Расширенный поиск
11 Декабря  2017 года
Логин: Регистрация
Пароль: Забыли пароль?
  • Керек ташны ауурлугъу джокъ.
  • Аджашхан тёгерек айланыр.
  • Башы ишлегенни, ауузу да ишлер.
  • Джюз элде джюз ёгюзюм болгъандан эсе, джюз джууугъум болсун.
  • Джангыз торгъай джырламаз.
  • Кимни – тили, тиши онглу, кимни – къолу, иши онглу.
  • Гугук кесини атын айтыб къычыргъанча, мен, мен деб нек тураса?
  • Ауузу аманнга «иги», деме.
  • Джуртун къоругъан озар.
  • Байны къызы баймакъ болса да, юйде къалмаз!
  • Ач да бол, токъ да бол – намысынга бек бол.
  • Накъырда – кертини келечиси.
  • Иши джокъну, сыйы джокъ.
  • Ёгюзню мюйюзлери ауурлукъ этмейдиле.
  • Олтуруб кёрюнмей эди да, ёрге туруб кёрюне эди.
  • Тил – кесген бычакъ, сёз – атылгъан окъ.
  • Гыдай эчки суугъа къараб, мюйюзле кёрмесе, джашма алкъын, дегенди.
  • Къуллукъчума, деб махтанма, къуллукъ – хаух джамчыды!
  • Къулакъдан эсе, кёзге ышан.
  • Кёзню ачылгъаны – иги, ауузну джабылгъаны – иги.
  • Малны кют, джерни тюрт.
  • Бек анасы джыламаз.
  • Джангыз терек къынгыр ёсер.
  • Джаш болсун, къыз болсун, акъылы, саны тюз болсун.
  • Билим насыб берир, билим джолну керир.
  • Ашына кёре табагъы, балына кёре къалагъы.
  • Аман эсирсе, юйюн ояр.
  • Ач отунчуну ачыуу – бурнунда.
  • Сёз къанатсыз учар.
  • Иги бла джюрюсенг, джетерсе муратынга, аман бла джюрюсенг, къалырса уятха.
  • Къолунгдан къуймакъ ашатсанг да, атаны борчундан къутулмазса.
  • Сабийни джумушха джибер да, ызындан бар.
  • Огъурлуну сёзю – суу, огъурсузну сёзю – уу.
  • Къумурсхала джыйылсала, пилни да джыгъадыла.
  • Соргъан айыб тюлдю, билмеген айыбды.
  • Таукелге нюр джауар.
  • Къартны бурнун сюрт да, оноугъа тут.
  • Къартха ушагъан джаш – акъыллы, джашха ушагъан къарт – тели.
  • Тенгни тенглиги джашай барсанг билинир.
  • Джолунга кёре – джюрюшюнг, джагъанга кёре – юлюшюнг.
  • Хоншуну тауугъу къаз кёрюнюр, келини къыз кёрюнюр.
  • Тюкюрюк баш джармаз, налат кёз чыгъармаз!
  • Айран тёгюлсе, джугъусу къалыр.
  • Къая джолда джортма, ачыкъ сёзден къоркъма.
  • Ышармагъан – кюлмез, кюлмеген – къууанчны билмез.
  • Ана кёлю – балада, бала кёлю – талада.
  • Арпа, будай – ащды, алтын, кюмюш а – ташды.
  • Тенги кёбню джау алмаз, акъылы кёбню дау алмаз.
  • Хунаны тюбюн къазсанг, юсюнге ауар.
  • Кёлсюзден сёзсюз тууар.

Управляя пространством

10.10.2017 0 246  Койчуева З.
Валентина Борисовна Аджиева уже не раз привлекала к себе мое внимание как очень обаятельная, талантливая художница, в силу своей активной творческой и выставочной деятельности получившая известность и признание в среде ценителей изобразительного искусства. Уже в начале творческого пути по первым пленэрным работам «Зимний пейзаж», «Осень», «Закат», «Старый город», «Горный пейзаж» было заметно, что в ней крепнет талант незаурядного художника-пейзажиста, не вызывающего сомнений в своей высокой одаренности. Пейзажист по призванию, она пишет и натюрморты, увлекается жанровой живописью, применяет силу своего дарования в новом модном направлении - интерьерных модульных картинах или, как еще их называют «арт-панелях». 

В мастерской художницы Аджиевой Валентины Борисовны

Широкий диапазон работ художницы доставляет постоянное удовольствие возможностью наслаждаться поисками и решениями автора в области личностного самовыражения. Открытые яркие и при этом очень гармоничные сочетания, редкая для республиканской живописи техника работы мастихином вызывают восторженность и непроизвольное желание потрогать, так сказать, «попробовать на вкус» произведения автора.

Аджиева В.Б. «Между светом и тенью» 2010. (холст, масло)

Чаще всего художница обращается к очень популярному в регионе жанру - высокогорному пейзажу - и применяет при этом сочетание различных стилей исполнения, в том числе - широкой кистью и мастихином. Созданные ею картины «Осень», «Зимний пейзаж», «Солнце в лесу», «Между светом и тенью», «Солнце в горах» оставляют впечатление невероятной легкости и эмоциональной раскрепощенности. Сиюминутность запечатленных моментов настолько искренна и искрометна, что не дает зрителям возможности вернуться к только что возникшим эмоционально-визуальным переживаниям. 

Мир красок художницы невероятно ярок и жизнерадостен. Легкость, с которой порхает в ее руке мастихин, нанося и перемещая красочные слои, конечно же, обусловлена творческой неудержимостью, большим опытом и необыкновенной чувствительностью автора к цветовым коллизиям масляных красок. Валентина с легкостью предвидит результат использования тех или иных эффектов в движении своих инструментов. От того, в каком направлении ложатся краски на холсте, меняется поток воздушной среды относительно ее полотен, кружась, сгущаясь, рассеиваясь, становясь как бы перспективным продолжением произведения. На первый взгляд, композиции ее экспрессивных работ «А-ля прима по-Врубелевски», кажутся несколько дробными как в отношении рисунка, так и в отношении светового построения, за счет чего внимание зрителя рассеивается по всей поверхности полотна. Но при определенном опыте и внимательном рассмотрении проясняется кристаллическая сложность цветовой мозаики, подобранной художницей и глубокая сбалансированность направляющих движений красочного потока. Примером таких решений могут служить картины: «Настроение», «Забытое», «Джер бла суўу», «Поток», «Вопреки», «Лунный вечер», серия «Забытые кувшины». 
Стиль изобразительного мастерства художницы неподражаемо индивидуален. Концепция ее творчества заключается в стремлении запечатлеть и поделиться со зрителями красотой и своеобразием природы родного края, всего окружающего мира в целом, независимо от избранных ей ландшафтных мотивов. Она закладывает свое собственное эмоциональное отношение к тому, о чем и как пишет. И это эмоционально-стилистическое наслоение обуславливает особую чувствительную составляющую ее произведений. 

Аджиева В.Б. «Джер бла суўу» 120х80, 2007 (холст, масло)

Такие пейзажи, как «Дождь в лесу», «Солнечный день», «Тепло и холод», «Благодать», «Горный пейзаж», «Махар», «Осень в Домбае», «Теберда», «Прошлое», несмотря на обыденность сюжета, обладают редким качеством - неотразимой притягательностью. Им свойственен возвышенный, торжественный, радостно-ликующий тон и захватывающая зрителя чарующая природная гармония. Творческой лабораторией художницы становятся опушка леса или тихая талая низина, излучина бурной реки или берег высокогорного озера, заснеженная горная вершина или прохладное скалистое ущелье. Многочисленные этюды к картине «Первый снег» являются не только свидетельством «неустанных творческих поисков, постоянного, непрекращающегося изучения родной природы», но и серьезной творческой заявкой на будущие картины. Неиссякаемый жизненный оптимизм, чистая как родник искренность, несомненный талант и высокое исполнительское мастерство составляют основу притягательности искусства этого мастера. Именно за такие качества ее картины признают и ценят зрители. 

Крупноформатные, очень интересные, свежие, яркие, спринтерские, полотна Аджиевой, обладающие всеми качествами современного письма, тем и хороши, что не допускают «замученности» в своем исполнении. Написанные импасто, атмосферные пейзажи позитивны, свежи, выгодно отличаются оригинальностью, динамикой, экспрессией и близки современному импрессионизму. Художница выработала индивидуальный стиль и, в отличии от многих коллег по цеху, топчущихся вокруг одной «идеальной» для них палитры, легко трансформирует его на различные колористические составляющие, обогащая широту охвата явлений, поисков, отражений своего мастерства. 

Приверженность идеям реалистической живописи и реализация своего видения разных форм жизнедеятельности, смена сложившихся в живописи фундаментальных установок и представлений Себя воспринимающей на изучение Себя транслирующей ярко и эмоционально обусловлена, в первую очередь, возрастанием ее личной инициативы и творческой активности. Но это нормальное явление для талантливого художника, как и тот факт, что одаренный человек по мере жизни меняется, развивается и совершенствуется в прекрасном мире изобразительного искусства. 

Аджиева В.Б. «Теберда» 60х80, 2015 (холст, масло)

Родной край исхожен вдоль и поперек, но художницу влекут заманчивые и загадочно красивые просторы жанровой композиции: «Ноябрь 1943», «Долгий путь», «Легенды гор», «Родина предков», «Забытый кувшин», в которых она раскрывается как зрелый, сложившийся мастер академической композиции. Сюжеты некоторых ее тематических картин предназначены для самостоятельного интерпретирования зрителями, и только тогда они приобретают свой истинный временной и субъективный смысл. 

Раскрывая все новые и новые возможности масляной живописи, художница стала больше внимания уделять сочетаниям цветов и фактур, авторскому стилю, эмоциональности изображения. Рисуя ярко, выразительно и торжественно, акцентируя внимание на особо понравившихся моментах, она открыто и с удовольствием приглашает зрителя в союзники, вовлекает его в искрометное соревнование игры воображения и разума: «Между светом и тенью», «Солнце в горах», «Горный пейзаж», «Земля предков».

Аджиева В.Б. «Родина предков», 2011 (холст, масло)

Техника живописи мастихином или художественным шпателем пришла к нам из Испании в ХХ веке и поначалу применялась в масляной живописи для подмалевка, нанесения основных, базовых красок и ударных цветовых акцентов на картине. Но со временем она раскрыла свои замечательные возможности и стала использоваться художниками не только при работе маслом, акрилом, акварелью, но и в других, уже современных видах и материалах изобразительной деятельности. Мастихиновая живопись отличается глубокими, насыщенными цветами и сложными, выразительными фактурами, что дает художникам возможность моделировать динамическими мазками, создавать крупные, яркие формы на среднем и переднем плане, наносить краску тонким слоем или плотными, пастообразными мазками. 

Писать картины мастихином – дорогое удовольствие и далеко не каждый художник может позволить себе подобную роскошь. А, начав, мало кто удержит в руках управление этой необузданной масляной стихией, сохранив воздух, подвижную, зыбко перемещающуюся по полотну вслед за движениями мастихина атмосферу. Не «сбиться с пути» и удержаться от заигрывания с палитрой очень сложно. По сути, для усиления эффекта света и фактуры, мастихин требует густой, сочной накладки красочного слоя, чем достигается большая рельефность изображения. И, как правило, применяется на завершающем этапе написания, потому что в дальнейшем переписать такое полотно не представляется возможным. И сама Валентина, как совершенно эмоциональный художник, неоднократно заявляла, что ее картины должны «или нравиться», «или нет». 

Большие, близкие к монументальности картины очень трудно фотографировать. Компонуя кадр и бесконечно меняя положение камеры в поисках лучшей точки для съемки, мы иногда даже попадали на отличный «момент». Но возникал вопрос: как быть с охватом всего полотна, с тем, что по замыслу и исполнению художницы этот особый момент и окружает?

Рельефные, текстурные, с применением различных техник исполнения, отличающиеся размашистостью письма и всевозможными творческими интерпретациями картины Аджиевой разрушают все законы «удобной» компоновки. Со временем на базе ее работ придется снимать не фотографии, а короткометражное видео и, для полного и реалистичного отражения складывающегося впечатления, собирать трехмерное изображение. Но, к сожалению, мы пока не владеем такими технологиями, и наслаждаться ее полотнами, конечно, лучше на выставках и только вживую. Потому что помимо всего перечисленного, они дышат, отвечают переменам освещения, раскрываются, играют в пространстве и имеют такую глубину, которую сама талантливая художница подчас закладывает спонтанно и неосознанно. 

Аджиева В.Б. «Лунный вечер», 2016 (холст, масло)

В ее работах изобразительное искусство, всегда отражавшее окружающую действительность, приобрело новые формы. Наитие, дар, мастерство и способность доверять своим чувствам благотворно соединились, и за последнее время в художественном стиле произошли заметные изменения. В сторону отошли дробные, многоэтапные переходы, придававшие, впрочем, особую подвижность, зыбкость и романтичность картинам. На их смену пришли решительные, не всегда оправданные, грубые контрасты «усталого профессионализма», мастерски раскидывающего по полотну акценты света и тени. Этюдная стремительность, длинные или короткие структурные мазки, как гребни, выступающие над поверхностью холста, следы широкой кисти и мастихина, создавая трехмерный эффект, придают еще большую выразительность. Присутствующие тенденции импрессионизма, жизнерадостное восприятие мира, новые формы, активная работа со светом и пространством придают живую достоверность изображению, радуя зрителя мажорными настроениями.

Как и художники-импрессионисты, Валентина любит писать на пленэре, творить на природе, рисуя с натуры и стараясь запечатлеть в работах свое собственное восприятие. Возможность рисовать при естественном освещении и в естественных условиях придает ее картинам прекрасные черты реализма, далекие от академической идеализации. На основе того же реализма в ее творчестве сформировались уникальные лирико-романтические, декоративные, импрессионистические образные структуры, позволяющие проследить эволюцию духовной культуры через призму преемственности изобразительных традиций. Валентина Аджиева - настоящий, глубоко национальный и современный художник, опирающийся на творческое наследие мировой культуры, опыта старшего поколения региональных художников и активно влияющий на трактовку этнографизма в лирике современного высокогорного пейзажа.

Аджиева В.Б. «Тепло и холод», 2015 (холст, масло)


P.S.

По давно сложившейся традиции, с каждым художником, о котором я пишу, затеваю короткое неофициальное интервью. Вот и у Вали, по старой дружбе, спрашиваю, о чем она думает, когда пишет картины?

- Ни о чем не думаю, мне просто очень нравится писать.

- А где больше нравится работать?

- На пленэре. 

- А как выбираешь тему?

- Иногда задумываю, иногда спонтанно получается: что-то понравилось и «пошло». Я пишу быстро, на одном дыхании, пока мне интересно и очень редко что-то дописываю после того, как картина уже высохла. Воспринимаю это как вторжение в уже сложившуюся среду. 

- А что, если картина не понравится тебе или заказчику?

На что стоявшая у мольберта Валентина, помахав кисточкой, ответила:

- Если что не так, то мне легче выбросить полотно, чем переписать его по-новому.

Вот такие они, эти загадочные художники.

- А знаешь ли ты тех, кому нравятся твои картины? Интересуешься ли ты их мнением, впечатлениями?

- Многих из постоянных поклонников моих картин я знаю и, конечно, интересуюсь их мнением. Критики не боюсь и очень люблю, когда хвалят искренне, и видно, что людям действительно нравятся мои картины.

- О чем мечтаешь?

- Мечтаю о большой светлой студии, где много готовых холстов, несколько видов разнообразных масляных красок, мастихинов, кистей. От себя уже добавлю: «…и как тени скользят доброжелатели, затаив дыхание, ждут, когда же меня посетит вдохновение, и я начну писать сразу на нескольких холстах, как великие шахматисты, разыгрывая сюжеты по разным направлениям…». (Хорошо, что автору можно чуточку вмешаться и добавить отсебятины). И можно всегда прийти и поработать. Посмотреть журналы, каталоги современного искусства. 

- А что ты пожелаешь себе, Валентина?

- Чтобы были силы и главное - желание работать, писать картины.

Хотела я еще спросить о том, сколько художник должен проводить времени в мастерской? И сама же ответила на этот вопрос: Валя практически живет в своей мастерской. Вернее, превратила свою жизнь в мастерскую постоянного творческого поиска. Она не делит свое бытие на время, отведенное быту или искусству, она свободно в нем существует, растворяется в запахах красок и масел, пятнах цвета и бликах на расставленных повсюду холстах. В аккуратно отрезанном ломте хлеба она видит просторы своего будущего полотна. И в это бытие органично вплетаются родные и близкие, гости, друзья, сон, завтрак, работа, прогулки по городу, поездки на выставки и так далее. Как за пчеловодом летают прирученные им пчелы, так и за Валей летает ее собственный творческий мир, окружает ее, лаконично вплетается в работу с учениками, общение с коллегами. И ни один порыв творческого самовыражения не останется не воплощенным, потому что всегда у нее под рукой холсты, кисти и краски.

Аджиева В.Б. «Благодать», 2015 (холст, масло)


Литература:

1. Койчуева З.К. Художники-педагоги Карачаево-Черкесии: Гаджиев Магомед-Зериф и Аджиева Валентина Борисовна. Поиск Истины – Дагестан. Дагестанское отделение Международной Лиги Защиты Культуры. Научно-художественный журнал (искусство, религия, история).  Махачкала, 2011. № 29, 70с. http://v-svjatogor.narod.ru/
2. Койчуева З.К. Этнические и нравственные составляющие изобразительного искусства Карачаево-Черкесии. Монография.  Карачаевск: изд-во КЧГУ, 2011.  296 с.: ил.
3. http://www.elbrusoid.org/articles/iz_iskus/
4. https://cyberleninka.ru/article/n/tvorcheskie-izyskaniya-v-razlichnyh-zhanrah-hudozhnikov-karachaevo-cherkesii



к.п.н., доц. Койчуева З.К,
Карачаевск

(Голосов: 6, Рейтинг: 4.83)

  • Нравится

Комментариев нет