Расширенный поиск
15 Декабря  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Сабий болмагъан джерде, мёлек болмаз.
  • Ётюрюкню башын керти кесер.
  • Ариу сёз джыланны орнундан чыгъарыр.
  • Тамбла алтындан бюгюн багъыр ашхы.
  • Тыш элде солтан болгъандан эсе, кесинги элде олтан болгъан игиди!
  • Аз айтсам, кёб ангылагъыз.
  • Джырчы ёлсе, джыры къалыр.
  • Керилген да, ургъан кибикди.
  • Бет бетге къараса, бет да джерге къарар.
  • Тойгъан джерге джети къайт.
  • Босагъа таш юйге кирмей эди, тыбыр таш эшикге чыкъмай эди.
  • Ишлемеген – тишлемез.
  • Кёл – къызбай, къол – батыр.
  • Аджашхан тёгерек айланыр.
  • Арбаз сайлама да, хоншу сайла.
  • Дууулдаса – бал чибин, къонса – къара чибин.
  • Къулакъдан эсе, кёзге ышан.
  • Джюз элде джюз ёгюзюм болгъандан эсе, джюз джууугъум болсун.
  • Мухардан ач ычхынмаз.
  • Тешик этген тынчды, аны джамагъан къыйынды.
  • Къартны бурнун сюрт да, оноугъа тут.
  • Эрни эр этерик да, къара джер этерик да, тиширыуду.
  • Эл ауузу – элек, анга ийнаннган – халек.
  • Кёкдеги болмаса, джердегин кёрмейди.
  • Джыгъылгъанны сырты джерден тоймаз.
  • Аз сёлешген, къайгъысыз турур.
  • Ана кёлю – балада, бала кёлю – талада.
  • Ётюрюкден тюбю джокъ, кёлтюрюрге джиби джокъ.
  • Акъыл аздырмаз, билим тоздурмаз.
  • Эл ауузу – элия.
  • Ата джурт – алтын бешик.
  • Атлыны ашхысы, ат тизгининден билинир
  • Битмегеннге сакъал – танг.
  • Биреу къой излей, биреу той излей.
  • Ёлген ийнек сютлю болур.
  • Джумушакъ сёз къаты таякъны сындырыр.
  • Окъугъанны бети джарыкъ.
  • Дуния аламаты сен эсенг да, игиме деб айтма.
  • Арыгъан къош чамчы болур.
  • Ариу сёзде ауруу джокъ.
  • Ханнга да келеди хариблик.
  • Кирсизни – саны таза, халалны – къаны таза.
  • Этни да ашады, бетни да ашады.
  • Алтыда кюлмеген, алтмышда кюлмез.
  • Урама да – ёледи, сатама да – келеди.
  • Ашарыкъда сайлагъаннга – чий гырджын.
  • Бал чибинни ургъаны – ачы, балы – татлы.
  • Баш – акъыл ючюн, акъылман – халкъ ючюн.
  • Адам туугъан джеринде, ит тойгъан джеринде.
  • Ауругъанны сау билмез, ач къарынны токъ билмез.

Забытый бой у Кашхатау

06.05.2010 0 2167

В.К. Уянаев,
председатель Совета ветеранов (пенсионеров) войны,
труда, Вооруженных сил и правоохранительных
органов п. Кашхатау, Черекского района КБР

Помните! Через века, через года
- Помните! О тех, кто уже не придет никогда
- Помните!

Безымянный обелиск стоит на обрывистом левом берегу реки Черек у въезда в Кашхатау. И не многие жители поселка, особенно представители молодого поколения, знают его историю. А история более чем трагична. Он установлен на месте захоронения более 300 бойцов и командиров 875-го полка 2-ой гвардейской стрелковой дивизии 37-ой армии, которые отдали свои жизни 27-28 октября 1942 года в бою за Кашхатау - малую частицу нашей Родины.

Благодарные односельчане, очевидцы этих трагических событий, свято хранят, скорбят и низко склоняют головы перед светлой памятью отдавших свои жизни за свободу и независимость нашей Родины. Пытаясь в какой-то мере пролить свет на эти события, предлагаем этот рассказ.

Нападение фашистской Германии на СССР, принесло неисчислимые страдания народам нашей Родины. С первого до последнего дня войны на всех фронтах, растянувшихся на тысячи километров, в рядах Красной армии, показывая образцы мужества и отваги, героически сражались более 60 тысяч сыновей и дочерей Кабардино-Балкарии, среди которых принимали участие более 500 уроженцев Кашхатау. Отправив на фронт все трудоспособное мужское население, их места на производственных участках заняли старики, женщины и несовершеннолетние подростки, которые, показывая образцы самоотверженного труда, работали на полях и отгонных пастбищах. Принимали активное участие в сборе теплых вещей для воинов и денежных средств в Фонд обороны страны, на строительстве оборонительных рубежей в районе Прохладного.

Каждый день с фронтов поступали тревожные вести. Военные действия все ближе и ближе подходили к Кавказу. Стали приходить в село и первые похоронки. Наступил 1942 год - трудный и суровый год Великой Отечественной войны. Летом гитлеровские войска, пользуясь численным превосходством, а также неудачами наших войск под Харьковом и в Крыму, осуществляя директиву фюрера № 45 от 23.07.1942 года "План Эдельвейс", перешли в наступление на юге с целью захвата Сталинграда и богатого нефтью Кавказа. Судьба фашистского плана "Эдельвейс" - наступления через Кавказ, - решалась и в сражениях на территории КБР, которую мужественно защищали части 9-ой и 37-ой армии. Несмотря на ожесточенные бои частей нашей армии, немецкие войска 9 августа 1942 года, прорвав оборону советских войск у озера Тамбукан, вошли на территорию республики и устремились на Нальчик. Однако в середине августа их наступление застопорилось на рубежах Баксан - Курп. Стабилизировавшаяся линия фронта сохранялась до конца октября. Немецкое командование, создав большой перевес в живой силе и военной технике над ослабленными частями 37-ой армии, 25 октября 1942 года перешло в наступление. Вскоре пал Нальчик. Большинство районов было оккупировано фашистами.

37-я армия, потеряв управление войсками, оказалась расчлененной. Полуразбитые и полуокруженные части армии, неся большие потери, отступали в горы. Вот как описывают эти трагические события в книге "Плечом к плечу" Захаров Ф.В. и Романов И.В.:

"2-ая гвардейская стрелковая дивизия, отступая, вышла в леса в районе Герпегеж - Аушигер. Командир дивизии генерал-майор Ф.В. Захаров приказал с наступлением темноты продолжить движение на юг и засесть в оборону у Кашхатау и Жемталы на обрывистом берегу, чтобы запереть все проходы в ушелья.

875-ый полк двигался к Кашхатау. На марше, в семи-девяти километрах от селения колонну нагнал на "виллисе" полковник Грязнов П.П., который был послан командующим 37-ой армии для выяснения обстановки. Однако, Грязнов не удосужился явиться к комдиву Захарову, превысив свои полномочия, и в нарушение самых элементарных уставных требований передал от имени командующего приказ с хода развернуть полк и уничтожить в Кашхатау расположенные там немецкие части. Начальник штаба Носаченко, который только что получил от своих разведчиков данные, что немцев пока нет в Кашхатау, потребовал от полковника документы. Тот их не предъявил, уверяя, будто его лично знает командир полка. Подъехавший Севастьянов узнал подполковника.

Благодаря разведчикам уже было известно, что к селению движется немецкая мотопехота с пятьюдесятью танками и бронемашинами. Носаченко, подчеркивая огромное неравенство сил, настаивал на выполнении прежней задачи, поставленной командиром дивизии, тем более, что дорога, по которой полк должен был обойти Кашхатау, оставалась пока совершенно свободной.

В полночь полк Севастьянова подошел к Кашхатау. Селение было уже занято немцами. Батальоны вышли и развернулись для боя к трем часам ночи. Атаку было решено начинать без выстрела, внезапно. Сигнал - одна красная ракета. Командный пункт полка находился на невысоком гребне, западнее селения. У подножия гребня стояло несколько дворов, не захваченных противником. Метрах в трехстах гудели моторы прибывающих в селение танков.

Севастьянов сразу же совершил ошибку. Вместо того чтобы остаться на более безопасном гребне, откуда удобнее было руководить боем, он решил спуститься по крутому спуску вниз, в один из домиков, белевших у ската горы. Носаченко пытался возражать, но командир полка, раздраженный с самого утра путаницей с приказами, не стал его даже слушать. Оба заместителя, сам Севастьянов, начштаба и восемь человек из комендантского взвода спустились вниз. Остальную часть штаба Носаченко, вопреки решению командира, оставил по ту сторону гребня, в относительной безопасности.

Севастьянов почему-то хотел сам дать сигнал к атаке и вышел с ракетницей на открытое место. Он обругал Носаченко, уговаривавшего его не делать этого, и, вложив ракету, выстрелил. Возле него стояли, заместитель по строевой части, ординарец и еще кто-то. Почти в то же мгновение с ближайших чердаков, как это потом выяснилось, гитлеровцы открыли огонь из нескольких пулеметов сразу. Все, стоящие впереди дворика, в том числе и Севастьянов, были убиты наповал.

Полк по сигналу перешел в атаку. Рассветало. Ураганный обстрел танков, самоходных установок и пулеметов не давал гвардейцам поднять головы. Погибли два командира батальонов. Три танка и две бронемашины подползли к домику , где расположился штаб, и обстрелял его в упор. Носаченко принял на себя командование полком. Он с пятью бойцами вынес из-под огня убитого Севастьянова и тех, кто погиб с ним в самом начале боя. Им удалось перебраться за спасительный гребень горы. Носаченко с двумя офицерами уходил последним. В воздухе появились немецкие самолеты, и по долине пронесся противный, воющий свист. Из офицеров и бойцов штаба, уносивших тела Севастьянова, его заместителя и ординарца, до гребня добрались только двое раненых солдат, остальные погибли.

Когда, наконец, все собрались по ту сторону горы, то нашли там тяжелораненого при бомбежке командира полка по политчасти гвардии майора Майорова. Возле него лежали раненые и убитые гвардейцы. Представители штаба армии из группы Грязнова давно покинули полк, и Носаченко решил самостоятельно вывести оставшихся в живых людей из под губительного огня.

- Позор!.. Какой позор!.. - шептал он, разглядывая из-за гребня картину разгрома. - Все! Довольно! Отходить! Передайте батальонам - отходить немедленно!"

И, с кем бы мы ни встречались, все свидетели этих событий твердили: "Не дай Бог никому пережить такое зрелище".

Сколько бойцов и командиров 875 полка 2-ой гвардейской стрелковой дивизии погибло в этом бою, сегодня никто не может сказать. Однако, достоверно известно, что в результате ошибочных действий, допущенных командованием полка, здесь полегли сотни советских солдат.

Трагизм этих событий длительное время не давал нам покоя, и я, вместе с Мокаевым Ахматом Барасбиевичем, Чеченовым Георгием Аллахбердиевичем и Батчаевым Анатолием Махтиевичем в 1980-1990 гг. начали собирать материал по трагическим событиям 27-28 октября 1942 года в Кашхатау. Встречались с тогда еще здравствовавшими очевидцами и участниками захоронения погибших солдат: Ульбашевым Афаром, Атабиевым Мухой, Кадыровой Байханат, Локьяевой Фатимат, Батчаевой Оркуят, Мамукоевой Айханым, Уянаевой Кесару и ныне здравствующими - Ульбашевой Ханипой и Уянаевой Ханбийце.

По их рассказам, там, где после 25 октября стали появляться отдельные группы измотанных в боях, отступающих солдат нашей армии, сельчане делали все возможное для оказания им необходимой помощи. 26 октября их поток увеличился. Часть жителей села, боясь оказаться в зоне боевых действий, семьями стали уходить в лес, в укромные места.

27 октября после обеда по лесной дороге через "Сынла сырт" в Кашхатау ворвались немецкие танки и мотопехота. В районе 5-ой бригады, что находилась в нижней части села, небольшая группа красноармейцев попыталась их остановить, но силы были явно неравны, и все они героически погибли. Разрозненные группы отступающих солдат метались по селу, не зная куда деться. В этой ситуации девушки-балкарки, такие как: Кульбаева Зухра, Настаева Каншият, Лукьяева Шабарина, рискуя собственной жизнью, вывели несколько групп солдат в безопасное место и направили в сторону села Бабугент. Встретив в лесу большую группу солдат во главе с майором Черкесов Мукай и Кульбаев Али, вывели их к Бабугенту. По свидетельству жителей села, 28 октября 1942 года под утро разгорелся жаркий бой в нижней части села, который продолжался до обеда.

После боя Кашхатауцы стали свидетелями страшного побоища. Окрестности села, примыкающие к лесу, склоны горы от 5-ой колхозной бригады до "Буруу-Аллы" (Жемталинского поворота) были усеяны телами наших бойцов. Видя это, старики, чьи сыновья в это время сражались с ненавистным врагом, такие как Анахаев Адам, Мокаев Ника, Анахаев Барисби, Ульбашев Афар, Чеченов Хаджи обратились к немецким властям с просьбой разрешить им захоронить тела погибших солдат. Получив разрешение, они мобилизовали односельчан, женщин и подростков, которые на различных повозках стали собирать тела погибших бойцов и свозить их к двум сенажным ямам, находившимся на пустынном обрывистом берегу реки Черек в нижней части села, которые и стали для них братской могилой.

По свидетельству очевидцев - непосредственных участников этого захоронения - в нем было погребено более 300 бойцов Красной Армии. Хорошо помнят те дни и ныне живущие Ульбашева Ханипа и Уянаева Ханбийце. Не забыли об этих днях и Геуков Хусейн, Локьяев Расул, Хаханаев Масхут, Догучаев Магомед, Эфендиев Каирбек. Рассказывал об этом и ныне покойные Мокаев Абука и Анахаева Фаття.

Особенно хотелось бы сказать о Локьяевой Фатимат и ее дочерях - Цокай, Апиль, Жанчыкъ и Наифхан, которые сохранив найденные при захоронении солдат документы, после изгнания немцев, передали их командованию наших частей. Много тел погибших солдат жители села находили в лесу и хоронили их в ямах для обжига извести, находящиеся недалеко от села.

Вскоре еще одно горе постигло балкарцев - депортация. И это воинское захоронение длительное время, оставалось без какого-либо внимания, забытое и позаброшенное. И только по возвращении балкарцев на Родину, это место захоронения было точно установлено непосредственными участниками и очевидцами этих событий. И в начале 1980-х годов на этом месте был установлен скромный обелиск.

Начиная с этого времени, мы не раз пытались обратить внимание тогдашних руководителей района на необходимость приведения этого солдатского захоронения в порядок, установления личностей и увековечения их памяти, которого они дожидаются 68 лет. Ждут этого и Кашхатауцы старшего поколения, которые помнят и скорбят об этих трагических днях. И эта незаживающая рана кровоточит до сих пор. Теперь, по истечении стольких лет, трудно восстановить действительный ход событий. Но ясно одно - в результате этого боя за Кашхатау 28 октября 1942 года, который по свидетельству командира дивизии В.Ф. Захарова длился 9 часов, 875-й полк потерял сотни солдат и офицеров и своего командира Севастьянова.

Нас сегодня продолжает волновать состояние этого захоронения, где покоятся более батальона воинов. Особенно беспокоит то, что эта братская могила находится на крутом левом берегу реки Черек, и за эти годы берег под воздействием воды и других природных явлений значительно осыпался и продолжает осыпаться, а вместе с тем в пойму реки осыпаются и останки воинов, павших в бою за Отчизну.

Говорят: "Кто пал в бою за Отчизну - тому забвения нет". Я часто задаю себе вопрос: как же это случилось, что в республике предали забвению это трагическое сражение и тех, кто погиб в этом бою? И на это вопрос я ответа не нахожу. Пусть это будет на совести тех, кто по долгу службы должен был заниматься святым этим делом.

Вместе с тем, сохранить память об этих событиях, воздать должное Погибшим за Отчизну воинам - большое и всенародное дело. Всем известно, что память не живет, сама по себе - ее согревает тепло человеческих сердец. Оно поучает нас: "Помните это, старайтесь быть похожими на предков, достойными их, вершивших славные дела, и сами умножайте благородные поступки соотечественников своих!"

Кашхатауцы верят, что в год 65-й годовщины Великой Победы, руководство района, поселковой администрации и Совет ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов района, завершат начатые работы и приведут это скорбное место в надлежащий порядок - могилу тех, кто отдал свои молодые жизни в жестоком неравном бою на лесных склонах гор за наш поселок, где -

Поныне горный лес в печали гнется,
Поныне льются слезы наших гор.
Никто из павших в битве не вернется,
Но матери их ждут, - ждут до сих пор.

К сожалению, их имена пока еще остаются неизвестными. В этом нет их вины, это вина живых, нас с вами и из-за нашего пренебрежительного отношения к памяти о прошлом, без которого не может быть грядущего.

---

P.S. Собственный корреспондент "www.elbrusoid.org" в Нальчике Фатима Ксанаева встретилась со свидетелем этих событий, и ныне проживающим в Кашхатау, Локьяевым Расулом Курманбиевичем. Ему на тот момент было лет 12-13, но он, как и многие его сверстники, уже работал в колхозе:

- Всё, что в тот день было, я видел собственными глазами, - вспоминает Расул Курманбиевич. -Здесь шла настоящая война, было очень страшно, но я всё равно смотрел. Я тех страшных событий никогда не забуду (слёзы сразу навернули на глаза деда).

Здесь есть дорога, по которой пришли немцы с гор. Эти танки пустили сверху по дороге ведущей сейчас на телевышку. Было убито много солдат. Самолёты немецкие даже бомбили. После затишья за мной пришли с колхоза, мол, нужна бричка, чтоб хоронить погибших. Хоронили женщины, старики, подростки. Я сам поднимать не мог, но на бричке помогал перевозить погибших сюда к концу села. Хоронили у реки в сенажных ямах. Там где в поле шёл бой, раньше росла кукуруза, которую колхоз убрал в скирды. Солдаты прятались в них от танков, многих находили уже потом, после всего… Немцы пробыли здесь около трёх месяцев, многих жителей забирали с собой, нам удалось спрятаться во время их отступления.

- Вы тогда были совсем молоды, ничего не путаете?

- Да, я хоть и был еще ребенком, но уже работал в колхозе наравне со взрослыми. Поверьте, я все хорошо помню и ничего не путаю. Муж моей старшей сестры - Кайгермазов - был начальником милиции, человек вполне порядочный и грамотный. Мои сёстры Цокай, Апиль, Жанчыкъ и Наифхан собрали документы убитых солдат и потом передали их красноармейцам, которые пришли сюда после отступления немцев. Они, конечно, погибли не напрасно. Сражались геройски, но силы были очень неравны. Погибшие солдаты достойны больших почестей. Документы были переданы командованию. Наверняка сохранились их фамилии. Необходимо, чтобы все знали имена погибших. На месте массового захоронения солдат стоит одинокая стела. От его вида тебя охватывает уныние и тоска, отчаяние от того, что братская могила осталась безымянной, одинокой, практически никому не нужной, кроме небольшой группы энтузиастов, которая в меру своих скромных возможностей пытается сохранить хотя бы саму стелу. На том месте русло реки изменило свое направление, и вода теперь усиленно подмывает берег. Какая-то часть братского захоронения обрушилась, и фрагменты человеческих костей стали проглядывать сквозь толщи почвы. Обращаемся к соответствующим органам: окажите содействие перезахоронению и обнародованию фамилий погибших солдат. Они сохранили наш с вами мир. Достойная память - это то, что мы можем сделать для них...

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет