Расширенный поиск
8 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Аууздан келген, къолдан келсе, ким да патчах болур эди.
  • Аш берме да, къаш бер.
  • Билмегенинги, билгеннге сор.
  • Сагъыш – къартлыкъгъа сюйюмчю.
  • Терслик кетер, тюзлюк джетер.
  • Ашхы сёз таш тешер.
  • Хунаны тюбюн къазсанг, юсюнге ауар.
  • Гугук кесини атын айтыб къычыргъанча, мен, мен деб нек тураса?
  • Джумушакъ сёз къаты таякъны сындырыр.
  • Хазыр ашха – терен къашыкъ.
  • Кимни – тили, тиши онглу, кимни – къолу, иши онглу.
  • Телиге акъыл салгъандан эсе, ёлгеннге джан салырса.
  • Тилчи тилден къаныкъмаз.
  • Айтханы чапыракъдан ётмеген.
  • Эки къатын алгъан – эки ташны ортасына башын салгъан.
  • Эшекге миннген – биринчи айыб, андан джыгъылгъан – экинчи айыб.
  • Ашатыргъа иш – ашхы, ишлетирге аш – ашхы.
  • Сютден ауузу кюйген, суугъа юфгюре эди.
  • Ханнга да келеди хариблик.
  • Тай асырагъан, атха минер.
  • Джылкъыдан – ат чыгъар, тукъумдан – джаш чыгъар.
  • Махтаннган къыз, тойда джукълар.
  • Эл элде бирер малынг болгъандан эсе, бирер тенгинг болсун.
  • Аякъларынгы джууургъанынга кёре узат.
  • Акъыл сабырлыкъ берир.
  • Къыз келсе, джумуш эте келеди, къатын келсе, ушакъ эте келеди.
  • Арпа, будай – ащды, алтын, кюмюш а – ташды.
  • Иги сеники эсе да, сюйген кесимикин этеме.
  • Тура эдим джата, къайдан чыкъды хата?
  • Илму – джашауну джолу.
  • От кюйдюрген, сау болса да, тот кюйдюрген, сау болмаз.
  • Магъанасыз сёз – тауушсуз сыбызгъы.
  • Кесине оноу эте билмеген, халкъына да эте билмез.
  • Алтыннга тот къонмаз.
  • Баланы адам этген анады.
  • Хар адамгъа кеси миннген тау кибик.
  • Айтхан сёзюне табылгъан.
  • Джаным-тиним – окъуу, билим.
  • Баргъанынга кёре болур келгенинг.
  • Адеб джокъда, намыс джокъ.
  • Кёбге таш атма.
  • Дуния малгъа сатылма, кесингден телиге къатылма.
  • Агъач халкъгъа алтынды, иссиликге салкъынды.
  • Алтыда кюлмеген, алтмышда кюлмез.
  • Кёб къычыргъандан – къоркъма, тынч олтургъандан – къоркъ.
  • Аман адам элни бир-бирине джау этер.
  • Къумурсхала джыйылсала, пилни да джыгъадыла.
  • Ишлегенде эринме, ишде чолакъ кёрюнме.
  • Кийиминг бла танылма, адамлыкъ бла таныл.
  • Бал чибинни ургъаны – ачы, балы – татлы.

Из легенд и преданий

09.02.2004 0 2175

 

ПЕСНЯ ОБ АЙМУШЕ И ЕГО БРАТЕ МАГУЛЕ

Имел один человек трех сыновей: Аймуша, Магула и Айдамула. Аймуш занимался пастьбою овец. Магул - пастьбою скота, а Айдамул ничем не занимался, кроме шатания по улицам, свадьбам, пирам… Аймуш и его брат Магул занимались своим делом очень усердно, а стадо Аймуша так даже понимало желание своего хозяина, который приучил его игрою на свирели к большому послушанию: как только Аймуш заиграет, бывало, на свирели, стоя на возвышенности, так стадо и отправляется туда, куда он желал. Но стадо постоянно умножалось и достигло огромных размеров (количества). Говорят, что когда один конец этого стада был на Индише, где есть источник соленой воды, то другой пасся в местности Уллу-Тюз.

Аймуш и Магул понимали на свирели слова и мысли друг друга на далеком расстоянии. Однажды Магул был со скотом в местности Орюзмек-ыран*, а Аймуш - в местности Тохтамыш-тёбе** (в расстоянии один от другого на три-четыре версты), где и пасли свои стада, пока мирно и счастливо. Заснул раз днем Магул сладко и приснилось ему, что разбойники напали на кош брата. Вскочил он с постели, посмотрел в сторону брата и увидел вдалеке толпу верховых, которые ехали к кошу Аймуша. Схватил тогда он свирель и заиграл брату:

- Берегись брат! Может случиться несчастье… Режь белого барана, когда неизвестные люди приедут к тебе, угощай их и весели (отвлекай пока), а я скоро буду там… Разбойники подъехали к Аймушу и спросили: - Примешь ли нас? Аймуш ответил:

- Буду очень рад, - и принял их как гостей. Зарезал белого барана, положил мясо в котел, сварил и угостил их… Поев, гости стали требовать от Аймуша половину стада его баранов:

- Давай нам, - говорили они Аймушу, - половину баранов, или мы убьем тебя…

- Нет! - сказал Аймуш, - я так люблю свое стадо, что готов умереть, чем отдать его вам… А в это время Магул был уже здесь, он услышал их разговор и закричал:

- Не убивайте его, лучше убейте меня!

Когда неизвестные обернулись на этот крик, Магул выстрелил в их князя и убил его. Разбойники бросились за Магулом, но Аймуш выстрелил в них тоже и убил одного, закричав:

- Не убивайте моего брата, лучше убейте меня! Они вернулись убить Аймуша, и тогда Магул опять выстрелил по ним. Так оба брата по очереди перебили всех разбойников без вреда для себя и возблагодарили Бога за свое спасение и продолжали жить в мире на тех местах.

Задумал Аймуш жениться и поехал в аул. Женившись, вернулся на кош. В стаде Аймуша была жива старая овца - мать всему стаду. Вздумала она испытать Аймуша, зная, что когда человек женится, то меняет свой характер и отношение к людям и делу и больше любит свою жену, чем дело и других людей. Говорят, что до женитьбы Аймуш был очень добрый пастух и никого не обижал: ни людей, ни скотину. Старая овца сказала стаду:

- Я испытаю нашего хозяина и узнаю, кто ему теперь милее: мы или жена.

- Хорошо! - согласилось стадо.

Аймуш и его брат не хотели больше оставаться на том месте, где дрались с разбойниками, и погнали свои стада к югу, к озеру Хурла. В пути старая овца все отставала от стада и ложилась на дороге. Аймуш терпеливо возвращался к овце, брал ее на руки и приносил к стаду. Но овца продолжала хитрить, и все отставала, а Аймуш терпеливо брал ее и возвращал к стаду. В третий раз, когда овца опять отстала, Аймуш не выдержал и стал ругаться и когда он сказал:

- Надоело мне мучаться с вами! - овца вскочила и убежала в стадо.

- Изменился наш хозяин! - сказала она стаду, - не будет теперь он нас пасти как прежде, не будет жалеть, и мы теперь начнем не размножаться, а убивать…

- Жаль, - ответило стадо.

Скоро они достигли озера Хурла, построили там кош и жили некоторое время. Старая овца повадилась каждый день ходить к озеру смотреть в воду и кричать, но Аймуш не обращал на это никакого внимания.

Раз ночью он вдруг увидел белого барана с золотыми рогами, который вышел из озера и бросился в стадо. Удивился и обрадовался Аймуш такому чуду, но ничего не сказал брату.

С порождением утренней зари, таинственный баран скрылся в пучине озера. Так продолжалось несколько ночей.

Вздумалось Аймушу поехать домой, и сказал он брату:

- Я поеду в аул, а ты присмотри и за моим стадом, только не кричи и не выходи во двор, если услышишь большой шум в стаде.

Аймуш и теперь ничего не сказал брату о ночном баране, не был с ним откровенным как прежде. Все это подметила старая овца, и когда он уехал, сказала стаду:

- Совсем изменился наш хозяин: теперь уже и брата не сравнивает с собою и нас не жалеет как прежде, не будем жалеть и мы его: уйдем от него!

- Согласны! - отвечало стадо.

В ту же ночь вышел белый баран с золотыми рогами, и стадо стало очень шуметь и кричать. Не вытерпел Магул и вышел во двор. Белый баран испугался гика Магула и бросился в озеро, за ним бросилось в озеро и старая овца, а за ней туда же бросилось и все стадо Аймуша.

Когда вернулся Аймуш и узнал о происшедшем несчастии, тоже бросился в озеро, за ним туда же попрыгали и его собаки.

Горько заплакал Магул о гибели брата и проклял это несчастное место.

С тех пор (по рассказам пастухов) весной на поверхности этого озера ежегодно всплывает очень много шерсти, и чудится им в ночной тиши блеяние сотен тысяч баранов, лай собак, гик и свист невидимых пастухов…

То душа Аймуша продолжает свое дело в этом таинственном озере: хотелось бы ему, может быть, выйти на вольные пастбища Уллу-Тюз или Индыша, но шерсть погибших баранов густым слоем покрывает воды озера и нет оттуда никому выхода на вольный свет… И говорит боязливым шепотом суеверный пастух заклинания и молитвы от злых духов и шайтана, который один теперь господствует в мрачных водах бездонного озера.

* Орюзмек-ыран - долина Орюзмека.
** Тохтамыш-тёбе - холм, возвышенность Тохтамыша.

(Сообщил заведующий Карт-Джуртским нормальным училищем Н.И. Кириченко (Кубанские обл. ведомости 1897, № 200 с.4).

 

ЭЛЬБРУС И МАШУКА

Над ровной степью высятся особняком две горы: длинной грудой лежит серебристо-желтый Бештау (1) - пять острых, скалистых вершин выдвинулись из него вверх, словно осколки костей, разрубленного великана, - рядом с ним стоит, нежно окружая, живой зеленью одетая Машука (2)... Далеко-далеко от них, будто низко спустившаяся туча, синеет их родной Кавказ. Но холодом веет оттуда, и царственный Эльбрус, лишь изредка для них поднимает свою двойную, белую главу из туманной мглы. Поднимет, словно кинет взгляд на изгнанников - и снова закроется тучами.

Вот, что рассказывают в горных аулах про Бештау, Эльбрус и Машуку.

После сотворения мира, там, где теперь, тесно сплотившись, стоят грядами горы Кавказа, жил народ исполинов - нартов. Как стражей себе на земле сотворил их Аллах, - будь его Имя трижды прославлено, - и, одарив их нечеловеческой силой, не дал им печени - седалища злых страстей, чтобы были кротки они и покорны лишь велениям его. Но хитрый и злой Самоэль (3), страшась их неодолимой мощи, стал измышлять способ, чтобы смутить и погубить тех верных слуг Творца. Взял он яду ехидны, смешал с кровью печени бешеного кабана и с мозгом из костей козла, и, выждав время, когда богатыри-нарты собрались все на общий пир, отравил тем снадобьем мясо, варилось в их медном котле о сорока ручках. И оттого проникли в сердца Нартов и злоба змеи, и бешенство кабана, и ревность козла.

Был вождь - шах Нартов, - имя его не сохранилось в памяти людей, - был он старший между ними, муж седовласый, сильнейший из всех на земле, подверженных смерти. Вкусив оскверненной пищи, забыл он свои седины, и взял себе в жены красавицу - Машуку.

То внушил ему злой Самоэль на погибель Нартов, ибо девица была юна и прекрасна и давно уж любила своего жениха, молодого шахского сына. Знал про их любовь старый шах, но яд змеи закипел в его сердце, когда он увидел, что и став его женой, его молодая красавица не перестала любить его сына, и что огнем вспыхивали, при виде ее, очи молодого богатыря.

И сын шаха вкусил отравленной пищи - ревность к отцу жгла его душу… Стал он собирать себе верных товарищей, чтобы с ними отнять юную жену - да и власть у отца. К сыну пристали все младшие нарты, а старики стали за шаха.

И вот закипела страшная битва: впереди старших бился шах, впереди молодых - его сын. И сошлись отец с сыном, пылая бешенством, друг против друга. Был бой их недолог: только раз успел ударить мечом сын по голове отца, старый же шах нанес сыну четыре удара, и, на пять частей надрубив его тело, схватил сильнейший из всех, подверженных смерти, и бросил его далеко-далеко в степи…

Не могла перенести гибели возлюбленного Машука. Как камень, катящийся с горы, понеслась она в ту сторону, где упало тело молодого нарта, чтобы оплакать его…

А бой не унимался: бешено бились исполины, земля качалась, тряслась, бездонные пропасти разверзлись под ударами ног бойцов.

Семь раз посылал ангела Аллах с приказом, чтобы прекратили они бой и семь раз ослушались его веления нарты, ослепленные злобой. Тогда изрек Всемогущий последнее слово, да не погибнет земля им сотворенная - и окаменели нарты-исполины, их рати обратились в те горы, что теперь зовутся Кавказом.

Стали горами и тело шахского сына, и немного не добежавшая до него Машука. И старый шах стал горою, так и зовется она - Шах-тау (4), - на главе ее и теперь видна седловина - след от удара меча сына.

В память об этом дал великий Аллах тем горам слезы. Плачет Машука об возлюбленном, - и много источников горячих слез выбиваются теперь из земли вокруг ее подножия. Плачет и седой Эльбрус глядя на Машуку, ушедшую от него к Бештау. Но холодные слезы старика и не дотекают под землею до Машуки… На полдня пути от нее бьет из тех слез богатырский источник - Нарт-зан (5).

 

ПОЧЕМУ ЭЛЬБРУС СТАЛ ДВУГЛАВЫМ

Давно, очень давно, когда нарты жили в окрестностях Эльбруса, его вершина ещё не была двуглавой.

Однажды, глубокой ночью, нартов разбудил страшный гул, который испугал бы кого угодно. Этот гул доносился со стороны Эльбруса. Нарты с удивлением вглядывались в ночную темень. Вдруг, сотрясая всю землю и горы, со страшным грохотом взорвалась вершина Эльбруса, и оттуда до самого неба взвились дымные языки пламени, и на страну нартов с неба, как град, посыпались горящие камни.

И тогда родоначальник нартов - кузнец Дебет, взял с собой не горящего в огне внука Карашауая, рожденного из гранитного камня могучего Сосурука и вместе с ними на орлинокрылых конях-тарпанах (7) понесся к вершине Эльбруса. Там они стали хватать огромные скалы и камни и закидывать их в горящее жерло горы. Они это делали до тех пор, пока полностью не потушили огонь.

"С тех пор вершина Эльбруса стала двуглавой", - говорили наши древние стрики. А в своих молениях они всегда просили у всемогущего Тейри: "О великий Тейри, не дай, чтобы мы опять видели, как будет гореть наш Эльбрус, спаси страну Нартов от этой беды!".

=========

1. Бештау - на карачаево-балкарском языке букв. "беш" - "пять" + "тау" - "гора" - пять гор, пятигорье. Бештау - так называются пять гор, которые окружают город Пятигорск. 2.
Машука - гора, находящаяся в районе г. Пятигорска. 3.
Самоэль - так называют сатану осетины, балкарцы, сваны и татары (карачаевцы - Т.Х.), живущие в Цебельде и верхнем Карачае (Данное примечание публикатора сказания В.Гатцука (Кавказские сказки. Вып.4, М.,1904).
4. Шах-тау - Гора Шах. У балкарцев и карачаевцев один из синонимов названия Эльбруса.
5. Нарт-зан - на карачаево-балкарском языке букв. "Нарт" + "душа", "жизнь", т.е. "душа нарта".
6. кони-тарпаны (тарпан-атла) - дикие лошади тарпаны водились в степях Восточной Европы. В нартском и сказочном эпосе балкарцев и карачаевцев традиционно это сказочные крылатые морские кони. (Подробно об этом см. сказания о Карашауае и Гемуде).

(Из рукописи книги: "Сказания, легенды и предания балкарцев и карачаевцев об Эльбрусе" Составитель: Танзиля Хаджиева)

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет