Расширенный поиск
11 Декабря  2016 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Аякъларынгы джууургъанынга кёре узат.
  • Джолда аягъынга сакъ бол, ушакъда тилинге сакъ бол.
  • Уллу къашыкъ эрин джыртар.
  • Ишлемеген – тишлемез.
  • Ариу джол аджал келтирмез.
  • Намыс болмагъан джерде, насыб болмаз.
  • Халкъгъа джарагъан, джарлы къалмаз.
  • Бастасын ашагъан, хантусун да ичер.
  • Ашда уялгъан – мухар, ишде уялгъан – хомух.
  • Джангызны оту джарыкъ джанмаз!
  • Кесинге джетмегенни, кёб сёлешме.
  • Айырылгъанланы айю ашар, бёлюннгенлени бёрю ашар.
  • Бозанг болмагъан джерге, къалагъынгы сукъма.
  • Алим болгъандан эсе, адам болгъан къыйынды.
  • Аманнга да, игиге да оноусуз къатышма.
  • Аз сёлеш, кёб ишле.
  • Байлыкъ келсе, акъыл кетер.
  • Къарнынг бла ёч алма.
  • Ашаса, ашамаса да, бёрюню ауузу – къан.
  • Тамырсыз терекге таянма – джыгъылырса.
  • Ётюрюк хапар аякъ тюбю бла джюрюйдю.
  • Мен да «сен», дейме, сен да «кесим», дейсе.
  • Мал тутхан – май джалар.
  • Джаханимни кёрмей, джандетге кёл салмазса.
  • Джукъу тёшек сайламайды.
  • Ана къойну – балагъа джандет.
  • Атлыны кёрсе, джаяуну буту талыр.
  • Бюгюн дуния кибик, тамбла ахыратды.
  • Суу да къайтады чыкъгъан джерине.
  • Билим ат болуб да чабар, къуш болуб да учар.
  • Иги сеники эсе да, сюйген кесимикин этеме.
  • Кийимни бичсенг, кенг бич, тар этген къыйын тюлдю.
  • Къарнынг къанлынга кийирир.
  • Къазанны башы ачыкъ болса, итге уят керекди.
  • Джуртун къоругъан озар.
  • Кёлю джокъну – джолу джокъ.
  • Сормай – алма, чакъырылмай – барма.
  • Суу ичген шауданынга тюкюрме.
  • Окъугъан – асыу, окъумагъан – джарсыу.
  • Сакъламагъан затынга джолукъсанг, не бек къууанаса, не бек ачыйса.
  • Кёз – сюйген джерде, къол – ауругъан джерде.
  • Адамны джюреги нени кёрюрге сюйсе, кёзю да аны кёрюрге ёч болады.
  • Эринчекге кюн узун.
  • Окъуусуз билим – джокъ, билимсиз кюнюнг – джокъ.
  • Бир абыннган – минг сюрюнюр.
  • Алтыннга тот къонмаз.
  • Ашатыргъа иш – ашхы, ишлетирге аш – ашхы.
  • Махтаннган къыз, тойда джукълар.
  • Ариуну – ауруу кёб.
  • Тешигини къатында, чычхан да батыр болур.

The Codex Cumanicus

29.10.2016 0 293  Peter B. Golden

I. Вступление

Со времени появления «европейских» гуннов и вплоть до падения ханств Чингизидов, причерноморско-каспийские степи, а, соответственно, и соседние осёдлые сообщества, конечно, в разной степени, находились под властью целого ряда кочевых народов, либо были обречены на тесное взаимодействие с ними. Хотя скифские и сарматские племена, представлявшие иранскую семью, правили здесь целое тысячелетие, предшествовавшее гуннам, да и позднее иранские элементы, как сохранявшие самостоятельность, так и входившие в качестве субстратов в состав других образований, продолжали играть важную роль в этногенезе народов региона, всё же большая часть кочевников, ставших хозяевами этих прекрасных степей, или по крайней мере та их часть, что осуществляла политическое руководство, была тюркского происхождения. В период от тюркского завоевания Восточной Европы в конце 60-ых годов VI столетия до походов Чингизидов, все тюркские сообщества в этом регионе так или иначе были порождены Тюркским каганатом.

Но из всех этих народов только хазары, прямые политические наследники тюрков, создали каганат классического тюркского типа. Остальные же, по разным причинам, оставались в основном конфедерациями племён и не испытывали стремления к созданию более прочного политического образования – государства. Те из них, кто были вытеснены из степной зоны в зону осёдлого или полуосёдлого ведения хозяйства, например, венгры (смешанная угро-тюркская группа племён, испытавшая на себе сильное хазарское влияние) и часть огузов, возглавляемая сельджуками, создали государства, но либо по христианской (Венгрия, Дунайская Болгария), либо по исламской (держава сельджуков) модели. И все эти тюркские сообщества, включая как полноценное государство Хазарию, так и племенные союзы печенегов, западных огузов (торков русских источников) и кумано-кыпчаков (половцев) – как бы ни были велики их военные достижения и высок уровень развития торговли, не слишком-то продвинулись в создании литературных памятников, основанных на собственной языковой традиции. От хазар, например, хотя они несомненно нуждались в письменности, остались лишь документы на еврейском языке, что является следствием иудаизации правящего класса. В то время как их родной язык, относительно которого до сих пор существует множество нерешенных вопросов, известен главным образом по топонимам и личным именам знаменитых хазар, упоминаемым в летописях соседних осёдлых народов. Балканские булгары, жившие в территориальной близости и под культурным влиянием Византии, и управлявшие славянским большинством, в котором в конце концов и растворились, оставили лишь разрозненные булгаро-греческие (причём греческими буквами) и славяно-булгарские надписи.

Их соплеменники на Волге, принявшие ислам в X столетии (922), оставили ряд могильных надписей (датируемых в основном эпохой Чингизидов, XIII–XIV вв.), выполненных арабским письмом, на высокоразвитом арабо-булгарском языке. Несомненно, Волжская Булгария, как исламский центр, использовала арабский язык для общения с окружающим миром. Но письменный материал, хотя это может быть оспорено, свидетельствует об устойчивой булгарской письменной традиции. Правда, Волжская Булгария в этом отношении, как и во многих других, не является типичным случаем, поскольку возникла в лесо-степной зоне со значительным финно-угорским населением, и далеко ушла от классического кочевого образа жизни.

Интересно отметить, что в отличие от тюркских народов Центральной и Внутренней Азии (тюрков, уйгуров, караханидов) западно-евразийские тюркские народы не записали значительных литературных памятников ни тюркскими рунами, хотя у них в употреблении было несколько вариантов этого письма, ни с помощью какой-нибудь другой письменности, имевшейся в их распоряжении (греческой, арабской, еврейской, грузинской). Этот явный недостаток литературных амбиций (что, впрочем, ещё может быть опровергнуто археологией) скорее всего обусловлен слабой выраженностью политической организации у таких народов как печенеги, западные огузы (торки), кумано-кыпчаки (половцы). Так что нас не должно удивлять, что самый значительный памятник, связанный с языком одной из мощнейших племенных конфедераций – Codex Cumanicus – в общем-то не является собственно куманским (половецким) произведением. Но, прежде чем заняться самим Codex'ом, следует немного рассказать о народе, языку которого он посвящён.

Весьма сложный узел проблем, образовавшийся вокруг вопроса об этногенезе кумано-кыпчаков (половцев), до сих пор остаётся не распутанным. Даже истинное название этой конфедерации племён остаётся не вполне ясным. Западные (византийские и латинские), а изредка и русские источники именуют их Comani, Cumani, Kumani – куманы, команы. Средневековые венгры, с которыми у них были крепкие связи, и в чьи земли они бежали, спасаясь от монголов, знали их под именем куны (Kun). Это название несомненно может быть соотнесено с этнонимом Qun мусульманских авторов (таких как аль-Бируни и аль-Марвази, замечания по этому поводу у Йакута и аль-Бакуви, очевидно, заимствованы из аль-Бируни), который, согласно аль-Марвази, становится известным вследствие миграции кумано-кыпчаков (Cuman-Qipcaqs) на запад. Однако неясно, может ли в свою очередь термин Qun быть соотнесён с этнонимом – Hun ( *un) = Xun/Qun – народа, входившего в конфедерацию племён теле/токуз-огузов (T‘ieh–le/Toquz Oguz – токуз–огузы – букв. 9 племён – древние уйгуры).

Древние тюркские источники именуют элементы, из которых сложился кумано-кыпчакский (Cuman-Qipcaq) племенной союз кыбчакскими, а, возможно, и ещё какими-то другими названиями. Этот же этноним – Qibcaq – был выбран мусульманскими авторами (например в формах Xifjax, Qifjaq, Qipcaq и т.д.) и закавказскими источниками (например, грузинскими – Qivc‘aq-, армянскими – Xbsax). В переводной форме он также был заимствован некоторыми другими соседними осёдлыми народами. А именно: в русском языке – половчин, половцы (> в польском, чешском – Plauci, венгерском – Palocz), в латинском – Pallidi, в германских и германо-латинских источниках – Falones, Phalagi, Valvi, Valewen и т.д., в армянском – Xartes – все эти названия принято считать переводом тюркского qu / *qub или другой близкой формы – «бледный, желтоватый, жёлто-коричневый, блёклый». В свою очередь, ряд других источников не менее уверенно называет этот народ канглы (Qangli), именем, под которым было известно самое восточное – центральноазиатское – ответвление кумано–кыпчакской (Cuman-Qipcaq) конфедерации племён.

В эти племена вошли тюркские, монгольские, а также предшествовавшие им (в этих степях) иранские элементы. Однако языком межплеменного общения – lingua franca – конфедерации стал определённый тюркский диалект, который мы теперь называем кыпчакским (Qipcaq) языком, некоторые диалекты которого нашли своё отражение в Codex Cumanicus.

Кумано-кыпчаки (Cuman-Qipcaqs) управляли степью, простиравшейся от современной Украины до Центральной Азии, где они составляли значительную часть населения и играли заметную роль благодаря брачным связям с правящей династией Хорезма. В не меньшей степени они были связаны с Русью (с которой они нередко воевали), с Грузией (куда многие из них переселились и где они обратились в христианство), с Венгрией и Балканами, где позже, при покровительстве монголов, была создана куманская династия Тертеридов (Terterids).

Кумано-кыпчакская гегемония охватывала и большую часть Крыма. Как и в других областях, их интересы в Крыму были преимущественно коммерческими. В дочингизидский период они собирали дань с крымских городов. Судак, древний торговый центр, воспринимался ибн аль-Аcиром (начало XIII века) как

«город кыпчаков (Qifjaq), из которого проистекает их богатство. Он находится на берегу Хазарского (т.е. Чёрного) моря. Корабли приходят туда, гружёные тканями. Кыпчаки (Qifjiqs) покупают (у н)их и продают им наложниц и рабов; буртасские (буртасы – народ, проживавший на средней Волге) меха, бобров, белок... Это город кипчаков (половцев), из которого они получают свои товары, потому что он (лежит) на берегу Хазарского моря, и к нему пристают корабли с одеждами; последние продаются, и на них покупаются девушки и невольники, буртасские меха, бобры, белки и другие предметы, находящиеся на земле их».

Благодаря политическому господству куманов, их язык стал lingua franca этого региона. Он распространился и среди других, проживавших там, народностей. Так, крымские армянское и караимское (Karaite Jewish) сообщества переняли этот язык и сохраняли его веками даже вдали от Крыма, который они вынуждены были покинуть в результате монгольского завоевания кыпчакских земель, которое завершилось в конце 30-ых годов XIII в. Некоторые кыпчакские племена (в первую очередь которые возглавлял хан Котян (Kten)) тогда откочевали в Венгрию. Большая же их часть вошла в состав Монгольской империи. Таким образом, империя тюрков, объединявшая когда-то всех кочевников (pan–nomadic empire of the Turks) была воссоздана, причём даже в большем масштабе. Кыпчакский язык при этом отнюдь не отступил на второй план, напротив: за век (после) Великого завоевания он превратился в язык межнационального общения для западной части государства Чингизидов. Поэтому мамлюкский (т.е. египетский) учёный ал-Умари (al–‘Umari) (ум. 1348), отмечал что татары (т.е. монголы), численность которых (в Европе) и так была небольшой, и в чьи ряды уже входили многочисленные тюркские элементы из Внутренней и Центральной Азии, активно вступали в браки с местным тюркским населением и в результате кыпчакизировались.

Во второй половине XIII века (начиная с 60-ых годов), когда у Чингизидов начались склоки из-за территории, Джучиды, резиденцией которых был город Сарай, боровшиеся с иранскими Хулагуидами, обрели ценных союзников в лице мамлюкских правителей Египетского султаната, которым они продолжали поставлять рабов (мамлюков) через порты Крыма. Распространение ислама среди монголов (в государстве Джучидов), начавшееся при хане Берке (1257–1266) и достигшее кульминации при хане Узбеке (1313–1341), способствовало укреплению этого союза.

II. Датировка и происхождение документа

Codex Cumanicus, который в настоящее время находится в библиотеке св. Марка в Венеции (Cod. Mar. Lat. DXLIX), это не одна цельная (единая), а сразу несколько не связанных между собой (если не рассматривать в широком смысле) работ, которые однако были объединены под общей обложкой. Codex можно разделить на 2 явно независимые части: 

  1. справочник по куманскому языку, состоящий из итало(латино)-персидско-куманских словарей терминов, составленных по темам и областям применения; 
  2. сборник религиозных текстов, лингвистических сведений, материалов по фольклору (половецкие загадки) нескольких разных авторов, с переводами на латинский и на средневековый диалект восточного верхненемецкого языка (Eastern Middle High German). Также очевидно, что в обе части неоднократно вносились добавления.

Учёные окрестили эти две явно отличающиеся друг от друга части просто: итальянская и германская, что несомненно справедливо в отношении этно-лингвистического происхождения авторов этих частей и их окружения. Но определение Лигети (Ligeti), который назвал первую часть Книгой переводчика («Interpretor’s Book»), а вторую – Книгой миссионеров («Missionaries’ Book»), выглядит более точным и близким к истине.

Кодекс Куманикус, первый разворот рукописи
Кодекс Куманикус, первый разворот рукописи
Рукопись Кодекса Куманикуса.
Рукопись Кодекса Куманикуса

Первое упоминание о Codex'е, согласно которому он в свое время находился в библиотеке Петрарки (1304–1375), великого итальянского гуманиста, относится к XVII веку. Правда, позднее это утверждение было признано ошибочным. Даты и места создания различных разделов Codex’а также долго оспаривались. Базен (Bazin), который особенно тщательно изучил календарные сведения (CC, 72/80–81) пришёл к заключению, что Книга переводчика («Interpretor’s Book») скорее всего была составлена между 1293 и 1295 годами. Дрюль (Drüll), между тем, предложила даже немного более раннюю дату – 1292–1295 гг. Дату, обнаруженную в венецианском списке (Venice ms.) «MCCCIII die XI Iuly»(1303-го года, дня 11-го июля.) (CC, 1/1) следует рассматривать как дату создания (или начала создания) первой копии. Венецианская копия, как показал анализ бумаги, на которой она написана, сделана не ранее середины XIII века (дата изготовления бумаги). Книга миссионеров («Missionaries’ Book»), объединяющая в себе сразу несколько источников, была составлена приблизительно в 1330–1340 гг. Есть в ней и другие элементы, вероятнее всего, добавленные позднее. Имена её авторов неизвестны, но, скорее всего, они происходили из францисканской общины. Германские францисканцы, игравшие важную роль в создании Книги миссионеров, происходили из среды, говорившей на восточном верхнегерманском диалекте.

Книга переводчика («Interpretor’s Book») была составлена итальянскими коммерсантами (венецианцами или генуэзцами) или их писцами в Солгате/Солхате (Solxat) (Eski Krim – Старый Крым юго-западнее Кафы и северовосточнее Судака; до конца XIV в. назывался Солхат, затем Крым, а с XVII в. Старый (Eski) Крым или в Каффе (Феодосии). Есть основание утверждать, что в процессе подготовки и перевода персидской и куманской частей трёхъязычного словаря участвовал не один человек (а скорее всего много разных людей). Первая копия (1303), как предполагается, была сделана в монастыре Св. Иоанна недалеко от Сарая. Более поздняя копия, сохранившаяся в Венеции, датируемая приблизительно 1330–1340, вероятнее всего, происходит из Францисканского монастыря. В ней тоже, скорее всего, были сведены воедино отдельные, прежде не связанные между собой, разделы Codex'а. Затем, каким-то образом эти части снова попали в итальянские руки, на этот раз в Венецию. Таким образом, этот документ представляет собой смесь из фрагментов разных размеров и созданных или скомпилированных с разными целями. Книга переводчика («Interpretor’s Book») в значительной степени, хотя и не исключительно, была практической, коммерческой по своей природе. Книга миссионеров («Missionaries’ Book»), помимо своего чисто лингвистического назначения, содержит проповеди, псалмы и другие религиозные тексты, да к тому же ещё и подборку куманских загадок.

Венецианцы и генуэзцы активно участвовали (будучи при этом конкурентами) в крымской торговле. Торговля же эта, как мы знаем, благодаря свидетельствам современников, таких как Пеголотти (Pegolotti), шла поэтапно: от Танаиса (Азова – главного перевалочного пункта для товаров, направлявшихся из Азии в Крым) до нижней Волги (Астрахань-Сарай), а оттуда на Урал и в Хорезм, и уже оттуда, наконец, в Китай. Торговали весьма широким ассортиментом товаров, например: воском, металлами (включая драгоценные), пряностями и другим продовольствием, шёлком и прочими тканями, ценными мехами и т.д. Итальянские торговые колонии в Крыму, конечно же, имели регулярную связь с Taнaисом (Азовом). Имелись также контакты с Ираном ильханов через Трапезунд. Правда, Дрюль (Drüll) доказывает, что автор(ы) латинско-персидско-куманского словаря, вошедшего в Книгу переводчика («Interpretor’s Book»), скорее всего был(и) генуэзцем(-ами), работавшим(-ими) в Каффе, поскольку только генуэзцы имели связи с купцами одновременно из державы Джучидов (Золотая орда) и из державы ильханов (Иран). Хоть итальянские торговцы и не участвовали в работорговле (торговле мамлюками) с Египтом, в Крыму эта сфера деятельности имела долгую историю. О чем до сих пор свидетельствует современная казахская пословица: uli irimga, qizi Qirimga ketti – «Сын попал в заложники, а дочь в Крым (т.е. в рабство)». Вышеупомянутый трёхъязычный словарь отражает также и это направление торговли, наряду с обширным списком других потребительских товаров.

III. Языки в CODEX CUMANICUS

Латинский язык Codex'а представлен двумя вариантами, указывающим на этно-лингвистическую принадлежность авторов, а также на уровень их образованности. Латинский Книги переводчика («Interpretor’s Book») – это народный итальяно-латинский (Vulgar Italo-Latin), в то время как в Книге миссионеров («Missionaries’ Book») представлен более «правильный» язык, отражающий богословскую подготовку францисканских авторов. Персидский материал Кодекса был предметом изучения в двух недавних работах. Дауд Мончи-заде (Daoud Monchi-Zadeh) доказывает, что персидский материал прошёл через своеобразный куманский фильтр: был переведён куманоязычными посредниками. С другой стороны, Andras Bodgrogligeti высказывает предположение, что персидский язык служил международным языком (lingua franca) восточной торговли, вследствие чего он подвергся, в разной степени, стандартизации, влиянию других языков, упрощению. Некоторые слова в нём являются архаичными, а некоторые необычными. Короче говоря, всё это похоже не на живой язык, родной для его носителя, а скорее на некий упрощённый койне.

Куманский язык Кодекса (CC) также представляет собой своего рода lingua franca, который понимали по всей Центральной Азии. Однако его отображение в Кодексе (CC) является не вполне правильным, поскольку он (CC) был составлен, как мы помним, нетюркоговорящими авторами, владевшими языком в разной степени. Там есть достаточно много «неправильных» синтаксических конструкций, равно как и грамматических и фонетических ошибок, а также ошибок перевода. Некоторые из них являются следствием неправильного представления о языке либо ошибками переписчика. Другие отклонения от тюркской «нормы» могут быть отнесены на счёт дословного (пословного), буквального перевода. Такой метод перевода весьма характерен для Средних веков, особенно если речь идёт о переводе священных, религиозных текстов. Например, в языке караимов, ближайшем родственнике куманского языка Кодекса (СС), мы находим такое предложение: kisi edi yerind’a Ucnun, Iyov semi anin da edi ol kisi ol t’g’l da t’z, qorxuvcu t’enrid’n (Был человек в стране Уц, чьё имя было Иов, и человек этот был безупречен и честен и богобоязнен. Книга Иова,1), слово в слово повторяющее еврейский (т.е. библейский) текст. Некоторые формы, имеющие не вполне тюркский вид, могут быть приписаны влиянию составителей Кодекса, чьими родными языками были: итальянский/итало-латинский и германский языки. Многие же из этих форм имеют неясное происхождение, однако, поскольку подобное явление наблюдается и в других тюркских языках, вполне возможно, что и в данном случае это результат влияния индоевропейских языков.

Гораздо более интересным, хотя вряд ли неожиданным (учитывая то, сколько авторов приложило руку к документу), является тот факт, что лексический материал Кодекса охватывает сразу несколько кыпчакских диалектов. Особенно это заметно при сравнении написания одних и тех же слов в двух основных разделах:

Книга переводчика
(«Interpretor’s Book»)
Книга миссионеров
(Missionaries’ Book»)
англ. рус.
kendi kensi «self» сам
tizgi tiz «knee» колено
bitikbitiv«book, writing»книга, письмо
berkit-berket-«to strengthe»усиливать
ipekyibek«silk»шёлк
ekkieki«two»два (2)
todaqtotaq«lip»губа
etmektmek«bread»хлеб
yagyav«fat»жир
tagtav«mountain»гора
kyegkyv«bridegroom»жених
igityegit«youth»юноша (джигит)
sagsav«healthy»здоровый
abusqaabisqa«old, aged»старый (престарелый)
qadavxadaq«nail»гвоздь
agirla-avurla-«to honor»почитать, чтить

В некоторых случаях сразу несколько диалектов представлены в одной и той же части, например в Книге переводчика («Interpretor’s Book») (CC, 52/57, 57/61): лат. similo, перс. chomana mecunem (homana mekunm «I resemble» – Я похож, напоминаю) кум. oscarmen (osqarmen); (CC, 76/86) лат. similtudo, перс. manenda кум. oasamac (или oosamac что Grnbech читает как oqsamaq) и в Книге миссионеров («Missionaries’ Book») (CC, 141/199) ovsadi («resembled, was like» – напоминал, был похож), (CC,162/226) ovsar «enlich»; (CC, 131/183) job sngnc (ypsengenca) «sin quod tu approbas, (то, что ты опробовал, одобрил)» (CC, 140/195), iopsinip (ypsinip) : ypsen-/ypsin«billigen, genehmigen, gutheissen» – одобрять.

Хорошо известное в кыпчакских языках чередование звуков g > w/v весьма ярко проявляется в Книге миссионеров («Missionaries’ Book»). То же можно сказать и о другом характерном кыпчакском чередовании q > x. (например, yoqsul > yoxsul «arm "рука", mettellos»). А вот в Книге переводчика («Interpretor’s Book») представлен более старый и консервативный диалект.

Можно также отметить, что в случаях, где Книга миссионеров («Missionaries Book») передает звук j в словах нетюркского происхождения буквой g (например, gahan = jahan «мир/вселенная», gan = jan «душа», gomard = jomard «щедрый» (все заимствования из персидского), в Книге переводчика стоит либо j, либо y. Возможно, это указывало на произношение через y (хотя в самих персидских формах j часто переходит в i): jaghan = yahan или jahan, jomard, jomart = yomard или jomard, joap = yowap или jowap (< араб. jawab «ответ») и yanauar = yanawar или janavar. Такое чередование j > y в начале слова известно и в некоторых (современных) кыпчакских диалектах, особенно в заимствованных словах, например, в башкирском языке yawap – ответ, yemeyt – общество, сообщество ( < араб. jam‘iyat), yihan – вселенная ( < перс. jihan, jahan).

Наконец, v/w в интервокальной позиции, который Grnbech обычно транскрибирует как v, вполне может представлять звук w, например: (CC, 65/72) youac = yovac или yowac – противоположный (CC, 102/121); culgau = culgav или culgaw – портянки, обмотки для ног (CC, 90/105);carauas = qaravas или qarawas – служанка, рабыня (CC, 139/192); koat = qovat или qowat ( < араб. quwwat ) – мощь, власть (CC, 109, 113/130,134); tauc, taoh = tavuq или tawuq, tavox или tawox – курица.

Множество частных орфографических особенностей (например, s может передаваться буквами s, z, x, sch, так слово bas «голова» в Книге переводчика («Interpretor’s Book») пишется (CC, 29,86, 94,/30,99,109) bas, bax; а в Книге миссионеров («Missionaries Book»)(CC, 121,126,128/161,171,175) bas, basch, baz /// basqa «кроме, отдельно» в Книге переводчика («Interpretors’s Book») (CC, 64/70) bascha, а в Книге миссионеров («Missionaries’ Book») (CC, 121,123,138/158,163,189) baska, baschka, bazka явно указывает на то, что Codex состоит из множества документов разных авторов, а также на недостаточные усилия по общей его редактуре. Так что, многие варианты чтения следует считать условными.

IV. Содержание Codex Cumanicus

Книга переводчика («Interpretor’s Book») состоит из 110 страниц (CC,1–110/1–131). Страницы 1–58/1–63 содержат ряд глаголов, расположенных в алфавитном порядке (согласно латинскому алфавиту) на латинском, персидском и куманском языках. Начинается он с глагола audio. Примеры некоторых форм этого глагола приводятся ниже:

Латинский Персидский Куманский англ. рус.
audiomesnoem (mesnowm)eziturmen (esitrmen)«I hear»я слышу
audimusmesnam (mesnowim)esiturbis (esitrbiz)«we hear»мы слышим
audiebammesin(.)dem (mesinidm)esituredim (esitredim)«I was hearing»я слушал
audiebantmesinident (mesinidnt)esiturlaredj (esitrleredi)«they were hearing»они слушали
audiui sinide (= sinidm)esitum (esitm)«I heard»я (у)слышал
audiueratissindabudit (sinada budit) esitungusedi (esitnguzedi)«you had heard»вы (у)слышали
audiambisnoem (bisnowm)esitcaymen (esitqaymen или esitkeymen)«I will hear»я услышу
audiemusbesnoym (besnowim) esitqaybiz/esitkeybiz«we will hear»мы услышим
audibisna (bisno) esit (esit)«hear!»слушай!

audirem «were I to hear» (если бы я должен был услышать)
// ysalla mes(i)nde (isalla mesinidm «if I should only hear» – если б я должен был только услышать)
// chescha esitkaedim (keske esitqayedim/esitkeyedim);

audiuisse(m) «If had heard» (если бы я услышал)
// y sinada budim (isalla sina budim «if I had only heard» – если б я только услышал)
// esitmis bolgayedim (keske esitmis bolgayedim);

audiam «if I should hear»
// y besnoem (isalla besnowm «if I should only hear»)
// esitchaymen (keske esitqaymen / esitkeymen «would that I hear»);

audire(m) «were I to hear»
// zonchi mesnide(m) (conki mesinidm «since I hear»)
// esittim essa (esittim ese);

audires «were you to hear»
// z mesnidi (conki mesinidi «since you hear»)
// nezic chi esiti(n)gassa (necik ki esiting ese «lorsque tu as entendu»);

audiueim (=audiverim ) «were I to have heard»
// z s(.)ndidem (conki sinidm «since I heard»)
// esittim ersa (esittim erse);

audire «to listen»
// 
sanadae(n) (sanadn)
//
esitmaga, yzitmaga (esitmege, isitmege),  – слышать, слушать;

audiens «тот, кто слышит, слушатель»
// sanoenda (sanownda «он, который слышит»)
// esattan (esatgan = esitgen) – слушатель;

auditurus «one who will hear, is about to hear»
// ghoet sinidn (xoht sinidan «он, который хочет слушать»)
// esitmaga cuyga (esitmege kyge «тот, кто предполагает слушать, услышать») – будущий(вероятный, возможный) слушатель.

Ни один из остальных глаголов не рассматривается столь же подробно. В большинстве случаев приводится 3–5 форм спряжения, например (CC, 5/6):
adiuuo // yari medehem (yari medehm) // boluzurmen (bolusurmen), «I help» – я помогаю;
adiuuaui // yari dadem (yari dadm) // boluztum (bolustum), «I helped» – я помог;
adiuua // yari bide (yari bideh) // bolus (bolus) «help!» – помоги(те)!
adiutorium // yari (yari) // bolusmac (bolusmaq) «help, aid» – помощь, подмога.

Некоторые латинские глаголы переводятся сразу двумя куманскими, например:
(CC, 6/7) albergo hospito «I lodge – я принимаю, размещаю гостей, проявляю гостеприимство»
// ghana cabul mecunem (xana qabul mekunm)
// conaclarmen vel condururmen (qonaqlarmen или qondururmen)
(CC, 9/10) balneo aliquid «я мою что-то – bathe something»
// tarmecunem (tar mekunm) «I wet – я мочю (делаю мокрым)»
// us etarmen vel iuunurmen ( us etermen или yuvunurmen).

В некоторых случаях, помимо форм глагола, приводятся отглагольные существительные, например: (CC, 12/13)
coquo «я готовлю (еду)» // mepaxem (mepazm // bisuturmen (bistrmen);
coqui «я готовил (еду)» // pohten (poxtm) // bisurdum (bisrdm)
coque «готовь (еду)!» // bepoh (bepox) // bisur (bisr)
bagerzi (bagirci < baqir «медь» ср. с ногайским baqirsi bala «юноша, обслуживающий людей в роли повара у котла из меди»);
coquina «кухня» // muthagh (= mutbax «кухня») // as bisurgan eu (as bisrgen ew (букв. «дом, где готовят пищу»).

Составные глаголы (Compound Verbs)

(С этого места персидская форма будет опускаться за исключением тех случаев, когда она поясняет куманскую, а куманская форма будет приводится в транскрипции):

yk tsrrmen «я разгружаю»
tinimdan kecermen «я в отчаянии (отчаиваюсь)»
(CC, 19/21 eligo «я выбираю») kngl icinde ayturmen «Я выбираю (букв. «я говорю, что у меня на сердце (т.е. что подсказывает сердце))»
eygirek etermen «я улучшаю»
(CC, 35/37, nauigo «Я плыву по морю на корабле» // dar driya merowm «я еду по морю») // tengizda yrrmen («я еду по морю»)
qulluq etermen «Я прислуживаю (работаю/являюсь слугой)»

Составные глаголы с арабскими элементами также неплохо представлены. Причём, эти элементы не всегда присутствуют в соответствующих персидских составных глаголах:
(CC,20/21) denpingo (sic) «я рисую» // naqs mekunm // naqslarmen (< араб. naqs «рисование»),
(CC, 23/25) expendo «я трачу» // xarj mekunm // xarj etermen и т.д.

Но, для сравнения:
(CC,44/47–48) quito «я ухожу (I quit)» // raha mekunm // tafs etermen  (< араб. tafs «полёт, побег, спасение (бегством)»).

Составные глаголы с персидскими элементамиВо многих случаях вполне можно предположить, что арабские элементы попали в куманский через персидское посредничество. Здесь же приводятся слова, этимология которых является чисто персидской.
(CC,23/26) estimo «я оцениваю»
// baha mekunm «я оцениваю (предполагаю, прикидываю цену)»
// bacha ussurmen (baha usurmen «я оцениваю (предполагаю, прикидываю цену)»,
KWb., С.266 читает это как baha ur- «schtzen bewerten – оценивать» < paha «цена»;

(CC, 42/454) penito «я раскаиваюсь» // pesman m, pesman bolurmen < перс. pesman «кающийся».

Глагол «иметь» представлен тремя формами: (CC, 29/30–313)
habeo «я имею» mende bar;
habui «я овладел (заимел)» tegdi ( < teg – «treffen – попадать в цель, настигать, встречать; berhren – ...; erreichen – доставать до чего–либо, достигать; gelangen – попадать, доходить, достигать; zuteil werden – выпадать на чью–либо долю»);
habeas «you have! – Получи(те)!» dar «have! – Имей!» saga/sanga bolsun «may you have! – Можешь иметь!».

Наречия

За разделом глаголов (CC, 59–65/64–72) следует раздел наречий (многие из которых представлены постпозитивными формами), например:

(CC, 54/61) ante «прежде, до» eng borun или ilgeri

ab «из, от» idan

aput «возле, около, рядом» qatinda (< qat «seite der raum neben oder bei etwas»)

brevitur «скоро, вскоре» terklep

bene «хорошо» yaqsi или eygi

benigne «милостиво, сердечно» xos kngl bile ( букв. «с хорошим сердцем»)

com «с (притяжательный)» birle, bile

(CC, 61/66) hodie «сегодня» bu kn

(CC, 61/67) ideo «поэтому, для этого, с учётом этого» aning cn

jam «сейчас, уже» saat

digar «немедленно, тотчас же» bir anca или imdi

(CC, 62/68) multum «много(much)» kp

malicioxe «злонамеренно, коварно, злокозненно» yaman kngl bile (букв. «с плохим (нехорошим, злым) сердцем»)

non «нет» yoq

nihil «ничего, ничто» hec-neme-tagi

(CC, 62/69) postea «потом, после» songra

(CC, 63/70) quid «Что?» ne

(CC, 64/70) sane «здорово (полезно для здоровья)» sagliq bile (букв. «со здоровьем»).

Личные местоимения

(CC, 66–68/72–74) следуют за списком наречий, например:

ego «я» men

mei «меня(род.п.)» mening

michi «мне» manga

me «меня(вин.п.)» meni

ame «от меня» menden

nos «мы» biz и т.д.

(CC, 68/74) (лат.) ipse met «он сам» anlar ox (anlar z?) «они сами».

В этот же раздел входит ряд несклоняемых имён (indeclinable nouns), например:

alius «другой (нежели чем)» zge

(CC, 69/74) omnis «все» tegme или barca

solus «один, отдельно взятый, в одиночку» yalguz

talis «такой (такого типа/рода)» falan

qualis «какой? (какого типа/рода?)» qaysi

и основные прилагательные, например:

ulu «большой»
/// kici »маленький»
/// yaqsi или eygi 
«хороший»
/// yaman »плохой»
/// yngl »лёгкий»
/// agir 
«тяжёлый».

Словарь религиозных понятий

(CC, 70/77) Tengri «Бог» (букв. «небо» (монг. яз.))
/// Maryam qaton 
«Царица (<небесная) (Дева>) Мария» – богоматерь – mater dey (лат.) / friste »ангел»
/// peygambar 
«пророк»
/// ari, algisli 
«святой, священный» santus (лат.)
/// xac 
«крест»
/// bapas 
«священник»
/// tre 
«закон»
/// yarligamaq 
«милость, милосердие»
/// bazliq 
«мир (спокойствие)»
/// tengri svmeklig 
«любовь к Богу», милосердие (caritas (лат.), dosti–i xuda (перс.)).

4 стихии

(CC, 71/78–79): hawa «ветер» и salqon «ветер» (сравни с монгольским salkin «ветер» и древнетюркским salqim «холод, иней, изморозь» сибирско-татарским (Siberian Turkic) salqin «сильный, холодный ветер») /// su »вода» /// yer «земля» /// ot «огонь».

Части тела

(CC, 71/79): qan «кровь» /// balgam слизь «phlegm (<Ar. <Gr.)» /// qursaq «живот» /// sari «желчь (желтая)» (букв. «желтый», ср. перс. safra ( < Ar. safra «желтый») /// sauda «тоска, уныние, меланхолия» (ср. с перс. sauda < Ar. sauda «черная (желчь)»). 

Термины, описывающие течение времени (т.е. связаны с измерением времени) (CC, 71–72/78–81): yil «год», ay «луна, месяц (календарный на основе лунного цикла – 28–29 дней)», kn «день», kece или tn «ночь». Этот весьма полный раздел содержит также названия дней недели (большей частью производные от персидских), а также названия месяцев года:

tu–sanbe (<Pers.) «Понедельник»

se–sanbe (<Pers.) «Вторник»

caar–sanbe (< Pers.) «Среда»

pan–sanbe (< Pers.) «Четверг»

ayna (<Iran. aina) «Пятница»

sabat kn «Суббота» (sabat изначально происходит от еврейского sabbat. Это слово можно также найти в караимском (sabat kn, что неудивительно), армяно-куманском (sapat’ k‘un) и карачаево-балкарском (sabat kn) языках – это все западно-кыпчакские языки, произошедшие от куманского. Это культурное слово (culture–word) также вошло в чувашский (samat, samat kun) и в волжские финнские языки (черемисы/марийцы sumat, вотяки/удмурты sumot), вероятно, через язык волжских булгар. Но во всех этих случаях общим источником, скорее всего, следует считать язык хазар.)

ye–sanbe »Воскресенье»

aybasi «первый день месяца» (календы).

Ниже приводится календарь куманов (3) (с латинскими (1) и персидско-исламскими (2) эквивалентами):

Латинский Персидский Куманский
januariussafarsafar ay
februariusrabi awalswnc ay
martiusrabiolaxerilyaz ay
aprilis jimedi–awal tob(a) ay
madius jimedi–al axelsongu yaz ay
juniusrejebkz ay
juliussa’banorta kz ay
augustus ramadansong kz ay
septembersaugal (sawwal)qis ay
octuber zilga’daorta qis ay
novemberdilhijaqurban bayram ay
december muharamazuq ay

(Сочетание месяцев христианского (юлианского) и мусульманского календарей в этом разделе даёт повод для вычисления даты его составления. Считается, что максимально близкие совпадения приходятся на 1227, 1259, 1292, 1324, 1357 годы).

5 чувств

CC, 72/81): kormek «зрение» /// esitmek «слух» /// tatmaq «вкус» /// iylamaq «запах» /// tutmaq «осязание».

Ещё несколько слов, связанных с природой, сторонами света ( CC, 73/81–82): kun towusi «восток», kun batisi «запад», yarix, yariq «ясный (чистый), яркий», bulud «облако» (приводится как соответствие латинскому nubiloxum «облачный») и т.д.

Антонимы

(CC, 73–74/83–84):

jift «похожий, подобный, пара (парный)» /// par, hamta, taq «непохожий, отличный (от)»

behamta, dispar, btn «целый» /// sinuq »сломанный»

tatli «сладкий» /// aci «горький»

sismis «вздувшийся, набухший (шишка!)» /// sisik ketken «вздутие прошло, спало» (сравни с перс. amah raft – «(вздутие) прошло, опало).

Свойства предметов

(CC, 75–77/85–88): eygilik «благо(сть)»

Иногда эти слова приводятся парами антонимов, например:

yaqsi или eygi «хороший, добрый» < > yaman «плохой, злой»

korkul «красивый» < > korksuz «безобразный»

uzun «длинный» < > qisqa «короткий»

jigit «молодой, юноша» < > abusqa или qart «старый, старик»

tiri «живой» < > «мертвый»

Предметы окружающего мира

(CC, 78–79/88–90):

jahan «мир, вселенная»

tengiz «море»

tag «гора»

yol «дорога»

tos/toz «пыль, порошок»

terek (др.-тюрк. «тополь» в кыпчакском стало означать «дерево» вообще)

yemis «фрукт, плод»

sa(h)ar или kent «город»

qala/qalaa «крепость, замок»

xala «деревня»

saray «дворец»

ev/ew «дом»

kebit или tugan «лавка (торговая)»

kopru «мост».

Коммерция, названия товаров и близкие термины

(CC, 80/90–91):

saraf «банкир»

tarazu «весы»

bitik или taftar (лат. cartularius «гроссбух, календарь», перс. taqwim «календарь»)

naqt или aqca «деньги»

borclular «должники»

bitik «буква, литера» (лат. litera, перс. xat) и т.д.

Далее следуют более обширные списки названий товаров и ремесленных изделий (CC, 80–86/91–99) и названия профессий, имеющих к ним отношение. Многие из этих слов являются «интернациональными», часто индийского происхождения, но прошедшими персидский и арабский фильтры (т.е. языки):

atar (< Араб. ‘attar ) «торговец пряностями»

comlek «кастрюля, горшок»

sakar / seker «сахар» (< среднеиранск. sakar < санскрит sarkara)

bal «мёд»

burc «перец» (< санскрит marica через иранский)

jinjibil «имбирь» (< араб. zinjibil < санскрит sringgavera),

darcini «корица» (< перс.),

nil «индиго (синий краситель для ткани)» (< перс. nil < Санскрит nili),

qondroq «ладан, фимиам» ( < перс. kundurak «мастика (смола мастикового дерева)» <kundur < греч. яз.)

baqam «фернамбук (бразильский бук), ? может, просто бук или красное дерево или красная древесина вообще?» ( < baqqam)

tutiya «цинк» (< Араб. tutiya’ < Санскрит tuttha ) и т.д.

oglanlar «слуги»

otlar «травы (особенно лекарственные)»

maajunlar «целебные порошки, порошкообразные (или растворённые до состояния кашицы) лекарства (< Араб. ma‘jun)»

altunci «ювелир, золотых дел мастер»

temirci «кузнец (temir – железо)»

caquc «молоток»

temir «железо»

kmis «серебро»

altun «золото»

baqir «медь»

qalaj, aq qorgasin «олово (aq qorgasin – букв. белый свинец)»

qorgasin «свинец» ( < монг. qorgaljin?)

kmr «уголь (каменный)»

kre «кузнечный горн»

tonci «скорняк, меховщик» ( < язык саков (Saka) – thauna «одежда» )

igine «иг(о)л(к)а»

bicqi «пила»

oymaq «наперсток»

ip «нитка»

tlk «лис(иц)а»

teyin «белка»

qara teyin «чёрная белка (т.е. добытая зимой, когда шкурка у белки темно-серая)»

kis «соболь»

silevsn ( < монг. silegsn), 

teri ton «шуба»

derzi ( < перс.), cekmen «шерстяная одежда (чекмень?)»

qipti «тонкие чулки»

arsun, qari «двор»

tsek «матрас, диванная подушка»

etikci «сапожник»

basmaq «башмак»

balta «топор»

burav «гадатель, предсказатель (augur)»

trg «зубило, долото, резец»

toqmaq «деревянный молоток, колотушка» и т.д.

Бритьё, инструменты цирюльника

(CC, 86–87/100)

ylci «брадобрей, цирюльник»

ylngc «бритва»

saqal «борода»

kzg «зеркало»

tas «таз(!) цирюльника»

snglce «ланцет»(хирургический инструмент, с помощью которого в средние века производили лечебное кровопускание (для снижения давления), что входило в список услуг цирюльника)

bilev «точильный камень»

ot (ср. выше otlar и otaci ниже)

malahan (< перс. malaham < араб. marham) «целебная мазь»

Профессии 

CC, 87–90/100–104):

qlic ostasi «мастер, делающий мечи (клинки)»

eyerci «мастер, делающий сёдла»

ygenci «мастер, делающий уздечки»

otaci «врач (терапевт и хирург в одном лице)»

xkmci (араб. hukm) «юрист, законник, судья»

siqriq «гонец, курьер»

yalci «pommel-maker»; pommel – 1) передняя лука седла; 2) эфес (сабли, кинжала и т.п., т.е. изготовитель то ли первого, то ли второго

astlanci «торговый посредник, брокер»

talal, miyanci (< араб. перс.) «брокер»

br(k)ci «шапочник – мастер делающий головные уборы»

naqslagan (араб. naqs) «художник»

qulluqci «слуга»

julaxak ( < перс. jullahak ) «ткач»

yaqci «мастер, делающий луки (для стрельбы)»

qobuzci «музыкант (вероятно исполнитель на кобузе/комусе»

bitik ostasi «учёный (книжник)» и т.д. 

К этому списку добавлены следующие слова: etmek «хлеб», urluq «семя, зерно», tb «корень», olturguclar «сиденья (места для сидения, может даже стулья)», is «работа», kc «труд» (вероятно, труд кочевника – коч) и т.д.

Политические титулы, должности и сопутствующие термины

(CC, 90/104–105):

qan «хан» 

soltan (< араб.) «султан» 

beg «бег, бек» 

bey «бей» 

ceribasi «полководец, командующий войском»

elci «посланник»

yarguci «судья (лат. potestas, перс. sana < араб. sahna «prefect»)

seriyat (< араб. sar‘iyyah «исламский закон»), «судья» (лат. consul, перс. qadi (кади)

bogavul / bogawul «слуга в суде, судебный служитель» (лат. placerius, перс. tatawul) < мong. buqawul (см.ниже)

atlu kisi «конный воин»

qan qatuni «жена хана, ханша» 

evdegi / ewdegi epci «служанка»

tilmac «переводчик (толмач)» и т.д.

Базар, товары

(CC, 91–92/105–108):

bazargan «купец, лавочник»

satuq «ремесло, торговля»

alici «покупатель»

satugci / satuqci «продавец»

behet ( < араб. bai‘at «коммерческая сделка») «денежный взнос, вклад, оплата наличными»

tlemek «(о)плата»

naqt (араб. naqd) «деньги»

kendir «конопля, пенька»

skli «лён»

fanar (< греч. ) «лампа, фонарь»

qoz «орех»

cuz «лёгкая (тонкая) тафта»

g yungi «перо совы (щётка?)» (к примеру, в русских деревнях как щётку использовали сушеное (и неощипанное) куриное крыло)»

baliq «рыба»

brinc «рис»

ipek «шёлк»

frangi suf «западноевропейская (франкская) шерсть (пряжа), ткань для просеивания, процеживания» 

isqarlat (средневековая латынь scarlata < араб. перс. saqallat) «алый(цвет)»

kvrk «сера»

jonban ketan «льняное полотно из Шампани»

Rusi ketan «Русское льняное полотно»

alamani ketan «Германское льняное полотно»

orlens ketan «льняное полотно из Орлеана» и т.д.

Цвета

(CC,92– 93/107–108):

aq «белый» /// qara «чёрный» /// qizil «красный» /// qrimizi «малиновый (ср. с англ. crimson)» /// kk «голубой» /// sari «жёлтый» /// yasil «зелёный» /// ipkin «фиолетовый» и т.д.

Драгоценные камни

(CC, 93/108=109):

yaqut (< араб.) «рубин»

laal (< араб.) «бадахшанский рубин» (ср. со старорус. лал)

kabut, yapqut «сапфир»

zmurut (вероятно от zumrut, zumurut < перс. араб. zumurrud < греч.) «изумруд»

yalmas (< Перс. almas < Греч.) «алмаз, бриллиант»

ingc (< китайск.) «жемчуг» и т.д.

Человек, части тела

(CC, 94–96/109–113):

azam ( < араб. adam ), kisi »мужчина, человек (вообще)»

epci «женщина»

bas «голова»

elat (< араб. axlat) «humors»

alin, manglay (< монг.) «лоб»

qas «бровь»

kirpik «веко»

qulaq/qulax «ухо»

kz «глаз»

kz yaruxi «light of the eye (глазной белок, блеск глаз)»

burun / burin «нос»

yangaq «щека»

tis «зуб»

til «язык»

qursaq «живот (желудок)» 

kngl «сердце»

icex, sucux «кишка(-и), кишечник»

teri «кожа»

qol «рука (вся)»

qoymic «coccyx»

tamar «вена»

qan «кровь»

el, qol «кисть руки»

barmaq «палец»

ayaq «ступня (ноги)»

tin «душа» и т.д.

Семья, родственники

(CC, 97/113–115):

at(t)a «отец»

anna «мать»

er «муж»

epci «жена»

ogul «сын»

qiz «дочь»

qarandas «брат»

qiz qarandas «сестра»

ul(l)u at(t)a «дедушка» (букв. большой отец)

qayin «тесть»

kyeg «зять»

abaga «дядя (< монг.)»

ini «племянник»

ortaq, nger (< монг. (нукер), «друг, товарищ»

qonsi «сосед» и т.д.

Хорошие качества людей

(CC, 97–98/115–116):

tkel «целый, невредимый»

yaqsi, eygi «хороший»

barlu kisi «богатый (человек)»

ustlu, aqil (< араб.) «умный, смышлёный»

krkl «привлекательный, красивый»

kn «законный, легальный»

xalal ogul «законнорожденный сын»

zden «благородный (знатный), свободный (не раб)»

erdemli «добродетельный, целомудренный»

kcl «сильный»

tanur kisi «опытный (бывалый) человек»

sver kisi «любезный (дружелюбный) человек»

erseksiz «целомудренный»

qiliqli «честный» и т.д.

Человеческие недостатки

(CC, 98–99/116–117):

yaman «плохой»

yarli, yoqsul «бедный»

qart, abusqa «старый(человек)»

teli, aqmaq (< араб. ahmaq) «безумный, глупый»

soqur, calis «косой, страдающий косоглазием»

kzsiz (букв. без глаз)

kr «слепой»

tvlk «слепой»

kniden towgan «незаконнорожденный, ублюдок»

aqsax «хромой»

tasaqsiz «кастрированный (букв. без tasaq)»

qaltaq «сводник»

qulaqsiz «глухой (букв. без уха

tilsiz «немой(букв. без языка)»

trkci «лжец»

yazuqlu «грешный, греховный»

egri kisi «лживый человек (false person)» и т.д.

Предметы, связанные с военным делом

(CC, 100/118):

ceri «войско»

sancis «война»

sagit (< ?) «оружие (arms)»

sirdaq (сравни с монг. siri-deg «gesteppte Filzdecke – войлочное одеяло степняков, saddlepad – попона,» siri- «стегать, подбивать ватой одежду») «пальто, стёганная верхняя одежда»

tovulga/towulga «шлем»

kbe «кольчуга»

btlk «кираса (латы, защищающие спину и грудь)»

qlic «меч (sword – меч, шпага, рапира, сабля – все виды клинков)»

bicaq «нож» и т.д.

Вещи, связанные с домом

(CC, 100/119):

izba ( восточно-славянские языки ) «комната»

boxorik (< перс.) «печь»

yuzaq «замок»

acquc «ключ»

qadav / qadaw «гвоздь»

olturguc «сиденье, место, где сидят (у кочевников стульев обычно-то не было, но в юрте были места, где сидят» и т.д.

Шитьё, одежда

(CC, 101/119): opraq «одежда» /// teri ton «одежда из меха»/// tvme/twme «пуговица» /// yeng «рукав» и т.д.

Строительство

(CC, 101–102/119–120): tb «фундамент» /// tas «камень» /// kirec «известняк (камень)» /// qum «песок» /// su «вода» /// taqta, qanga «пол» /// tik agac «колонна» /// kerpic «обожжёный кирпич» /// aginguc «лестница (приставная)» и т.д.

Некоторые предметы одежды и дорожного снаряжения

(CC, 101–102/120– 121):

kvlek/kwlek «рубаха»

kncek «штаны»

qur, beli-gab «пояс(одежда)»

yanciq «кошелёк (английский текст – purse – т.е. кошелек в виде напоясного мешочка)»

kepes, brk «шапка»

calma «тюрбан, чалма»

etik «книга»

basmaq «обувь (туфля, ботинок), башмак»

tizge «подвязка»

artmaq «седельная сумка»

yasman «фляжка»

catir «палатка, шатёр»

qamci «кнут»

araba «телега(с фургоном), арба» и т.д.

Коневодство

(CC, 102–103/121–122):

at «лошадь»

naal (< араб.) «подкова»

ayran «стойло»

eyer yabogi «потник» 

tizgin «поводья, вожжи»

aguzluq «удила, мундштук»

zengi «стремя»

kmldrk «нагрудное украшение на коне» (лат. pectoralis)

yingircaq «вьючное седло (на котором крепится поклажа)» и т.д.

Спальня и спальные принадлежности

(CC, 103–104/123): tsek «ложе, кровать» /// tsekning ayagi «треножник» /// yastuq «подушка» /// yorgan «одеяло» /// kilim «ковёр, плед» /// gali/qali, kvz / kz «ковёр» /// ksegen «занавески над (перед) кроватью» и т.д.

Стол и то, что на нём

(CC, 104/123–124): tastar, sarpan «скатерть» /// yiltrin, sise (< перс.) «бутылка» /// piyala (< перс.) «кубок, бокал (пиала)» /// bardaq «кружка, кувшин» /// ciraqliq «канделябр» /// as «еда» и т.д.

Кухня и кухонные принадлежности

(CC, 104–105/124–125): qazan «кастрюля, котёл, горшок – казан» /// cmic «ковш, черпак» /// qasuq «ложка» /// cmlet/cmlek «кастрюля для приготовления пищи» /// yaglav/yaglaw «сковорода» /// qavurqina/qawurqina «разновидность сковороды» (tianus (лат.), tawa (перс.) ) /// ttn «дым» /// yirgaq «крю(чо)к» /// tepsi (< среднекитайск.*deptsi) (см. ниже заимствования из монгольского: куманское tepsi «тарелка, блюдо» (во многих тюркских наречиях), монг. tebsi «большая продолговатая тарелка, деревянная тарелка, поднос, кормушка» < китайск. tieh–tzu средне-китайск. dep tsi).

Деревья и плоды

(CC, 105–106/125–126): terek «дерево» /// butaq «сук, ветка» /// yabuldraq «лист» /// agac «дерево, древесина» /// klege «тень» /// yemis «фрукт» /// kiras «вишня» (< греч.) /// armut ( < перс.), kertme «груша» /// alma «яблоко» /// catlavuq / catlawuq «орех обыкновенный (лещина)» /// qoz «орех» /// saftalu (< перс.) «персик» /// erik «слива» /// limon (сравни с итал. limome < араб. перс. laymun) «лимон» /// pistaq ( < греч.) «фисташки» /// qovun «дыня» и т.д.

Травы и овощи

(CC, 106–107/126–127): sadaf (< перс.) «рута душистая (растение)» /// yisqic «мята» /// ispanaq (< перс. < греч.) «шпинат» /// marul (< греч.) «салат-латук» /// qabuq «корка, кожура» /// cgndr «морковь» и т.д.

Названия животных

(CC, 107–108/127–129): janavar «зверь(дикое животное)» (< перс.) /// at «конь» /// astlan «лев» /// qistraq «кобыла» /// qatir «мул» /// esek «осёл (ишак)» /// tonguz «свинья» /// keyik tonguz «дикая свинья – кабан» /// kz, sigir «бык, вол» /// inek «корова» /// buzav / buzaw «телёнок» /// tisi qoy «овца» /// qocqar «баран» /// qozi «ягненок» /// ecke «козёл» /// it «собака» /// maci «кошка» /// pil (< перс.) «слон» /// sazagan «дракон» /// ayu «медведь» /// qoyan «заяц» /// br «волк» /// sicqan «мышь» /// boga «бык» и т.д.

Названия рептилий, гадов и насекомых

(CC, 108–109/129): qurt «червь» /// sazagan «змея» /// yilan «змея» /// cibin «муха» /// bit «блоха» /// qandala (<?) «клоп».

Птицы

CC, 109/129–130 ): cipciq «птица» /// qaraqus «орёл» /// balaban «сокол» /// qarciga «ястреб» /// qirqiy «ястреб-перепелятник (англ. sparrow-hawk)» /// turna «ворона» /// yabalaq «сипуха (screech-owl)» /// sigirciq «голубь» (?) и т.д.

Зерно, молочные продукты и прочие продукты

 (CC, 110–130–131): boday, bogday «пшеница» /// arpa «ячмень» /// tuturgan, brinc «рис» /// marjumak (< перс.) «чечевица» /// bircaq «овощи» /// un «мука» /// st «сладкое (некислое) молоко» (lac dulce (лат.), sir (перс.) /// yogurt «кислое молоко (простокваша, йогурт)» (lac acer (лат.), mast (перс.) /// kptelk «блюдо из муки и мяса (пельмени?)» (granum marcengum (лат.), koptaluk (перс.) и т.д.

Книга миссионеров (The Missionaries’ Book) (CC, 111–164/132–235) состоит из нескольких, весьма отличающихся друг от друга (в том числе, несомненно, и авторством), разделов. К тому же, это явно незаконченное произведение, и на тот момент, когда была сделана известная нам копия, работа над ним, видимо, ещё продолжалась. В книгу входят несколько списков словарного типа (но без соблюдения алфавитного порядка), заметки о грамматике, спряжение глагола anglarmen «intelligo» (CC, 129–134/177–180), раздел куманских (половецких) загадок, несколько текстов религиозного содержания и разрозненные поэтические вставки на итальянском. Всё начинается с глаголов seskenirmen, elgenirmen «ich irschrake» (перевод на восточный средне-верхненемецкий) и нескольких других глаголов и фраз, например, yiti bicaq «острый нож», satov etermen «ich kouflage», yp yp ulu bolur «is wirt y lengir y grossir. «Некоторые из них переведены не только на восточный средне-верхненемецкий, но и на латинский, например, it redir «d’ hunt billit canis latrat», it ugrayadir «d’hunt gru(n)czet», qoy mangradir «ouis balat», kisi incqaydir «d’ menche brehtit» (Grnbech, KWb., p. 273, читает это как «der mensche krHcit»), ucamda yatirmen «ich lege uf dem rucke» и т.д. Затем, без всякого вступления, на страницах CC, 117/141 идёт короткий религиозный текст, начинающийся словами: bilge tetik kisiler menim szm esitingler eki yolni ayringlar («Мудрые и умные люди, слушайте мои слова, выбирайте из двух дорог...»).

Из-за разрозненности и фрагментарности текстов Книги миссионеров мы (P. Golden) не будем обозревать ее постранично (как делали прежде), но выберем тексты и разделы, которые дают наилучшее представление о характере Книги в целом.

Половецкие загадки

(CC, 119–120/143–148)

Эти загадки представляют собой очень важный источник для изучения раннего тюркского фольклора. Ведь это самый древний, из того что мы имеем, документально зафиксированный материал по тюркским загадкам. Как заметил в своей блестящей работе Андреас Титце (Andreas Tietze), это «ранние варианты типов загадок, которые представляют собой общее наследие всех тюркоязычных народов». Некоторые из загадок имеют явные, легко определяемые современные эквиваленты, например: 

(CC, 119/144): Kecak ut(a)hi kegede semirrir. Оl huun, что Tietze читает как: Kkce ulaxim kgnde semirir. Ol xowun (дыня) // «Мой зеленоватый ягненок (на привязи) тучнеет. Дыня». Ср. с современной казахской загадкой: Kk lagim kgende turup semirgen. Qarbiz // «Зелёный ягненок тучнеет, лёжа на привязи. Арбуз» или османской (турецкой): Gk oglak kkende bagli. Karpuz // «Зеленоватый (голубоватый) ягненок привязан к верёвке. Арбуз».

Cuman: Оlturganim oba yer basqanim baqir canaq (Kuun: Tietze читает camek как ck, а Grnbech, KWb., С.73, как canaq, что представляется более правильным). Ol zengi«Там, где я сижу – пригорок (т.е. спина лошади). Там, где я ступаю – медный кубок (т.е. медное стремя). Стремя». Ср. с казахской загадкой: Оtirganim oba zer basqanim baqir sanaq. Uzengi.

(CC, 120/145) Yazda yavli/yawli toqmaq yatir. Ol kirpi-dir. «В чистом поле (на равнине) лежит толстая дубинка. Это ёжик». Сравни с хакасской: Cazida caglig toqpag cadir. Cilan. «В чистом поле (на равнине) лежит толстая дубинка. Змея». Казахской: Dalada zabuli toqpaq zatir. Kirpi. «В чистом поле (на равнине) лежит дубинка, покрытая попоной. Ёжик».

В других случаях также явно видны близкие структурные и семантические параллели, например (CC, 119/143): Aq kmening avzu yoq. Ol yumurtqa «Здание с белым сводом не имеет рта/входа. Это яйцо». Сравни с казахской: Auzi biten aq otau. Zumirtqa «Белая юрта – рот/вход закрыт. Яйцо». Татарской (Qazan Tatar): Ber aq y bar, kerege isegi yuq. Yomirtqa «Есть белый дом, а входной двери – нет. Яйцо».

(CC,120/145) Burunsizbuz teser. Ol qoy bogu«Безносый (он без носа) пробивает лёд. Это овечий помёт». Ср. с татарской (Qazan Tatar): Borinsiz cipciq boz tis. Tamci. Башкирской (Baskir): Boronho turgay bo tisr. Tamsi. Казахской (Qazaq): Murinsiz muz tesedi. Tamsi. «Воробей без клюва пробивает лёд. Капля».

(Загадка о птичьем молоке: Cенде, менде йох (у тебя, у меня – нет (его); сенъгир тавда йох (в заоблачных горах – нет (его); у:тлу: ташда йох (в проторённых (обработанных на каменных (римских) дорогах в городах (камень как стройматериал) – нет (его); къыпчакъда йох (у кыпчаков (даже у кыпчаков!) – нет (его). Отгадка: птичье молоко).

Религиозные тексты

На момент создания Книги миссионеров «Missionaries’ Book», попытки обратить половцев (куманов) в христианство имели уже значительную историю. Куманский епископат (episcopatus Cumanorum), похоже, существовал уже примерно в 1217–1218 году. Особенно заинтересованными в этом обращении, по ряду внешне- и внутриполитических соображений, были римские папы и венгерские короли. К программе были привлечены Доминиканский и Францисканский монашеские ордена. Новый толчок куманская миссия получила после обращения в 1227 году одного из половецких вождей по имени Borc/Bortz, и его сына Membrok'а, а также значительной части их соплеменников. Роберт, архиепископ Эстергома (Венгрия), получил благословение папы на поездку в Куманию с этой целью (с целью обращения половцев). Эта миссионерская деятельность не угасла и после монгольского нашествия. К 1287 году Францисканская миссия процветала под покровительством Чингизидов. Они имели церковь и странноприимный дом в Каффе и собственную часовню в административном центре Крыма Солхате. В ней приняла крещение Yaylaq, супруга Ногая (мятежного монгольского темника, самого могущественного властителя причерноморских степей конца XIII века). Из Крыма миссии направлялись в более северные кыпчакско-татарские области.

Религиозные тексты Кодекса содержат проповеди, которые могли быть полезны для вновь обращённых: 10 заповедей, Символ Веры, различные псалмы. Здесь приводится подборка для иллюстрации (CC, 132/184–185): Tengrini svgil barca stnde «Любовь к Богу превыше всего» /// Tengrining ati bile anticmegil  «Не поминай имя Господа всуе» /// ulu kn avurlagil «Помни субботу, чтобы соблюдать её святость» /// atangi anangi xormatlagil «Почитай своих отца и мать» /// kisini ltrmegil «Не убий» /// ogur bolmagil «Не кради» /// (h)ersek bolmagil «Не совершай супружеской измены» /// yalgan tanixliq bermegil «Не лжесвидетельствуй» /// zge kisining nemesi suxlanmagil «Не пожелай дома твоего ближнего» и т.д.

Заповедь «Не сотвори себе кумира» странным образом отсутствует. Зато есть ряд других, например: sevgil sening qarindasin sening kibi «Возлюби брата своего как самого себя».

(CC,124/167) «Ari Augustus alay aytir: yazuqlu kisi, kim tiler kensi yazuqin aytma(ga), necik Tengri tiler daxi, sening janing aringay, anga kerek trt neme burung qaygirmax kerek kirti kngl bile kensi yazuxung cn...» // «Св. Августин говорит так: грешному человеку, который хочет исповедать грехи свои, как это Богу угодно, и чтобы душа его могла очиститься, нужно (сделать) 4 вещи. Первое, нужно всем сердцем раскаяться во всех своих прегрешениях».

(CC, 121/158) «Kim egi kngl bile bizim yixvge kelse ulu kn agirlap anga bolgay alti yil bosaq» // «Тот, кто приходит с добрым сердцем в нашу церковь и почитает субботу, тому даруется прощение на 6 лет...».

(CC, 137/186, Псалом Отче, врата рая...):

«Ave ucmaqning qabagi
tirilikning agaci
yemising bizge teyirding
Yesusni qacan tuwurdung»
«Отче, ворота рая,
древо жизни,
ты дал нам свой плод,
когда дал рождение Иисусу».

 

(CC, 124/164, «Притча о прокаженных»): «Kristus alay aytti kelepenlerge: barungiz krngiz papazlarga. Ol szin Kristus bugn aytir barca yazug(li)larga kim kerti kelepenler Tengri alinda» // «Христос сказал прокажённым так: ступайте, покажите себя священникам. Эти слова Христос говорит сегодня всем грешникам, которые суть воистину прокажённые перед Богом».

(CC, 126/171, «Отче наш»): «Atamiz kim kte sen. Algisli bolsun sening [ating, kelsin] xanliging bolsun sening tilemeging necik kim kkte alay yerde. Kndegi tmekimizni bizge bun bergil daxi yazuqlarimizni bizge bosatgil necik biz bosatirbiz bizge yaman etkenlerge» // «Отче наш, сущий на небесах. Да святится имя твоё. Да приидет царствие моё. Да будет воля твоя и на земле, как на небе. Хлеб наш насущный дай нам на сей день. И прости нам наши грехи, как и мы прощаем тех, кто сделал нам зло». Это можно соотнести с несколько искажённой версией Отче наш, сохранившейся в венгерской Кумании (CC, XLIV–XLV): «Bezen attamaz kenze kikte, szenleszen szenadon, dsn szenkklon, nicziegen gerde ali kekte, bezen akomazne oknemezne ber bezge pitbtr kngon...» = «Bizim atamiz kim sen kkte, sentlessen ading, dznsen kngln nicekim zerde alay kkte, bizim ekmemizni ber bizge...kngn...»

И наконец, Символ веры (CC, 148/211–212): «Inanirmen barcaga erkli bir ata Tengrige kkni yerni barca krnr krnmezni yaratti dey. Dagi bir beyimiz Yesus Kristusga barca zamanlardan burun atadan tuwgan turur (Kuun: ata tuuptrur = ata towupturur), Tengri Tengriden, yarix yarixtan, cin Tengri (Бог) cin Tengriden, etilmey ataga tzdes tuwupturur, andan ulam bar barca bolgan-turur kim biz azamlar cn dagin bizim ongimiz kkden enip ari tindan ulam erdeng ana Maryamdan ten alip kisi bolup-turur...» // «Я верую в единого Бога Отца всемогущего, сотворившего небо и землю, и все вещи, видимые и невидимые, и в Единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия Единородного, который был рождён от Отца прежде всех времён, Бога от Бога, Света от Света, несотворенного, рожденного из той же сущности что и Отец, через Тебя всё было создано, который для нас, людей, и нашего спасения спустился с небес и через Дух Святой и от Девы Марии обрёл плоть и стал человеком...».

Существует немало других аспектов СС для дальнейшего исследования. Однако будучи ограниченными в пространстве, здесь мы коснемся лишь некоторых из них.

Заимствованные слова

В СС широко представлен словарь международной торговли, сложившийся в восточном Средиземноморье и на западе Евразии. Особенно это касается трехъязычной Книги переводчика. Термины этого словаря, как мы уже видели, большей частью имеют персидское и арабское происхождение, причем многие из них, в свою очередь, были ранее заимствованы этими языками из индийского и греческого. И если судить по СС, может создаться впечатление, что иностранные слова проникли во все сферы жизни куманов (половцев). Поэтому важно иметь в виду, что словарь куманов – городских жителей – был насыщен подобными терминами в гораздо большей степени, нежели словарь их степных соплеменников.

Полиэтнический состав населения городов Крыма несомненно добавил «иностранных» элементов в местную речь куманов. К тому же составители СС, если принять во внимание их собственное происхождение, были склонны использовать именно такие слова, и потому включили в состав своего словаря эти элементы lingua franca.

Греческие элементы

Bapas, papas, papaz «священник» < есть также в караимском (Qaraim), армяно-куманском (Armeno-Coman), мамлюко-кыпчакском (Mamluk Qipcaq), балкарском (Balqar) и турецком (Ottoman). Скорее всего, в язык куманов это слово попало непосредственно из греческого, вероятно, благодаря православным миссионерам и торговцам, бывавшим в Крыму.

Fanar «фонарь, лампа» < ср. также с османским (турецким) fener. Также есть в русском (фонарь), языке казанских татар и карачаево-балкарском.

K(i)lisia «церковь» < ср. с караимским kilise, карачаево-балкарским klisa, османским (турецким) kilise.

Limen «порт» < ср. с османским liman.

Mangdan «петрушка» < > араб. maqd-nis/baqd-nis, ср. также с османским maydanoz > новогреч. (Mod. Gr.)

Marul «салат-латук» < < лат. amarula (lactuca), ср. с османским marul, мамлюкско-кыпчакским (Mamluq Qipcaq) marul.

Timean «ладан, фимиам» < возможно благодаря восточнослав. timian (тимьян).

Trapes «стол».

Восточнославянские заимствования

Izba «комната, палата» (CC, 100/119 camera (лат.), hujra (перс.)) < изба «дом, баня»

Ovus «рожь» < древнерус. ov’s, рус. «овёс» ср. с караимским uvus.

Pec «печь» < печь, ср. с караим. pec.

В тюркских языках немало и других, более поздних, заимствований из современного русского.

Samala «смола» < смола, ср. с мамлюкско-кыпчакским (Mamluk Qipcaq) samala, samla, salama.

Salam «солома» < soloma, сравни с мамлюкско-кыпчакским (Mamluk Qipcaq) salam, kk salam – saman, есть также в караимском, карачаево-балкарском, в языке казанских татар и в венгерском – szalma. Связь этого слова с исконно тюркским saman «солома» неясна.

Некоторые слова являются проблематичными, например terem «часовня, молельня (шатер, библейская скиния)», а в древнерусском терем «высокий дом, двор (court), купол, сторожевая башня»; в русском «комната, особая форма здания» – греч. «комната». Но в Sagay Turkic есть trb «юрта – yurt», ср. с монг. terme «стена». Также, bulov «какое-то оружие, вероятно дубина (сравни с мамлюкско-кыпчакским (Mamluk Qipcaq) bulav, bula’u) возможно происходит от восточнославянского – булава, хотя также возможно, что заимствование произошло в обратном направлении.

Заимствования из монгольского

Кодекс (CC) содержит ряд слов, заимствованных из монгольского. Учитывая исторические контакты тюркских и монгольских народов, не говоря уже о вызывающем многочисленные споры вопросе об алтайской семье (языков), датировка и происхождение этих слов весьма проблематичны. К тому же, задача осложняется тем, что ещё до наступления XIII века в кумано-кыпчакскую конфедерацию влились многие монголоязычные или монголо- и тюркоязычные племена (монгольские племена, подвергшиеся тюркизации). Другие монгольские влияния связаны, конечно же, с эпохой гегемонии Чингизидов. Существует много пластов, отражающих кумано-кыпчакско-монгольское языковое взаимодействие, некоторые, наиболее древние из них, идентифицировать совсем непросто. Всестороннее изучение этих слов проделал Н.Н. Поппе (Poppe). Здесь же приводится лишь небольшая подборка наиболее наглядных из них:

Codex Cumanicus Монгол. яз.
abagaabaga «дядя(как родственник)»
abra- «защищать»abura- «спасать»
bilev «жернов, точильный камень»bileg, bile’, bile-, bili- «наносить на поверхность чего–либо штрихи/линии/полосы»
ceber «приятный, любезный»ceber «чистый (целомудренный), трезвый»
egeci «сестра отца»egeci < *ekeci  «старшая сестра»
elbek  «роскошно, богато»elbeg   «роскошно, богато»
kenete «внезапно, вдруг»genete, genedte «внезапно, вдруг»
maxta- «хвалить»magta-, maxta-, maqta- «хвалить»
nger «друг, товарищ»nker  «товарищ, спутник»
olja «военная добыча»olja «добыча, награбленное»
bge «дедушка(как родственник)»ebge < *ebke «дедушка(как родственник)»
qaburga  «ребро»qabirga   «ребро»
silevsn «рысь»silegsn   «рысь» и т.д.

(здесь можно посмотреть таблицу сравнения некоторых современных турецких и монгольских слов).

Среди спорных слов можно отметить куманское слово bagatur, перс. bahadur, монг. bagatur «герой», которое Поппе считает изначально монгольским. Клосон (Clauson), однако, полагает, что это очень древнее внутренне-азиатское (Inner Asian) культурное слово, восходящее к языку хуннов (Hsiung-nu). Куманское qarav, qarov «компенсация, награда, возмездие» (CC, 43/46 premium (лат.), jaza (перс.) и qarav berrmen «я прощаю, освобождаю от (обязательства)»; (retribuo (лат.), miamorzm(перс.), ср. с караимским qaruv «ответ», монг. qarigu, xarigu «ответ, возврат, расплата, возмездие». Куманское tepsi «тарелка, блюдо» (во многих тюркских наречиях), монг. tebsi «большая продолговатая тарелка, деревянная тарелка, поднос, кормушка» < китайск. tieh-tzu, средне-китайск. dep tsi. Неясно и происхождение слова (CC, 90/105) bogavul/bogawul «служащий, служка в суде» placerius, tatawul, сравни с чиновничьей должностью в государстве ильханов (Иран) bukawul/buqawul «возможно, главный казначей».

Арабские элементы

Арабские элементы, как мы уже видели, неплохо представлены во всех социолингвистических категориях Книги переводчика («Interpretor’s Book»), как и в Кодексе в целом. Это одно из следствий сильного мусульманского политического, торгового и культурно-религиозного влияния в Крыму. О том, что употребление этих слов не было ограничено рамками мусульманского населения региона, говорит их присутствие в караимском и армяно-куманском языках вопреки всем религиозным различиям. Особое внимание в этой работе уделяется арабским словам, которые вошли в язык куманов через персидское посредничество. Вот несколько примеров: alam «знамя» < араб. ‘alam, albet «конечно, безусловно» < араб. albatta, azam «человек» < adam, seriat «судья» < аrab. sar‘iyyah «мусульманское право, закон». Подобное использование специфических мусульманских терминов в более широкой категории заметно также и в «Толковании языка половецкого» (Tolkovanie jazyka poloveckogo) (XIII век? См. ниже): alkoran «закон» < al-qur’an (Коран), elfokaz «учители и великие толковники (tolkovnici)» (< al-fuquha «юристы, специализирующиеся на религиозном праве»). Xukm «суждение, решение» (< араб. hukm), hakim, xakim «доктор» (< аrab. hakim), aziz, haziz «редкий, ценный, паломник, святой, священный» (< араб. ‘aziz), nur «свет» (< араб. nur), safar «путешествие» (< араб. safar), seir «поэт» (< араб. si‘r «поэзия», sa‘ir «поэт»), tafariq (CC, 132/184, tafsanyt) «разница, различие» < (араб. tafriq, мн.ч. tafariq «разделение, различение»).

Персидские элементы

Персидский язык, игравший важную роль (lingua franca) в межнациональном общении на мусульманском Востоке, присутствует и в CC. В предыдущем тексте многие из них уже были указаны, так что здесь приводится лишь краткая подборка: daru «лекарство» (< перс. daru), drust «истинный, верный» (< перс. drust, durust), bazar «базар, рынок» (< перс. bazar), bazargan «купец, торговец» < (перс. bazargan), hergiz, herkiz «никогда» (< перс. hargiz «всегда, постоянно»), jahan, jehan «мир, вселенная» (< перс. jahan, jihan), jigar «печень» (< перс. jigar), piyala «кубок, бокал» (< перс. piyala) и т.д.

Еврейские, сирийские (Syriac) и др. элементы

Как уже отмечалось ранее, куманское sabat kn «суббота» в конечном счёте происходит от еврейского sabbat, правда, скорее всего через хазарское посредничество. Имя (CC, 143/202) Hawa/Hava «Ева» в своей еврейской форме (Hava) употребляется чаще, чем более ожидаемое Eva. Интересно, что и слово Мессия («Messiah» – Помазанник) является в своей сирийской (Syriac) форме, или в форме, производной от неё: (CC, 138/189) misixa < сир. Mesiha.

Есть также ряд слов неопределённого происхождения. Среди них (CC, 160/222) kesene «надгробная насыпь», сохранившееся в карачаевском (и балкарском): k‘esene, kesene «кладбище, гробница». Лигети предполагает его кавказское происхождение, но не приводит других доказательств. Зайончковский согласен с версией Pelliot о более древней, персидской этимологии: kasana «маленький дом». Но не совсем понятно, каким образом куманская форма могла произойти от персидской.

Авторы Книги миссионеров («Missionaries’ Book») создали или разработали особый христианский словарь. Определённые религиозные термины были, конечно же, известны куманам, учитывая их внутренне-азиатское (Inner Asian) историческое наследие и продолжительные контакты с различными религиями.

Так, слова tamu, tamuq, tamux «ад», ucmaq «рай», заимствованные из языка согдов (tamw, ‘wstmg) или какого-то другого иранского языка, были уже хорошо знакомы и осмыслены, так что в специальной христианской форме не было необходимости. Эти и некоторые другие древнетюркские слова получили особый христианский оттенок значения, например bitik (< biti- «писать» < средне-китайск. piet «кисть (видимо, которой писались иероглифы)», «нечто написанное, книга» теперь означало также «Книга (с большой буквы)» т.е. Библия, Священное Писание. Другие христианские термины были переведены на тюркский буквально, например Bey(imiz) Tengri «Dominus Deus (Всемогущий Бог)», clk «Троица», ari tin «Святой Дух», kktegi xanliq «Небесное Царство» и т.д. Интересно, как (не являющееся изначально куманским) употребление слова yix v (< iduq ev «святой, священный дом») «церковь» (присутствует в караимском как yeg’v «церковь») обнаруживает семантическую параллель в венгерском egyhaz «церковь», букв. «святой дом»). Понятие «спаситель» было дословно переведено на тюркский: (CC, 122/160) «Yesus Christus bitik tilince, tatarca qutqardaci, ol kertirir barca elni qutqardaci» // «Иисус Христос, на языке Библии, по-татарски – qutqardaci (Спаситель), что означает Спаситель всех людей».

Календарь куманов (см. выше) демонстрирует отсутствие как христианского влияния, так и влияния китайско-тюркского 12-летнего животного цикла. Это архаичная система, похоже, типична для северной части тюркского мира, из которой и происходят кыпчаки.

Другим примером проявления более древней тюркской культуры можно считать слово qam «колдунья» < qam «шаман, колдун, предсказатель, волшебник».

Куманские документы, современные CC

Несколько кыпчакско-арабских грамматик/словарей (в которых присутствуют иногда и другие языки) появились в землях мамлюков в XIV–XV веках. Близки по содержанию к CC, хотя и отличаются от него по формату: 

  • Kitab al-Idrak li’l-Lisan al-Atrak (1313 или 1320), написанная Abu Hayyan'ом (1286–1344); 
  • Kitab Majmu‘ Tarjuman Turki wa ‘Ajami wa Mugali wa Farsi (ныне датируемая 1343);
  • Kitab Bulgat al-Mustaq fi Lugat at-Turk wa’l-Qifjaq, написанная Jalal ad-Din Abu Muhammad ‘Abdallah at-Turki (которую можно датировать не ранее конца XIV века и точно не позднее середины XV века);
  • At-Tuhfah az-Zakiyyah fi’l-lugat at-Turkiyyah неизвестного автора (написана до 1425)
  • Аl-Qawanun al-Kulliyyah li-Dabt al-Lugat at-Turkiyyah, написанная в Египте в эпоху Тимура (вторая половина XIV века). 

К этому списку, наверное, можно добавить и пока лишь частично опубликованный 6-язычный Rasulid Hexaglot (датируемый 1360 годом), который содержит словари арабского, персидского, двух тюркских диалектов (один из которых определённо огузский, а другой рассматривается как кыпчакский или смешанный восточноогузско-кыпчакский диалект), греческого, армянского и монгольского языков.

Существуют также фрагменты кумано-русских словарей, таких как: «Се татарски язык», который был обнаружен в новгородском летописном сборнике XV века* и «Толкование языка половецкаго», найденный в Четьи-Минеях XVI века**. Хотя их создание, несомненно, относится к более раннему периоду.

*Русско-татарский словарик «Се татарский языкъ», содержащий 27 слов, 6 фраз и 18 числительных, находится в составе сборника XV–XVI веков, некогда принадлежавшего библиотеке Софийского собора в Новгороде.

**В рукописи «Четьи-Минеи» 1559 года, принадлежавшей митрополиту Макарию, на обороте 603 листа расположен текст, называющийся «Толкование языка Половецкаго. Первые по половецки, а опосля русски» и содержащий 17 слов.

Наконец, следует сказать о переводе на кыпчакский поэмы Саади Гулистан, выполненном Сайфом Сараи в Каире в 793/1390–1391.

Оригинал статьи на английском языке: Codex Cumanicus
(Нет голосов)

  • Нравится

Комментариев нет