Расширенный поиск
7 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Адеб джокъда, намыс джокъ.
  • Окъуусуз билим – джокъ, билимсиз кюнюнг – джокъ.
  • Бал чибинни ургъаны – ачы, балы – татлы.
  • Ёпкелегенни ашы татлы болады.
  • Эл ауузу – элек, анга ийнаннган – халек.
  • Джерни букъусу кёкге къонмаз.
  • Ачны эсинде – аш.
  • Рысхы – сют юсюнде кёмюк кибикди.
  • Акъыллы эркиши атын махтар, акъылсыз эркиши къатынын махтар.
  • Агъач – джерни чырайы, кийим – эрни чырайы.
  • Уллу къазанда бишген эт, чий къалмаз.
  • Уясында не кёрсе, учханында аны этер.
  • Биреуге кёлтюрген таягъынг, кесинги башынга урур.
  • Эри аманны, къатыны – аман.
  • Окъугъанны бети джарыкъ.
  • Эринчекни аурууу – кёб.
  • Къошда джокъгъа – юлюш джокъ.
  • Таукелге нюр джауар.
  • Биреуню эскиси биреуге джангы болмайды.
  • Тёрде – темир таякълы, къаяда – чыпчыкъ аякълы.
  • Къыйынлы джети элни къайгъысын этер.
  • Ашда – бёрю, ишде – ёлю.
  • Къарыусузгъа кюлме, онгсузгъа тийме.
  • Акъыллы – эл иеси, тели – эл баласы.
  • Илму – джашауну джолу.
  • Билгенни къолу къарны джандырыр.
  • Окъ къызбайны джокълайды.
  • Билген билмегенни юретген адетди.
  • Тура эдим джата, къайдан чыкъды хата?
  • Миллетни бойну – базыкъ, аны бла кюрешген – джазыкъ.
  • Джарлы джети элни сёзюн этер.
  • Эрни эр этерик да, къара джер этерик да, тиширыуду.
  • Уруну арты – къуру.
  • Зар адамны насыбы болмаз.
  • Джюз элде джюз ёгюзюм болгъандан эсе, джюз джууугъум болсун.
  • Элге къуллукъ этмеген, элге ие болмаз.
  • Ёнгкюч къууана барыр, джылай келир.
  • Асхат ашлыкъ сата, юйдегиси ачдан къата.
  • Бёрю да ач къалмасын, эчки да ашалмасын.
  • Айтылгъан сёз ызына къайтмаз.
  • Уллу сёзде уят джокъ.
  • Ариу сёз джыланны орнундан чыгъарыр.
  • Уллу сёлешме да, уллу къаб.
  • Ариу – кёзге, акъыл – джюрекге.
  • Айырылмаз джууугъунга, унутмаз сёзню айтма.
  • Акъыл бла адеб эгизледиле.
  • Джахил болса анасы, не билликди баласы?
  • Орундукъ тюбюнде атылсам да, орта джиликме, де да айлан.
  • Сескекли кесин билдирир.
  • Тилде сюек болмаса да, сюек сындырыр.

Артур Баккуев

11.11.2003 0 2159

Артур Ибрагимович Баккуев вырос в высокогорном селении Хабаз (КБР). Еще будучи отличником в школе, он никогда не боялся иметь свое мнение, чем нередко вызывал раздражение у покладистых людей. Артур убежденный нонконформист, никогда не считал, что ради чего бы то ни было стоит поступаться принципами, привитыми ему мудрой бабушкой и родителями. Но каким бы прямолинейным он ни был, внутри у Артура постоянно происходит жесткая борьба разных "артурчиков". Это борьба мыслей отражается на его рыжем лице, пронзительно голубых глазах и… в его стихах.

 

Чувства выльются наружу
Всесжигающим огнем,
Сослужило сердце службу,
Ох, неужто, я - влюблен?! .
Вырвутся стихи на волю,
С ветром в унисон звуча,
Я негаданно позволю
Им понежиться в лучах
Солнца, вслед и сам воспряну
К долгожданному утру,
Петь любовь я не устану
Красоте такой вокруг.
И к тебе приду, родная,
Постучусь в твое окно,
Если ты еще не встала,
Разбужу судьбы перстом.
И ромашками осыплю,
Глядя в глубь влекущих глаз,
С уст щербет пьянящий выпью -
Обручит Всевышний нас . . .
Чувства выльются наружу !
Век признаний ! Канитель !
Все пройду -
                      и зной, и стужу,
Чтоб познать твою метель !
13.11.1983 г.


  Идиллия

Сидит у речки юная красавица,
Быть может, тихо грезит о весне.
Она на волны смотрит и печалится
О сказочном влекущем далеке.

Подружки - ивы еле слышным шелестом
Гадают ей о будущей судьбе
И о прохладе шепчут, и о прелестях
Июньских зорь, об утренней росе.

И Солнце очаровано красавицей -
Шлет робко ей воздушный поцелуй
И на ланитах алым глянцем плавится,
И нежно излучает спектр струй . . .
11.11.1984 г.


   * * *
Жил мальчишка - как мальчишка:
От других ни в чем отличья нет
Маленький такой, совсем неслышный,
Был его мечтой - велосипед . . .

А за партой рядом, в третьем классе,
Девочка сидела - майский цвет,
И мальчишка в сети ей попался ! -
И забыл про свой велосипед . . .
17.04.1985 г.

          * * * 

Весна давно прошла,
Но в золотом сиянии
И в белом одеянье
Любовь вдруг зацвела!..
Они и были рады,
Но лета жаркий вздох
Застал тот цвет врасплох
И дело все разладил...

25.09.1985 г.


 Двустишия о любви

  * * *
Пронзит вдруг любовь -
                                       забудешь все,
Любовь - не обет,
                                       она торжество!
  * * *
Сполна не понять любви - никому:
Бог - каждому - дал
                                  Лишь частицу одну. . .
  * * *
Любовь чиста, как естественный пруд,
А то, что нечисто, болотом зовут.
  * * *
Признавшись в любви,
                                     Потом - обмануть?!
Да лучше - не жить:
                                      На честь - наплюют. .  .
  * * *
Нету на свете - хуже - измены,
Любовь - не для всяких. . .
                           Она - для верных!
  * * *
Того, кто любви изменит
И жизнь, поверь, не оценит.
  * * *
Любовь остается до самой смерти
И в вечность с нами уходит вместе. . .
  * * *
После смерти плоды остаются:
Детьми эти дива зовутся. . .
  * * *
Когда забвению любовь принадлежит,
Ее дорога - безотрадный лабиринт. . .
  * * *
Любовь -
                тот смысл жизни, для чего
Мы - люди - существуем и живем. . .
  * * *
Любовь, таясь в глуши души,
Открыться милой не спешит. . .
  * * *
Тоска и страсть по ласке, по весне
Кровь вскипятили, милая, во мне. . .
  * * *
Священнее - из всех святых вещей -
Моя любовь к избраннице моей!
  * * *
Любовь, нежданно вырвавшись, как птица,
Судьбу пронзила
                                   жгучей колесницей. . .
  * * *
Забыв про все, признания свои
Я складываю под ноги твои! . .

 * * *
Неугасимый свет души твоей
Пусть загорится и в судьбе 
                                                моей! . .
22.06.1985 г.


* * *

Спит земля, поникли травы
После яростной жары,
Ночь над тихою дубравой
Звездные зажгла шары,
Пала пледом на вершины,
Тьмой окутала село,
Я под шелест тополиный
Вспоминаю о былом.

Годы бешеною скачкой
Пронеслись на рысаках:
И провалы, и удачу -
Все сполна мне дал
                                     Аллах.
Дали детства овдовели:
Век тянуть им - без меня,
Игры ветром отшумели,
Завтра - юности заря. . .

Ночь на горные вершины
Опустилась. Обняла
Одинокую осину
За неверный, хрупкий стан,
Разбередила мне душу,
В лес былого завела.
Детства звон дала 
                                   послушать
И с рассветом - умерла. . .
01.12.1985 г.
            

* * *

Были дни наполнены тоской
И заря не радовала глаз,
Грезилась мне наша жизнь простой,
Оказалось, - счастье не про нас.

И давил на плечи тяжкий груз
Недомолвок, робости, стыда,
Не для нас играл маэстро блюз
В зале, переполненном вчера.

Новогодней ночи колдовство
Не сулило сказочных чудес,
Грезилась мне наша жизнь простой,
Оказалось, - сплошь - лишь темный лес.

Вьюга наши души замела
Снегом, предвещающим беду:
Между нами злая тень легла,
Свечи превратились в прах к утру.

И так больно было понимать,
Что все наше счастье - позади.
Думал я, что жизнь - благодать,
А на деле - Бог не приведи! . .
01.01.1986 г.


                  * * *

Между нами легла бездна
И не рад я заре, как прежде.
И тоска без конца - не нежность,
Это нашей судьбы неизбежность.

Между нами теперь - пропасть,
Ни моста, чтоб спастись, ни троса.
Закачалось в глазах небо:
Ты - направо, а я - налево.

Между нами легли тени
Двух подруг: беды и измены.
Счастье - талой водой - в землю,
Ты - теперь только в снах - тенью. . .
02.01.1986 г.


  Портрет

Мы накануне, словно две стихии,
Друг другу тайной страстью налитые,
Поспорили, что я до новой встречи
Час пробужденья твоего увековечу...

Часы ночные отсчитали время
И на Востоке утро заалело,
Сон удалился, мысли прояснились
И в новые стихи слова сложились.

И снова Солнце, позабыв усталость,
Лучом в твое окошко постучалось:
"Вставай же,
                  хватит нежиться в постели!
Пора! Пора!
                  берись скорей за дело!..

Зашевелилась... Вздрогнула...
                                      Проснулась...
Зажмурилась... Со вздохом потянулась...
Шутливо Солнцу погрозила пальцем
И улыбнулась, вспомнив спор вчерашний.

Потом: фонтан волос, чернее ночи,
Что издавна очаровал мне очи,
Струящийся привольно по подушкам,
Собрали руки в узелок послушный.
Любимая, я вижу образ милый -
Воображенье впечатляет силой:
Ты, словно наяву передо мною,
И я дышу, и я живу тобою!..

Ты поднялась, блестя упругим станом,
И отразилась в зеркале, что - рядом,
Без суеты оделась и умылась,
И светом первозданным озарилась.

И вот сегодня
               словно прыгнул в бездну,
Тебе на суд принес я эту песню:
Послушала, счастливо засмеялась,
Навеки в памяти такой осталась...

Часы ночное отсчитали время
И на Востоке утро заалело,
Как ты прекрасна, милая, сегодня,
Светла, неповторима, бесподобна!
19.04.1986 г.

  Утрата

"Любимая!" - кричал я иступленно,
Опомнившийся от дурного сна,
И, ошалевший, яростно влюбленный,
В прекрасный образ, что придумал сам.

"Бесценная!" - вздохнув, я падал навзничь
И в розовых устраивал мечтах
Великолепный фейерверк и праздник,
А утром явь все обращала в прах.

И сердце застывало, словно лава:
Дверь распахнулась лишь на миг:
Иллюзии рассеивались плавно
И испарялся в них твой ясный лик.

"Единственна . . ." -
                Сорвалось, будто, в пропасть
(Из бездны несся в небо долгий стон)
Душа, на миллион осколков дробясь,
И грустно улыбался Мендельсон. . .

"Последняя! " - бросало в жар и холод,
Вокруг звенела скорбно тишина,
Ушел я в вечность, безнадежно молод,
Объяла всю Вселенную зима. . .
14.05.1986 г.


  Утрата

- О, Фатима! -
                      Кричал я исступленно,
Опомнившийся от дурного сна,
Но - ошалевший, яростно влюбленный
В прекрасный образ,
                                   Что придумал сам.

- О, Фатима ! -
                          вздохнув, я падал навзничь
И в розовых устраивал мечтах
Великолепный и шикарный праздник,
А утром явь все обращала в прах.

И сердце застывало, словно, лава:
Дверь в счастье распахнулась
                                 лишь на миг. . .
Иллюзии рассеивались плавно
И испарялся в них твой ясный лик.

- О, Фатима! -
                        сорвалась, будто, в пропасть
(Из бездны несся в небо долгий стон)
Душа, на миллион осколков дробясь,
И грустно улыбался Мендельсон. . .

- О, Фатима! -
                      Бросало  - в жар и холод,
Вокруг звенела скорбно тишина,
Ушел я в Вечность,
                                Безнадежно молод,
Объяла всю Вселенную зима. . .
14.05.1986 г.

                   * * *

Дельфин!
Для меня это музыка
Стремленья воспринять мир
И сыграть ее от души
Для себя,
          никак не для публики,
Которой не понят дельфин,
Равнодушный к крикам афиш. . .
1989 г.


                    Ночь

Под пятницу, студеной ночью,
Когда давно легли все спать,
Мороз грядущее пророчит
Мне: в нем  - тебя -  не отыскать,
Томлюсь и тщетно я надеюсь
На безудержную любовь,
Зимой твоим дыханьем греюсь
В цветной таинственности снов.
Мечта - всегда с тобой встречаться
И изучать уста, глаза,
В смешинку каждую влюбляться,
Тобой украсить вечера!
А удивленью - нет предела,
Что ты - такая же, как все, -
Моим сознаньем овладела,
Покоя не найти душе.
За окнами февраль чудачит -
Он не поймет моей тоски,
Не пожелает мне удачи,
Не удосужится - спасти.
Померкло звездное сиянье,
На смену - вьюжная заря,
Я засыпаю и желанье
Сомкнулось с тайной февраля. . .
03.02.1989 г.

              Желание

Могу, родная, твое имя
Я бесконечно повторять
И каждый звук,
               для сердца - милый,
На будущее примерять.
Пойми, что эта ошалелость
Сродни и чувствам, и мечтам,
Душа изныла, изболелась
Твой образ снится по ночам,
Родная! Долгожданной, милой -
Явилась ты. . .
Так дай же Бог,
Чтоб я назвал тебя любимой,
Склонившись у прекрасных ног!
04.02.1989 г.

                       Сон

Нет, не дано узнать тебе
(Слова излишни, словно, дым)-
Что снилось, дорогая, мне
Февральским утром голубым,
Когда разрисовал мороз
Узором вычурным окно
Ночь довела меня до слез -
Страданьям сердце отдано. . .
Но лишь Полярная звезда
Зажглась во тьме, перед зарей,
Приснился сон. . . и я тогда
О яви замечтал такой, -
Был вещим он, я аж пари
С собой, меж делом, заключил,
Себе желанье подарил,
Тебя - за прошлое - простил! . .
Нет, не забыть февральский сон,
Он откровением потряс
Души моей глухую бронь, -
На небе ЭРА занялась! . .
05.02.1989 г.


  * * *

Все песни, что поют и пели -
                                      О тебе!
Все мысли, что в бреду горели -
                                      О тебе!
Все слезы, что в тоске пролились -
                                      О тебе!
Все книги, что в пылу творились -
                                       О тебе!
22.06.1989 г.

  * * *

Все превратилось в прах, родная,
Погасли светлые мечты,
Взамен - лишь горестные сны,
Где заперты ворота рая.
Молил я Господа, взывая:
- О, Боже! Чувства - сохрани.
От грусти вечной огради! . . -
Но лед на Эльбрусе - не тает! . .
28.06.1989 г.


                         * * *

Изменой не страши,
                              разлукой не пугай,
Ведь, даже, чуткий май
                           почти всегда сносил,
Когда терял свои цветы. . .

Уходишь? Значит, так
                           велел, наверно, Бог,
И подведу итог
                            всему, что испытал,
Всему, что мог узнать. . .

Уходишь? Уходи! . .
                               Придет еще весна,
Чтоб возвратить меня
                               в те прожитые дни
Отчаянной любви. . .

Заметь, я не страшусь.
                      Не нужно горьких слез,
Прощаясь с сонмом грез.
                           А завтра я проснусь:
Былому  -  улыбнусь. . .

Изменой не страши!
                               Я первый поцелуй
Сорвал с прекрасных губ!
                                 Уходишь? Уходи
Надменно в час зари. . .
06.05.1990 г.


  * * *
Не дай погаснуть - очагу
И зла не возжелай - врагу.
Будь перед совестью своей
Сильнее, чище и добрей! . .
21.05.1990 г.

  * * *
Бессилен - в гневе - ты,
Хотя и мечешь стрелы.
Терпенье обрети
И каплю доброй веры!
21.05.1990 г.

  * * *
Угаснуть - не спеши,
Не омрачай друзей,
Пред богом - не греши
И не смеши людей. . .
21.05.1990 г.

             * * *
Тебя - не любят? . .
                      Верь, найдешь
И ты свою звезду,
Но если без конца ты лжешь -
Гореть - душе - в аду. . .
21.05.1990 г.
           
Случай

Косые тени на желтой траве,
Косая сажень дубовых плеч,
Бутылка водки, вернее, - две,
Предполагаемость дюжины свеч.

Оцепененье. Потом - тоска.
Еще по стопке - пьяный  бред.
Желанье - вниз головой - с моста
И долго-долго к воде лететь.
 
Но перекошено все вокруг
Да те же тени на той же траве.
Сидит и плачет единственный друг
По ветру, что вчера овдовел.

И - не подняться. Скорее лечь
На землю лечь и… целоваться с ней.
Но сердце дало неясную течь
В переплетеньи безумных дней.

Проснулся на незнакомой тахте
И вспомнил с болью в мерцании свеч:
Косые тени на жухлой траве
И несаженную жухлость плеч.
11.10.1990 г.

 

           Знак  веры

...Звонкий глас,
Раздавшийся
                в пустыне этой
Мрачной,
И, казалось,
            Творивший молитву
О возврате утраченного,
Вывел меня из себя
И я, психуя, на нервах,
Присоединил свой голос
            К этой странной молитве. . .
Или - молебну? . .
. . . В поздний час,
Расставшийся
             С  гнусной Планетой
Злачной,
Что купалась
        В злате, лелея элиту,
Но не меня, одураченного, -
Я взметнулся, звездя,
Светом своим высь неба,
Длину галактических полос.
            И мысли мои поникли. . .
Разве - неверно?!

 . . .Млечный путь,
Зовущий
           К вечному и ненавистному,
В полдень еще,
Не дав вздохнуть
                 В параметрах желанья,
Фонтаном из сердца бьющего.
Крадя зарницу вечернюю
В темень своей прожорливости
И ненасытности, -
Вздернул меня беззлобно
                  За тонкую шею. . .
. . .Взорвалась грудь.
Сушит
          Жажда, прилипшая к листьям,
И я - голышом,
Ласточкой - в желтый пруд,
           Чтоб охладить страданья
Мертвого и не сущего
И - прислушаться к пению
Рыб и русалок, - настойчивостью
Добейся близости.
И делай все, как угодно. . .
               Я тебе верю! . .
04.11.1990 г.
         
                      Осень

Смеркается. Тускнеет в небе солнце,
Деревья сбрасывают свой наряд,
Роскошный сад безжалостно заброшен:
Вчера гостил тут град.

Стихают убаюканные листья,
Отринувшие музыкальный звон,
Побитые десницей ненавистной,
Впадают в долгий предмогильный сон.
Неудержимо наглый, хищный ветер
В мозги проник предательской струей
Но вдруг внезапную преграду встретив,
Отчаялся вести упорный бой. . .

Пригрезится: безбрежье дикой грусти,
Потушенный рукой жестокой, свет! -
И третий Я курок небрежно опустит,
Сводя одним движеньем все на нет. . .

Оболганный завистливой толпою,
Четвертый Я удавку завихрит,
А тот, кто был всегда в ладах с собою,
Пойдет по тысячам могильных плит. . .

В закрученной спиралью параллели,
В иной метагалактике драже:
-Аллилуйя! Аллилуйя! - запели
Возликовавшему второму Мне.

Увы, спаситель ревностной рукою
Меня от блажи этой оградил.
Да осень отсыревшею трухою
Знобит и… чей-то колокол отбил. . .

Не для меня творенья Баха, видно,
Хоть в бубен бей задерганно, не - в такт,
В рай дальний провожая волчью стаю
С трудом взбираюсь на юдоли тракт.

Утрачена отрада дня и вряд ли
Есть сила лик вчерашний возродить!
Вот потому, в бензин окунув паклю,
Я освещаю мрачный лабиринт.

Погасло пламя, взятое когда-то,
Взаймы у звезд.
                       Погас открытый взгляд.
Но разве - в этом - время виновато?! -
Скорее, первый Я мой виноват! . .

И пусть сегодня все оковы сняты,
Запрет негласный на свободу снят:
Стремленья к ней всегда и всюду святы
И свет, который - завтра, тоже - свят!
16.11.1990 г.
           

            Вспышка
                      I

Вспомни о самом грустном
В самый разгар веселья.
Да! Отдаваясь чувствам,
Вспомни о самом грустном, -
Выпей горючего зелья,
Ведь вспоминаешь о грустном
В самый разгар веселья. . .

                   II
Вспомни о самом вечном
В миг, когда времени нету,
Время - оно быстротечно,
Но вспомни о самом вечном
В миг, когда времени нету.

                 III
Вспомни о самом грешном
В утренний час намаза,
Медленно и неспешно
Вспомни о самом грешном.
Нет никакого лаза,
Чтобы спастись. . . О грешном
Вспомни же в час намаза!

                   IV
И никогда, ты слышишь? -
Не забывай о смерти,
Хоть и здоровьем пышешь,
Но повторяю, слышишь? -
Не забывай о смерти!
04.11.1990 г.

                   Учителю

...И ты ушел с несбыточной мечтой,
С душой, подернутой туманом грусти,
Создав средь мрака светлый и крутой
Утес - бесстрашья твоего искусство.

Да... Ты ушел. И я... зимой объят,
Осоловело вглядываясь в лица
Тех, кто тебя боялся поддержать,
Что интересно, им ночами снится?..

Мне - когти бы, которые остры,
Чтоб разрывать таких вот трусов в клочья!..
Потом - в твои полночные костры -
Гореть и тлеть надменно в час урочный.

Я падал ниц и землю целовал
И уповал с немеркнущей надеждой,
Что кто-то подойдет, поможет... Знал -
Нет никого. Ни в будущем, ни прежде!..

Зигзагами по улицам плутал
И думал о себе высокомерно.
Но ты?.. Неужто от любви устал
Иль нелюбви, - жестокости чрезмерной?..

Дивился месяц долу. Дол рыдал
И воздух, злобы полный,  накалялся,
Не понятый ты все кого-то звал,
Но твой набат без отзвука остался...

А ныне уж развалена стена -
Взорваться бы тебе разящим светом,
Над тьмою торжествуя, в лике дня
И всем в лицо - о сбитом, недопетом!..

Но ты ушел. Ты не успел вместить
В меня всю горечь, потому-то, - жалко,
Что не могу подонкам отомстить:
И за тебя, и за себя - подранка...
19.12.1990 г.

                * * *

Впервые в жизни ощущал
тепло твоей руки, -
незабываем дивный бал,
чудесный мир,
                    что нас связал,
состыковал пути. . .

Ты, купленная волшебством,
красивых слов моих,
обманутая детским сном,
не думая уж ни о чем,
осталась до зари...

Окутанная пеленой
таинственной мечты,
шептала ласково:
                "Ты -  мой !" -
И возбужденная игрой,
безумствовала ты...

А я смеялся и шутил:
высокомерен, глуп...
И вот потерю ощутил,
когда однажды ты с другим
пришла в наш старый клуб.

Я бился головой об стол,
но что поделать мог! -
Сам растоптал зеленый дол,
Как идиот последний вел
себя и ... вот - итог.
03.01.1991 г.

        Утро

Ночь прошла, метелью запорошена,
Снова воспалилась боль в душе,
Ни плохого в сердце, ни - хорошего,
Все мои желания - вотще.

Дивный сон приснился, незаказанный -
С алыми оттенками огня:
Думал, мы с тобой навеки связаны,
Но пурга дорогу замела.

Жгу  тетради в ненасытном пламени,
Пеплом мажу руки до локтей,
Нами чувства постоянно правили,
Оттого-то мне вдвойне больней.

Стоило ли  тратить столько времени?. .
Разум шепчет: "Нет! "
                                 А сердце: "Да!"
Утро вырвало меня из стремени
Сказочного золотого сна.

Отрекаюсь! Ухожу, поверженный,
Вдоль немого сонмища надежд
И перрон любви моей, заснеженный,
Провожает пустотою вежд. . .
05.02.1991 г.
  

* * *

Внезапной удаче не верю,
Впустую мечтать не тщусь,
Вхожу в открытые двери,
А в запертое - не ломлюсь.
Слова воздыхателей склочных
На свалку обмана валю,
Без слов объясниться,  кто хочет
В глазах моих встретить зарю.
Не ставлю последние точки
В судьбе - и своей, и чужой -
Все сердце - в десятке строчек,
Навеянных словно пургой . .
И пусть померещится утро
Во мгле нерассеянных грез -
Недоброе, серое, смутное
В тумане несдержанных слез,
И пусть не разгадана снова
Причуда земной любви,
Где строки - всего лишь полова
Всплесков бездонной души.
И пусть ночь ложится дурманом
На мысли, на чувства, как плед,
Я вряд ли  когда-то устану
В огне вдохновенья гореть,
И пусть мои муки извечно
Радуют кровных врагов,
И пусть жизнь моя - скоротечна
И в ней небогатый улов:
Внезапной удаче не веря,
Пойду по юдоли своей
И только большая потеря
Поглотит лазурность очей. . .
18.03.1991 г.

 * * *

Ломилась нечисть на амвон,
Кресты сжигая,
Позарилась на божий трон,
На кладезь рая,
Святых пророков понося
На всех наречьях,
В который раз казня Христа,
Топя Предтечу. . .

Бурлила кровь, в виски била,
Взрывалось сердце,
Я более всего желал
Жестокой мести.
С кинжалом родовым - в руках -
Врубался в нечисть
И гнев мой обращался в прах,
И гасли свечи.

А утром ясная заря
Пришла - прозреньем
И новая любовь ждала,
И - вдохновенье.
Свой пир не справил сатана -
Он был низвергнут,
А Доброта, свой крест храня,
Вернула веру. . .
26.03.1991 г.


                   * * *
Я  упал и до крови расшибся,
вновь упал, понял - не повезло,
значит, где-то лежала граница:
здесь  - добро, по ту сторону  - зло.

Поднимался с готовой причиной:
дело, мол, не во мне, а в ином.
И не знал, кто не ведал вершины,
тот с паденьем, увы, не знаком.

Постигал с каждым разом законы
наступивших жестоких времен
и всегда возвращался я в горы,
жил, как будто бы снова рожден...
28.04.1991 г.

 
  Новое

Выскочили на подмостки
Бурного вседозволения
Девочки - недоростки -
Обнажены без стеснения.

Выскочили на эстрады
Нынешней псевдодемократии
Под бравурные рулады
Перестроечной "аристократии".

Выскочили на панели
Русского "антицинизма"
Сквозь запретные щели
Умершего "коммунизма".

Млеют от взглядов наших
Похотливых, неприличных. . .
Только крестьянин пашет
Землю без всяких кавычек.
09.05.1991 г.

 Легенда

Шелест листьев стылых,
Падающих грустно,
С белых кленов
И смолистых тополей,
Оглушил мои
Надтреснутые чувства,
Первозданный сад
Навеки овдовел.
И Адам ушел
Из сада безвозвратно,
Плод запретный
С Евою вкусив,
Из тоски вчерашней
В горестное завтра,
Эдем вечный
Променяв на жизнь. . .

Злые сумерки
Над скалами сгущались,
И на землю лил,
Слезы - прозрачней, дождь,
Тростники на синем
 Озере шептались
И людей сковали
Холод, страх и дрожь. . .
Но забыв во тьме
О первой непогоде,
Приласкал Адам
Прекрасную жену,
Даже лик Господень,
Сумрачный и строгий,
Не затмил любви
Цветущую зарю. . .

И впервые, человек,
Познавший радость,
Разомкнул уста
В экстазе. . . и запел,
И, чаруясь песней,
Ева к мужу жалась,
И Восток, услышав
Песню, заалел.

Миллион с тех пор
Сменилось поколений,
Много скрытых люди
Разгадали тайн,
Но все также самым
Сладостным мгновеньям
Посвящают люди
Песни по утрам! . .
02.06.1991 г.

  Отчаяние

Мысли скомканы, как старые бумаги,
Коих ждет прожорливый костер
И годину жадно просишь:
                                                 " Бога ради
Вдохновенью дай непознанный простор!"

Ночь бессонная - шалунья и плутовка -
Прорубает в душу черное окно
И судьба, дразнясь, смеется:
                                                  "Ах, как ловко!
Запекло, милейший?
Видно, запекло. . .
Жизнь заброшена, как выжатое поле
И талант заложен за бокал вина,
И волшебный конь Пегас навек уволен,
Да и Эвтерпа - не подруга, не жена. . .

Мысли скомканы. . .
                             В обрывках смутной ночи
Схвачен пламенем пустой тревоги лик.
Брошу все и навсегда уеду в Сочи! -
Только, что ж я головой поник?. .
06.06.1991 г.


  Эпитафия

Мой друг погиб
                        под скатами машины
По чьей-то недотепости, вине.
Оправдывались:
                             облысели шины. . .
С войны - вернулся. . .
                            Пал не на войне. . .
Веселый друг
                        И очень жизнь любивший,
Таким вот жизнелюбам - не везет. . .
Кто виноват?!
                          Где виноватых сыщешь? . .
А в горле - ком. . .
                          И  сердце жмет да жмет. . .
16.06.1991 г.

  

Гитара
                                 Магомету Ахматову

Как усталый паладин, лежит гитара,
Обессиленная, струны чуть дрожат,
Истомленная, тихонько задремала,
Будто чует - ей недолго отдыхать.

Пять минут назад мы вспоминали
День, что воедино нас связал,
День великой грусти и печали, -
Плакала гитара. . . Я рыдал. . .

А окно, подернутое ночью,
Слушало, под музыку звеня,
Но нежданно разорвались в клочья
Думы, что не исцелят меня.

Потому и заварил я чаю,
Горький сигаретный дым втянул. . .
Чутко предрассветный сумрак таял
И в ушах стихал привычный гул. . .
19.06.1991 г.

  * * *

Сижу, скучая. Иногда - звоню.
Кому, не знаю.
                        Так, кому придется.
Иль - музыку включу. . .
                          Мне так неймется.
Что душу выплюнуть свою хочу!
24.07.1991 г.


  Обращение к прадеду
                                               Теммо-Бию Бакку

Князь!
Укажите верную дорогу
Мне  в прошлое, что болью поросло,
Где Вы считали главным ремеслом -
Служение Отечеству и Богу
Да детям - благородным быть отцом,
Не дать погаснуть княжескому роду,
Хозяином быть сказанному слову,
А для врагов, поистине, орлом!

Я вглядываюсь в лик Ваш сквозь года,
Чтоб угадать знакомые черты,
Которыми Аллах нас наделил. . .
Как глубоки и как умны - глаза!
Но почему в них скорбный знак беды
И мутью заволоченная синь?! .
30.07.1991 г.

  * * *

У моих двух прадедов
                               отобрали все:
Их жизни и земли,
                              святыни и замки. . .
Их смяло Гражданской
                               войны колесо -
И где  их могилы,
                               где их останки?! .
12.08.1991 г.

Элегия

Когда с деревьев опадают листья,
Я понимаю: что приходит осень.
И часто мне одно и то же снится,
Как ты уходишь в ноябре, все бросив.

Когда, опавши, листья под ногами
Шуршат, мне кажется, они нас просят
Еще неведомыми нам стихами,
Чтоб мы в разлуке не винили осень.

В мгновенья эти, лишь поймешь их шепот
Недружный, может быть, но однозначный,
Сойдут: душе - отрада, сердцу легкость, -
И взглянем мы на все совсем иначе. . .

Ты в ноябре ушла в чужие дали,
Разбив свой образ о клинок измены,
Пусть дни тогда мне мрачными казались,
Но осени в лицо смотрел я смело.

Смотрел открыто, с чутким пониманьем,
Что осень-то, как раз, не виновата,
Что, обвинив ее, себя обманем -
На нас самих того несчастья пятна.

И пусть любовь к тебе была - последней,
Пусть взгляд на старом снимке перекошен,
Пусть все в моей душе обледенело -
Бог видит, не виновна в этом осень! . .
26.08.1991 г.

Запоздалая эпитафия
                                  Къаншоубию Эристави
У Вас не выдержало сердце
Лихих грабителей соседства
И Родины - тюрьмы.
Вы - повторение Атланта,
Аристократ, блюдивший свято
Адат, обычаи свои, -
Ушли из жизни, от сумы. . .

Те, падавшие ниц пред Вами,
Еще - вчера, сегодня нагло,
Беснуясь дикими страстями,
Ворвались к Вам с кровавым
                                       стягом:
Нет, не просить, как было. . .
                                        Грабить
И Ваше имя обесславить,
Ехидно растоптав ногами. . .

Но, князь!
               Вы все спокойно приняв,
Молясь за внуков и детей,
Храня и Честь свою, и - Имя,
Схватились за кинжал, но силы
Вам изменили, лишь успели
Дойти Вы до своей постели,
К подножию судьбы своей. . .
31.08.1991 г.

16 сентября. Эпитафия
                                    Зухре Баккуевой

Солнце прожгло мой череп
Плавленным кубиком - мозг.
Пало тяжелой потерей
Горе, с судьбою срослось.
И недозрелость ореха
Печальный украсила двор.
Брат за слезами уехал
И нету его до сих пор.
Трауром выткано небо.
Голубь в полете сник.
- Крыльев таких мне бы! -
Тети Фатимы вскрик.
И замутненным взором
Сын провожает мать,
Готовый свернуть горы -
Лишь бы ее - поднять! . .
Утихомирилось лето
Осень пришла бедой
Брат за слезами поехал
Да возвратился - злой. . .
Смерть своей черной тенью
На сад опустилась мгла,
Плачьте же нощно и денно -
Тетя моя умерла?!.
19.09.1991 г.


  * * *

Душу мне разворошила
И так - неуютной ночью
Своими воспоминаниями
О горестях, - Кизика:
Болью своей нестылой,
В слезах - прекрасные очи,
А сердце - в глухом отчаяньи, -
К тоске моей - вновь - тоска. . .
25.09.1991 г.


  Горе

Тоска - опавшая болью, листва,
Хрустящая под ногами толпы,
Но вся  - из  моего естества,
Но вся - из моей маеты.
Закат - уходящей радости след.
Взамен ей - осени горький стыд.
Оглянешься : лета, как будто, и нет,
Свечами звезды тщатся оплыть
И долог осени - странницы путь,
Ее последний причал - ноябрь:
Под шелест листьев страшно уснуть
Да и пободрствуешь - едва ль. . .
Лицо - в потрескавшемся окне,
Покинутой всеми глухой избы,
Ночь траура по опавшей листве -
Предвестница безотрадной зимы? . .
Лицо, испещренное сетью морщин,
Моей, наверно, грядущей судьбы.
Ну что ж ты, август, так поспешил? -
И нас не спас и себя погубил. . .
А ворох летних отчаянных снов ? -
Куда же их - то мне подевать? . .
Непониманье понятья "любовь" -
Есть нежелание принимать. . .
Заприте ставни! Закройте рты!
И уберите с печи канделябр!
О, как затеи мои пусты.
И как жесток безликий сентябрь!
Тоска - опавшая гулом, медь
Осиротевших листьев - в зарю.
Так дайте тихо им умереть,
Не подметайте их поутру.
27.09.1991 г.


             Молитва

Занемог я на скользком пути,
Очерствел, да к тому же - пал духом.
Боже, строго меня не суди,
Не гляди из киота так сухо.

Я грехи свои не схоронил,
Не свалил на чужие плечи,
Этот век, эту жизнь, этот мир
Своим именем не обесчестил. . .

Я бунтую в порочном кругу,
Разрывая артерии хамства,
Боже, верить в тебя не могу,
Потому, что вокруг святотатство.

Изувер ли я, Боже, скажи! -
Оборвалась стезя первородства,
Мною посланная под ножи, -
Без причины, без цели, без спроса. . .

А теперь я споткнулся, упал
От ударов судьбы, слишком хлестких:
В Храм приполз и нежданно объял
Прегрешений своих отголоски. . .

Разве верен я, Боже, тебе,
Надевающий новую маску?
Нет спасения полой душе,
Все отвергшей -  и розги, и ласку.

Не принявший ни правды, ни лжи,
Я по жизни своей ставлю свечку.
Боже, истинный путь укажи,
А преграды на нем сам отмечу.
28.09.1991 г.
    

Реквием
                        
Всем безвременно погибшим,
                                         посвящаю. . .

Сад опустошен - срубили тополь,
Превносивший в мир наш теплоту,
Пал на землю белокрылый сокол, -
Выстрелом застигнут налету. . .
И звезда, что излучала нежность,
Освещая темный небосвод,
В пропасть божьей милостью низверглась,
Разве справедлив был в этом Бог?! .
Господи, зачем тебе - куст розы?
Вон - валежник, сад заполнен им.
Или тополь ценится дороже
По небесным выкладкам твоим? . .
Тополь, не успевший насладиться
Белой вербой, радостью своей,
Ласково и тихо надломился:
Облако, ну что ж - ты? . .
                            Слезы лей! . .
Разбивай все окна, дикий ветер,
Горькой вестью разбивай сердца,
Стало меньше нежности на свете,
В мире поубавилось тепла.
Боже, Боже, что ж ты вытворяешь,
Забирая самых молодых,
Самых лучших в лебединой стае,
Словно, в свиту набираешь их. . .
Ну а боль - оставшимся, за что же? ! 
Чем теперь за горе им воздашь? !
Что ж ты так - несправедливо, Боже,
Что ж ты так жестоко, Отче наш?!
29.09.1991 г.

                  
Памяти  Мухамеда Шаутаева

Сколько горя в мире этом диком!
Снова молодость - на алтаре,
Мы, наверно, плакать не отвыкнем,
Не дождемся счастья на заре.
Мы, наверно, меченые смертью,
Искупаем чей-то тяжкий  грех,
Сотворенный где-то в лихолетье:
Плачте, ивы, проклят этот век!
Мать седеет от безумной мысли
(Мать - Земля седеет от потерь):
Сына - не вернуть, -
                          все  слезы вышли,
Только сердце требует:
                                       - не верь!
Черным платом опускаясь, вечер
Не принес отрады в грустный дом,
Тщетно мать надеется на встречу
С сыном, сидя тихо под окном. . .
Не забыть ей ясную улыбку,
Светлый взгляд, тепло струящих глаз. . .
Небо тюлью траурною выткал
Бог и все давно решил за нас. . .
29.09.1991 г.
          

Друг
                      Хакиму Темирканову

Он был - не старше меня.
Теперь, он еще моложе.
Ушел, бесстрашье обняв,
Какой  ты жестокий, Боже!

Он был получше, чем я
И был - намного смелее,
Таких к себе звезды манят,
Чтоб вечности свет их сеять. . .

Он - был?
              Он - будет. . . Он - есть! -
В душе моей сплошь сгоревшей.
Улыбка его, его силуэт
Сквозь боли прорвутся
                                    трещины. . .
29.09.1991 г.


  * * *

Если мне не дано в этом мире
Сказать свое слово,
Если, я не дойдя
До рубежной травы, упаду,
Если я не создам ни семьи,
Ни надежного крова -
Дай ответ мне, заря:
Почему я на свете живу?

Если я избегаю
Общенья с людьми, замыкаюсь,
Если нету в душе
Ни тепла, ни заветной мечты,
Если верую в Бога,
Но страшно грешу и не каюсь -
Для чего я живу,
Что дано мне по жизни нести?

Если тщательно я
Маскирую лицо под личиной,
Если слезы не лью,
Когда в двери проникнет беда,
Если счастье свое
Я подальше гоню без причины -
Кто укажет мне суть
Моей жизни, не ты ли, Земля?

Если в пропасть срывается
Сердце от горечи дикой,
Если там, за спиной,
Злая не утихает молва,
Если друг, кому все доверял,
Оказался вдруг сукой -
Для чего эта жуткая жизнь
В самом деле нужна?! .
08.10.1991 г.
  * * *

Есенин убит в "Англетере". . .
Прошло почти 70 лет. . .
Но плачу сегодня - я! Веру,
Утративший в правду поэт. . .
11.10.1991 г.

 

(Голосов: 3, Рейтинг: 4)

  • Нравится

Комментариев нет