Карачаево-Черкесии; Хусеин Магометович Гусеинов, повторивший подвиг Героя Советского Союза лейтенанта Корницкого, геройски подорвавшего себя и группу фашистов…[xxv]

Я понимаю, наверно, в музейных фондах города Кисловодска есть много чего о карачаевцах и их роли в истории города, в том числе – об истории спасения в годы гражданской войны знаменитого Кисловодского парка Умаром Алиевым… Но посетителю нынешнего Кисловодского парка имя Умара Алиева, увы, сегодня ни о чем не говорит. Мне представляется, что, да, хорошо, есть улица его имени, но в Кисловодском парке обязательно должен стоять памятник этому великому патриоту Кисловодска, сыну Карачая и России. Мне также представляется, что мы сегодня должны по-настоящему оживить краеведческую работу, пока живы еще старики, хранители прошлого, собрать вот такие живые свидетельства старшего поколения о настоящей дружбе карачаевцев и других горцев с русскими, казаками, об их совместной жизни здесь, как говорится, по христианскому принципу, когда для них не было «ни эллина, ни иудея»… И тогда Кисловодск вернет себе, уготовленное ему судьбой и историческим расположением, славное имя кавказской Женевы, куда стекались уже с царских времен самые интересные и продвинутые люди из России, а к ним навстречу – такие же харизматичные пассионарии (по Гумилеву) из среды карачаевцев и других горских народов, которые восходят по своим традициям именно к хозяину этого дома-музея русскому художнику и просветителю Николаю Александровичу Ярошенко и карачаевскому князю-художнику, поэту и просветителю Исламу Пашаевичу Крымшамхалову.

Повторюсь: город Кисловодск в истории Карачая занимает совершенно особое место, и из темы краеведческой перерастает в тему цивилизационного порядка, обстоятельное и полнокровное изучение которой станет краеугольным камнем в истории карачаево-русских отношений и образчиком формирования российской общности народов, их этнической стратегической мобилизации. И не только изучение, а практического использование результатов этих исследований и их внедрение в сознание как можно большего количества наших сограждан, сослужит добрую службу во имя укрепления нашего общероссийского единства и солидарности. Практическое, прикладное значение - для осуществления указанного проекта: для всей карачаевской интеллигенции, активистов карачаевского общества «Алан» города Кисловодска, предпринимателей и краеведов - приобретает в этой связи издание энциклопедического справочника Нарсана (Кисловодск) в истории Карачая. Материалов и работы для всех непочатый край. Повторюсь, это будет настоящим вкладом в дело полной реабилитации Карачая и карачаевского народа, неразрывно, на корневом уровне, навечно связанного с Кисловодском и со всеми городами Кавказских Минеральных Вод, а также ценнейшим указателем русско-карачаевской дружбы и куначества, завещанных нам нашими предками.


Приложение

КАРАЧАЕВСКАЯ НЕДВИЖИМОСТЬ В КИСЛОВОДСКЕ ПО АРХИВНЫМ ДАННЫМ 1920-Х ГГ.

На заседании президиума Карачаево-Черкесского облисполкома 6 октября 1924 г. рассматривался вопрос «О городских строениях города Кисловодска, подлежащих передаче от Тергубисполкома в распоряжение Области» (ГА КЧР. Ф.138. Оп.1 Д.28 ЛЛ.22-22об.)

Из протокола заседания:

«а) Заслушав доклад Представителя Мало-Карачаевского окрисполкома т. Мурзабекова по вопросу о передаче городских строений города Кисловодска Карчеравтобласти - Президиум Исполкома констатирует, что согласно достигнутого между Тегрубисполкомом и Карчеравтобластью соглашения зафиксированного в нижеследующих постановлениях:

1. Комиссией Тергубисполкома от 10 июня 23 года, июня 23 года, 5 июля года, 2 ок. 23 года, 17 февраля 1924 года, между ведомственной смешанной комиссией, - февраля 24 г., 23 февраля 24 года, 8 марта 24 года. 19 марта 1924 г. и комиссией от 6 апреля 24 года и постановлениями Тергубисполкома от 15 июня, 12 июля, 10 декабря 1923 года, Карачаево-Черкесской автономной области надлежит получить в городе Кисловодского Горисполкома помещения, из коих 10 национализированных; 183 муниципализированных и 64 демуниципализированных. До настоящего времени Тергубисполком не передано 139 владения, из коих 10 национализированных, 16 муниципализированных и 113 демуниципализированных.

Считая, что такая половинная передача не удовлетворяет ни национальных требований горцев, живущих в городе Кисловодстве, а также не создает экономической базы для Мало-Карачаевского окрисполкома Президиум Облисполкома постановляет: просить Терский Окружной Исполком ускорить передачу Карчеравтобласти не переданных до настоящего времени, но подлежащих передаче, на основании перечисленных выше постановлений указанных с 39 домовладений.

б) Принимая во внимание
1) что Кисловодск издавна является центром экономического тяготения для всего Карачая и торговля этого города базируется исключительно на привозимой скотоводческой продукции Карачаевских районов, получающих только здесь выход к жел. дороге;
2) что, не имея никакого промышленного значения и являясь исключительно курортной местностью, Кисловодск за выделением из него Курортного городка сохраняет в пределах своей черты только окраины, занятые в массе мещанскими слоями населения;
3) что, тем не менее, даже в объеме этой последней части своей территории Кисловодск по-прежнему сохраняет громадное политическое значение для Карачая, как экономический и культурный центр его большей половины;
4) между тем существующее положение вещей в Кисловодске, разграниченным в пределах одного городского устройства между Курортным Управлением, Карачаево-Черкесской автобластью и Кисловодским горисполкомом Терокруга, создает здесь троевластие, вносит невообразимую путаницу в Управление и является причиной частых недоразумений между органами последнего, вследствие чего возникает настоятельная необходимость урегулирование этого вопроса раз и навсегда.

Областной Исполнительный Комитет Карачаево-Черкесской Автобласти постановляет:

Поручить Председателю облисполкома тов.Курджиеву при его ближайшей поездке в города Ростов и Москву возбудить ходатайство пред Краевым и Центральными Органами о передаче Карачаево-Черкесской Автобласти города Кисловодска за исключением территории Курортного городка, включающей в себя 3/4 всего Кисловодска и почти все фундаментальные строения, имеющие какое либо экономическое значение».


***

Протоколы заседаний Президиума Мало-Карачаевского окружного исполкома за 1927-1928 гг. позволяют сделать перечень лишь некоторых строений в г. Кисловодске, которые находились в муниципальной собственности Малого Карачая. В их числе:
1) гостиница «Нарзан 1-й» (ул.25 октября №28)
2) ресторан «Заря»
3) конюшня Исполкома по Грабовской улице дом №8
4) здания по улицам:
- Баязетской: 10; №12 (поступило заявление Темирбулатова об его демуниципализации)
- В.Бермамытской, №22
- Граббовской: №10, 16
- Жуковской №8-30
- Замковой: №6
- Кольцовской: №11 (окрисполком сдавал их товариществу «Кызыл Малчы»), №17, №23 (поступило заявление Гочияева и Асхакова об его демуниципализации)
- Николаевской: №6 (окрисполком сдавал их Алиевым Бота и Абдулле), №8 (поступило заявление Алиевой Курпис об его демуниципализации), №18
- Никитской; №№8, 10
- Подгорной: №3 (поступило заявление Булатова Агулака об его демуниципализации), 27
- Рыкова, №№4, 31
- Трудовой: №6 (быв. Алиева)
- Хлудовской: №4, 24
- Чернышевской: №27 (поступило заявление от арендовавшего его Крымшамхалова /Магометова/ и Коджакова об его демуниципализации)
- Шаумяна: №№2, 4, 12, 14, 18, 22, 26
- Широкой: №11
- Шоссейной: №44 «Заявление Хакирова Нуха о демуниципализации дома №8 по Полторацкой улице»
5) здания по переулкам:
- Пикетному; №4
- Полторацкому: №5, 8
- Горному: №2
Заявление рабочих типографии о предоставлении им под жилтоварищество дома по ул.Чернышевской (ранее принадлежавшего Салпагарову)
ГА КЧР Ф.309. Оп.1 Д.4 ЛЛ.11об-12, 19, 23-23об., 25, 28об., 29-30, Л.42об; Д.6, ЛЛ.18-19, 48об, Л.31
Прим. от автора:
В собственности Мало-Карачаевского исполкома в г.Кисловодске к 1943 г. находились также здания: райисполкома и райкома партии, районной прокуратуры, милиции и суда, почты, военкомата, районной больницы, винного завода, заготконторы, райпотребсоюза, типографии и редакций газет…всего более 25 зданий.





[i] Умар Алиев. Карачай. Черкесск,1991 г., с.18, 203-204

[ii] Там же. С.191

[iii] РГВИА, ф.38, оп.7, л.1-5об., 9-15; Малкондуев Х.Х. К вопросу о самоназвании карачаевцев и балкарцев// Карачаевцы и балкарцы. Язык, этнография, археология, фольклор. –М., 2001. – С.129 (прим. ред.)

[iv] Гос. архив Ставропольского края. Ф.20 Оп.1 Д.370 Л.3об. (документ любезно предоставлен д.и.н. Р.М.Бегелоувым)

[v] Архив КНИИ Ф.24 Д.4 (копии документов из ГАКК Ф.774)

[vi] В.П.Невская Карачай в XIX веке:- журнал «Ас-Алан»№1(6) Москва, 2002 г.,с.271

[vii] Там же. С.387-403

[viii] Там же. С.358.

[ix] Газета «Карачай», №14 (10538), 2012, с.4 «Аллай училище да болгъанды» ( Боташланы Мусса, «Медовые водопады»).

[x] http://www.26205-soh2.edusite.ru : - Почему карачаевская? По воспоминаниям и заметкам старожилам города Пятигорска Марии Варфоломеевны Берниковой – верхняя часть улицы Крайнего называлась Карачаевской, так как там селились карачаевцы. А вот сведения, которые удалось выяснить со слов бывшего ученика школы Никитина Петра Николаевича, который учился здесь в 1915 году. Он подтверждает, что школа была начальная Карачаевская. Он хорошо помнит, почему эту школу называли «Карачаевской». Во-первых, этот район имел такое название потому, что по понедельникам на площади устраивалась ярмарка, на которую приезжали карачаевцы. Торговали продуктами питания и сеном. «Сенная площадь», так называлась раньше нынешняя площадь им. Ленина. Дорога от базара вела на Карачаевск, проезд находился там, где сейчас находится военкомат, за заводом «Импульс»;
http://www.kmvline.ru/article/a_167.php Вадим Хачиков, заслуженный работник культуры РФ, «Пятигорская правда» «О том, что в границах Пятигорска есть Кабардинская слободка, или, попросту говоря, Кабардинка, знают если не все, то почти все горожане. А вот о том, что был когда-то в городе и район, именовавшийся Карачаевкой, известно не столь уж многим. Названия как будто схожи. Но происхождение их очень разнится, как и судьба этих пригородов. Кабардинке, одному из старейших районов Пятигорска, дали имя вовсе не кабардинцы - отставные солдаты Кабардинского пехотного полка, селившиеся в том месте. А вот Карачаевка стала так называться именно благодаря карачаевцам, которые приезжали торговать на рынке или ярмарке и оставались на постой в кварталах, близких к торжищу. Эти-то кварталы, расположенные северней Базарной и Сенной площадей, и получили название Карачаевка».

[xi] Как отмечает В.Б. Ковалевская, «сплошное обследование правых притоков Подкумка в Районе Малого Карачая и Кисловодска показало, что памятники кобанской культуры располагались в долинах…» (Ковалевская В.Б.. Кавказ и аланы., М., 1967. С.16). Исследовательница указывает: «Вклад исторических алан в этногенез того или иного народа Северного Кавказа еще требует всесторонней научной оценки, но и для осетина, и для балкарца, и для карачаевца наших дней нет сомнения в том, что аланы – это их славные предки» (С.7).

[xii] В 1927 г. упоминаются «сельсоветы – Хасаутский, Кичи-Балыкский, Эмурка…» (У.Алиев. Карачай. Черкесск, 1993 г., С.18).

[xiii] На экскурсию – в эпоху «бронзы» / «Ставропольская правда» от 8 октября 2011 г. http://www.stapravda.ru/20111008/bolee_900_arkheologicheskikh_pamyatnikov_obnaruzheno_v_kislovods_56228.html (На сегодняшний день в Кисловодской котловине и на окружающих ее горных хребтах обнаружено более 900 археологических памятников от поселений эпохи «ранней бронзы» – ровесников древнейших египетских пирамид – до аланских укреплений, воздвигнутых в первом тысячелетии нашей эры. Такой концентрации археологических памятников (многие из которых хорошо сохранились) не обнаружено больше нигде в мире. Поэтому ученые вновь и вновь говорят о необходимости придания Кисловодской котловине особого статуса.)

[xiv] «Аланский субстрат – это не догадка, не предположение, это не гипотеза, это прочно установленный научный факт, на который может смело опираться каждый, кто занимается историей и культурой карачаевского и балкарского народов» (В.И.Абаев)- см. Р.Тебуев, Р. Хатуев .Очерки истории карачаево-балкарцев. Москва-Ставрополь,2002 г., с.24

[xv] Р.Тебуев, Р. Хатуев .Очерки истории карачаево-балкарцев.Млосква-Ставрополь,2002 г., с.43

[xvi] В.Б.Ковалевкая.Кавказ и аланы., Москва, 1984, с.170-171

[xvii] Н. Иваненков, русский историк-кавказовед.

[xviii] В.П.Невская Карачай в XIX веке:- журнал «Ас-Алан»№1(6) Москва, 2002. г.,с.442

[xix] Там же. С.418

[xx] Там же. С.424

[xxi] Прапрадеда историка-этнографа М.Д. Каракетова

[xxii] Белый уголь представляет собой образное выражение – остаток обгоревшего дерева, оно применяется для обозначения мощной энергии естественных потоков воды, которую возможно технически применять для выработки электрической энергии на ГЭС. В местном поселке под названием Белый Уголь, расположенного рядом с Ессентуками, находится первая в России промышленная ГЭС, которая получила название "Белый Уголь". Построили ее в 1903 году на речке Подкумок. Мощность ее составляет 990 "лошадиных сил", а напряжение – 8000В. Началось строительство в конце весны и уже под конец лета начали вращаться поперечно-лопастные колеса турбин, снабжая электроэнергией четыре курортных города Кавказских Минеральных Вод, на улицах которых установлено было 400 фонарей, а в Кисловодске и Пятигорске появились трамвайные линии. А по тем временам они были чудом техники. Электроэнергия этой станции приводила в движение и моторы, которые качали целебную воду в ванны и санатории. В годы Второй Мировой во время боевых наступлений гидроэлектростанция была практически вся разрушена. После войны ее восстановили, и в 1947 году она вновь дала ток. В 1977 году после проливных осадков весьма небольшая горная речонка Подкумок вышла из берегов, почти полностью уничтожив головное сооружение станции.

[xxiii] Тотуркъулланы Казий-Мухаммат. Эркин дуния. КЧГКИ, Черкесск, 1999, с. 406 (любопытно, что далее там же по тексту А.Т. Губин пишет: «Очень люблю писателя Муссу Батчаева – из множества разных национальных писателей нашей страны он мне ближе других, настоящий писатель…»

[xxiv] Любопытно, что улица Карачаевская есть в городе-герое Волгограде, в городе воинской славы Самаре, в городе воинской славы Орле, в Донецке, Могилеве, в Словакии, не считая одноименных улиц более чем нескольких десятков населенных пунктов в самой КЧР.

[xxv] См.:- Медиха Шаманова. Дерево держат корни. Ставрополь, 2002 г.





Обращение автора статьи к читателям.


Уважаемые читатели моей работы «Кисловодск (Нарсана) в судьбе Карачая»! Интерес к нашей истории, связанной с городами Кавказских Минеральных Вод, в особенности с городом Кисловодском (Нарсана), оказался столь востребован, что ко мне за последний год было много звонков, обращений наших соплеменников, главным образом, потомков наших кисловодчан. Я выражаю им благодарность за теплые слова и замечания. Я бы хотел расширить эту работу, дополнив новыми материалами, которые понемногу накапливаются у меня. Одновременно я бы хотел, чтобы вы все стали мне соавторами в написании Белой Книги - «Кисловодск (Нарсана) в судьбе Карачая», белые (чистые) страницы которой нам предстоит заполнить для восполнения исторической нашей памяти и во имя торжества справедливости в отношении нашего несправедливо репрессированного народа, в чьей исторической судьбе КМВ и все его города навсегда останутся этническим ареалом. Именно поэтому я сегодня обращаюсь ко всем потомкам кисловодчан, проживавшим там с дореволюционных лет и в военные 1941-43 гг., высланным из города Кисловодска, а также вернувшимся в город с 1956 года и позже: помогите мне собрать новые материалы обо всех карачаевцах, живших в городе в те годы, о их домах, квартирах, имуществе, работе, семьях, их судьбах в годы войны и выселения, о годах возвращения и дальнейшей жизни. Поделитесь их старыми фотографиями, документами, записанными историями семей, семейными реликвиями тех лет. Все будет отсканировано и оригиналы возвращены владельцам. А фотографии, документы, истории войдут в эту Книгу и навсегда обретут место в истории. Сама Книга станет памятником всем карачаевцам-кисловодчанам, так и ушедшим без реабилитации, обретения своего имущества и морального удовлетворения. Для ныне живущих же она станет важной отправной точкой национального сознания.

Со мной можно связаться: тел. 9280256071; эл.почта: lnmo@mail.ru, адрес: 369387, РФ, КЧР, с. Красный Курган Малокарачаевского района, ул. М.А.Боташева,1. Лайпанову Н-М.О.
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментарии (2)

    Джаратама0
    Казбек26
    09.04.2013 13:03:46
    Забайкальским округом командовал Семенов Владимир Магомедович. А Пятигорск карачаевцы называют-Исси-суу, а не Джилы-суу. Сорри, но из таких мелочей создается общая картина.
    Джаратама0
    Bilal
    12.04.2013 01:27:34
    1.До Семенова, 1-ым зам. командующего Забайкальским военным округом был Магометов Солтан Кёккезович, который и рекомендовал Семенова В.М. на должность командующего Забайкальским военным округом.
    2.А Пятигорск - къарачайча Бештауду. Горячеводскга къарачайлыла Исси-суу (Джылы-суу, Ачы-суу да) дегендиле.