Расширенный поиск
25 Сентября  2018 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Аш берме да, къаш бер.
  • Ёлюр джаннга, ёкюл джокъ.
  • Адебни адебсизден юрен.
  • Эркишиге тары кебек танг кёрюнюр.
  • Сакъ юйюне сау барыр.
  • Кесине оноу эте билмеген, халкъына да эте билмез.
  • Тойчу джашха къарама, къойчу джашха къара.
  • Душманны тышы – акъ, ичи – къара.
  • Хар адамгъа кеси миннген тау кибик.
  • Элде адам къалмаса, ит тахтагъа минер.
  • Тёгюлген тюгел джыйылмайды.
  • Онгсузну – джакъла, тенгликни – сакъла.
  • Къарт бла баш аша, джаш бла аякъ аша.
  • Урама да – ёледи, сатама да – келеди.
  • Aдам боллукъ, сыфатындан белгили.
  • Татлы сёз – балдан татлы.
  • Тилсиз миллет джокъ болур.
  • Акъдан къара болмаз.
  • Къартха ушагъан джаш – акъыллы, джашха ушагъан къарт – тели.
  • Игини сыйлагъан адетди.
  • Ач, тоймам, дейди, тойгъан, ач болмам, дейди.
  • Адам къаллай бир ишленмесе, аллай бир кесин уллу кёреди.
  • Тюз сёз баргъан сууну тыяр.
  • Борчунг бар эсе, хурджунунга ойлаб узал.
  • Къулакъдан эсе, кёзге ышан.
  • Суу да къайтады чыкъгъан джерине.
  • Чомартха хар кюн да байрамды.
  • Къумурсхала джыйылсала, пилни да джыгъадыла.
  • Байны къызы баймакъ болса да, юйде къалмаз!
  • Тамчы таш тешер.
  • Мал ёлсе, сюек къалыр, адам ёлсе, иши къалыр.
  • Ач къарынны, токъ билмез
  • Адамны джюреги нени кёрюрге сюйсе, кёзю да аны кёрюрге ёч болады.
  • Арыгъан къош чамчы болур.
  • Эл бла кёргенинг эрелей.
  • «Ма», - дегенни билмесенг, «бер», - дегенни билмезсе.
  • Таула не мийик болсала да, аууш табылыр.
  • Джашны джигитлиги сорулур, къызны джигерлиги сорулур.
  • Адеби болмагъан къыз – тузсуз хант.
  • Эл тойса, тоймагъан, эл къойса, къоймагъан.
  • Акъыллы башны – тили къысха.
  • Ашыкъгъан cуу, тенгизге джетмез.
  • Къазанда болса, чолпугъа чыгъар.
  • Этим кетсе да, сюегим къалыр.
  • Сабий кёргенин унутмаз.
  • Къалгъан ишге къар джауар.
  • Тойгъанлыкъ къойгъа джарашады.
  • Этни бети бла шорпасы.
  • Дуния мал дунияда къалады.
  • Джарлыны эшигин махтагъан джабар.

Страницы, слипшиеся от крови

21.11.2009 0 1309

Мы, наверное, не раз еще содрогнемся, исследуя "белые пятна" нашей истории. Многие ее страницы слиплись от крови. Крови невинных жертв. Одна из таких страниц - трагедия, разыгравшаяся в конце ноября 1942 года в горных селениях Балкарии. Здесь сводным отрядом НКВД 11 стрелковой дивизии 37 армии были убиты, сожжены в своих домах более 600 мирных жителей - от столетних стариков до трехдневных младенцев, не успевших получить имя… Что же происходило в горах Кабардино-Балкарии в те дни? Чтобы это выяснить в начале 1991 года была создана комиссия Верховного Совета КБАССР. Членом этой комиссии был и Борис Темуккуев, автор книги "Спецпереселенцы".

- Борис, комиссия была создана по изучению Черекских событий конца 1942 года. А книга берет начало с 1944 года...

- Идея создать книгу возникла в начале 1991 года во время работы комиссии. Через год начался сбор информации под рабочим названием "Книга памяти". С этим названием она была включена в президентский указ, где утверждался перечень мероприятий, приуроченных к пятидесятилетию депортации балкарцев. Но она увидела свет с опозданием на три года и под другим названием, т.к. за это время была выпущена "Книга памяти" с именами погибших в Великую Отечественную войну. Такая задержка объясняется огромным объемом работы, оказавшегося намного больше предполагаемого. По существу нужно было провести перепись балкарского населения по состоянию на 1944 и 1957 годы.

Что касается Черекских событий, в свет вышла книга "Черекская трагедия". А материалы моей книги начали готовить курсанты военных училищ, офицеры и оперативные работники наркоматов внутренних дел по госбезопасности в начале марта 1944 года. Надо отметить, что вели учет спецконтингента на высоком профессиональном уровне - записывали всех живых: наличных и отсутствующих членов семьи, скот. Для проведения этой работы привлекались самые грамотные силы ведомства, командированные из всех районов Союза оперативные работники и курсанты военных училищ. Учетчиков немного подводила оргтехника - пользовались ведь только карандашами. Такая запись хоть и не выцветает, но плохо читается. Было еще одно обстоятельство, усложнившее работу с документами - имена и фамилии подвергались сильному искажению. Учетчики раньше не слышали таких имен и фамилий. Удостоверений личности у спецконтингента не было, плохая каллиграфия и запись на слух породили множество неточностей. Разобраться было сложно, "технологическая цепочка" насчитывала 15 звеньев. Книга переписывалось несколько раз. Свет увидела восьмая ее версия.

- На Кавказе много народностей, но "под пресс" попали карачаевцы, балкарцы, чеченцы, ингуши. Вы искали ответ на этот вопрос?

- В указе Президиума Верховного Совета СССР от 8 апреля 1944 года был записан состав преступления народа, который состоял в том, что "в период оккупации фашистами территории КБАССР многие балкарцы изменяли Родине, вступали в организованные немцами вооруженные отряды и вели подрывную работу против частей Красной Армии. После изгнания Красной Армией с Кавказа войск противника вступили в организованные немцами банды для борьбы против Советской власти". Напомню в день окончания спецоперации по выселению крымских татар (20 мая) Берия просил согласия Сталина на выселение из Кабардинской АССР "700 семей с общим количеством 2467 человек, главы и члены которых являлись активными немецкими ставленниками, предателями, изменниками Родины и добровольно ушли с немцами". Чувствуете разницу: тут конкретные люди, а здесь весь народ. Но обо всем по порядку.

После того, как 115 кавдивизия вступила в бой и понесла потери и до того в республику возвращались дезертиры и все они укрывались в горах. Это грузины, осетины, украинцы, белорусы, кабардинцы, дагестанцы, балкарцы. А был приказ их выявлять и арестовывать. С этого и началась Черекская кровавая эпопея. НКВДшники расправились с пастухами, лесорубами и т.д., с теми, кто никакого отношения к дезертирам не имел. Запуганные массовыми арестами люди, чувствовавшие за собой вину, скрылись. Власти на поиски и возвращение беглецов выгнали в горы и леса всех их родственников. Весной 1943 г. из НКВД выделилась госбезапасность в самостоятельный наркомат. Его возглавил полковник Филатов, а место наркома внутренних дел занял Бзиава. Он относился к балкарцам предвзято, предшественника своего не любил, старался досадить ему. Параллельно в начальственных кабинетах писались и переписывались всяческие бумаги, где черное объявлялась белым. Так поджоги, убийства и грабежи, совершенные спецотрядом 11 дивизии НКВД в 1942 году, были оформлены как дела немцев и местных бандитов. Стратегические неудачи и промахи 37 армии тоже приписали бандитам. Это в то время, когда гвардии капитан Алим Байсултанов стал героем Советского Союза, все взрослое население Балкарии было на фронтах, а жители республики докладывали великому кормчему о сборе средств для строительства танковой колонны и перевыполнении планов развития народного хозяйства.

- Многие считают, что идея выселения населения граничащего с Грузией, созрела намного раньше. Я сам видел карту КЧАО у профессора К.Т.Лайпанова, изданного в 1942 году. Там г.Карачевск именуется как г.Клухори, депортировали же карачаевцев в 1943 году.

- Возможно. На встрече руководства КБАССР с Берией в Орджоникидзе первым вопросом был следующий: "Почему вы отдали Приэльбрусье врагу? Ведь вы могли впустить фашистов в Грузию? Многие балкарские населенные пункты были переименованы, выше г.Тырныауза проходила новая граница с Грузинской ССР. Но в нашем случае сыграла зловещую роль и справка подготовленная секретарем Кабардино-Балкарского обкома ВКП (б) Кумеховым, Наркомом внутренних дел КБАССР Бзиава, Наркомом Госбезопасности КБАССР Филатовым с обилием надуманных фактов и цифр. В книге поименные списки всех жителей КБАССР, подвергшихся принудительному выселению с 8 марта 1944 года по сентябрь 1949 года. Эти списки говорят сами за себя...

- Как появилась идея новой книги?

- Мы уже говорили о том, что в одном из пунктов, постановления Президиума Верхового Совета КБАССР говорилось о публикации материалов комиссии. Часть материалов, собранных комиссией была представлена в книге "Черекская трагедия", изданной в 1994 оду. Публикация других документов по объективным и субъективным причинам затянулась на пятнадцать лет. Данный сборник восполнил этот пробел. За прошлые годы очень многое изменилось, но остался неизменным интерес нашего народа к тому трагическому эпизоду истории Кабардино-Балкарии. Народы, чтобы не повторять ошибок своих предков, должны хорошо знать их жизнь. В этом сборнике собраны документы, позволяющие оценить тот ущерб, который был нанесен жителям Череского района в 1942 году, и в полной мере осознать масштаб трагедии.

- Эпиграф Гумилева "Страсть охлаждается кровью мучеников и жертв" вы выбрали неслучайно, видимо?

- Тот кошмар, который позже назвали Черекской драгедией, или официально событиями имевшем место в Черекском ущелье в 1942 году, длился ровно семь суток, начавшись в ночь с 27 на 28 ноября, он закончился в ночь с 4 на 5 декабря, отсюда и название сборника "Семь дней одного века". Подробности событий тех дней описаны выше, поэтому начну с 5 декабря. В ночь с 4 на 5 декабря отряды Накина и Бондарева покинули Черекское ущелье и направились в сторону Суканского перевала. В ущелье, после их ухода, вошла небольшая вспомогательная часть, состоящая в основном из бывших советских военнопленных, они стали очевидцами разыгравшейся кровавой трагедии. Они пробыли до конца декабря месяца и покинули ущелье. Через несколько дней республика была освобождена от немцев. По ущелью поползли слухи, что войска вновь вернуться, чтобы добить всех остальных. Было решено выставить охранные посты на всех направлениях ведущих в ущелье, чтобы не быть застигнутыми врасплох. Посты стояли в течение месяца. 1 февраля 1945 года в ущелье вошли красные войска. Начались массовые аресты мужского населения, более трехсот человек. Было принято решение восстановить колхозы. В Черекском ущелье во время войны было 5 сельских советов - Нижнебалкарский, Среднебалкарский. Вехнебалкарский, Къоспартинский и Шаурдатский. Все они, кроме последнего, объядиняли несколько сел, соответственно: первый - Зылги, Темукуево, Нижний Чегет, Тамакъла; второй - Мухол, Тёбен Эл, Верхний Чегет, Глашево, третий - Курнаят, Кюнлюм Сауту, Фардык, Чегет эл, Ышканты, Туурахабла; четвертый - Коспарты, Мукуш, Зарашкы. Часто группу сел называли именем сельского совета, что вносило определенную путаницу. С 27 ноября по 5 декабря 1942 года в Черекском ущелье было совершено преступление частями регулярной армии против своего народа. Спустя полгода начали фальсифицировать документы. Все, что уничтожили люди капитана Накина, аккуратно приписали немцам.

- Комиссия работала по всем районам? 

- Да была создана комиссия в конце января по учету нанесенного ущерба в сельском хозяйстве республики. Отрасли животноводства (транспорт, сельхозпредприятия, полеводство, животноводство, сельхозпостройки) оформлялись актом. Речь пока шла об убытках, которые понесли колхозы. 13 февраля 1943 года председатель сельского совета с. Верхняя Балкария Чомак Гадиев вместе с секретарем сельсовета подписал и заверил круглой печатью "Сведения о жертвах в Верхней Балкарии в ноябре 1942 года. Когда сожгли дома, бандитов погибло 357 человек, сожгли домов 307". К этому документу приложили подписанный Гадиевым список пострадавших от пожара хозяйств по сельскому совету В.Балкария". Он имел форму бланка со следующими графами: порядковый номер: фамилия, имя, отчество; какой дом; какая семья; количество погибших людей; оценка; примечание. Конечно ошибок было много, но среди 209 документов содержатся акты по всем сельским советам: "Акты об ущербе, нанесенном немецко-фашистскими захватчиками жителям сел. Верхняя Балкария КБАССР". Хочу два слова сказать о помощи государства населению пострадавшему, как это официально было принято, от немцев и собираемых с них налогов. Речь идет о решении райсовета "Об оказании материальной помощи гражданам Черекского района пострадавшим от немецко-фашистской оккупации". Но ни один житель Черекского района не получил ни рубля, за то хорошо наварилось районное руководство. Первый секретарь Кабардинского обкома КПСС Зубер Кумехов отмечал, что "Правительство Союза ССР выдало значительные суммы денег для восстановления народного хозяйства и оказания материальной помощи особо пострадавшим", однако об этих средствах как-то позабыли. Позже, когда Кумехова отстранят от власти вопрос о деньгах, выделенных союзным правительством для оказания помощи пострадавшему от немцев населению республики, рассмотрят на областном партийном форуме. Нарком финансов Кабардинский АССР Шоцкий заявил: "Эти средства попали в руки Совнаркома и после чего они попали в руки людям совершенно не пострадавшим. Сумма 3,5 млн. рублей была отпущена для помощи". Первый секретарь Кабардинского обкома партии Мазин перебил его вопросом: "Вы, как нарком, не подняли своевременно этот вопрос?", Шоцкий продолжил: "Деньги попали не в те руки, кому должны были попасть. 909 тыс. рублей израсходовали на партийно-советский актив нашей республики. Деньги выдавались не по понесенному ущербу, а по принципу того, кто на каком посту находился". Кумехова обяжут в трехдневный срок погасить "задолженность". Но из этих денег получил не только бывший первый секретарь обкома партии. Остальных оставили в покое, до следующего раза…

- Тематика третьей книги совершенно другая. Вошел во вкус писательского труда?

- Да нет, просто работая во Владикавказе напоролся на интересный, на мой взгляд, архивный материал. Речь идет о строительстве горных колесных дорог на территории Нальчикского округа Терской области во второй половине Х1Х века по ущельям вдоль рек Бахсан, Чегем, Черек Хуламский и Черек Балкарский. Вначале меня привлекла фамилии Темукуев. Он оказался моим дедом - доверенным Балкарского общества на устройство колесной дороги по Черекскому ущелью.

- В горные районы даже сегодня трудно строить дороги. В позапрошлом веке, не имея техники, задача была очень непростой?

- Безусловно. Трудности заключались в том, что на участках строительства было много скальных пород. Единственный способ расчистки - взрывные работы. Динамит тогда еще не изобрели, применяли только порох. Для разрыва камня, скалы необходимо было сделать отверстие глубиной не менее 50 см, насыпать туда порох, заполнив на 2/3, вставить шнур или какой-то другой запал. Оставшийся объем наполняли влажной глиной и утрамбовывали, чтобы дымовые газы не вышли из отверстия раньше, чем будет разорван камень. Бикфордова шнура еще не было, балкарцы изобрели некий аналог огненного шнура, названный "къуу", который давал возможность взрывнику поджечь запал и успеть до взрыва дойти до укрытия. Запал делали следующим образом. После того, как отверстие засыпалось порохом, в него вставляли тонкую трубочку из стебля растения, остальное заполнялось влажной глиной и утрамбовывалось. Трубка наполнялось порохом, в нее вставляли запал (къуу) запал делали из наростов, которые имелись на старых деревьях. Их срезали, сушили, затем нарезали на тонкие полоски, которые легко входили в трубку с порохом. Ее длина определялась временем, которое необходимо было для отхода взрывника в укрытие. Местные охотники умели изготавливать порох, но не в таком количестве, чтобы его было достаточно для строительства дорог, да и качеством местный порох был ниже российского. Поэтому в сезон строительства дорожных работ с туземцами работали саперы. Несмотря на объективные и субъективные факторы, финансовые конфликты и т.д. дороги в Балкарское, Хуламо-Безенгиское, Чегемское и Баксанское ущельи были построены. В книге подробно указаны имена и фамилии тех, кто давал деньги для строительства дорог, деловая переписка, счета, справки и т.д.

- Спасибо, можем рассчитывать на появление новой книги?

- Да, есть еще кое-какие идеи...

(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет