Расширенный поиск
4 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Тюз сёз баргъан сууну тыяр.
  • Кенгеш болса, уруш болмаз.
  • Ашаса, ашамаса да, бёрюню ауузу – къан.
  • Тай асырагъан, атха минер.
  • Минг тенг да азды, бир джау да кёбдю.
  • Ёлюр джаннга, ёкюл джокъ.
  • Джаралыны джастыгъында сау ёлюр.
  • Чыкълы кюнде чыкъмагъан, чыкъса къуру кирмеген.
  • Ёлген ийнек сютлю болур.
  • Къазанда болса, чолпугъа чыгъар.
  • Таула не мийик болсала да, аууш табылыр.
  • Ётген ёмюр – акъгъан суу.
  • Сууда джау джокъ, кёб сёзде магъана джокъ.
  • Акъыл бла адеб эгизледиле.
  • Бал ашаргъа сюе эсенг, чибин ургъаннга тёз.
  • Берекет берсин деген джерде, берекет болур.
  • Мал ёлсе, сюек къалыр, адам ёлсе, иши къалыр.
  • Ач да бол, токъ да бол – намысынга бек бол.
  • Джаз бир кюнню джатсанг, къыш талай кюнню абынырса.
  • Тюзню ётмеги тюзде къалса да, тас болмаз.
  • Гитче джилтин уллу элни джандырыр.
  • Башсыз урчукъ тюзюне айланмаз.
  • Таукелге нюр джауар.
  • Эллинг бла джау болсанг да, юйюнг бла джау болма.
  • Ойнай билмеген, уруб къачар.
  • Тёгюлген тюгел джыйылмайды.
  • Эрни эр этерик да, къара джер этерик да, тиширыуду.
  • Этни да ашады, бетни да ашады.
  • Аманнга алтын чыдамаз.
  • Уллу суу бла уллу ауруудан башынгы сакъла.
  • Эринчекге кюн узун.
  • Суу да къайтады чыкъгъан джерине.
  • Таукел тауну аудурур.
  • Ашхы – джыяр, аман – джояр.
  • Иши джокъну, сыйы джокъ.
  • Къая джолда джортма, ачыкъ сёзден къоркъма.
  • Мухар, кеси тойса да, кёзю тоймаз.
  • Аман адамны тепсинге олтуртсанг, къызынгы тилер.
  • Бозаны арты дауур болур.
  • Адебсиз адам – джюгенсиз ат.
  • Кюлме джашха – келир башха.
  • Харам къарнашдан, халал тенг ашхы.
  • Чёбню кёлтюрсенг, тюбюнден сёз чыгъар.
  • Мал кёб болса, джууукъ кёб болур.
  • Адеб базарда сатылмаз.
  • Окъуу – билимни ачхычы, окъуу – дунияны бачхычы.
  • Насыблыны баласы кюн кюнден да баш болур, насыбсызны баласы, кюн кюнден да джаш болур.
  • Атлыны ашхысы, ат тизгининден билинир
  • Ариу сёзде ауруу джокъ.
  • Джетген къыз джерли эшекни танымаз.

Славные потомки Басията

09.06.2010 1 3452

Исмаил Айдаболов,
Кисловодск

XIX столетие стало переломной вехой в истории Кавказа, оказавшей огромное влияние на судьбы многих народов и явившей целую галерею выдающихся личностей. В этом списке не последнее место занимает Азнор (Анзор) Мембулатович Айдаболов (Айдебулов)[1], который в течение длительного времени был старшиной родного селения Коспарты, а также старшиной балкарского общества.

Балкария представляла собой политическое образование "Беш тау эль" - "Пять горских обществ", и состояла из Урусбиевского, Балкарского, Чегемского, Хуламского и Безенгийского обществ. Самым крупным из пяти горских обществ было балкарское общество. В книге "Кавказская рукопись" (1834 г.) Иоганна Бларамберга, офицера Генерального штаба Российской Империи, служившего в Отдельном Кавказском корпусе, читаем: "Балкарцы живут в верхней части высоких снеговых гор… Численность населения балкарцев доходит до 4 тысяч душ, а число воинов - около 500 человек… Уллу-Малкар - это их главное поселение и резиденция их князя Бассиата…". На 1881-й год балкарское общество располагалось на 81,809 десятинах земли, состояло из 18 аулов и 537 дворов, включало в себя 5 008 жителей обоего пола. Всеми обществами посредством "мирских" сельских сходов управляли старшины. Для рассмотрения особо важных вопросов на балкарском Тёре принимали участие представители Карачая и Дигории.

Азнор Айдаболов принадлежал к старинному роду Айдаболовых, который восходит к легендарному Басияту. Он родился в горном селении Коспарты. У него были брат Заурбек и сестры Джулдуз и Наибхан. Дети остались без отца очень рано, поэтому Азнор был вынужден добиваться всего в жизни своим умом, талантом и трудолюбием.

В глубь веков

Древние предания, зафиксированные в записках русских и иностранных авторов, исследователей Кавказа гласят, что некогда к обитателям Эльбруса из северокавказских сте­пей пришли два брата, сыновья мадьярского хана Басият и Бадинат. Они "происходят от мадьяр, от которых они откололись, когда этот район был ра­зорен ордами Чингис-хана", - пишет об этом событии Бларамберг. Мадьяры или маджары были большим древнетюркским народом, часть которого с начала I тыс. н.э. жила на Средней Волге. При переселении из Поволжья на свою ны­нешнюю территорию на Дунае, в VI-VIII веках мадьяры жили в Приазовье и на Се­верном Кавказе. Они, как и аланы, и болгары, приняли участие в этногенезе карачаево-балкарского народа. В IX веке мадьяры вторглись в Европу и осели на плодородных равнинах Сред­него Дуная, где еще в V в. кочевал грозный Атилла, а в VIII в. был центр Аварского каганата. (Не путать с аварцами Дагестана). Отсюда, подобно гуннам и аварам, ма­дьяры стали совершать стремительные набеги на соседние государства. Под удара­ми конницы мадьяр погибла Великая Моравия.

Свои отряды мадьярские ханы ежегодно водили далеко на Запад, вплоть до Атлан­тического побережья и никакая сила не могла остановить их в течение полутора сто­летий. Венгерский путешественник, профессор Янош Карой Бешш в 1829 г. встречался с ка­рачаевцами. Узнав, что Бешш - мадьяр, карачаевцы обрадовались и заявили, что они тоже мадьяры. "Никакая другая нация так не похожа на венгров, как карачаевцы и дигоры", - писал позже ученый.

Итак, Басиат остается в Балкарии и становится родоначальником балкарских кня­зей. А Бадинат уходит в соседнюю Дигорию, где его сыновья основывают семь родов дигорской знати. С тех пор именем "Басиаты" называют княжескую верхушку Балкарии, а "Бадината­ми" - князей Дигории. "Ой, тай-тай, дюгер бадинаты, малкъар басияты къалмайын ала да бир жортууулгъа чыкъдыла". ("Макъар халкъ жырла",М., 1965 дж.)

Имя Басиата сохранилось и в старинной обрядовой песне "Голлу", где Басиат, по­томок славных мадьярских ханов и носитель тюркского этического кодекса, жестко пресекает местные языческие обычаи. Впервые в русских документах имя князей из рода Айдаболовых появляется в 1629 году. Терский воевода И.А. Дашков сообщает в Москву, что в местности, где живут "балкарцы", имеются залежи серебряной руды, и владеют этой землей сыновья се­стры кабардинского князя Пшимахо Камбулатовича Черкасского. Известно, что сестра Пшимахо была замужем за балкарским владетелем Айдаболовым Тазреком (Тазретом), и Апши (Аккиши) и Абдулла (Абдаула).

В 1651 г. через Верхнюю Балкарию в Грузию, к царю Имеретии Александру, шло посольство русского царя Алексея Михайловича. Московские послы Н.С. Толочанов и А.И. Иевлев дважды проезжали через территорию балкарцев (их называли "болхарами") и две недели гостили у балкарских князей Айдаболовых в Верхней Балкарии. Послов радушно встречал, а затем снабдил провиантом, вьючными животными и проводниками балкарский князь Артутай Айдаболов. В документе 1653 г. говорится о том, что Имеретинский царь Александр приглашал русских послов Жидовинова и Порошина посмотреть, "как он будет крестить Женбулата, сына балкарского владетеля Айдарболова" (Айдаболова). Известно, что до принятия ислама асы и аланы исповедовали христианство. В 1658 г. в Москву отправилось грузинское посольство во главе с царем Таймуразом. В Балкарии к свите царя присоединилась балкарская депутация во главе с князем Артутаем Айдаболовым. В Москве Артутай был радушно принят и наравне с Таймуразом вознагражден подарком в 40 соболей. Князь гостил в Москве около года.

Итак, после маленькой исторической справки, которая косвенным образом характеризует героя нашей статьи и его славных предков, вернемся в век XIX.

Новый старшина

7 июня 1887 года в Балкарском обществе произошла смена руководителя. Прежнего старшину смещают с должности и на его место назначают таубия Азнора Айдаболова, которому предстояло стать самым известным из всех старшин Балкарского общества. За свою общественную и благотворительную деятельность Азнор снискал любовь и уважение, как среди балкарского народа, так и на всем Кавказе. Он помогал неимущим, ежегодно забивал скот и раздавал мясо нуждающимся. Под его руководством была построена первая общественная колесная дорога в Верхнюю Балкарию, а также дороги между селениями общества, соборная мечеть, которая на тот период была самой большой в округе. При Азноре Айдаболове численность скота в обществе удвоилась, и не в последнюю очередь благодаря жестким мерам, которые он применял против угонщиков скота.

Приступив к обязанностям старшины, Азнор Айдаболов сразу повел борьбу с нарушителями закона и порядка. Один из обывателей еще при прежней власти присвоил участок общественной земли около 300 десятин. Азнор оспорил эту землю и добился возвращения ее обществу. Новый старшина знал, что многие из его односельчан, находясь под покровительством влиятельных лиц, занимались воровством скота как ремеслом. Он повел бескомпромиссную борьбу с этим злом. Семнадцать человек были уличены в скотокрадстве и по распоряжению старшины сосланы в Сибирь "на водворение в административном порядке". Некоторые из сосланных позже бежали из мест ссылки, старшина преследовал их на территории Балкарии и Кубанской области, ловил и снова отправлял обратно в Сибирь. Легко догадаться, к каким последствиям привели действия Азнора Айдабулова. Он затронул интересы людей, которые кормились преступным промыслом, жили за счет своих же сородичей. Его нетерпимое отношение к ворам и казнокрадам, неуважение к их влиятельным покровителям породило в Балкарском обществе группу недовольных, которые решили любой ценой сместить несговорчивого князя с должности старшины. Оппозицию возглавили прежний старшина и его помощник. В обществе появились люди, которые стали подстрекать жителей против нового старшины. Вскоре противники нанесли первый и весьма болезненный удар.

Месть

Со времен Басията в роду Айдаболовых любили лошадей. Отборных жеребцов холили и лелеяли, словно редкий жемчуг, берегли, как зеницу ока. О них слагали песни. Ведь недаром гласит пословица: "Конь - крылья мужчины". В исторической песне "Сарыбий и Карабий" уоминается о скакуне особой древней породы, пепельной, "мышастой" масти, принадлежавшем сыну Басията - старому князю Айдаболу - "Айдаболну чычхансырт аты", известном на Кавказе и даже в Грузии своей быстротой и неутомимостью. И у князя Азнора тоже была замечательная лошадь, которую он содержал на коше среди альпийских лугов.

В 1893 году злоумышленникам удалось обмануть сторожей и искалечить ценную лошадь. И хотя по закону Азнор мог получить за нее компенсацию с Балкарского общества, он отказался от денег, не желая, чтобы в платеже участвовали невиновные лица. В том же 1893 году на жизнь старшины Азнора Айдаболова было совершено три покушения из засады. Но ни опасности, ни угрозы не заставили отступить этого принципиального человека, ибо он действовал, как его "совесть и долг присяги повелевали" (слова А.А.) Началом открытой вражды стало 2 апреля 1897 года, когда на сходе были избраны (другие или новые) доверенные от Балкарского общества, но старшина А. Айдаболов отказался их утвердить. К приезду начальника области противники старшины подготовили на него жалобу, где говорилось о том, что он не утверждает избранных обществом доверенных. В свою очередь старшина указал на то, что они хотели избрать доверенным от Балкарского общества отставного генерала Шипшева, который обещал добиться от администрации каких-то льгот для балкарского населения. Совершенно ясно, что Азнор не мог утвердить кандидатуру постороннего человека.

Переворот

Под давлением оппозиции, люди, работавшие в сельском правлении вместе с Азнором, предали его и перешли в стан противника. А в мае старшину не пустили в правление. Оппозиция получила доступ к кассе Балкарского общества, так как казначей тоже перешел на ее сторону. Это давало возможность доверенным совершать вояжи по различным инстанциям за общественные деньги. По сути, в Балкарском обществе произошел спланированный переворот.

За 10 лет работы в должности старшины, будучи жестким руководителем, Азнор Айдаболов нажил себе много врагов. Есть пословица: "Эл ауузу - элия", что обозначает "уста народа способны испепелить молниями всякого, кто пройдет против него". Противники Айдаболова, пользуясь невежеством людей, настроили против него целое общество. С помощью нелепых обещаний и ложных наветов они заставили темную массу свидетельствовать ему во вред, даже против своей совести. Про него и его семью писали такие сплетни, от которых и камень бы треснул. В конце концов противники подали главнокомандующему жалобу о растрате старшиной общественных денег. Конечно, изначально дело было не в растрате денег, просто враги Азнора хотели любой ценой сместить его с должности старшины и действовали по принципу "цель оправдывает средства". В конечном счете они и добились своего: Азнор Айдаболов был снят с должности.

В поисках правды. Возвращение

Однако потомок Басията не сдался. Он решил искать правду и 9 ноября 1897 г. направил прошение начальнику Терской области, настаивая на тщательном расследовании всех обстоятельств данного дела. Ему пошли навстречу и такое расследование было проведено. В ходе разбирательств многие лица, осужденные прежде за различные правонарушения признались, что Азнор Айдаболов преследовал их за угон скота или пригон чумного скота в Балкарию. Ведь именно они были уличены в воровстве, за что и состояли во вражде со старшиной Айдаболовым. Следствие показало, что все действия Азнора Айдаболова были оправданы и вынесло вердикт: восстановить его в должности старшины Балкарского общества.

Хотя Азнор и выиграл дело, здоровье его было расшатано, годы напряженной борьбы не прошли даром. Надо отдать должное смелости, упорству и настойчивости Азнора Айдаболова: на протяжении многих лет в одиночку противостоял беспринципному, изощренному противнику. Он до конца оставался одним из крупнейших землевладельцев и скотовладельцев на Северном Кавказе. В начале XX столетия он владел двумя домами в г. Нальчике (по ул. Советской и ул. Свободы), 4.500 десятинами Высочайше пожалованной земли в Кубанской области, табуном лошадей, стадами крупного рогатого скота и овец. За заслуги перед Отечеством Азнор Айдаболов неоднократно был награжден орденами и медалями, в том числе "Анной на шее", "Владимиром на шее".

Рассматривая сословно-поземельные отношения в пяти горских обществах пореформенной Балкарии, начальник межевого управления Терской области М. Кипиани в 1881 г. писал, что после отмены крепостного права, самыми крупными землевладельцами в Балкарском обществе считались Бекбий, Гиргок, Таусултан, Магомет, Касбулат Абаевы, их братья и родственники; Мырзабек и Кучук Мисаковы; Хаджи-Мырза Шаханов; Шаулух и Магомет Жанхотовы с братьями, Кайтмырза, Архот и Азнор Айдаболовы, Магомет Биев с братьями; Атту Мусуков (Кара-киши); Элжорк Глашев с братьями (Кара-киши).

В 1911-1912 годах начался раздел земель между общинами Нальчикского округа. Был утвержден проект правил о порядке пользования обществами большой и малой Кабарды и сопредельными с ними пятью горскими обществами. Высочайше пожалованными 21 мая 1889 года пастбищными землями и, на основании п. 8 этих правил, избрали членов в поземельную комиссию: от Атажукинской фамилии - князя Адильгери Асланбековича Атажукина; от Мисостовской фамилии - князя Таусултана Наурузова; от Бекмурзинской фамилии - Кайсына Хавжокова; от Таусултановской фамилии (Малая Кабарда) - Алимурзу Блаева и от пяти горских обществ - Азнора Айдаболова. Новый закон о земле - "Закон 22 февраля 1912 года о Землепользовании" был утвержден главнокомандующим войсками Кавказского военного округа.

Умер Азнор Айдаболов 24 апреля 1915 года. Продолжателями предпринимательской, общественной и благотворительной деятельности Азнора Айдаболова стали его сыновья Кази-Магомет (Кумук), Мухтар (Таттюка, Татлюка) и Науруз. Кази-Магомет занимался разведением лошадей, крупного рогатого скота. Мухтар (Таттюка) был старшиной селения Коспарты, занимался общественной работой.

Татлюка

Существуют старинные народные песни об Айдаболовых. Песня "Сарыбий и Карабий" повествует о двух сыновьях старого князя Айдабола, отбивших у сванских князей Мызы и Зорта угнанных ими овец. Песня "Бекмурза и Кайсын" рассказывает о набеге на Имеретию, которую возглавили два княжича (внуки Тазрета Айдаболова. Об этом упоминается в документах 1629 г.), которые по пути домой попали в засаду и погибли. При жизни была сложена песня о Таттюке Айдаболове ("Татлюканы джыры" в карачаевском варианте) - царском офицере, который во время Гражданской войны, храня верность присяге, выступил на стороне "белых" и прославился своей жестокостью. Когда стало ясно, что "красных" не одолеть, Таттюка с отрядом всадников (при нем был и его брат Кази-Магомет) ушел через перевалы Кавказа в Грузию, затем в Турцию, а через некоторое время во Францию, повторив обычный, по тем временам, пути белоэмигрантов. Через Марухский перевал их перевел карачаевский проводник Абдразим (Исмаил) Батчаев. Таттюка подарил ему свою плетку. Шел 1920 год, на тот момент Таттюке было 30 лет.

В 1959 году на автостанции города-курорта Теберда к отцу автора данной статьи подошел пожилой человек и спросил, не сын ли он Татлюки. Узнав, что перед ним сын троюродного брата Татлюки, незнакомец представился. Им оказался тот самый проводник Абдразим Батчаев, который водил Татлюку с отрядом на перевал. Он рассказал, что всадники были люди молодые, удалые. Татлюку называл замечательным, добрым и храбрым человеком. Говорил, мол, не верь тому, что написано в песне, ибо это клевета врагов. Хвалил плеть, подаренную Татлюкой, она была инкрустирована золотом и серебром. Эту плеть Абдразим хранил до выселения в Азию, потом не уберег.

Таттюка и Кази-Магомет, покинув Россию, жили во Франции, в Сирии, Палестине и Турции. В годы Второй мировой войны Мухтар (Таттюка) с удостоверением Международного Красного Креста и с разрешения германских властей освобождал балкарцев из концлагерей. Используя то обстоятельство, что на Кавказе многие люди в то время владели балкарским языком, он освобождал и их. Об этом свидетельствовали люди, которым он помог вернуться на Родину. В музее концлагеря Маутхаузен (Австрия) хранится фотография, на которой среди заключенных, немецких офицеров и солдат изображен мужчина высокого роста в белой кавказской национальной одежде. Когда гида этого музея спросили, кто этот горец, он ответил: "Это ангел-хранитель Кавказа, а зовут его Мухтар Айдаболов" и рассказал то, о чем написано выше.

Другую историю рассказал преподаватель Карачаево-Черкесского института (ныне университета) Билял Исхакович Болатов со слов своего родного дяди, который во время Второй мировой войны оказался в плену у немцев в Париже с двумя друзьями-карачаевцами. Эту же историю со слов сестры другого из пленных солдат, зафиксировал народный поэт КЧР Азамат Алимович Суюнчев. В 1945 году, ожидая, что американские оккупационные власти будут выдавать советских пленных в СССР, три товарища посетили один парижский ресторан. Пообедав, они стали, как водится, петь карачаевские песни, среди которых была и песня про Татлюку. Вдруг к ним подошел официант и принес в дар поднос полный закусок. А к концу пира к ним приблизился высокий элегантный мужчина средних лет и на чистом карачаевском языке попросил повторить песню про Татлюку. Удивленные карачаевцы выполнили его просьбу. "Когда мы пели, - вспоминал позже дядя Биляла, - по щеке этого человека покатилась слеза". Наконец незнакомец сказал: "Татлюка - это я. Это мой ресторан. И пока вы в Париже, вы мои гости. А в песне много лжи, ибо этих злодеяний я не делал". Он щедро одарил солдат и отпустил.

О Таттюке ходило много разных слухов. Говорили, что имя его внушало ужас в горах, что он не давал в обиду соплеменников и для устрашения врагов, якобы, соорудил "хуна" из черепов. И в песнях о Таттюке, которые исполнялись в разных вариантах, есть много эпизодов, демонизирующих его образ. Скорее всего "Песня о Таттюке" была заказана "красным ашугам" новой, большевистской властью, как песня-проклятие. Однако, феномен этой песни в том, что и поныне в Карачае и Балкарии она звучит в застольях, как героическая песня.

Как бы там ни было, современная Россия примирила "белых" и "красных", признав их всех своими детьми, втянутых некогда в круговорот революции и Гражданской войны. Сыновья Мухтара - Заурхан и Кайсын в 1960 г. перебрались в США, где сейчас живут их дети. Дочери Мухтара живут в Сирии и во Франции. Дочь, живущая в Сирии, в течение длительного времени (до распада СССР) была председателем женского общества советско-сирийской дружбы. Третий сын Азнора - Науруз - был репрессирован органами ЧК 6 августа 1937 г. как враг народа. Сын Науруза Магомет принял участие во Второй мировой войне, закончил службу в звании капитана, был награжден многими орденами и медалями. Ходили слухи, что мать и сестра Таттюки были на высылке в г. Фрунзе (ныне г. Бишкек) в Киргизии.  

Использованные материалы:
Семейный архив И. Айдаболова Темукуев Б.Б. "Балкарская общественная колесная дорога". Бларамберг И. "Кавказская рукопись" (1834)
Бойцов М., Шукуров Р. "История средних веков" М. 1995
Малкъар халкъ джырла
Къарачай поэзияны антологиясы.
Джуртубаев М. "Духовная культура карачаево-балкарского народа"
Мизиев И. "История карачаево-балкарского народа с древнейших времен до присоединения к России".
[1] За последнее столетие произношение фамилии претерпело некоторые изменения. Татлюканы джыры
 

(Голосов: 7, Рейтинг: 4)

  • Нравится

Комментарии (1)

    Джаратама0
    saniat55
    19.02.2016 11:54:17
    Айдаболланы Азнор бий: "Мен Малкъарым демеген таулуну бетине тюкюрюрме. Малкъарым деген таулуну къучагъыма къысарма". - деп, болгъанды. Анам 83 жыллыкъ къарт эскереди. Къара - акъ тюрсюнлю эки челек сют берген швейцарский порода ийнекленида биринчи Кавказгъа Айдаболлары келтиргендиле - дейди анам.
    Айдаболланы Азнор айтханлай, дуниняны кенглигинден не хайыр, чабырларынг тар болса - деген пословицаны уа атамдан эшитгенме.