Расширенный поиск
20 Июля  2019 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Тойгъан антын унутур.
  • Байма, деб да, къууанма, джарлыма, деб да, джылама.
  • Ёмюрлюк шохлукъну джел элтмез.
  • Кёзюнде тереги болгъан, чёбю болгъаннга кюле эди.
  • Мен да «сен», дейме, сен да «кесим», дейсе.
  • Уллу атлама – абынырса, уллу къабма – къарылырса.
  • Ишленмеклик адамлыкъды.
  • Джашынгы кесинг юретмесенг, джашау юретир.
  • Бюгюн дуния кибик, тамбла ахыратды.
  • Кютгени беш эчки, сызгъыргъаны уа, джерни джарады.
  • Гыдай эчки суугъа къараб, мюйюзле кёрмесе, джашма алкъын, дегенди.
  • Аджалсыз ёлюм болмаз.
  • Кенгеш болса, уруш болмаз.
  • Билген билмегенни юретген адетди.
  • Эски джаугъа ышанма.
  • Билеги кючлю, бирни джыгъар, билими кючлю, мингни джыгъар.
  • Эркишини аманы тиширыуну джылатыр.
  • Къатыны харакетли болса, эри къымсыз болур.
  • Айныгъанлы алты кюн, тогъайгъанлы тогъуз кюн.
  • Ёлген ийнек сютлю болур.
  • Айран ичген – къутулду, джугъусун джалагъан – тутулду.
  • Къуллукъчума, деб махтанма, къуллукъ – хаух джамчыды!
  • Ичимден чыкъды хата, къайры барайым сата?
  • Азыкълы ат арымаз, къатыны аман джарымаз.
  • Харам къарнашдан, халал тенг ашхы.
  • Бети къызарыучу адамны, джюреги харам болмаз.
  • Къартны сыйын кёрмеген, къартлыгъында сыйлы болмаз.
  • Ишлегенде эринме, ишде чолакъ кёрюнме.
  • Джюрекге ариу – кёзге да ариу.
  • Чакъырылгъанны аты, чакъырылмагъанны багъасы болур.
  • Ариу сёзде ауруу джокъ.
  • Атлыны кёрсе, джаяуну буту талыр.
  • Ашхы болсанг, атынг чыгъар, аман болсанг, джанынг чыгъар.
  • Ачыу алгъа келсе, акъыл артха къалады.
  • Этим кетсе да, сюегим къалыр.
  • Джангыз торгъай джырламаз.
  • Джуртун къоругъан озар.
  • Джангыз терек къынгыр ёсер.
  • Тенги кёбню джау алмаз, акъылы кёбню дау алмаз.
  • Къарыусузгъа кюлме, онгсузгъа тийме.
  • Тилде сюек болмаса да, сюек сындырыр.
  • Адебни адебсизден юрен.
  • Башынга джетмегенни сорма.
  • Уясында не кёрсе, учханында аны этер.
  • Юй кюйдю да, кюйюз чыкъды, ортасындан тюйюш чыкъды.
  • Узун джолну барсанг, бюгюн келирсе, къысха джолну барсанг, тамбла келирсе.
  • Ач келгенни – тойдур, кеч келгенни – къондур.
  • Кёзню ачылгъаны – иги, ауузну джабылгъаны – иги.
  • Артына баргъанны, къатына барма.
  • Адеб джокъда, намыс джокъ.

Вклад А.К. Боровкова в изучение карачаево-балкарского языка и фольклора

17.04.2018 0 634  Семенова А.Б., Джанкезова М.А.
12 ноября 1962 года в Ленинграде скоропостижно скончался видный советский языковед, член-корреспондент Академии наук СССР и Академии наук Узбекской ССР, заместитель директора Института языкознания АН СССР А.К. Боровков, выдающийся специалист в области тюркологии, редактор Сборника «Тюркологические исследования» АН ССР.


«Смерть оборвала жизнь ученого в расцвете творческих сил и помешала осуществлению многих больших замыслов. Однако и все то, что было уже сделано Александром Константиновичем и стало достоянием широких кругов научной общественности, является вполне достаточным, чтобы навсегда вписать его имя в историю советской тюркологии»[1], - писали его коллеги в центральных печатных изданиях.

Жизненный путь и научную деятельность А.К. Боровкова сопровождают значительные события и тенденции российского и мирового востоковедения XX вeка. Научная и педагогическая деятельность одного из ярких ученых и мыслителей культуры, науки и образования подтверждение развития российской тюркологической науки и национальных гуманитарных институтов и научных школ. Личность и наследие А.К. Боровкова в истории и культуре народов России, также отечественного востоковедения не до конца изучен. Между тем, наследие и судьба ученого предопределялись историей и культурой тюркоязычных народов России в XX веке.

А.К. Боровков родился в 1904 году в Ташкенте, в семье рабочего. В 1928 году он окончил Восточный факультет Среднеазиатского государственного университета. После окончания университета А.К. Боровков решил посвятить себя научной работе и был командирован в Ленинград, где проходил аспирантуру сначала при Ленинградском Восточном институте, а затем при Институте языка и мышления АН СССР. В это же время Александр Константинович вел педагогическую работу, занимаясь преподаванием уйгурского и узбекского языков в Восточном институте.

Будучи достойным наследником славных традиций ленинградской (петербургской) тюркологической школы, А.К. Боровков на протяжении всей своей научной деятельности стремился поддержать и продолжить в тюркологии большие творческие искания, начатые В.В. Радловым, П.М. Мелиоранским, Ф.Е. Коршем, А.Н. Самойловичем и С.Е. Маловым. В его многочисленных работах получили глубокое освещение самые разнообразные проблемы тюркологии: природа «турецкого изафета», принципы выделения частей речи, пути формирования литературных языков, двуязычие, вопрос о соотношении агглютинации и флексии в тюркских языках, тюркская просодия в связи с попыткой фонетического анализа стихов Навои и др. С присущей ему тщательностью Александр Константинович исследовал разные тюркские языки: карачаево-балкарский, узбекский, уйгурский. Следует особо отметить, что его одинаково привлекали как живые языки, так и мертвые. В сфере интересов Боровкова были и большие теоретические проблемы и частные вопросы языковой практики, например, создание новых алфавитов, разработка норм орфографии, составление учебников и т.д.

Особое внимание А.К. Боровков уделял изучению древней лексикографической традиции в словарях чагатайского языка. Можно смело сказать, что в этой области не было равного ему. Издание «Бадг'и' ал-лугат» и работа над другими словарями ознаменовали переход к новому этапу изучения староузбекского языка и подготовили почву для создания фундаментального староузбекского словаря.

В последние годы, будучи уже сотрудником Института языкознания, Александр Константинович провел большую организационную работу по созданию древнетюркского словаря.

В своей научной деятельности А.К. Боровков был постоянно связан с языковедами, работающими в национальных республиках, и оказывал им большую помощь.

Особенно тесными были его связи с языковедами Узбекистана, где благодаря усилиям и заботам Александра Константиновича было организовано планомерное изучение диалектов, началась работа по составлению словарей и было подготовлено значительное количество молодых специалистов.

Александр Константинович был значительной фигурой и для карачаевского народа. Жизнь и научная деятельность которого были вплотную связаны с Карачаем. Его статьи и труды по карачаевской грамматике были напечатаны в ведущих научных изданиях того времени. Известные карачаевские ученые Алиев Умар Джашуевич, фольклорист Дудов Махмут, Урусов Махамет, Акбаев Магомет, Лайпанов Хамит, научные сотрудники Карачаевского и Кабардино-балкарского НИИ разрабатывали актуальные темы и вели с ним активную переписку. Они писали: «Уважаемый т. Боровков. Мы были твердо уверены, что в 1939 г. Вы примете непосредственное участие в работе Института Карачая и думали ходатайствовать перед Москвой о приглашении Вас в Карачай.

Однако Ваше сообщение об отъезде в Узбекистан все изменило. Вы называете, Александр Константинович, что не теряете надежды летние каникулы проводить у нас. Очень хорошо, но и до лета, до приезда Вашего, Вы могли бы оказать большую помощь нашему институту. Дело в следующем: мы составили новую орфографию, уже утвержденную НКП РСФСР, но теперь необходимо внести в нее некоторые изменения / вопрос об окончании русских прилагательных: социалистический, верховный, генеральный и т.д., а также о введении или исключении мягкого знака из карачаевской орфографии, за исключением русских слов вошедших в карачаевский язык и т.д. Составлен орфографический словарь, надо редактировать, просмотреть. В этом году необходимо снова взяться за русско-карачаевский словарь.

Ваши прежние записи, указания хранятся; необходимы, по нашему мнению, Ваши указания на этот счет, чтобы приступить к делу своевременно и подготовить рукопись к Вашему приезду. Также много вопросов возникает в терминологии, особенно когда приходится переводить с русского языка на карачаевский.

Дальше. Вы сообщаете, что продолжаете работу над словарем кар.русским. Очень рады, приветствуем. Пишите, когда, думаете закончить. Если нуждаетесь в материалах, мы пошлем, если нужна какая-нибудь другая помощь, окажем. Мы включили его в план Института на 1939 г. Средства предусмотрены, издадим в Карачае. Вы пишете, Александр Константинович, что рукопись карач.-балкарской грамматики оставили в Институте. Мы просто настаиваем, а в прошлом письме просили, чтобы отдали ее в распоряжение нашего Института, мы издадим ее, есть у нас деньги. Мы настоятельно просим Вас сделать так, чтобы она была отправлена к нам в самое ближайшее время.

Будем ждать ответа на все здесь затронутые вопросы, а на счет грамматики твердо уверены, что она будет издана в Карачае.

С ком. приветом: /М. Акбаев/ /М. Дудов/

21.02. 1939 г. Микоян-Шахар» [2]

Эти годы для ученого были очень плодотворными. Он накапливал языковедческий и фольклорный материал с первых полевых экспедиций в Карачай и Балкарию (1926 год).

Как свидетельствуют архивные источники летом 1929-го года по инициативе академика Н.Я. Марра институт Яфетики академии наук СССР организовал лингвистическую экспедицию в Балкарию. «…По инициативе и руководству Н.Я. Марра обязана троекратная экспедиция Яфетического института Академии Наук СССР в Балкарию и Карачай со специально языковедными задачами» [3].

В состав экспедиции входили известные ученые: А.К. Боровков, А.З. Ониан, Р.М. Шаумян, Л.Г. Башинджагян, А.Н. Акулянц. Экспедиция 1929-го года оказалась кратковременной, в основном язык изучался в Балкарии.

Об экспедиции 1929 года в Карачай, которая с наступлением ранних холодов стала невозможной, он пишет: «Считая карачаевцев и балкарцев единым народом, не будучи в Карачае, используя материал, собранный в Балкарии, пишущие свои научные работы о карачаево-балкарском языке, считаю неправильным. Наряду с тем, что до Балкарии в силу географического расположения многие путешественники могли добраться, вместе с тем их связь с соседними народами дала почву для ассимиляции. Этим объясняется, что они не смогли сохранить чистоту языка как карачаевцы» [4].

В последующие годы А.К. Боровков в составе научных экспедиций, организованных РАН СССР, бывал в Карачае неоднократно. Материал, собранный им во время этих экспедиций, был переработан и лег в основу его научного труда 1932-го года «Карачаево-балкарский язык». В своей статье «Карачаево-балкарский язык» он писал: «Так как карачаевцы проживали в труднодоступных горных районах, добраться до них практически было невозможно. Иностранные путешественники, ученые из Российской академии наук писали о карачаевцах, их обычаях и традициях со слов соседних народов. Но как говорится, у медали бывает две стороны. То, что карачаевцы жили обособленно, дало им возможность сохранить чистоту своих обычаев и языка без влияния из вне»

А также он писал: «Разница между карачаевским и балкарским языком и в фонетическом, и в морфологическом отношении несомненно есть, нельзя ее «прикрывать», разница исторически обусловленная. Но в то же время движение, развитие этих языков в сторону единения – явление, необходимое, прогрессивное, нужное. Только национальная, вернее «ущельная» ограниченность цепляется в этом случае за «свое» особенное, даже в самых незначительных, с точки зрения развития языка, деталях в произношении и т.п. Основное, следовательно, заключается в том, чтобы подвести научную базу, наладить действительно научное изучение родного языка, осознать закономерности его развития. Все более становится ясным то обстоятельство, что карачаево-балкарский язык – «мал золотник, да дорог», с точки зрения методологии изучения языка, в первую очередь, языков турецкой системы» [5].

В 1935-м году он начал заниматься орфографией карачаево-балкарского языка. Его статья «Об единой карачаево-балкарской орфографии» была напечатана в журнале «Известия» Академии наук СССР. В том же году он пишет научную работу «Очерки карачаево-балкарской грамматики».

Начиная с 1939 года, ученые Карачаевского НИИ под его руководством работали над фундаментальными трудами. Акбаев М., Дудов М. подготовили к изданию орфографический словарь. Боровков А.К. и Махамет Урусов начали работать над русско-карачаево-балкарским словарем. В 1938 году при открытии учительского института его директор Леонов Иван Георгиевич обратился к Боровкову А.К., чтобы тот прочитал цикл лекций будущим преподавателям на карачаевском языке. Копия этого письма и по сей день хранится в архиве филиала СПб РАН.

Следует отметить, что основным итогом комплексных исследований карачаево-балкарского языка А.К. Боровкова стала неопубликованная рукопись «Карачаево-балкарская грамматика» [6], которая имеет неоценимое значение для развития лингвистики нашего народа. Боровков А.К. еще с 1930-х годов начал работать над карачаево-балкарской грамматикой. К началу депортации 1943 года книга была готова к изданию. Но не то чтобы издавать, но и писать о карачаевцах было под запретом. Поэтому его научный труд «Грамматика карачаево-балкарского языка» не была опубликована.

Жизнь состоит из неожиданностей, родившийся в Ташкенте известный ученый А.К. Боровков в 1943 году будто вслед за карачаевцами отправляется из Ленинграда в Узбекистан поднимать только что созданную академию. За 15 лет ученый написал грамматику узбекского языка, составил словари.

После возвращения карачаевцев на свою историческую родину карачаевские ученые продолжили сотрудничество с Боровковым А.К. «Русско-карачаево-балкарский» и «Карачаево-балкаро-русский» словари составлялись под его чутким руководством. Начиная с 1957 года до самой смерти, он всяческий поддерживал молодых ученых.

18 июня 1970 г. в своем письме Директор КЧНИИ Р. Джанибекова обращается к вдове покойного член-корреспондента АН СССР А.К. Боровкова Александре Федоровне Боровковой: «Дирекции Карачаево-Черкесского научно-исследовательского института экономики, истории, языка и литературы известно, что Ваш супруг А.К. Боровков написал научную грамматику карачаево-балкарского языка, но не успел опубликовать. Для определения возможности публикации вышеозначенного труда А.К. Боровкова необходимо детальное знакомство с рукописью. Дирекция КЧНИИ просит Вас прислать в институт рукопись грамматики карачаево-балкарского языка» [7].

В 2016 году отдел карачаево-балкарского и ногайского языков Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований начал готовить к изданию рукопись А.К. Боровкова «Карачаево-балкарская грамматика», хранящийся в архиве института.

Фонд всемирно известного тюрколога А.К. Боровкова состоит из 5 частей: научные работы, бумаги, связанные с биографией, переписка с другими учеными, отзывы, рецензии на научные работы научных сотрудников, архив дочери. Всего в архиве хранится 778 дел. Среди них есть работы, связанные с Карачаем.

Во время экспедиций в Карачай и Балкарию со своим учителем Н.Я. Марром им был собран богатый фольклорный материал. В Карачае и Балкарии Боровковым записаны тексты 24 песен, в том числе 4 варианта песни «Апсатыны джыры», два из которых записаны в Балкарии в с. В. Хулам и Тура-Хабль, два в Карачае в сс. Учкулан и Хурзук. Также им записано сказание о Къарашауае, нартскоем герое. Две сказки. Загадки (элберле) 76 единиц. «Бурунгула сёзю» - 13 единиц пословиц и поговорок. 185 страниц рукописного текста на латинице, который нужно было перевести на кириллицу. Для записей Боровков  использовал специальный алфавит карачаево-балкарского языка, который он составил сам. Рукописный экспедиционный материал 1929-1930 годов состоит из 185 страниц. Сохранилось нартское сказание на карачаевском языке на латинице и его перевод на русский язык, сделанный А.К. Боровковым.

Заслуги А.К. Боровкова перед советской наукой отмечены высокими правительственными наградами: орденом Ленина, орденом «Знак Почета» и медалями, а также присвоением ему в 1943 году звания Заслуженного деятеля науки Узбекской ССР.

Многочисленные друзья, ученики и последователи Александра Константиновича навсегда сохранят светлую память о нем как о добром и отзывчивом человеке, скромном и честном, неутомимом и беззаветно преданном науке.


Примечания:

1. Тюркологические исследования, М.-Л., 1963. С. 291-298
2. СПбФАрхива РАН Ф.0974 Оп. 03 д.0097
3. Труды института лингвистических исследований. Т. IX. Ч.1. Отв. ред. Н.Н. Казанский. СПб, Наука, 2013.
4. СПбФАрхива РАН Ф.0974 Оп. 03 д.0097
5. Карачаево-балкарский язык. Яфетический сб., VII, Л., 1932, С. 37-55.
6. Архив КЧИГИ
7. СПбФАрхива РАН Ф. 0974 Оп. 03 д. 9

(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет