Расширенный поиск
11 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Аллахдан тилесенг, кёб тиле.
  • Ата – баланы уясы.
  • Эри аманны, къатыны – аман.
  • Ач – эснер, ат – кишнер.
  • Аман хансны – урлугъу кёб.
  • Къолу уллу – асыу, аягъы уллу – джарсыу.
  • Ашына кёре табагъы, балына кёре къалагъы.
  • Сагъышы джокъ – джукъучу, акъылы джокъ – къаугъачы.
  • Эл бла кёргенинг эрелей.
  • Сакъламагъан затынга джолукъсанг, не бек къууанаса, не бек ачыйса.
  • Эки ойлашыб, бир сёлешген.
  • Ач уят къоймаз.
  • Суу кетер, таш къалыр.
  • Ариу – кёзге, акъыл – джюрекге.
  • Чомартха Тейри да борчлуду.
  • Тенгни тенглиги джашай барсанг билинир.
  • Адам къыйынлыгъын кёлтюрюр, зауукълугъун кёлтюрмез.
  • Суу ичген шауданынга тюкюрме.
  • Хар ишни да аллы къыйынды.
  • Иги адамны бир сёзю эки болмаз.
  • Тешик этген тынчды, аны джамагъан къыйынды.
  • Окъумагъан сокъурду, сокъур ташха абыныр!
  • Кирсизни – саны таза, халалны – къаны таза.
  • Бир абыннган – минг сюрюнюр.
  • Ариу сёз аурууунгу алыр.
  • Ашаса, ашамаса да, бёрюню ауузу – къан.
  • Сабийни джумушха джибер да, ызындан бар.
  • Тюкюрюк баш джармаз, налат кёз чыгъармаз!
  • Ётген ёмюр – акъгъан суу.
  • Малны кют, джерни тюрт.
  • Суугъа – таянма, джаугъа – ийнанма.
  • Арбаз сайлама да, хоншу сайла.
  • Окъугъан – асыу, окъумагъан – джарсыу.
  • Къатын къылыкъсыз, эр тынчлыкъсыз.
  • Азыгъы аз, алгъа къабар, аты аман, алгъа чабар.
  • Нарт сёз къарт болмаз.
  • Кюн кёрмеген, кюн кёрсе, кюндюз чыракъ джандырыр.
  • Ишлерге уял да, ашаргъа табма.
  • Ёзденликни кёбю ётюрюк.
  • Тюзлюк тас болмайды.
  • Абынмазлыкъ аякъ джокъ, джангылмазлыкъ джаякъ джокъ.
  • Кийиминг бла танылма, адамлыкъ бла таныл.
  • Артына баргъанны, къатына барма.
  • Къызын тута билмеген, тул этер, джашын тута билмеген, къул этер.
  • Битмегеннге сакъал – танг.
  • Юйюнгден чыкъдынг – кюнюнгден чыкъдынг.
  • Ач къарным, тынч къулагъым.
  • Билген билмегенни юретген адетди.
  • Хата – гитчеден.
  • Аман къатын алгъан, арыр, иги къатын алгъан джарыр.

Характеристика хозяйственно-культурного типа карачаевцев и балкарцев

17.05.2008 0 1053

 

Хозяйственно-культурный тип балкарцев и карачаевцев следует характеризовать как идентичный, без ярко выраженных отклонений. Однако особенности исторического развития карачаево-балкарского этноса привели к образованию, начиная со второй половины ХIХ в., двух вариантов их общего хозяйственно-культурного типа. Безусловно, эти два варианта ХКТ не отличались резко друг от друга, но при всей их близости и схожести каждый, на наш взгляд, имел свое четко выраженное лицо. Основным занятием как карачаевцев, так и балкарцев в изучаемый период было скотоводство (малчылыкъ). Особенно это характерно для периода до отмены крепостного права; после образовались новые селения, жители которых несколько отошли от традиционного хозяйствования. Более отчетливо это наблюдалось в Карачае, где в 70-е годы ХIХ в. образовалось несколько таких селений в предгорьях.

При разделении дореволюционной территории Карачая по хозяйственно-культурным типам следует учитывать физико-географическую среду, наложившую четкий отпечаток на хозяйственную деятельность, связанную с производством продуктов питания, в силу чего в пище больше, чем в других агентах материальной культуры, проявляется хозяйственный уклад любого народа.

Традиционная пища балкарцев и карачаевцев характеризовалась прежде всего высокой питательностью, а главное калорийностью, что обусловливалось постоянной тяжелой физической работой, выполняемой жителями района в силу их традиционных занятий. При выполнении особо тяжелой физической работы специально готовилась, по возможности в каждой семье, самая высококалорийная пища.

В традиционных селениях Карачая и Балкарии основу пищи, как правило, составляли продукты скотоводства. Карачаевцы в пище сохраняли больше традиционного, нежели балкарцы, поскольку занимали территорию, более изолированную, чем занимаемая пятью дореволюционными обществами Балкарии. Карачай до отмены крепостного права и образования новых селений мало общался близко с другими народами, за исключением балкарцев, однако и утверждать, что Карачай был совершенно изолирован от внешнего мира, было бы неверно.

Балкарцы гораздо более тесно общались со своими соседями в силу исторически сложившихся на протяжении длительного времени традиций. Соответственно и в пище их много общего с пищей соседних народов - карачаевцев, осетин, чеченцев, ингушей, кумыков, абхазов и др. 

Как уже говорилось, основу пищи карачаевцев и балкарцев составляли силу уклада хозяйствования мясо- молочные продукты. По богатству и разнообразию приготовляемых из этих продуктов кушаний эти народы занимали видное место среди других народов Северного Кавказа. На первое место среди мясо-молочных продуктов выдвигались молочные продукты и блюда, обычные здесь в любое время года и суток. Молочные продукты были постоянным спутником как карачаевца, так и балкарца. Русские, поселившиеся рядом с карачаевцами в середине XIХ в. и установившие с последними близкие этнокультурные контакты, в шутку говорили, что карачаевцы без молочных продуктов словно форель, выброшенная на берег в знойный солнечный день. Особо употребительны молочные продукты были в среде пожилых людей.

После мясо-молочных шли растительные продукты, получаемые как из культивируемых растений (зерна), так и съедобных дикорастущих, которыми изобилуют территории как Карачая, так и Балкарии. Растительную пищу употребляли, на наш взгляд, наравне с мясо-молочной, в соответствии с необходимостью, регулируемой организмом и количеством труда. Но здесь следует отметить, что мясо-молочными продуктами Карачай и Балкария могли обеспечить население, в несколько раз превышающее сами эти народы в рассматриваемый период

В Карачае в конце XIX - начале XX века поголовье скота достигало 700 тыс., из которых поголовье рогатого скота, овец и коз достигало 70%. В 1913 году на душу населения здесь приходилось около 130 голов скота. Правда, при таком количестве скота в Карачае, значительно превышавшем численность скота у других кавказских народов, среди карачаевских семей было немало и таких, которые не имели ни одной головы скота. Социальные различия особо четко проявлялись именно здесь.

В Балкарии количество скота на душу населения было таким же, что и в Карачае, но социальные различия проявлялись здесь еще более резко, поскольку Балкария в значительной степени опережала Карачай в социально-экономическом отношении. По сведениям, собранным в Балкарии, а 1866 г. здесь насчитывалось: лошадей - 3289 голов, ослов - 1424, крупно рогатого скота - 15747, овец - 118 273 головы. Все это количество скота приходилось на 10 тыс. 87 душ (1455 дворов) и цифры эти красноречиво свидетельствуют, что в Балкарии, как и в Карачае, поголовье скота было очень значительным. В начале века эта картина разительно изменилась и в пяти обществах Балкарии картина выглядела следующим образом: в Баксанском обществе насчитывалось 10 775 голов крупного рогатого скота, 62 012 овец (в среднем на двор приходилось по 25 голов рогатого скота и 144 овцы); в Чегемском - 14780 и 65432 (27,7 и 100,3) в Хуламском - 6919 и 23407 (23,8 и 80,7); в Безенгиевском 4150 и 15648 (20,5 и 77,5); в Балкарском - 9941 и 57286 (14 и 82 головы).

Всего в пяти горских обществах насчитывалось 46558 голов крупного рогатого скота, 223788 овец. Наиболее богатым скотом было Чегемское общество. Сравнивая скотоводство горских обществ с таковым в других округах Терской области, видим, что горцы имели больше крупного рогатого скота, чем Грозненский округ в 1,7 раза, Владикавказский - в 3,4 раза, Хасавюртский - в 1,8 раза и Кабардинский - в 1,3 раза; относительно овец - соответственно в 8,3 раза, 6,6 раза 3,3 раза и 3,5 раза.

Что касается своего зерна для употребления в пищу, то ни в Карачае, ни в Балкарии его не хватало, о чем писали исследователи карачаево-балкарцев. Исходя из этого многие из них делали неправильный вывод, что в пищевом рационе карачаевцев и балкарцев не доставало продуктов из зерна. Имеющийся фактический материал опровергает такое мнение. Один только Карачай на 4,5 млн. рублей, ежегодно выручаемых за продажу скота, шерсти, масла, овчин в начале ХХ в. без особых затруднений мог закупить необходимое зерно. Часто происходил и обмен скота на зерно.

Сильно развитое овцеводство обусловило производство в Карачае и Балкарии в большом количестве сукна и всевозможных других изделий из шерсти: полстей (киизов), бурок, шляп, обуви и т.п. Небезынтересно отметить, что все это производство находилось исключительно в руках женщин - карачаевок и балкарок. Вот как писал об этом один из исследователей дореволюционного быта балкарцев начала ХХ в. И.П.Тульчинский: "Дело это сосредоточено исключительно в руках женщин, и им принадлежит доход с продажи. Горская женщина чрезвычайно трудолюбива: где бы вы ни встретили горскую женщину: беседует ли она с соседками, разговаривает ли с мужчинами, идет ли из селения в селение за 5-6 верст, везде, и в сакле и на улице, у нее неизбежно в руках шерсть и веретено, которое, безостановочно крутясь, сучит нитку. Встретить женщину без этих атрибутов, значит или она больна, или очень бедна; зато доход от этого труда принадлежит ей, но это еще не значит, чтоб она его клала всецело в свой карман, напротив, она его расходует на общую пользу семьи".

Безусловно, это относится не только к балкаркам, но в равной степени и к карачаевкам. Как правило, работа эта сопровождалась песнями и шутками. Ни карачаевка, ни балкарка просто не представляли свою жизнь без производства изделий из шерсти. Иначе говоря, это занятие было даже не средством к существованию, а скорее - частью своеобразного образа жизни. Пожилые женщины, даже достигая преклонного возраста, даже и слепые от старости, не прекращали "общение" с шерстью. В этом случае шерсть была для них своеобразным "лекарством". 105-летняя Айшат Биджиевой славилась в свое время на весь Учкулан своим рукодельным мастерством по производству всевозможных изделий из шерсти и даже в постели во время болезни никогда не расставалась с работой.

А вот что писал о женском труде другой исследователь Балкарии начала XIX века. "Вся тяжесть по дому, по тяжелой обработке земли несет женщина. Она же выделывает сукно, шьет одежду мужу и детям. Ни одной минуты не пропадает даром - даже на улице вы увидите ее идущею с веретеном в руках, разматывающую шерсть, из которой она будет ткать материю". К этому ремеслу, богатому исстари идущими народными традициями, сызмальства приобщали детей. Трудовое воспитание было главным в воспитательном процессе. Взрослые часто напоминали детям старинную народную карачаево-балкарскую пословицу - "джырсыз кюн батмаз, ишсиз къарын тоймаз" ("Без песни время будет тянуться бесконечно, без работы желудок будет вечно пуст"). Дети рано приобщались к труду. Им постоянно внушалось, что трудом, и только трудом можно достигнуть жизненных благ. Неслучайно как у карачаевцев, так и у балкарцев, существует термин "ишсиз-кюнсюз"("человек без работы - что без солнца").

Деньги, получаемые карачаевской или балкарской семьей от продажи ремесленных изделий, производимых женщинами, были для нее большим подспорьем, немногим меньшим, чем от продажи скота. Таких изделий и в Карачае, и в Балкарии производилось значительное количество на душу населения.

По данным разных авторов, в начале ХХ в. особенно много сукна производилось в пяти обществах Балкарии, хотя по качеству оно было неодинаково. Самые лучшие сукна выделывались в Баксанском и Хуламском обществах, где они попадаются ценностью в 1 рубль за аршин. Сукно изготовляется кусками длиною в 100 и более аршин и в 1/2 ар. ширины, цвета преимущественно темно-серого. Размер этого производства зависит от размеров овцеводства и в обществах определяется так: Чегемское общество производит 114 500 ар., Баксанское - 108 500 ар. Балкарское 100 000 ар., Хуламское 41 000 ар. На двор приходился 170 ар.Если такое количество сукна продать в среднем по 50 коп. за аршин, то получается довольно внушительная сумма - 195 тыс. руб. Такую сумму получали только от выделки сукна. Если же к этому прибавить деньги, получаемые от продажи других изделий, то, естественно, цифра эта возрастает. Кроме сукна в большом количестве в продажу поступали киизы и бурки. Что касается качества изделий, то если исходить из наличия сырья у кабардинцев и балкарцев, изделия балкарских мастериц не должны были уступать кабардинским, поскольку Балкария не имела своей породы овец и здесь разводилась карачаевская порода, славившаяся не только своим мясом, неповторимым по вкусу, но и прекрасной шерстью.

Вот что читаем в источниках прошлого о карачаевской породе овец. "Главный промысел их состоит в овцеводстве, отличной от прочих породы весьма длинной и мягкой шерстью", читаем у А.М.Буцковского. Другой автор пишет, что "карачаевские барашки славились вкусовыми качествами мяса и хорошей шерстью, особенно пригодной для войлочных изделий" . Шерсть карачаевских овец издавна славилась среди горцев Кавказа. В 1852 г. в газете "Кавказ" читаем, что на Всемирной выставке в Лондоне "карачаевские руна были удостоены похвального отзыва. А.Н.Дьяков-Тарасов в конце ХIХ в. писал: "Карачаевские овцы отличаются длинным глянцевидным руном, считаются нежнее лейчестерского". Самые прекрасные отзывы о шерсти карачаевской овцы читаем в материалах Первого Всероссийского съезда по овцеводству: "Карачаевская шерсть по своему качеству считается первоклассной на Северном Кавказе, и карачаевская порода признана улучшающей для других местных пород". "Шерсть карачаевской породы ценилась на 2-4 руб. дороже обыкновенной туземной шерсти и простых овец". Карачаевская шерсть и изделия из нее находили широкий сбыт на ярмарках и базарах городов Кавказских Минеральных вод, Украины и Москвы, а также Нижнего Новгорода и Варшавы. Одна из известных мастериц по выделке знаменитых киизов - узорных войлоков (в селении Учкулан) рассказывала, что лучшей шерсти для производства бурок, киизов, сукна и других шерстяных изделий ей не приходилось встречать нигде. Не только такой, но и подобной не видели даже и в Средней Азии, а, как известно в этнографической науке, большое количество киизов производят и народы Средней Азии. 

В.В.Шевцов отмечал: "Шерсть карачаевских овец необыкновенно длинная, тонкая и мягкая, как кашемир". Такие же лестные отзывы о шерсти карачаевской овцы записаны нами в селениях всей Балкарии. Вот, например, что рассказала потомственная мастерица по изготовлению киизов из селения Бабугент. Мать ее, известная на всю округу - в Хуламском и Безенгиевском обществах - мастерица, при выделке изделий из шерсти, особенно бурок и киизов, никакую другую шерсть не признавала - ни осетинскую, ни сванскую, ни кабардинскую (хотя с этими народами у нас существовали близкие этнокультурные контакты), если имелась в наличии шерсть овец карачаевской породы, особенно если она была привезена из селений именно Большого Карачая (Хурзук, Учкулан, Карт-Джурт).

Названная продукция балкарцев всегда была в большой цене на рынках. Изделия эти шли как на обмен, так на продажу. Особо большой популярностью они пользовались на рынках Закавказья - Рачии и Имеретии. На эти рынки шли главным образом войлочные бурки, коричневое и светло-желтое сукно, считающееся очень престижным, войлок, башлыки и меха; обменивались они на хлопчатобумажные и шелковые ткани, золотые и серебряные блестки, табак, трубки и галантерею. О пребывании балкарских торговцев в Рачии в 1772 говорил еще Гюльденштедт, который отмечал: "...армяне и евреи торгуют железными товарами Уедиси, бумажными тканями Картли и солью и просом. Поэтому осетины Двалетии и Дигории, баксанцы (балкарцы - КТ) и сваны приходят обычно сюда". Это подтверждал и другой исследователь Кавказа С.Броневский: "Балкары, - писал он, - малозначащие торговые обороты свои производят в имеретинской провинции Раче, куда возят для продажи войлоки, бурки, чекмени, лисьи и куньи шкуры, а оттуда добывают каменную соль, толстые бумажные ткани и другие безделицы". То же самое утверждает и ряд других авторов того времени, такие как Бларамберг, 3абудский и др. 

(Голосов: 4, Рейтинг: 5)

  • Нравится

Комментариев нет