Расширенный поиск
24 Сентября  2018 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Къонакъ хазыр болгъанлыкъгъа, къонакъбай хазыр тюлдю.
  • Аманны къуугъан, аманлыкъ табар.
  • Ана къойну – балагъа джандет.
  • Алтыннга тот къонмаз.
  • Мухарны эси – ашарыкъда.
  • Кийиминг бла танылма, адамлыкъ бла таныл.
  • Джан саулукъ бермей, сан саулукъ бермезсе.
  • Адеб джокъда, намыс джокъ.
  • Аман адам этегингден тутса, кес да къач.
  • Ишлерге уял да, ашаргъа табма.
  • Таукел адам тау тешер.
  • Сютню башын джалагъан къутулур, тюбюн ичген тутулур.
  • Тойгъан джерден туугъан джер игиди.
  • Эки элинги тыйсанг, джети элде махталырса.
  • Къралынгы – душмандан, башынгы от бла суудан сакъла.
  • Алгъанда – джууукъ, бергенде – джау.
  • «Ёгюз, джаргъа джууукъ барма, меннге джюк боллукъса», - дегенди эшек.
  • Тойгъа барсанг, тоюб бар, эски тонунгу къоюб бар.
  • Шекер бла туз – бир болмаз, ушамагъан – юй болмаз.
  • Башсыз урчукъ тюзюне айланмаз.
  • Абынмазлыкъ аякъ джокъ, джангылмазлыкъ джаякъ джокъ.
  • Окъугъан – асыу, окъумагъан – джарсыу.
  • Тюз сёз баргъан сууну тыяр.
  • Керек ташны ауурлугъу джокъ.
  • Джюз элде джюз ёгюзюм болгъандан эсе, джюз джууугъум болсун.
  • Ауругъанны сау билмез, ач къарынны токъ билмез.
  • Бал ашаргъа сюе эсенг, чибин ургъаннга тёз.
  • Махтаннган къыз, тойда джукълар.
  • Кёзден кетген, кёлден да кетеди.
  • Ашха уста, юйюнде болсун
  • Аз айтсам, кёб ангылагъыз.
  • Иги джашны ышаны – аз сёлешиб, кёб тынгылар.
  • Аджашханны ызындагъы кёреди, джангылгъанны джанындагъы биледи.
  • Ана – юйню кюн джарыгъы.
  • Иги адам абынса да, джангылмаз.
  • Экеулен сёлеше тура эселе, орталарына барыб кирме.
  • Чакъырылгъанны аты, чакъырылмагъанны багъасы болур.
  • Дуния мал дунияда къалады.
  • Ишлемеген – тишлемез.
  • Къартны бурнун сюрт да, оноугъа тут.
  • Кесине гебен этелмеген, биреуге черен эте эди.
  • Гитче джилтин уллу элни джандырыр.
  • Джетген къыз джерли эшекни танымаз.
  • Къонакъ болсанг, ийнакъ бол.
  • Сибиртки да сыйлы болду, кюрек да кюнлю болду.
  • Биреу ашаб къутулур, биреу джалаб тутулур.
  • Азыгъы аз, алгъа къабар, аты аман, алгъа чабар.
  • Джашлыкъ этмеген, башлыкъ этмез.
  • Узун джолну барсанг, бюгюн келирсе, къысха джолну барсанг, тамбла келирсе.
  • Садакъачыны джаны – къапчыгъында.

Мне часто снится Казахстан...

02.11.2007 0 1199

Фатима Магулаева,
Черкесск

"Практически все депортированные контингенты проявили выдающиеся акклиматизационные способности и сумели приспособиться к новым условиям жизни, найти или создать для себя определенную экономическую нишу…".
П. Полян "Не по своей воле…", 2001.

Контингент депортированных карачаевцев в конце 1943 г. на 52% состоял из детей. Среди первых слов, которыми встречала их новая жизнь, колючее "спецпоселен" на ломаном русском вклинивалось в судьбы разрушительным молотом, круша самые наивные мечты безжалостно и неслышно. В этом вселенском плаче изгнанных народов кто бы расслышал голос какого-нибудь карачаевского малыша с его смешной и святой в своей непорочности мечтой о детском садике? Увы, лишь сквозь зарешеченную ограду "спецпоселен" мог смотреть на этот сказочный мир, в котором краснощекие казахские нянечки кормили борщом таких же, как он, карапузов, но только "правильной" национальности.


Они испытывали всю тяжесть депортации наравне со взрослыми, только умирали чаще. 22 тысячи маленьких карачаевцев, не выдержавших большого удара - скорбный итог выселения. Остальные - те, кто был посильней, - смотрели, как умирают слабые и, надрываясь из всех своих выдающихся акклиматизационных сил, оставались жить - худые, завшивленные, голодные, "на уплотнении" у местных жителей, деля одну кровать на остатки своих поредевших семей. Слушали тоскливые песни об изгнании в темноте наглухо запертых бараков, усваивали наивные представления о "злом" Берия и "добром" Сталине, рисовали в воображении картины заоблачного Кавказа, казавшегося в ту пору не более реальным, чем сюжеты нартских сказаний. Ели мерзлый картофель, жмых, корни трав, тайком собирали на жнивье оброненные колоски пшеницы и стояли затем перед бдительным комендантом - захваченные на "месте преступления" насмерть перепуганные "изменники Родины" 10-12 лет - в ожидании неминуемой кары за горсточку "колхозного имущества".


Но сегодня, спустя более полувека, они говорят: "Мне часто снится Казахстан…" И такая щемящая грусть слышится в этих словах, что ясно становится: та земля, не по доброй воле назначенная быть местом изгнания, стала для целого поколения карачаевцев родиной, осевшей не только названиями далеких поселков в паспортах, но и светлым следом в их сердцах.
Там, на просторах азиатских степей, они оставили не только горечь унижений и тысячи могильных памятников, но и свое детство - единственное и, вопреки всему, счастливое.

Детство с приставкой "спец"
Азия в мае. Бескрайнее море диких тюльпанов и маков по склонам холмов и заброшенным полям… Та весна была закрашена цветом пролетарской революции и счастливого советского детства, повязанного алым галстуком. Под красными полотнищами знамен дети-спецпоселенцы могли чувствовать себя полноправными гражданами великой державы, когда, вступая в ряды пионерской организации, срывающимися от волнения голосами торжественно клялись "горячо любить и беречь свою Родину, жить, как учит Коммунистическая партия, как требуют законы пионеров Советского Союза".
Благодаря Коммунистической партии новой горячо любимой родиной для карачаевских детей стали глухие поселки Средней Азии, а вторым родным языком - казахский или киргизский. Учеба на своем языке исключалась, и первоклассники интернациональных азиатских школ свои первые слова читали по складам на чужом наречии.


В середине 40-х годов таких счастливчиков, отправлявшихся каждое утро в поход за знаниями - нередко за несколько километров от дома, - было всего 12% от общего числа детей-спецпоселенцев: 6099 учащихся на 50329 детей школьного возраста - официальные цифры из постановления СНК и ЦК КП(б) Казахской ССР "О недостатках в хозяйственном устройстве спецпоселенцев, расселенных в Казахской ССР". Сколько из оставшихся 78% вынуждены были предпочесть учебе работу в колхозах и совхозах Азии, чтобы не умереть с голода, история умалчивает. Сахарная свекла, табак, хлопок - понятия, еще вчера бывшие только экзотикой, в одночасье превратились в обыденную реальность. Тяжелым изнурительным трудом под палящим среднеазиатским солнцем обернулось для переселенцев освоение новых культур. Но когда возвращались с полей наши молоденькие карачаевские передовицы, впереди них всегда неслись песни. Наверное, и в них - песнях, рвущихся на простор вопреки навалившемуся на людей горю, - сосредоточились те самые "выдающиеся" способности, о которых пишут современные ученые.


В том мире, напичканном унизительной приставкой "спец" - спецпереселенец, спецкомендатура, спецпропуска, - несовершеннолетние репрессированные оставались прежде всего обычными детьми с нехитрыми ребячьими радостями послевоенных лет. Альчики, лапта, классики, первые киносеансы в тесных залах сельских клубов, "лыжи" из высохших стеблей кукурузы, воинственные походы мальчишек "улица на улицу", копеечная ложка мороженого на ладошке и незабываемый вкус азиатского детства - сказочно-сочные дыни, яблоки, виноград…
Дети 30-50-х годов рождения - сегодня почти все пенсионеры.
Чем осталась в вашей памяти Азия: незаживающими ожогами или солнечным светом детства?
Каким вам снится Казахстан?

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет